Управление внутренним рынком инноваций в сферах производства, работ и услуг

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


кандидат экономических наук, старший преподаватель кафедры муниципального менеджмента
Россия, Казанский государственный архитектурно-строительный университет
afanaceva_ksaba@mail.ru

Аннотация

Для развития любых инновационных политик необходимо с помощью государственного благоприятного инновационного климата специально регулировать функциональную структуру участников рыночных отношений. Более того, необходимо создавать благоприятные условия для существования и развития объектов интеллектуальной собственности. Поэтому, автор данной работы предлагает к рассмотрению создания в стране системы благоприятного инновационного климата, процесса управления ею и введение критериев для анализа деятельности любой государственной власти, в том числе в России.

Ключевые слова

инновации, управление, инновационная деятельность, политика, инновационный климат, объекты интеллектуальной собственности.

Категории статьи:

Рекомендуемая ссылка

Афанасьева Альбина Назиповна
Управление внутренним рынком инноваций в сферах производства, работ и услуг// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №6 (54). Номер статьи: 5402. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/5402/
Введение

Область исследования– инновационная деятельность.

Ограничения области исследования. Во-первых,все виды инновационных политик автор подразделяет на два направления: внутригосударственная деятельность и внешняя деятельность. В данной работе рассматривается только внутригосударственная деятельность по созданию «инновационного пути развития». Во-вторых,все внутренние инновационные политики в зависимости от целей и способов их осуществления могут быть условно подразделены на три класса:

  1. директивные инновационные политики органов власти, направленные на разработку и внедрение новаций в организацию и осуществление государственной власти, в деятельность государственного сектора экономики и в деятельность государственной социальной системы, включая образованиегосударственные инновационные политики»);
  2. договорные инновационные политики рыночных субъектов, появление, назначение, свойства и экономика которых определяется, с одной стороны, государственным  регулированием, а с другой свободой возмездного договора («рыночные инновационные политики»);
  3. договорные инновационные политики между государственными субъектами, с одной стороны, и рыночными субъектами, с другой стороны, в рамках «программного закона» и свободы договора, условно называемыми «частно-государственным партнерством», с плановым поступлением налоговых доходов и отчислений в социальные государственные фонды.

Следует отметить,что директивные инновационные политики характерны для любых государств в периоды их бурного развития, расцвета и роста могущества. Наивысших в истории человечества относительных и абсолютных результатов в осуществлении таких политик достигло СССР при И.Сталине на базе высшей степени государственного монополизма. Сильных результатов достигло США при Ф.Рузвельте, спасшего США от разрушения. Наивысших результатов в рыночной инновационной политике и в частно-государственном партнерстве достигло руководство США. Примерами политик частно-государственного партнерства являются политика инвестиционного налогового кредита (с 1962 года) и политика кредитования сельскохозяйственного производства под залог прав на будущую продукцию, апробированная в рамках 7-летного государственного детерминированного планирования такого производства с 1996 года по 2002 год. Существенных результатов в сфере частно-государственного партнерства в сочетании с директивными политиками достигло руководство Китая после удачных экспериментов на базе «Пекинского особого экономического района» [1].

Объект исследования– главная специфика рыночной инновационной политики США. Другие политики США не рассматриваются. Реальный опыт осуществления рыночной инновационной политики США скрыт в содержании широкого комплекса основных нормативных актов США и в практике договорных отношений по применению и использованию нормативной базы. Они – причина возникновения и осуществления инновационных политик, а макроэкономические и социальные статистические и иные характеристики результатов их применения – «далекие последствия» осуществляемой политики.

Общая характеристика причин и некоторые аспекты идеологии и техники рыночной инновационной политики США, включая краткую характеристику разных нормативных актов, дана в работе [1]. В данной работе сведения о нормативных регуляторах, обеспечивших появление в США этой политики, не повторяются.

Цель работыдетализация сущности американской модели создания в стране благоприятного инновационного климата,развитие представлений об объектах интеллектуальной собственности и введение критериев для анализа деятельности любой государственной власти, в том числе в России.

Основная часть работы.

1. Базовый понятийный аппарат.

Для исключения неопределенности и создания взаимопонимания с другими исследователями необходимо определиться с сущностью (с толкованием) основных (базовых) терминов: «инновации», «благоприятный инновационный климат», «объекты интеллектуальной собственности». Толкования этих терминов даются автором на основе анализа опыта США.

Инновации (инвестиции в новации) – инвестиции в научные исследовании и внедрение их результатов (объектов интеллектуальной собственности) в производство и в реализацию рыночных товаров для получения при поддержке государства долгосрочных преимуществ в деле получении доходов и прибыли но сравнению с субъектами, не использующими «объекты интеллектуальной собственности».

Благоприятный инновационный климат – единый комплекс разных властных мер и действий (политик), направленный на развитие в стране инновационной деятельности рыночных субъектов и создание необходимой для этого функциональной инфраструктуры рынка.

Впервые подобную трактовку «благоприятного инновационного климата» дали специалисты Института США и Канады, чьи исследования использованы в работе [1].

Наибольшие проблемы вызывает понятие «объекты интеллектуальной собственности», которое часто искажают и подменяют термином «интеллектуальная собственность». Термины, используемые в законах, в договорах и в науке необходимо читать и воспринимать буквально так, как они определены названием термина или директивным толкованием. Поскольку термин «интеллектуальная собственность» реального смысла не имеет, если не стремится к обману, то на его толковании необходимо специально остановится. Для понимания вредности применения этого термина обратимся к базовому понятию «собственность». Для простоты рассмотрим два толкования этого термина (авторское и современное «российское» законодательное толкование).

Собственность на вещь (авторское толкование) – полная, бессрочная и монопольная власть человека или объединения людей на вещь, которая предназначена для удовлетворения собственником своих потребностей за счет господства над вещью в реальном времени или в будущем [2].

Это толкование дано на основе использования модели системы, адекватной опыту и прогрессивному наследию человечества. В нем определены субъект, объект, вид, свойства и назначение связи между ними. Наиболее близким к нему является законодательной толкование, установленное в статье 420 в Своде Законов Российской Империи [3].

В силу условности, ошибочности или с целью политической дезинформации широкое распространение получили другие толкования термина «собственность», в том числе противоречащие опыту и прогрессивному наследию человечества [2]. В качестве примера наихудшего толкования термина «собственность» (дефиниция) приведем выдержку из статьи 214 Гражданского кодекса России: «… собственностью в Российской Федерации является имущество…» [2].

Если воспользоваться первым определением, то очевидно, что «собственность», как власть над чем-либо, не может быть «интеллектуальной». Интеллектуальным может быть собственник, но это не обязательно и его интеллект не влияет на назначение и на основные свойства власти над вещью. Иначе говоря, термин «интеллектуальная собственность» смысла не имеет.

Если воспользоваться директивой Российского законодателя, то очевидно, что прилагательное «интеллектуальная» не может относиться к «имуществу», в том числе к вещам. «Интеллектуального имущества» в природе не существует. Вместо термина «интеллектуальная собственность» необходимо использовать термин объекты интеллектуальной собственности. Причем, термин «объект»нельзя вырывать из фразы «объекты интеллектуальной собственности». Для определенности введем следующее авторское толкование этого термина.

Объект интеллектуальной собственности – условное наименование какого-либо результата интеллектуального труда, который сопровождается документальным обеспечением исключительности права согласно нормам действующего законодательства, и который может иметь рыночную цену. В зависимости от свойств такого объекта и условий защиты прав на него, вводятся представления об авторском праве, изобретении, проекте, патенте, «ноу-хау» и т.п.

Только такие объекты могут быть символическими объектами власти, называемой собственностью и предметом рыночных продаж.

2. Сущность американской модели развития рыночной инновационной деятельности и основные виды благоприятного инновационного климата

Сущность американской идеи создания рыночных инноваций заключается в следующем. Нецелесообразно создавать и развивать рынок объектов интеллектуальной собственности в отрыве от первичных собственников таких объектов. Необходимо создать новый рентабельный рыночный институт, который порождал бы таких собственников, способных преобразовывать свои новации в объекты интеллектуальной собственности и получать за счет их использования доходы и прибыль. Только после этого и только такие субъекты смогут превращать указанные объекты в рыночные товары.

Следует отметить, что любые иные попытки, в том числе в других государствах мира: создать рынок объектов интеллектуальной собственности в отрыве от инновационной деятельности первичных собственников, оказались безуспешными. Например, разрабатывая идеологию «коммерциализация НИОКР», которая с марта 1992 года стала основой специфической государственной директивной политики в России и стала называться «инновационной», учитывая специфику России и характер перестройки, исключил из этой политики родительский институт.

В качестве родительского института стратеги США придумали двух новых участников рыночных отношений, которые сами по себе в обычном рынке не возникают, и выжить в нем не способны. Один из таких субъектов осуществляет, условно говоря, «материнские функции», а другой – «отцовские функции». Первый новый институт рыночных субъектов американцами назван «инкубатором малых инновационных предприятий», а второй – «венчурным капиталистом» [1].

Модель системы, включающей в себя такой родительский институт новых рыночных субъектов, изображена на рис. 1.


Рис.1. Модель системы участников, порождающих инновационные предприятия

На рисунке «инкубатор»изображен в виде «Черного ящика» (ЧЯ). Деятельность внутри ЧЯ является «американским коммерческим секретом» и не подлежит публикации.

Физические лица («генераторы идей»), желающие использовать свои идеи и новации для получения дохода и прибыли, могут на конкурсной основе поступить в «инкубатор», где они не получают материальную, денежную, образовательную, организационно-управленческую, юридическую и иную безвозвратную поддержку. На входе в ЧЯ находятся люди (генераторы идей), а на выходе – юридические лица (ЮЛ), малые инновационные предприятия. Учредителями этих ЮЛ являются не только «генераторы идей», «организационно-управленческие команды», но «инкубатор», как ЮЛ, а также «венчурный капиталист» («венчурный фонд»).

Венчурный фонд выполняет две основные функции:

  • функции кредитора деятельности «генератора идей», лабораторно- экспериментальной или иной модельной апробации идеи, доведения ее до уровня «технологии» и создания малого инновационного предприятия на условиях безвозвратного кредитования;
  • функции учредителя малого инновационного предприятия,  который  не имеет право изъять свой взнос и должен «идти до конца», до окупаемости инвестиций в материальные и в нематериальные («интеллектуальные») активы или до состояния банкротства выпущенного из инкубатора ЮЛ.

Инвестиции в «идеи» и будущие, возможно, объекты интеллектуальной собственности без права изъятия вклада в уставный капитал, являются крайне рискованными и нетипичными для любого рынка. Поэтому перед стратегами США возникли три группы сложных проблем:

1)      какие льготные условия необходимо создать для инкубаторов, чтобы на основе входной выборки, включающей в себя 10-15 генераторов идей, можно было бы создать 3-4 малых инновационных предприятий, деятельность которых позволила бы окупить затраты на всех лиц, попавших в инкубатор и вышедших из него, и получить прибыль;

2)      какие льготные условия необходимо создать для «венчурных капиталистов», чтобы взаимодействуя с тем или иным инкубатором, он мог бы окупить затраты на всех лиц, прошедших через инкубатор и получить прибыль за счет деятельности субъектов, вышедших из инкубатора;

3)      какие льготные условия (налоговые, кредитные, контрактные и иные) необходимо создать для вышедших из инкубатора малых предприятий, чтобы они могли окупать инвестиции и получать прибыль;

4)      какие льготные условия и защитные механизмы необходимо создать, чтобы малые инновационные предприятия после окупаемости  своих инвестиций могли бы распространять (выгодно реализовать) свои  объекты интеллектуальной собственности в системе отечественного рынка и, к выгоде США, за рубежом.

Таким образом, речь идет о создании четырех разных видов «рыночного благоприятного инновационного климата» (для каждого из указанных субъектов и для государства), которые все вместе образуют единый  благоприятный рыночный инновационный климат в США.

3. Композиционный характер функциональной структуры объектов интеллектуальной собственности

Приведенная выше модель (рис.1) позволяет увидеть минимум трех разных по назначению и роли участников будущего малого инновационного предприятия. Каждый из таких участников двигаясь по пути создания единого (в рамках юридического лица) социального организма (объединения учредителей) должен суметь свое место и роль в будущей деятельности малого инновационного предприятия, закрепив такую функцию в разработке учредительного договора. Например, первичной основой будущей инновации может быть изобретение из области НИОКР. Такая компонента может стать первичной основой будущего объекта интеллектуальной собственности (ОИС). Этого оказывается недостаточно для формирования ОИС. Необходимо разработать основы будущей технологии производства и реализации новационного товара, разработать инвестиционный проект. Эти  компоненты  образуют второй и третий функциональный слой ОИС, в создание которого вносит свой вклад инкубатор. В состав этой компоненты входят пути и способы решения задач по организации и управлении будущим персоналом наемных работников. Все такие решения входят в состав единого ОИС.

Кредитные ресурсы, предоставляемые венчурным капиталистом должны покрываться в процессе деятельности малого инновационного предприятия и приносить такому капиталисту прибыль. Для этого приходится разрабатывать свои (минимум два разных по назначению и свойствам) бизнес-плана. Условно такую компоненту можно назвать четвертым функциональным слоем будущего ОИС.

Все эти компоненты образуют единую и общую функциональную структуру будущего ОИС, в создании, защите и использовании которой заинтересован автор такого проекта. В отрыве друг от друга такие участники, как правило, не смогут создать единый ОИС.

Важной спецификой единого ОИС является то обстоятельство, что еще до стадии производства и реализации ОИС собственник такого объекта уже согласно действующему налоговому законодательству должен получать доход, необходимый для окупаемости затрат на разработку ОИС.

Таким образом,представления о структуре и свойствах ОИС, которые необходимы и достаточны для получения дохода и прибыли за счет использования первичной идеи, оказываются сложными и представляют собой коммерческую тайну коллективного собственника ОИС. Без решения соответствующего комплекса задач всеми создателями единого ОИС этот объект не станет рентабельным рыночным товаром.

4. Критерии и индикаторы наличии или отсутствия инновационной деятельности в стране, которая пытается использовать опыт США.

При изучении опыта США необходимо учитывать, что американцы распространили в мире разную дезинформацию, направленную на подавление «заимствования» их опыта и на подавление в других государствах своих инновационных политик. В связи с этим возникает актуальность выработки простых объективных критериев и индикаторов для характеристики и оценки внутренней политики государства на предмет её соответствия или несоответствия рыночному инновационному пути развития и заимствованию американского опыта.

Первый критерий (организационный и правовой) – наличие или отсутствие в стране рыночных организаторов, названных инкубаторами.

Типичный прием внедрения элементов инновационной системы – пропаганда и стимулирование создания вместо инкубаторов других субъектов, названных «научно-техническими парками». Они созданы в разных государствах, включая Россию, в т.ч. Республику Татарстан. У таких субъектов принципиальное иное назначение и другая роль. Если в какой-либо стране вместо инкубаторов получили распространение такие парки, то можно сделать вывод, что в такой стране нет рыночной инновационной политики, ибо нет субъекта, рождающего малые инновационные предприятия.

Если, например, сегодня в России вузам рекомендуют создавать малые инновационные предприятии без предварительного создания инкубаторов таких предприятий по апробированным технологиям, то речь идет о подрыве правовой и экономической безопасности. Если нет, например, частных, университетских и муниципальных инкубаторов, то никакой реальной рыночной инновационной деятельности в стране нет.

Второй критерий (финансово-кредитный) – наличие или отсутствие реальных венчурных капиталистов и их органичной связи с инкубаторами. Особенно показательным является отсутствие частных венчурных фондов.

Некоторые государственные (федеральные, региональные) органы власти создают «странные фонды», которые называют венчурными. Если такие фонды не участвуют в финансировании деятельности инкубаторов и не вкладывают средства в преобразование идей в объекты интеллектуальной собственности, то они не являются венчурными. Если такие фонды не вкладывают средства в качестве учредителей в уставной капитал инновационных предприятий, то они не являются венчурными. Если государственные фонды не в состоянии доказать, что доходы государства (налоговые отчисления и поступления в социальные фонды), превышают их затраты, то такие фонды не являются венчурными и речь идет о коррупции.

Третий интегральный (экономический) критерий (и индикатор) – наличие в составе выручки от продаж любых товаров «инновационной компоненты».

Поясним суть оценки. Любой товар, производимый и реализуемый в рыночных условиях, характеризуется выручкой от его продажи. За счет такой выручки, отнесенной к единице товара, производитель (и собственник товара) должен покрывать затраты, относимые на себестоимость, косвенные налоги и сборы, взимаемые с выручки от продажи, включая налог с оборота на всех стадиях производства, названный НДС.

Отметим, что в США и в большинстве государств мира НДС отсутствует. Ряд государств, внедривших в свою налоговую систему этот вид побора, научились ослаблять его бремя. В наихудшем виде этот налог в сочетании с крайне негативной спецификой федеральной бюджетной политики внедрен с 1992 года в России. Только из-за влияния НДС российские товары должны стоить на 200-400% (и более) дороже таких же товаров, производимых в странах, в которых нет НДС. Себестоимость вместе с НДС и другими косвенными налогами, взимаемыми с выручки, образует «директивную цену продажи рыночного товара», значение которой не подлежит детерминированному инвестиционному планированию.

Если в государстве на самом деле осуществляется инновационная политика, то в структуру затрат, погашаемых за счет выручки от продажи входят затраты на создание (приобретение) и использование объектов интеллектуальной собственности. Если удельный вес таких затрат, компенсируемых за счет выручки от продажи равен нулю, то никаких инноваций встране нет. Российским экономистам достаточно определить наличие «такого покрытия» и его удельный вес в выручке от продажи любого товара, производимого в России, чтобы выявить наличие (или отсутствие) и роль инноваций в производстве товаров. В зависимости от вида товара и при реальном наличии инновационной политики в государстве такой «удельный вес» может составлять 20-80%. В Республике Татарстан в выручке всех товаров, в том числе называемых «инновационными», этот «удельный вес» равен нулю (по данным автора).

Следует отметить, что приобретение лицензий у иностранных собственников объектов интеллектуальной собственности вместо лицензий у отечественных собственников таких объектов не является «инновационной деятельностью».

Четвертый (упрощенный «экономический») критерий – наличие или отсутствие в составе амортизационных начислений компоненты, направленной на восстановление «неимущественных активов», цена которых определяется ценой объектов интеллектуальной собственности, законно находящихся на балансе юридического лица. Если у юридических лиц, формирующих амортизационные отчисления, нет такой компоненты или их число и размеры таких амортизационных отчислений являются ничтожным, то в соответствующем государстве, несмотря на любые властные декларации, реальной инновационной политике нет.

Наличие такой («амортизационной») компоненты, характеризующей использование инноваций, в отличие от других компонентов, включая «роялти», зависит от политики формирования объектов интеллектуальной собственности и их коммерциализации. Отсутствие такой компоненты означает отсутствие подготовки кадров, способных преобразовать ноу-хау, авторские и иные права на указанные объекты в рыночный товар. Это – проблема, требующая отдельного рассмотрения.

Заключение

В заключение необходимо отметить следующее. Несмотря на множество сложных проблем, реальные и высокорентабельные инновационные государственные, муниципальные и рыночные политики могут быть разработаны и успешно реализованы в России опытным путем. В качестве примера успешной государственной инновационной политики Республики Татарстан, можно указать политику развития жилищного строительства, скрытую за кодовым наименованием «Социальная ипотека» [4]. Если эта политика будет развита и внедрена в рынок, то ее роль в будущей судьбе России трудно будет переоценить.


Библиографический список

  1. Ланцов В.М. Очерки о зарубежном опыте государственного управления экономикой. Казань: ЗАО «Новое знание». 1998. 152 с.
  2. Ланцов В.М., Шаймарданова А.Н., Киреева Т.М., Устинов А.Э. Жилищно-коммунальное хозяйство: основы теории и критический анализ российского опыта / Монография. Казань ЗАО «Новое знание», 2008. 504 с.
  3. Ланцов В.М. К проблемам разработки инновационной  политики  в Республике Татарстан // Инновации и экономика. – 1997. – №1. – С.8-19.
  4. Афанасьева А.Н. Концепция решения жилищной проблемы в Республике Татарстан // Региональная экономика: теория и практика. – 2014. – № 29 (356). – С.18-25.