Потенциал квантового управления в решении проблем трансформации наукоемких производственных систем

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


кандидат экономических наук
Россия, Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики
rarera.@rambler.ru

Аннотация

Статья содержит анализ актуальных теоретико-методологических проблем трансформации наукоемких производственных систем в инновационной экономике России. Выявлена специфика синергетического подхода к управлению трансформационными преобразованиями, являющегося достаточно нетрадиционным для отечественной экономической науки и практики. На этом же подходе основывается метод квантового управления наукоемким производством, переживающем глубокие трансформационные процессы.

Ключевые слова

наукоемкое производство, стратегия эволюционного реформирования, квантовое управление, трансформация, бизнес-правила операционного взаимодействия, принцип внутренней мобилизации.

Категории статьи:

Рекомендуемая ссылка

Щербаков Данила Сергеевич
Потенциал квантового управления в решении проблем трансформации наукоемких производственных систем// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №12 (36). Номер статьи: 3607. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/3607/
Введение

Трансформация отечественной системы наукоемкого производства имеет свою историю. Настал момент осмысления не только ее целей, масштабов, потенциала, но и диалектики спонтанных и управляемых процессов, соотношения теоретических обоснований и практической реализации трансформационных преобразований. Сегодня перед экономической наукой встал вопрос, как соотносится эволю­ция производственной системы и ее трансформация? Будет ли иметь положительный результат управление трансформацией на основе методов экстраполяции уникального опыта Запада? В чем заключается современная специфика проявления результативности некоторых теоретико-экономических построений? Все это актуализирует появление нового, нелинейного экономического мышления, которому свойственны нетрадиционные установки на соотношение организации и самоорганизации в устойчивом развитии, на содержание и новые функции управления, которое способно охватывать более широкий контекст внешних условий, влияющих на направленность движения производственных систем и их структуру.

Экономический анализ, проникнутый идеей синергизма, органично включающий в свой арсенал такие продуктивные категории как «устойчивость и неустойчивость», «бифуркации», «аттрактор», предполагает оценку производственной динамики, во-первых, в ее уникальных ретроспективных координатах, а во-вторых, в контексте альтернативных возможностей жизнестойкого и безопасного развития.

Вместе с тем, синергетически ориентированное экономическое мышление позволит оценивать то или иное конкретное управленческое решение, избегая прямолинейного сравнения предыдущего и последующего состояний организма хозяйствующего субъекта, а также сопоставлять реальный ход последующих событий с их вероятным ходом при альтернативном ключевом решении. Очевидно, что такой подход потребует гораздо большего количества информации и больших интеллектуальных усилий ученых и практиков, занимающихся поиском совершенно необычных теоретических и организационных решений, способных влиять на судьбу производственных систем.

Роль синергетики в объяснении процессов трансформации наукоемкого производства 

В объяснении процессов трансформации наукоемкого производства на­блюдается использование широкого спектра различных подходов: ситуационного, процессного, функционального, комплексного, рационального, системного, контингентного и т.д. Понятное, с точки зрения развития научного знания, такое положение вещей не способствует решению практических задач трансформации производственной сферы, среди которых особенно актуально обоснование организационного взаимодействия субъектов управления и процессов самоорганизации элементов систем производства. Практика показывает, что бессистемные преобразования при наличии нерешенных методологических вопросов не позволяют достичь предполагаемых позитивных результатов, порождая дополнительные трудности и увеличивая издержки.

Все это обусловливает необходимость тщательного пересмотра имеющегося методологического инструментария, позволяющего осуществить анализ производственной сферы в целях выявления необходимого для структурных преобразований потенциала. Анализ современного состояния производственного менеджмента убеждает, что теория общего экономического равновесия, доминирующая в настоящее время в науке управления, не вполне адекватно отражает реалии происходящего. Ее использование не всегда приводит к желаемым результатам в исследовании микроэкономических объектов, находящихся в неустойчивом состоянии.

С другой стороны, научные и практические выводы, следующие из эволюционной теории, отличает значительный радикализм по отношению к устоявшимся идеям науки управления, стремление ут­вердить довольно нестандартные принципы и подходы. В целом, говоря о перспективах научного процесса в сфере конъюнктурных исследований, следует признать тот факт, что усложнение социально-экономических реалий определяет необходимость нового подхода, позволяющего осуществить более гибкое применение разнообразного теоретического и методологического материала. Синтез достижений теории переходной микроэкономики [1], микроэконометрики [2], микроанализа [3], когнитивной теории фирмы [4] и т.п. может обеспечить углубленную теоретическую проработку проблем структурной перестройки производственной системы в нестабильных условиях. Главный вопрос заключается в том, на какой основе будет осуще­ствлен этот синтез. Представляется продуктивным использование со­временного междисциплинарного научного направления, называемого синергетикой. Процесс осмысления специфики нового синергетического мироведения в науке начался. В нем принимают участие и гуманитарии, и естественники. Каждое из научных направлений видит в рамках синергетики новые способы решения собственных проблем. Не является исключением и наука управления. Более того, синергетический подход позволяет ученым данного направления решить целый ряд задач.

Во-первых, задачи теоретико-предметного плана. Дело в том, что синергетический подход ориентирован на изучение особого рода систем – неравновесных или неустойчивых. Синергизм, таким образом, оказывается очень актуальным для выявления специфичной предметности современного анализа разных типов систем.

Во-вторых, междисциплинарный характер синергетики позволяет органично сочетать на ее базе достижения различных научных направлений в плане изучения системных объектов, в том числе и социально- экономической природы.

В-третьих, синергетика ориентирована на изучение процессов самоорганизации и тех явлений, которые лежат в основе нелинейного развития неравновесных систем, и поэтому имеет значительный эвристический потенциал для разрешения проблем организационного воздействия на саморегулирующуюся рыночную среду, что приобретает в современных условиях огромное практическое значение.

Что касается первого обстоятельства, необходимо подчеркнуть его особую значимость для рефлексирования ситуации, связанной с современным положением наукоемкого производства России. Представление о нем как о неравновесной системе позволяет более взвешенно и оптимистично смотреть на перспективы его функционирования в настоящем и будущем. Действительно, отказ от мнения об абсолютной позитив­ной значимости устойчивого текущего равновесия производственных систем, которое еще недавно было основным и общепризнанным в науке управления, открывает новые перспективы не только в их анализе, но и в организации управляющих воздействий на них. В них начинает преобладать диагностика точек бифуркации, анализ набора траекторий флуктуаций, обусловленных не только достигнутым уровнем развития экономического организма, но и непредсказуемым проявлением свойств элементов и внутрисистемных отношений производственно-технологической среды, находящейся в неравновесном состоянии. При этом повышается значимость актуального экономического анализа, ориентированного не на жесткую детерминацию прошлым опытом, а на индивидуали­зированную способность понимания беспрецедентного.

Необходимо отметить, что действие случайных факторов в процессе эволюционного развития производственной системы признает и эволюционная экономическая теория. Эта констатация существования устойчивых случайных траекторий развития выделяет эволюционную теорию из числа других экономических учений, исходящих в своих теоретических построениях из принципа определенности процессов и явлений. Отличие синергетического подхода состоит в том, что его методологический инструментарий позволяет исследовать системные переходы, неустойчивые состояния экономических организмов, для описания которых экономическая теория еще не выработала соответствующего языка. Производственная система в своем развитии имеет такие состояния, вблизи которых системные законы, управляющие поведением, дальнейшим развитием данной системы, резко, т.е. без промежуточных переходов, изменяются. Причем изменяется не какой-то один или несколько управляющих пара­метров, а именно система управляющих «законов», обеспечивающая жизнедеятельность данной системы. Производственная система сама по себе, а не в результате управляющих воздействий, в силу внутренне присущих ей свойств, становится «вдруг» в существенной степени другой. Речь идет, таким образом, не о линейном характере какой-либо функции (какого-либо бизнес-процесса), а о фундаментальной нелинейности, присущей производственным системам в целом, отражение которой не находит места в структуре современного научного знания. Напротив, синергетический подход позволяет рассматривать процессы трансформации как элементы перехода к новым типам устойчивого роста, обусловленным необходимостью преобразования отношений «человек-система» к новой постиндустриальной цивилизации. Субъектом такого перехода как раз и могут выступить наукоемкие производственные системы, хотя сам процесс трансформации обусловлен тенденциями ускорения глобальной эволюции.

Признание методологических потенций синергизма ставит исследователя перед необходимостью определить содержа­ние и субординацию основных понятий, в которых раскрываются его тео­ретико-познавательные функции. К таковым можно отнести понятия «трансформация», «реформа», «реструктуризация». В этой связи не обойтись без рассмотрения методологических основ, раскрывающих специфику понимания сущности динамической природы производственной системы. В данном контексте производственная система может быть определена как такая совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных функцио­нальных компонентов, которая обладает способностью самовоспроизводства за счет собственных финансовых ресурсов. Выдвижение на первый план финансовых ресурсов имеет принципиальное значение, так как именно они являются объективной основой функционирования и развития производства, первопричиной кругооборота капитала, именно с их помощью обеспечивается непрерывность воспроизводственных процессов, единство субъективных и объективных факторов производства.

Кибернетические основы трансформации наукоемких производственных систем

Необходимо подчеркнуть, что понимание системности элементов наукоемкого производства лежит в русле институционального подхода или тео­рии новой институциональной экономики и, прежде всего, разработанной лауреатом Нобелевской премии Д. Нортом концепции институциональной эволюции [5]. В отличие от неоклассической доктрины, рассматривающей производственную систему как механическую общность изолированных друг от друга компонентов и выводящей ее интегральные свойства из свойств ее элементов, необходимо подчеркнуть важность связей между элементами для формирования свойств, как самих элементов, так и системы в целом. Это, в частности, позволяет в большей мере обратить внимание на изучение взаимодействия между элементами системы, используя наработки общей теории систем и кибернетики.
Безусловно, каждый элемент системы обладает имманентными свойствами как гомогенная единица и стремится к их сохранению, но следует учитывать и то, что, входя в систему, элементы приобретают особые интегративные свойства, определяемые принадлежностью их к системе. В этих свойствах нужно искать причины саморазвития экономического организма и его способности к нелинейным переходам от одного состояния к другому.

Известно, что современная теория микроэкономики утверждает в качестве своего важнейшего постулата стремление производства к равно­весию, что существенно ограничивает ее возможности развития. С другой стороны, современное производство представляет собой эволюционирующую, открытую систему, испытывающую постоянные воздействия внешней среды, вынужденную адекватно и быстро реагировать на них. Кроме того, внутри нее идут эндогенные процессы зарождения, созревания и отмирания интегративных свойств и качеств. В результате этого стремление производства к равновесию целесообразно рассматривать как кратковременное, в ходе которого влияние факторов, способствующих приближению системы к равновесию, перекрывается более мощными внешними воздействиями и, что самое главное, эндогенными силами, порождающими в системе состояние напряженности, которое реализуется в бесконечном процессе изменений и эволюции. О последнем необходимо сказать особо. Каждая система в своем функционировании и развитии претерпевает ряд модификаций, переходя из равновесного состояния к неравновесному – и обратно. Поэтому равновесное состояние представляет собой временное явление в развитии системы. Кроме того, любое устойчивое равновесие имеет несколько потенциальных преемников исходного равновесия. При потере устойчивости текущего равновесного состояния возникает ситуация выбора между возможными вариантами дальнейшего развития (бифуркация). Этот выбор частично случаен (вблизи точки бифуркации флуктуации системы резко возрастают), а частично детерминируется достигнутым уровнем экономического развития и существующей инфраструктурой. По­вторяясь снова и снова, этот выбор приводит к неоднозначным результатам, образуя эволюционный процесс, характеризуемый неопределенным будущим, коротким горизонтом видимости, структурными изменениями и отсутствием жестко фиксированного конечного состояния. Данное определение сущности эволюции позволяет говорить о возможности его применения для характеристики процессов производства инновационной продукции. В их структуре присутствуют стихийно реализующиеся новые возможности, состояния их равновесия краткосрочны, их поведение перестает быть детерминируемо предшествующим состоянием, в результате чего горизонт прогнозируемости ее будущего поведения сужается. Относительно равновесной, такая система менее стабильна, а ее структура более спонтанна. Значительную роль в ней играют самоорганизующиеся и саморазвивающиеся образования, стихийно реализующие некоторые из принципиально новых возможностей. Возникает спонтанный экономический порядок, имеющий как актуализованные, так и потенциальные (не актуализованные, но способные к актуализации) составляющие. В процессе эволюционного развития производственной системы временные и случайные состояния устойчивости сменяются периодами неустойчивого, неравновесного развития. По результатам перспективных исследований такое эволюционное движение обусловлено действием инновационной составляющей в ее функционировании [6]. Постоянное накопление нового знания в ходе эволюции и переход системы под воздействием инноваций в другое качественное состояние составляют сущность трансформации наукоемкого производства. Характерная особенность трансформации состоит в том, что она связана с изменчивостью взаимосвязей элементов системы и, поскольку процесс изменений является непрерывным, тем же свойством обладает и трансформация отношений элементов, самих элементов и вместе с ними всей системы в целом. Процесс трансформации обусловлен многочисленными факторами и в различные периоды может ускоряться или замедляться, иметь более выраженный характер или проходить в режиме единичных, и потому слабо проявляющихся изменений. Специфическая особенность трансформации как эволюционного процесса состоит в том, что она взаимодействует с системой экономических циклов. Если такого взаимодействия нет, целостность не реформируется из-за нарастания торможения экономического роста (повышение неэффективности хозяйствования), возникают структурные деформации, дефицитность ресурсов, капитала, кризис экологии, отставание развития инфраструктуры производства. Негативно сказывается отсутствие оптимального разде­ления труда и единого производственно-технологического пространства в ходе неподготовленных трансформациями реформ систем управления. Блокировка трансформационных процессов посредством проведения несогласованных с этими процессами организационно- управленческих мер приводит к явлениям застоя в развитии производственной системы, к ситуации упущенного времени для проведения необходимых преобразований.

Таким образом, трансформация, понимаемая как совокупность объективно происходящих изменений в процессе эволюционного развития производственной системы, выступает объективным основанием субъективно планируемой и осуществляемой реформы экономической системы. Это обстоятельство следует подчеркнуть особо. В процессе трансформации из одного состояния в другое одной и той же системы участвуют старое и новое в постоянной диалектической взаимосвязи. В результате этого трансформация предстает как форма жизни экономического организма. Она как сущностное свойство системы, выражающее ее способность к саморазвитию, содержит потенциальную возможность обеспечить последовательные преобразования, в том числе и направ­ленные на формирование рыночных механизмов, без обвальных кризисных последствий. Эволюционная трансформация – процесс постоянно присутствующий, непрерывный и противоречивый. Именно в ходе трансформации вызревают локальные изменения и радикальные реформы.

Стратегия эволюционного реформирования, один из примеров реализации которой дает Китай, исходит из необходимости избегать рисков, связанных с глубокими общественными изменениями, и обеспечивать политическое согласие в стране [7]. Проведение этой стратегии в жизнь позволяет сохранить в стабильном состоянии основные параметры хозяйственной среды — уровни цен, спроса и доходов. Это помогает предприятиям сравнительно безболезненно адаптироваться к новым условиям, а государству – сосредоточиться на самих реформах, не затрачивая огромных усилий и ресурсов на стабилизацию расшатывающегося народного хозяйства. Сами по себе методы реформирования, используемые в Китае, не являются единственной причиной быстрой модернизации его экономики в последние годы. Однако их вклад в общий успех реформ, несомненно, весьма значителен. Констатация нелинейного характера развития производственных систем ставит нас перед необходимостью анализа ее динамики с позиций синергетической методологии. Современные производственные системы по своему характеру являются неравновесными или динамическими. В таких системах потенциально существует ряд форм организации, которые в ней могут зародиться. Причем, какие структуры могут возникнуть в конкретном случае, определяется во многом свойствами конкретной производственно-технологической среды, а не только параметрами внешнего воздействия.
Динамика неравновесной системы, как известно, адекватно описывается с помощью ряда общенаучных синергетических терминов. При этом, говоря о нелинейной системе как о неустойчивой и динамической сущности, синергетика признает в цикле ее функционировании наличие относительно устойчивых состояний или аттракторов. Любой процесс жизнедеятельности подобной системы сопровождается флуктуациями – случайными отклонениями мгновенных значений величин от их средних значений. Именно благодаря флуктуациям достигается поступательное движение неравновесной системы к аттрактору или устойчивости. Синергетика определяет аттрактор как относительно устойчивое состояние системы, притягивающее к себе множество ее «траекторий», определяемых рамочными условиями. Функции аттрактора материализуются в факторах влияния, которые могут быть определены как такие феномены внешней среды существования системы, которые оказывают корректирующее воздействие на возможные траектории ее движения в направлении относительной устойчивости. Благодаря этому такие факторы обеспечивают целенаправленное поведение системы.

Факторов влияния может быть несколько, каждый из них, в свою очередь, имеет многочисленные вариации проявления. Комплекс таких вариативных факторов составляет в совокупности конус аттрактора. Если неравновесная система попадает в основание конуса аттрактора, то она неизбежно эволюционирует к относительно устойчивому состоянию – структуре, обусловленной данным конусом. Многочисленность возможных сочетаний различных вариаций проявления каждого из факторов предопределяет потенциальное существование некоего множества возможных устойчивых состояний системы. Множество флуктуаций и спектр потенциальных структур (конусов аттракторов), в один из которых случайная флуктуация увлекает систему, предопределяют совершенно непредсказуемый процесс поведения производственной системы после прохождения точки бифуркации. Выбор системой своего будущего устойчивого состояния жестко не детерминирован и зависит от целого ряда непредсказуемых случайностей.

Кроме того, при функционировании неравновесных систем внутри них между составляющими их элементами осуществляются процессы корреляционного приспособления. Результатом их выступают си­туации кооперативных эффектов, обеспечивающих веер таких состояний системы, который не может быть предусмотрен и жестко предопределен заранее. Резонанс функционирования частей и наличие отмеченных кооперативных эффектов является одним из важнейших проявлений самоорганизации. Что касается описания характера самого процесса жизнедеятельности системы, то он имеет волновую природу. Для понимания его протекания чрезвычайно важно представление о таком его этапе как нелинейный переход. Подобные системные переходы (или переключения систем) происходят вблизи оптимума состояния нелинейной системы. Вблизи подобных состояний системные законы, управ­ляющие поведением, дальнейшим развитием данной системы, резко меняются. Система оказывается в двух (или более) ситуациях, каждая из которых может быть выражена как специфический комплекс приоритетов или целевых состояний (аттракторов). В подобном положении она подчи­няется специфическим, слабо совместимым законам. Состояние системы независимо от управляющего воздействия становится другим и тем самым реализуется стохастический (самоорганизующийся) переход системы в другое состояние. Для понимания его особенностей или нелинейности важна констатация нескольких моментов: время, место, способ его осуществления невозможно предсказать традиционным способом, то есть исходя из первоначальных параметров системы и ее предшествующей эволюции. Специфика синергетического движения системы в период перехода из одного состояния в другое, представляет собой пульсар, в ходе которо­го выбор последующего текущего режима не выступает как результат предшествующих микроявлений, детерминированный определенным на­коплением «достаточных» условий.

Производственная система проходит ряд целевых состояний, переход к которым произволен, не однонаправлен, стохастичен, результатом чего является некая сеть нелинейного движения. Характерно, что эти состояния система содержит в себе в некоем свернутом виде. Данные состояния представляют ансамбль различной сложности: от простых, включающих только одно вероятное системное, до высоко сложных, включающих в себя более двух системных состояний. Переходы между состояниями не выводимы из накопленных знаний и выявляются не путем исчерпывающего описания производственной системы, а путем ее робастного анализа.

При этом нельзя игнорировать влияние внешней среды на осуществ­ление нелинейных переходов. Дело в том, что она даже при слабом воз­мущении может порождать их. Правда, она выступает в этом случае как катализатор, выводящий из латентного положения те целевые состояния (точнее типы развития, направленные к этим состояниям), набор которых неслучаен и ограничен спецификой данной системы. Именно по этой причине вид и поведение системы определяются в решающей мере измене­ниями ее внутренней структуры, но поведение внешней среды не безразлично ей в плане ускорения или замедления имманентных процессов. В частности, в качестве фактора внешней среды можно рассматривать такой феномен как резонансное управляющее воздействие, способное повлиять на внутреннюю перестройку системы производства и выход на новый режим ее функционирования. В этом свете становится очевидной особая важность исследования трансформационных преобразований системы (которыми и определяются ее «фазовые переходы» от одного аттрактора к другому) и решение проблемы настройки ее работы в режиме функционирования. Исследование этих процессов выводит на про­блему нового, нетрадиционного управления жизнеспособностью производственных систем. Такой тип управления может быть определен как квантовое управление, к анализу основных черт которого мы и перейдем.

Производственная система является сложной нелинейной неравновесной открытой системой. Нелинейность – это ее фундаментальное, а не временное свойство. Дело в том, что у подобных систем на­блюдаются такие состояния, вблизи которых системные законы, обусловливающие поведение, дальнейшее развитие данных систем, резко, то есть без промежуточных переходов, изменяются. Причем изменяется не какой- то один или несколько управляющих параметров, а вся совокупность управляющих законов. Благодаря этому, сама производственная система становится в существенной степени иной. Это обнаруживает со всей очевидностью не нелинейность какой-либо ее функции или процесса, а фундаментальную нелинейность, присущую производственным системам. Благодаря этому возникает необходимость формирования совершенно нетрадиционных представлений о сущности и задачах управляющих воздействий со стороны человека/машины. Подобное управление может быть представлено как комплексное явление, включающее в себя, во-первых, управление функционированием системы, во-вторых, управление трансформационными преобразованиями, которые имеют задачи по осуществлению тонкой настройки производственной системы, связанные с определением меры независимости, условий кооперации и рамочных параметров стратегий субъектов экономического действия.

Все это влияет на стратегию и тактику действий, связанных с преобразованием производственной системы, призванных направить динамический хаос, возникающий в ней, к определенной в пространстве и времени упорядоченности. Основные их составляющие могут быть представлены следующим образом: сочетание радикальных (скачкообразных) и постепенных (эволюционных) по характеру вариантов проведения преобразований. Первые, скорее всего, будут иметь место в очень специфический момент нахождения системы в точке бифуркации и характеризуются импульсом и однократностью. Трансформационные преобразования представляют собой целый комплекс проектов и мер, каждое из которых состоит из комбинации разных вариантов (что-то делается ускоренно, для других мер предусматривается длительный период реализации).

Понятие квантового управления

Трансформация производства определяется сроками проведения преобразований и набором конкретных мероприятий. Так как трансформационные преобразования носят «пульсирующий» характер, усиливаясь и ослабевая, продвижение вперед осуществляется «толчками», с накатами и откатами. Возникает необходимость постоянной корректировки методов и форм преобразований, широкого использования петель обратных связей. Все это обеспечивается при осуществлении квантового управления, которое связано с применением тактики гибкого маневра, максимального использования структурной информации (опыта, экспериментальных данных и т.п.). В самом общем виде можно сказать, что квантовое управление есть механизм создания условий для хозяйственных систем, при которых в ходе их флуктуаций появляется порядок новой структуры той или иной системы.

В нелинейной среде потенциально существует спектр возможных структур, а перспективы возникновения той или иной структуры определяются исключительно внутренними свойствами системы, которая благодаря своей неустойчивости и нелинейности, содержит в себе новые формы организации,  постольку квантовое управление представляется средством выведения производственной системы на ее собственные линии инновационного развития. В этой связи становятся очевидными его задачи, в которые входит переведение производственной системы в относительно устойчивое состояние посредством тонкой настройки критических параметров производства. Такая система управления призвана обеспечить реализацию возможности ускорения трансформации путем правильного инициирования желательных для субъекта управления тенденций саморазвития производственной системы. Квантовое управление осуществляется в соответствии с принципами самоорганизации систем, благодаря чему способствует ускорению их эволюции. Управляющее воздействие при этом нацелено на выявление собственных тенденций развития производственных систем, на выведение их на аттрактор, то есть относительно устойчивое состояние.

Квантовое управление основывается на синергетическом принципе «упорядоченность через флуктуации». Поэтому в его задачи входит поиск и практическое использование ситуаций, при которых реализуется условие максимального эффекта слабого воздействия. Эффективно слабое, но резонансное воздействие, совпадающее по направленности с тенденциями саморазвития производственной системы, которое способно оказать более сильное влияние на судьбу системы. Это осуществляется через создание таких ситуаций в условиях неравновесного состояния системы, при которых возникают многочисленные флуктуации. В таких условиях малое воздействие на флуктуацию, усиливающее ее направленность, может приводить к существенному результату. Малая флуктуация может дать нача­ло новой микроструктуре. Такое может происходить только при особом состоянии системы – состоянии неустойчивости. В неустойчивости фактически всегда заключено нечто, указывающее на особую связь микромасштабов. Вблизи бифуркаций даже малые по силе и масштабам воздействия могут изменить направление дальнейшей эволюции микро­системы. Посредством квантового управления осуществляется рассредоточение поля бифуркаций, или особо сильного напряжения, возни­кающего в силу концентрации в этой точке многочисленных противоречий. Это рассредоточение осуществляется во времени и пространстве посредством, с одной стороны, комплекса упреждающих воздействий на производственную систему (проектные комплексы трансформационного плана), с другой стороны, проведением мероприятий футуристического характера, то есть такие, которые проводятся после прохождения системой демпфированного кризисного пика.

Констатация того факта, что квантовое управление осуществляется в условиях хаоса и неопределенности, ставит задачу выявления топологии, архитектоники резонансного управляющего воздействия. Что касается первой характеристики, то резонансное управляющее воздействие эффективно на определенных участках спирали развития, когда возникает несоответствие (или угроза возникновения такого несоответствия) структуры производства требованиям окружающей среды. К первому шагу управляющего воздействия можно отнести выявление отклонений параметров производственной системы от нормы с последующим введением в действие корректирующих режимов функционирования сферы производства.

Норма выявляется в процессе робастного анализа на основе механизма афферентной связи и афферентного синтеза акцепторной информации. Осмысление любого несоот­ветствия реализуется благодаря порождающему контуру обратной связи. Все это обусловливает цикличную динамику квантового  управления. Причем резонансное управляющее воздействие амбивалентно и способно либо стимулировать циклическую направленность, либо, напротив, представлять собой меры, связанные с тонкой настройкой функционально-структурной сферы производственной системы. Эти меры имеют характер многокомпонентного действия и реализуются как системный комплекс мероприятий многовекторного управ­ляющего воздействия, прежде всего, на функционально-структурную сферу системы. Дело в том, что производственные системы способны находиться в ограниченном числе устойчивых и очень несхожих режимов и осуществлять фазовые переходы от одного режима к другому без посредствующих состояний. При этом поведение систем может быть в значительной степени определяться малыми изменениями в их внутренней структуре. Даже очень малые сдвиги в структурно-функциональных параметрах экономического организма способны значительно менять характер его функционирования. Если целью регулирования производственной системы является достижение долговременной динамической сбалансированности, то эта цель может быть достигнута только на основе определенной внутренней перестройки структуры производственной системы, а не посредством внешних влияний, например, денежно-финансовой политики.

Исходя из этого, необходимо иначе, по сравнению с традиционной логикой линейного развития, понимать деятельность, связанную с форми­рованием новых структур и состояний сложных саморазвивающихся систем. Стратегии деятельности по формированию новых структур должны учитывать, что вследствие кооперативных эффектов система может порождать новые структуры при минимальном внешнем воздействии (в том числе и квантовом управлении) в силу ее состояния неустойчивости.
По своей сути квантовое управление – это управление сингулярного характера, которое обеспечивает процесс трансформации производственной системы при сохранении стабильности и безопасности ее функционирования. Для этой цели используются разнообразные противовесы предпринимаемым трансформационным мероприятиям, применяются многочисленные методы контроллинга, обеспечивается допустимый уровень задержек в системе. В условиях, когда быстрые изменения внешней среды становятся постоянным фактором жизнедеятельности производственной системы, управление ее функционирова­нием должно строиться на основе подобного проактивного управления задержками. Попытки реализовать системные преобразования на основе текущего управления функционированием производственной системы не приводят к желаемым результатам.

В целом можно заключить, что квантовое управление:

  • основывается на парадигме взаимодействия человека и машины;
  • обеспечивает высокий уровень свободы для субъектов производственной деятельности;
  • признает необходимость и действенность активной роли целенаправленного управляющего воздействия;
  • предусматривает возможность ситуативной коррекции модели преобразований;
  • обеспечивает запуск механизмов саморазвития, самоорганизации и других синергетических процессов, свойственных конкретной производственной системе.

Практика осуществления квантовое управления должна учитывать, что при трансформации производственной системы любого уровня имеет место этап конструктивного сосуществования двух контуров управления: открытого и замкнутого. За счет такого двухконтурного подхода обеспечива­ется решение противоречивой задачи сохранения стабильности и осуществления перестройки производственной системы, благодаря которым воз­никает «конкуренция по времени» основного контура и порождающего. Что касается управления функционированием, то оно в период преобразований имеет мобилизационный характер. Принцип внутренней мобилизации означает, что деятельность, соответствующая этому принципу, характерна для организаций с высокой степенью зависимости от внешней среды. Внутренняя мобилизация может быть представлена как реакция организации на необходимость выживания в условиях кризиса. В целом квантовое управление выступает в форме резонансных регулирующих систем (ИРРС) [8, с.107], регулирующее воздействие которых реализуется в виде как прямого регулирования (структурная политика, осуществляемая в программно-проектной форме), так и косвенно­го воздействия, путем изменения бизнес-правил операционного взаимодействия. Причем сингулярный характер квантового управления предопределяет специфику прямого и косвенного регулирующего воздействия. В первом случае оно осуществляется как перепроектирование (в сравнении с текущим управлением, которое осуществляет проектирование), во втором – как изменение правил. Механизм тонкой настройки представляет собой способы и методы воздействия на институциональную сферу (законы, нормы, правила). Через изменение правил осуществляется опосредованное управляющее воздействие на процессы трансформационных преобразований. Функция регулирования квантового управления, реализующаяся посредством механизма тонкой настройки, призвана воздействовать на производственную систему путем инициирования незначительных изменений, одновременно ограничивая развитие негативных тенденций. Задача системы тонкой настройки состоит в осуществлении малых изменений условий динамики подсистем микроэкономики. Образно говоря, она состоит в том, чтобы убрать или, напротив, подтолкнуть тот камешек, ко­торый вызывает лавину целесообразных изменений.

Таким образом, ИРРС выступает средством самонастройки экономического организма, функционирующего в неравновесной среде. Их деятельность направлена на обеспечение актуальной реакции производственной системы в случае приближения ее к точке бифуркации, на реализацию позитивных тенденций в движении к наиболее перспективному для ее будущего аттрактору. С точки зрения производственной практики, то наполнением операционной стороны ИРРС могут стать элементы управляющих механизмов системы диспетчерского контроля производства, что не исключает привлечение иных средств и практик. Принципом отбора во всех случаях будет служить одно – адекватность  возможностей воздействия то­го или иного средства на реальную ситуацию, переживаемую производственной системой.

Принципиально важным следует подчеркнуть, что характерной чертой деятельности ИРРС является не просто реагирование на отклонение производственной системы от определенных параметров устойчивости, а использование их для запуска ее скрытых возможностей к самоорганизации в новом качестве. Дело в том, что традиционные представления об отходе от устойчивости как негативном явлении в жизни экономического организма нуждаются в пересмотре. Их жесткие детерминистические установки опровергнуты самой жизнью. Неравновесное состояние нужно рассматривать как норму жизнедеятельности экономического организма, где управление призвано реализовывать своими средствами позитивный баланс центробежных и центростремительных тенденций, ситуативное предпочтение тех или иных, порой противоположных, процессов, с целью выхода системы в поле влияния нового аттрактора, а не просто сохранения статус-кво. Целесообразно отметить именно этот момент, ибо в экономической литературе бытует представление, что регулирование призвано вос­станавливать равновесие, понимаемое как возврат к определенным заданным параметрам устойчивости.

В соответствие с синергетической парадигмой независимо от уровня абстрактности экономического анализа ему должен быть присущ совершенно иной взгляд на вещи, основывающийся на понимании неустойчивости как нормального состояния системы. Таким образом, объективные противоречия, которые имманентны любой саморазвивающейся системе, на определенном этапе достигают критической точки и выливаются в циклический кризис развития, что должно восприниматься не как катастрофическое, а как динамическое нормальное состояние. Здесь необходимо пояснение. Динамическая система, а именно тако­вой является производство, представляет собой не что иное, как детерминированный хаос. С точки зрения теории познания хаос и хаотическое движение системы предстает как непроницаемость ее будущего поведения, что обусловлено наличием в не­равновесной среде некоего набора так называемых притягивающих состояний, аттракторов. Эта непредсказуемость поведения системы имеет свои противоречивые причины, заключающиеся, с одной стороны, в сложности поведения даже простых систем, а тем более сложных производственных, а с другой стороны, в эмпирической неизбеж­ности ошибок при измерениях ее параметров, так как никогда нельзя ус­тановить одновременно и точно все начальные условия. Из этого следует, что задача ИРРС двоякого рода: с одной стороны, она призвана содействовать имманентному структурированию динамической системы, а с другой стороны, обнаруживать ее структурную определенность, т.е. место в системе более глобального масштаба.

Организация ИРРС на практике, безусловно, сложная задача. Формирование ИРРС невозможно без современных средств телекоммуникаций и супер-эвм. Эти средства позволяют оперативно полу­чать конъюнктурную информацию, анали­зировать ее и готовить варианты управленческих решений. Пер­спективу образования ИРРС можно рассматривать как общемировую тенденцию. Более того, у нее уже имеются практические варианты вопло­щения [9]. Сглаживание негативной цикличности функцио­нирования мировой экономики, снижение глубины экономиче­ских кризисов, которые периодически потрясали большинство стран, яв­ляются примерами зарождения подобных механизмов. Преодоление периодических циклических спадов подтверждает высокую действенность подобных механизмов саморегуля­ции производственных систем. Сказанное делает очевидным еще один важный мо­мент. При синергетическом подходе к текущей реальности производства создаются условия принципиального изменения роли субъекта регулировании ее тече­ния. Он потенциально способен превратиться в главный координирующий центр всей хозяйственной системы, обеспечивающий нормальную работу ИРРС и способствующий расширению их сети и совершенствова­нию структуры.

Заключение

В заключение отметим, управление преобразования­ми имеет как бы два уровня практической реализации: уровень прямого резонансного управляющего воздействия (программно-проектные ком­плексы системной трансформации) и уровень тонкой настройки, на ко­тором реализуется опосредованное резонансное воздействие на структуру производственной системы. На уровне отдельных корпораций механизм управления трансформацией имеет также два блока: блок непосредственного управления преобразованиями (проектные ком­плексы системных изменений) и блок упреждающего регулирующе­го воздействия. Решение задач первого уровня связано с созданием и функциониро­ванием инновационных структур производства. К задачам второго уровня относится анализ деятельности упомянутых структур, обес­печивающих переход от оперативного управления к регу­лированию с помощью методов квантового контроллинга [10]. Необходимо отметить, что планирование в управлении новым производством в современных условиях не исче­зает вообще, а используется как инструмент ориентирования и коррекции, реализации необходимых изменений в нестабильной среде.


Библиографический список

  1. Вэриан Х. Переходная микроэкономика: современный подход,  NY: Norton. – 2009. – 803 с.
  2. Ли M. Микро-Эконометрика: Методы моментов и ограниченные зависимые переменные, NY: Springer. – 2009. – 770 с.
  3. Винкельман Р., Боес С. Анализ микроданных, NY: Springer. – 2006. – 313 с.
  4. Нутебум Б. Когнитивная теория фирмы: обучение, управление и динамические возможности, MA: Edward Elgar Publishing. – 2009. – 280 с.
  5. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики, NY: Cambridge University Press. – 1990. – 152 c.
  6. Шанмуганатан П.В. Инновационное будущее производства, Delhi: Narosa Publishing House. – 2005. – 1025 с.
  7. Томпкинс Д. Оказавшись между тигром и драконом, NC: Tompkins Press. – 2009. – 356 с.
  8. Груздев Г.В. Концепция управления реструктурированием экономики России (теоретико-методологический аспект): Монография / Г.В. Груздев.  – Н. Новгород: Изд-во Нижегородского университета. – 1998. –  272 с.
  9. Ривард Ф., Абу Харб Г., Мерет П. Трансверсивные информационные системы: новые решения для ИС и повышения эффективности бизнеса, NY: John Wiley and Sons. – 2009. – 352 с.
  10. Щербаков Д.С. Квантовый контроллинг: проблемы, задачи, инструменты // Микроэкономика. – 2010. –  № 3. – С. 82-85.