Методы борьбы с глобальной финансовой нестабильностью

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории
Россия, Московский авиационный институт (технический университет)

Аннотация

Анализ мер, совместно разрабатываемых и принимаемых странами-участницами G20 для достижения финансовой стабилизации; исследование дисбалансов торговых и капитальных потоков в мире; выделение основных тенденций в развитии современного мирового хозяйства - вот перечень вопросов, рассматриваемых в статье. Фактическим материалом служат решения, принятые на саммитах «Большой двадцатки» (G-20), и их практическое выполнение рядом стран-участниц.

Ключевые слова

дополнительный налог на финансовые операции, «стресс-тесты» ведущих банков, повышение капитализации банков, долгосрочная эффективность вложений, бюджетная стабилизация, «Большая двадцатка», международное финансовое регулирование, мировые торговые и капитальные потоки, дисбалансы, национальная принадлежность капитала, глобальная эффективность вложений.

Рекомендуемая ссылка

Ермолаева М.Г.
Методы борьбы с глобальной финансовой нестабильностью// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №5 (5). Номер статьи: 0504. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/0504/

Проблема торговых и бюджетных дефицитов разных стран мира серьезно обострилась в связи с текущим мировым финансовым кризисом, потребовала выработки ответных мер противодействия дисбалансам в области мировой торговли и финансов как на национальном уровне экономики отдельных стран, так и в общемировом  масштабе.

Напомним, что в 2009 году мировые лидеры официально приняли решение наделить G20 статусом первостепенного глобального форума по финансово-экономическим вопросам. Лидеры «большой двадцатки» (G20) на саммите в Торонто, который проходил 26-27 июня 2010 года, согласились сократить дефицит бюджета в развитых странах — членах G20 к 2013г. Сокращение должно начаться с 2011г., а к 2016г. стороны обязались стабилизировать свои дефициты и объем госдолга. Одновременно развивающиеся страны должны будут увеличивать внутренний спрос. Все участники G20 должны в ближайшее время наметить системные реформы в своей экономике — от пенсионной сферы до снижения барьеров для бизнеса.

Страны «большой двадцатки» (G20) на саммите в Торонто договорились также унифицировать финансовую отчетность в 2011г. Соответствующее заявление содержится в итоговом коммюнике саммита. На основе какой системы будет унифицирована отчетность, остается предметом переговоров.

Участники саммита не стали принимать решение о введении дополнительного налога на финансовый сектор. В коммюнике содержится фраза о том, что финансовые институты должны нести бремя затрат, которые правительства потратили на их спасение или улучшение ситуации, но способы возложения такого бремени могут быть различными. G20 допускает введение налога на банки в отдельных странах в соответствии с решениями национальных правительств [1].

Говоря о возможном введении дополнительного налога на финансовые операции, помощник президента. А.Дворкович отметил, что «если вводить его, то необходимо делать это везде». В противном случае активы будут уходить в те страны, которые отказались от этой меры. «Поскольку все понимают эту зависимость, скорее всего, налог не будет введен», — сказал помощник президента. Он также признал, что слишком жесткие меры, введенные на территории стран-партнеров, могут помочь России в формировании мирового финансового центра. «Если меры будут избыточно жесткими, это поможет нам быстрее реализовать свои планы. Но это не является обязательным условием», — заключил А.Дворкович [2].

Урезание расходов и выделение 700 миллиардов евро помогут, по мнению главы Европарламента Ежи Бузека, вернуть стабильность экономике еврозоны [3]. Поддержка экономике и валюте Европейского союза будет осуществляться в три этапа. Первый этап — доверие к евро. В ряде государств-членов ЕС (например, Греции) были предприняты попытки сократить бюджетные расходы Вместе с тем со стороны ЕС этим странам была оказана поддержка за счет формирования европейского стабилизационного фонда в 700 миллиардов евро, обеспечивающего продвижения к бюджетной стабилизации.

Второй этап — это предотвращение новых кризисов в будущем на основе исследования экономического положения и анализа рисков. На саммите Евросоюза, который завершился 17 июня 2010г. в Брюсселе, лидеры стран блока решили провести специальные «стресс-тесты» для ведущих банков Старого света. Эти проверки должны оценить способность европейских банков выдержать внезапные финансовые потрясения путем учета, в частности, объемов выданных банками кредитов с высокими рисками невозврата [4].

А на длительную перспективу планируется осуществление третьего этапа, так называемой стратегии «Евро-2020», которая была принята на том же саммите и направлена на поддержание стабильного роста. «Поддержка будет оказана с помощью усиления нашего внутреннего рынка, открытия рынков странам-членам ЕС, структурных реформ, через инвестиции в инфраструктуру, а также исследования развития инноваций в сфере высоких технологий», — уточнил Ежи Бузек. Долгосрочной перспективой являются конкурентоспособность ЕС, социальная интеграция европейских граждан и создание новых рабочих мест. Евросоюз намерен повысить занятость населения в возрасте 20-64 лет с нынешних 69% до 75%.

ЕЦБ принял решение выкупать государственные облигации стран еврозоны (16 стран-участниц) – в том числе Греции. Держателями ее государственных облигаций являются крупнейшие банки Германии и Франции. Пакт стабильности и роста в рамках Маастрихтского договора, который ограничивает 3% бюджетный дефицит страны-участницы ЕВС и ее государственный долг 60 % национального ВВП – предполагает теперь штрафы за его нарушение. Штрафы будут взимать с доходов по государственным облигациям, которые выпускают страны – нарушители бюджетной и финансовой дисциплины [5]. Встречные меры по абсорбированию (изъятию) ликвидности – размещение под процент в ЕЦБ средств крупнейших банков ЕС – является одним из последних решений.

В основе текущего мирового финансового кризиса лежит целый ряд причин, одни из которых могут быть урегулированы в ближайшее время, но есть также и фундаментальные противоречия, разрешение которых потребует длительного времени и серьезных усилий всего мирового сообщества.

Так, возможно довольно быстрое принятие решения национальными государствами по стимулированию банковских топ-менеджеров к долгосрочной заинтересованности в деятельности своих компаний за счет выплаты бонусов частично в виде акций компаний и за счет определения эффективности деятельности на долгосрочной основе.

Определенная эффективность может быть достигнута и в борьбе с лежащей на поверхности причиной современной кризисной ситуации – преднамеренным сокращением контроля над рынком производных ценных бумаг (деривативов), что в наибольшей степени касается США. «Ведь чтобы реализовать свои возможности по достижению высоких прибылей, банкиры резко понизили требования к платежеспособности своих должников. Это привело к накоплению непогашенной задолженности, спровоцировавшей банкротство крупных ипотечных и других финансовых институтов……непогашение вызывает через деривативы эффект домино, тем больший, чем выше пирамида вторичных бумаг» [6].  Президент США Барак Обама предлагает вернуться к американской системе специализации банков, к делению банков на коммерческие и инвестиционные, оказывать преимущественную помощь первым и контролировать спекулятивные операции вторых. Но европейская банковская система является универсальной, ей противоречит подобное деление. Как считает  профессор экономики и госфинансов университета Мюнхена Ханс Вернер Зинн: «Безудержное стремление банков к риску, спровоцировавшее кризис, объясняется недостаточным уровнем их капитала…. Склонность к риску можно подавить, только резко повысив требования к капиталу. Европа должна целиком и полностью сосредоточиться на повышении капитализации своих банков» [7].

Существуют более глубокие противоречия, быстрое разрешение которых вряд ли достижимо. К ним можно отнести распределение экономических ролей в мировом хозяйстве между США и Китаем. Вашингтон утверждает, что власти Китая искусственно удерживают юань на низком уровне, что способствует увеличению продаж китайских товаров на американском рынке и, наоборот, препятствует продажам американских товаров на китайском. Данная ситуация, по мнению американских политиков, приводит к возникновению дисбаланса в экономике и, как следствие, к значительному торговому дефициту США и профициту КНР.

По мнению главы Минфина США Тимоти Гайтнера, перекосы в валютной политике Китая оказывают давление на всю мировую экономику и реформа в этой сфере имеет критически важное значение как для Америки, так и для всего мира. При этом Т.Гайтнер не уверен, что попытки США повлиять на валютную политику КНР приведут к результату в скором времени.

В начале июня 2010 года Т.Гайтнер выступил перед американскими конгрессменами, отметив, что Китай может стать самым крупным рынком сбыта для Америки, если снимет несправедливые торговые барьеры. Согласно заявлениям министра, США поощряют экономический рост в Китае, который, в свою очередь, будет способствовать увеличению американского экспорта и созданию большего числа рабочих мест в США, но в то же время надеются, что КНР изменит политику, которая ставит американские компании в невыгодное положение [8].

В свою очередь в Министерстве финансов КНР считают, что корректировка курса юаня — это исключительно внутреннее дело китайского государства, главной задачей которого является благополучие нации. Валютная политика КНР направлена на достижение этой задачи и не должна являться заботой других государств.

В июне 2010 года финансовые власти Китая приняли решение о значительном расширении масштабов внешнеторговых расчетов в юанях. Это знаменует важный шаг на пути интернационализации китайской валюты, которая пока не является свободно конвертируемой. С июля 2009 года в КНР был запущен пилотный проект, предполагающий возможность ограниченного использования юаня во внешнеторговых операциях. В экспериментальной программе были задействованы предприятия в пяти городах материкового Китая, получившие право вести торговые взаиморасчеты в юанях с компаниями из Гонконга, Макао и стран АСЕАН. Отныне данная программа охватит уже 20 провинций, автономных районов и городов центрального подчинения страны, при этом расчеты могут вестись с любыми странами и территориями.

Как отмечают эксперты, это приведет к снижению себестоимости экспортно-импортных операций для участников программы, позволит снизить зависимость от доллара США и избежать рисков, связанных с валютными колебаниями. Нововведение было принято вслед за решением Народного банка Китая отказаться от жесткой привязки юаня к доллару с тем, чтобы повысить гибкость его обменного курса [9].

За описанными противоречиями взаимодействия стран в сфере мирового хозяйства скрываются, на наш взгляд, некоторые фундаментальные противоречия процесса глобализации, не разрешаемые традиционными мерами внешнеторговой и валютной политики.

При глобальном межстрановом производстве страна происхождения компании начинает существовать не столько за счет прямых доходов от экспорта, сколько за счет капитального потока части прибыли, поступающей от ее филиалов за рубежом. В свою очередь, глобальный финансовый рынок представляет собой самостоятельные капитальные потоки, краткосрочные спекулятивные и долгосрочные капитальные вложения, которые могут иметь национальное происхождение, но функционировать, перемещаться в зависимости от глобальной мировой конъюнктуры. Есть определенное противоречие, и оно обостряется – между национальной принадлежностью капитала и глобальной, межстрановой эффективностью вложений.

Связка национальное vs. глобальное суть сущность процесса усиления противопоставления глобальных и национальных интересов в торговых, финансовых и производственных межстрановых потоках. Региональное, интеграционное начало является по сути диффузной, переходной формой национального и глобального, которая дает возможность  сообща более эффективно расходовать ресурсы, повышать конкурентное преимущество за счет совместных действий.

Кризис обостряет вопрос национальной принадлежности ресурсов, высвечивает необходимость учета национальных интересов. Реформирование институтов международного регулирования может позволить учесть отчасти национальные интересы за счет создания более или менее прозрачной системы общих правил функционирования глобальных рынков.

К основным тенденциям современного мирового хозяйства можно отнести:

  1. Сосредоточение производства в филиалах транснациональных компаний в странах третьего мира и в странах БРИК – что позволяет экономить на заработной плате персонала, налогообложении, доставке ресурсов.
  2. Сосредоточение мировых финансовых услуг и центров в развитых странах – что определяется большей ликвидность, существованием мировых финансовых площадок, новейшими финансовыми инструментами.
  3. Сосредоточение технологической власти в развитых странах — это технологическое преимущество они стараются всемерно удерживать, так как именно оно в перспективе формирует то конкурентное преимущество, которое позволит развитым странам за счет высокой добавленной стоимости технологических разработок уменьшить торговый дисбаланс с рядом стран третьего мира.

К  новейшим тенденциям мирового хозяйства относятся, на наш взгляд, следующие явления:

  1. Всемерное усиление как общемировой специализации, так и глобальной межстрановой кооперации – отдельная страна не только будет укреплять свои глобальные конкурентные преимущества, в том числе и в поставках определенных видов сырья на общемировой рынок, но и совместно участвовать в деятельности глобальных экономических хозяйствующих субъектов, в том числе за счет создания региональных финансовых структурных объединений.
  2. Многовекторное взаимодействие стран как результат развития противоречия национального vs. глобального начала – во главе угла окажется поиск экономически эффективных и оправданных решений, выгодных в первую очередь каждой отдельной стране, во вторую очередь – каждому региональному объединению, и, в конечном итоге,  мировому сообществу. Прагматизм экономический, хозяйственный будет укрепляться, но, по возможности, без вреда для ближнего окружения.
  3. Развитие общемировых хозяйственных регуляторов, общемировых институтов и правил хозяйственной деятельности, в том числе в финансовой сфере – именно это должно позволить упорядочить деятельность глобальных игроков – хозяйственных и финансовых. Это будет живым процессом, требующим постоянного контроля договоренностей, процедуры их пересмотра и принятия штрафных санкций, процедуры урегулирования споров.
  4. Постепенное возрастание роли новых индустриальных стран, стран БРИК в производстве высокотехнологичной продукции, в оказании высокотехнологичных услуг, в размещении своих суверенных финансовых фондов на глобальном уровне всемирного хозяйства, в том числе за счет более тесной кооперации и финансовой поддержки между собой.

 


Библиографический список

  1. Страны G20 унифицируют финансовую отчетность – Top.rbk.ru /28/06/2010 – URL: http://top.rbc.ru/economics/28/06/2010/427957.shtml
  2. А.Дворкович: Спецналог для банков в рамках G8 и G20 маловероятен — Top.rbk.ru /26/06/2010 – URL: http://top.rbc.ru/economics/26/06/2010/427257.shtml
  3. Глава Еврокомиссии: Евро не умрет — Top.rbk.ru /19/06/2010 – URL: http://top.rbc.ru/economics/19/06/2010/423917.shtml
  4. ЕС впервые введет штрафы за нарушение бюджетной дисциплины — Vesti.ru /23/06/2010 – URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=371000&cid=6
  5. В.В.Шмелев, О.В.Хмыз Глобализация мировых валютно-финансовых рынков – М.: Проспект, 2010, 200 с.- с.149-150
  6. Hans-Werner Sinn A new Glass-Steagall Act? — 4 March 2010 – VOX – URL: http://voxeu.org/index.php?q=node/4710 URL:http://www.slon.ru/articles/324396/
  7. Китай: Курс юаня не должен заботить другие государства — Top.rbk.ru /18/06/2010 – URL: http://top.rbc.ru/economics/18/06/2010/423524.shtml
  8. Китай расширяет масштабы внешнеторговых расчетов в юанях — Vesti.ru /23/06/2010–URL: http://www.vesti.ru/doc.html?id=370873&cid=6