Генезис модели взаимодействия региональных социально-экономических систем в трансрегиональном пространстве

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


Кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента, маркетинга и предпринимательства
Россия, Южный институт менеджмента
vs.novikov@mail.ru

Аннотация

В материалах статьи автором предпринята попытка анализа существующих моделей взаимодействия региональных социально-экономических систем в пространстве региона. Акцентируется внимание на постиндустриальном обществе, особенностях информатизации общественной жизни, частичной (или полной) виртуализации экономической деятельности предприятий регионов РФ.

Ключевые слова

региональная экономика, социально-экономические системы, трансрегиональное пространство, виртуальная экономика, постиндустриальное общество, знания, экономические ресурсы.

Рекомендуемая ссылка

Новиков Владимир Сергеевич
Генезис модели взаимодействия региональных социально-экономических систем в трансрегиональном пространстве// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №10 (46). Номер статьи: 4604. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/4604/
Несомненен тот факт, что рубеж конца XX в. (1985-2000 гг.) – начала XXI в. (2001-2014 гг.) привнес в жизнь людей новый поворот их социально-экономической деятельности. С появлением информационных технологий, инфраструктуры виртуальных взаимодействий, виртуальных систем обслуживания произошли кардинальные изменения в устройстве функционирования всех типов рынков. В связи с этим произошли изменения в отношениях прав собственности, юридических особенностях работы предприятий, формирования и развития партнерских отношений, ведения бизнеса в цепи «производитель – потребитель». Рубеж веков показал новые масштабы и горизонты работы в сосуществовании территориальных границ континентов, государств, регионов, округов и муниципалитетов.

Принципиально важно понять и реализовывать в дальнейшем новые региональные «законы» и правила возникшие под действием виртуальной экономики (информационной, сетевой). Актуализируется вопрос взаимодействия региональных социально-экономических систем (в авторском рассмотрении, социально-экономическая система – это целостная совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих социальных и экономических институтов (субъектов) и отношений по поводу распределения и потребления материальных и нематериальных ресурсов, производства, распределения, обмена и потребления товаров и услуг) в трансрегиональном пространстве.

В рамках обозначенной проблематики открывается новый горизонт понимания происходящих изменений при взаимодействии региональных социально-экономических систем; это открывает контуры постиндустриального общества. Первым ввел в обиход термин «постиндустриальное общество» американский ученый Д. Белл в 1959 г., обозначив новейший этап рыночной экономики. Д. Белл отождествляет категории «рыночная экономика» и «экономическая система», говоря как об экономической системе как о системе будущего, основополагающей характеристикой которой является преобразование и перестройку знаний в базовый экономический ресурс развития всего человечества на всех континентах[8]. Чтобы обстоятельно представить характеристику постиндустриального общества, выделим его принципиальные особенности:

  • разработка и освоение большого массива знаний, через масштабные НИОКР, и как следствие ускоренное освоение результатов полученных знаний и НИОКР в деятельности социально-экономических систем на территориях отдельных регионов;
  • распространение образованности людей на всех континентах, постановка образования наций в ранг нескончаемого ресурса отдельных государств;
  • информатизация всей жизни общества и деятельности социально-экономических систем на рынке;
  • либерализация социально-экономической деятельности, основанная на снижении вмешательства государства в хозяйственную жизнь;
  • интеграция и глобализация деятельности социально-экономических систем в трансрегиональном пространстве; в результате которых для большого числа социально-экономических систем глобальное экономическое пространство стало единым рынком, для многих социально-экономических систем – единым рынком был принят их регион земного шара, для еще большего числа социально-экономических систем – экспорт и импорт товаров и услуг, экономических ресурсов стал не эпизодом, а целью финансово-экономической деятельности.

Максимально проявляются признаки постиндустриального общества в развитых странах и ведущих мировых державах. В России тенденции постиндустриального общества обозначены как:

Во-первых, формированием и развитием сетей информационных технологий, масштабная компьютеризация и применение всех форм мобильной связи в социальной и экономической жизни общества (например, посредством реализованной программы Правительства России «Электронная Россия 2001-2010 гг.»). За 2004-2014 гг. количество пользователей сети Internet в России выросло, по оценкам специалистов аудитория сети Internet увеличивается на 50% ежемесячно, а количество сайтов удваивается каждые 53 дня; рис. 1 [7]. По результатам исследования фонда «Общественное мнение» на 2013 г. доля активной российской интернет – аудитории (выходящие в сеть Internet хотя бы раз за сутки) составляет 57% или 53,2 млн. человек. Годовой прирост интернет – пользователей, выходящих в сеть Интернет хотя бы один раз за месяц, составил 9%, а для суточной аудитории данный показатель равен 14%. [6]

Во-вторых, возрастанием уровня образованности населения уровня образования, повышение качества всех уровней образования в РФ;

В-третьих, деформированием структуры производства / потребления за счет увеличения доли рынка услуг (терциаризация экономики). Стоит отметить, что рост сектора услуг в начале 90-х гг. и его преобладание на товарным производством в структуре ВВП.


Рис. 1 – Проникновение Интернета в странах, % от населения

Включение российского экономического пространства к процессам постиндустриального общества создало предпосылки для информатизации общественной жизни и виртуализации отдельных процессов, формирования и развития социально-экономических систем на основе технологических инновационных систем работы и обслуживания потребителей на уровне отдельных регионов.

Говоря о генезисе моделей взаимодействия региональных социально-экономических систем в трансрегиональном пространстве, на наш взгляд, нельзя оставить без внимания, а лучше взять за основу теоретические разработки А. Леша[4;9], касающиеся пространственно-экономического размещения ресурсов и социально-экономических систем на отдельных территориях. В своих экономических исследованиях А. Лёш насыщает модели взаимодействия региональных социально-экономических систем всем разнообразием инструментов макроэкономики. Автор определяет размещение социально-экономических систем в условиях конкуренции, когда предпочтение в местоположении определяется не только склонностью каждой социально-экономической системы к максимизации прибыли, но и к увеличению числа социально-экономических систем, заполняющих все рыночное пространство.  Именно А. Лёш доказал оптимальность гексагонального размещения социально-экономических систем (основа которых вершины правильных шестиугольников).

Однако в нашем исследовании приоритет отводится виртуальным формам экономической деятельности и сетевого взаимодействия посредством Internet-технологий. Учитывая этот аспект модель взаимодействия региональных социально-экономических систем, предложенная А. Лёшом, с одной стороны, несколько не коррелируется с моделью виртуальных взаимодействий на уровне региональных социально-экономических систем, с другой стороны, нельзя не согласиться с утверждением А Лёша, что любая экономическая переменная привязана к определенной точ­ке регионального пространства. Соответственно, любая реализуемая технология (в т.ч. виртуальная и Internet-технология и др.), направленная на преобразование ресурсов отдельных регионов и их территорий, получение доходов и извлечение прибыли относится к определенной точ­ке регионального пространства.

Состояние экономического равновесия регионального пространства (затраты / доходы, прибыль / рентабельность, использование ресурсной базы), по А. Лёшу, характеризуется следующими условиями:

1) местоположение социально-экономической системы располагает максимально возможными преимуществами для цепи «производитель – потребитель»;
2) социально-экономические системы размещаются так, что инфраструктура и территория целиком используется и преобразуется;
3) наличествует равенство цен и издержек (отсутствует избыточный  до­ход);
4) все существующие рыночные сферы имеют минимальный формат и размер (в форме шестиугольника);
5) границы рыночных сфер проходят по линиям безразличия (изолиниям), что, по мнению А. Лёша, обеспечивает устойчивость найденного равновесия.

Важной составляющей общей модели взаимодействия региональных социально-экономических систем является исследование процессов создания и распространения инноваций или общепринятая категория «диффузия инноваций» (по Т. Хегерстранду). Диффузия, т.е. распространение, рассеивание в региональном пространстве социально-экономических инноваций (организационного опыта, инновационных видов товаров и услуг, технологий и т.п.), согласно Т. Хегерстранду, может быть трех типов: 1.) диффузия расширения (когда инновация равномерно распространяется по всем направлениям от точки возникновения), 2.) диффузия перемещения (распространение в пространственном направлении) и смешанный тип. Одна генерация (поколение) инноваций имеет четыре стадии: возникновение, диффузию, накопление и насыщение. Теория Т. Хегерстранда отражает волнообразный характер диффузии генераций нововведений. В идейном отношении она близка теории больших циклов («длинных волн») отечественного экономиста Н.Д. Кондратьева[11].

Мы согласимся с Л.И. Лопатниковым[5], что модели экономического взаимодействия – это экономические модели народного хозяйства, которые можно рассматривать как социально-экономические системы, результативность работы которых достигается за счет согласования целей государственной власти (выражающего интересы общества как единой системы) и интересов некоторых хозяйственных подсистем (это могут быть и социальные группы). Координация и согласование происходит за счет работы хозяйственного механизма, в частности в реализации соответствующих экономических стимулов и преференций.

Модели экономического взаимодействия реализуют композиционных подход к построению и функционированию национального плана. Таким образом, можем утверждать, что такие системы моделей, содержащие в себе объединяющие механизмы выбранных хозяйственных подсистем (обладает собственным локальным критерием рациональности и оптимальности и своей областью допустимых целей), а также отдельные координирующие инструменты и средства (технологические и ресурсные особенности, правила балансирования взаимоотношений между подсистемами).

В настоящее время теоретические разработки региональной экономики и в том числе межрегиональных экономических взаимодействий синтезирует частные теории размещения производства и его факторов, определяет межрегиональные экономические связи, распределительные экономических отношений и их управления. Теория региональной экономики использует результаты теории общего экономического равновесия и международной экономической интеграции. Базой и математическим аппаратом обозначенной теории являются теории корпоративных игр, группового выбора, многоцелевая оптимизация и т.д. Как и прежде, сохраняется значительная близость теорий межрегиональных и международных экономических взаимодействий[5].

Отметим, что реализация предпринимательских усилий в управлении социально-экономическими системами на уровне региона (в т.ч. производственных усилий в виртуальном пространстве; учитывая и реализуя технологические инновации, ресурсный потенциал НИОКР региона) при помощи существующей инфраструктуры региональной экономики – это и есть новая форма реализации предпринимательских усилий для завоевания совершенного нового типа рынка – виртуального, с подчинением всех информационных и технологических ресурсов и всей виртуальной инфраструктуры.

Системы в региональной экономике  могут быть классифицированы по нескольким признакам, главным из которых является роль человека в системе. По этому признаку можно выделить два класса систем: технические и социально-экономические системы. В основе функционирования исследуемых нами социально-экономических систем лежат процессы и технологии, совершаемые при помощи компьютеров, сети Internet-сети и Internet-технологий.

Абстрактные системы (AS) являются умозрительным представлением типов и моделей материальных систем, которые подразделяются на описательные / логические и символические / математические. Следовательно, логические системы как следствие дедуктивного или индуктивного суждения материальных систем можно рассматривать как совокупность представлений о структуре, об основных закономерностях состояний и о динамике экономических систем. Кибернетические (KS), или управляющие системы – системы, с помощью которых изучаются процессы управления в технических, биологических и социальных системах. Центральным понятием здесь является информация – средство воздействия на поведение системы. KS позволяет предельно упростить трудно понимаемые процессы управления в целях решения задач исследования проектирования[12].

Исследователи А. Холл и Р. Фейджин в своих работах на основании собственного определения системы приводят следующую классификацию систем. Если изменение в каждой отдельной части системы вызывает изменение всех других частей и в целой системе, то в этом случае система является целостной (integral) (IS). Если изменение каждой части системы не вызывает изменение других частей, то система называется суммарной (skopeing) (SS)[1].

И. В. Блауберг, В. Н. Садовский, Э. Г. Юдин предлагают классификацию системных объектов, опираясь на которую можно выделить обоснованно тот класс систем, который является специфическим для системных исследований и отличает эти последние от других направлений развития научного познания. По-видимому, классификация систем вряд ли может рассматриваться как самостоятельная задача, выдвинутая безотносительно к предмету и целям исследования. Поэтому приведенные различные типы систем, указанные авторы не считают исчерпывающими и единственно возможными. Отметим, гибкая адаптивность к выполнению команд социально-экономической системы (СES) основана на том, что элементы подсистем функционируют через отсутствие однозначной детерминации в поведении элементов подсистем[2;10].

Рассмотрев сущность понятия системы, свойства, признаки, виды и классификации систем, предложенные различными авторами, выделив в этой классификации социально-экономическую систему, мы определили виды экономических систем в общей структуре. Поскольку СES обладает признаками и свойствами многих видов систем, ей найдено место в разных классификациях, каждая из которых может оказаться полезной при выборе методов моделирования CES. Это позволило нам доказать, что, например, виртуальное предприятие является социально-экономической системой, развивающейся в соответствии с поставленной целью. На основании вышесказанного дадим определение виртуального предприятия с точки зрения объекта управления. Виртуальное предприятие – это структурированная с заданной целью социально-экономическая система, ориентированная на развитие отдельной составной части уровня иерархии CES с учетом формирования других составных элементов данной системы и влияния внешней среды. Для исследования виртуальных предприятий пригодны методы исследования, используемые для этих классов систем. Таким образом, используя системный подход как способ мышления по отношению к виртуальному предприятию и управлению, дадим схематичное представление структурной модели социально-экономической системы как открытой системы на рис. 2[13].


Рис. 2. – Структурное отображение модели социально-экономической системы

В графическом представлении n различных входов системы, которые описываются величинами f1,f2,…,fn – получаемая из внешней среды, информация, капитал, человеческие ресурсы, материалы; m различных выходов, характеризуемых величинами d1,d2,…,dm – продукция и (или) услуги; S(t) — функция организации, которая зависит от времени; Z(t) – ситуация неопределенности внешней среды, с наличием фактора времени.

Особенно значительно возросла роль информационных систем и моделей с появлением Internet-сети. Internet-сеть и информационные технологии стали существенным фактором для социально-экономической системы региона в целом, что потребовало пересмотра целого ряда постулатов организационной структуры и бизнес-стратегий крупных предприятий.

На рис. 3 представлена система взаимодействия виртуального предприятия и внешней среды; обратная связь может быть как отрицательной, так и положительной.

Традиционно экономика использовала отрицательную обратную связь, которая приводит к прогнозируемому равновесию между ценами, установленными продавцами, и контролируемыми ими долями рынка. Обычно такая связь способствует стабилизации экономики, поскольку любые значительные изменения компенсируются ими же вызванными следствиями.


Рис. 3. – Модель системы взаимодействия виртуального предприятия и внешней среды

При положительной обратной связи (POS) незначительные преимущества одного виртуального предприятия перед его конкурентами усиливаются, закрепляются и приводят к монополизации рыночной деятельности. Действие этого фактора становится всё более значимым. Особенно чётко POS проявляется в бурно развивающейся индустрии инновационных разработок и high-tech и постепенно распространяет своё влияние на другие отрасли. Механизм POS имеет непосредственное отношение к функционированию любого виртуального предприятия. Полученная при этом прибыль вкладывается в производство, что обеспечивает условия дальнейшего увеличения прибыли. Рост стоимости знаний в информационную эпоху приводит, в частности, к возрастанию значения и стоимости информационной системы предприятия, которая становится одним из ключевых и базовых элементов конкурентоспособности.

Таким образом, формируя и развивая свои информационные системы и стандартные протоколы обмена информацией, предприятия через Internet не только конкурируют друг с другом, но могут вступать и во взаимодействие ради достижения обоюдной выгоды, например, предоставления услуг, осуществления операции купли-продажи или совместного проекта.


Библиографический список

  1. Бир С. Кибернетика и менеджмент. — М.: Изд-во «УРСС». — 2006. — С. 280.
  2. Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Изд-во «Наука».-  1973. —  С. 270.
  3. Вяткин В.Н. Организационное проектирование хозяйственных комплексов.-  М.: Экономика. —  2002. —  С. 325.
  4. Гаврилов А.И. Региональная экономика и управление. – М.: Изд-во «ЮНИТИ-ДАНА».- 2002. –  C. 239.
  5. Лопатников Л.И. Экономико-математический словарь: Словарь современной экономической науки. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Изд-во «Дело». — 2003. – C. 520.
  6. Новиков В.С. Фактологическое исследование сферы интеллектуальных услуг в аспекте виртуализации и информатизации современной России // Экономика и предпринимательство. — 2013. —  № 5 (34). — С. 560-565.
  7. Новиков В.С., Шершунова Н.В. Виртуальные системы обслуживания – новый инструмент оказания услуг потребителям // Экономика и предпринимательство. — 2013. — № 11-2 (40-2). — С. 286-291.
  8. Организационные структуры управления производством. /Под. общ. ред.  Мильнера Б.З.. М.: Изд-во «Экономика». – 2001.
  9. Паринов С. Информационная концепция микроэкономического взаимодействия. – 1996.
  10. Садовский В.Н. Методологические проблемы исследования объектов, представляющих собой системы. — Социология в СССР. т.1, М.: Наука. – 1965.
  11. Хегерстранд Т. Диффузия инноваций как пространственный процесс. – 1953.
  12. Холл А.Д., Фейджин Р.Е. Определение понятия системы. — Исследования по общей теории систем. М. – 1969.
  13. Novikov V.S. System management model based on the design SWOT-matrix and quality management system for energy complex enterprise // Известия Южного федерального университета. Технические науки.- 2010.- Т. 102. —  № 1.-  С. 183-188.