Элементы управления инновационным развитием на макроуровне

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


доктор экономических наук, профессор
Россия, Институт экономики и организации промышленного производства
boris.lavrovski@gmail.com

Аннотация

В работе исследуется проблема соотношения динамики продукта и инвестиций на макроуровне. Гипотеза, которая проверяется, состоит в том, что экономический рост порождается не только масштабами инвестиций, но также и характеристиками их качества, воздействием инновационного фактора. Предложен подход к измерению и оценке результатов инновационной деятельности, сделаны расчеты, иллюстрирующие связь динамики продукта и инноваций по ряду европейских стран, осуществлена классификация стран по типу развития в зависимости от роли инновационного фактора. Результаты могут представлять определенный интерес для России. Речь идет о возможности экономии инвестиционных ресурсов, инвестиционного маневра за счет концентрации усилий в сфере инноваций при осуществлении новой индустриальной политики, реиндустриализации.

Ключевые слова

производительность труда, инновационный фактор, инвестиции, фондоотдача, фондовооруженность.

Категории статьи:

Финансирование

Статья подготовлена при поддержке РГНФ, проект № 15-02-00198.

Рекомендуемая ссылка

Лавровский Борис Леонидович
Элементы управления инновационным развитием на макроуровне// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №7 (55). Номер статьи: 5505. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/5505/

1. Постановка проблемы

В работе исследуются вопросы  соотношения динамики продукта и инвестиций   на макроуровне. Более точно, речь идет о том, чтобы на эмпирическом материале по-возможности выявить  влияние на рост производства, как    количественных, так  и качественных  показателей инвестиций. Увеличение ВВП не за счет наращивания объема  инвестиций, но исключительно благодаря возросшим их качественным характеристикам  (вовлечению новейших технологий, материалов, приборов и пр.) мы связываем с инновационной деятельностью, инновационным фактором роста. Можно предположить,   что на нынешнем этапе развития применительно к странам, где можно всерьез говорить о технологическом прогрессе, инновационный фактор проявляется  в экономии инвестиционного ресурса без ущерба для экономического роста.

Наиболее последовательно в течение многих лет идеология наращивания инвестиций «экстраординарными темпами» с ее теоретическим обоснованием и широкими эмпирическими иллюстрациями  разрабатывается и защищается К. К. Вальтухом. Основной постулат его концепции состоит в следующем. Опередить ту или иную страну по уровню душевого ВВП Россия сможет тогда и только тогда, когда превзойдет ее по уровню душевых инвестиций и будет «затем поддерживать (лучше — наращивать) такой отрыв….» [1, 2].

В эту систему взглядов  органично вписывается требование,   состоящее в том, что  «одинаковый с развитыми странами уровень производительности труда требует в России, как правило, его более высокой фондовооруженности.» Эта мысль присутствует и в работах других авторов [3]. По-видимому, разочарование, связанное с отсутствием сколько-нибудь заметного технологического прогресса, результатов инновационной деятельности в России  в  сложившейся институциональной среде, как раз и порождает идеологему количественного наращивания инвестиционных усилий.

В рассматриваемой концепции К. К. Вальтуха  присутствует одно важное  ( для нас) уточнение: превосходство одной страны над другой по уровню душевого ВВП  определяется не только уровнем превосходства по душевому объему вложений, но и эффективностью последних.  Эта оговорка, правда, не особенно слышна на фоне общего пафоса концепции и специально в ней подробно не прорабатывается.

О необходимости получения дополнительной продукции в стратегически значимых масштабах за  счет массового роста производственных мощностей,  крупных инвестиций мы пишем с начала 90-х годов, но с одной исключительно важной оговоркой: при известных производственных отношения (институтах, выражаясь современным языком. – Б. Л.) можно «угробить» сколь угодно большие инвестиции.

О чрезвычайной важности придания новых импульсов развитию современного инвестиционного комплекса много писали    в связи еще с доктриной перестройки. Но призывы экономистов не были услышаны. И в этом нет чьей-то злой воли. На протяжении последних десятилетий в советской России доминировал эволюционный путь технического прогресса. Приростные показатели новой техники и технологии оказывались недостаточными, чтобы компенсировать объективную тенденцию к росту издержек. Эффективность капиталовложений падает, источник накопления неизбежно начинает таять. Потребность в инвестициях для целей развития и реконструкции все более стареющего и деградирующего производственного аппарата нарастает, возможность ее удовлетворения сокращается.

В этой экономической среде правильные сами по себе в принципе идеи расширения инвестиционной деятельности повисают в воздухе.  Для их реализации отсутствуют условия. Точнее, «эти условия могли бы появиться, если бы рассматриваемая система обладала качественно иной инновационной сферой. Но, по-видимому, именно в этом и состоит ахиллесова пята…» [4, с.32; 5].

Для исследования поставленных вопросов на данных статистики   европейских стран сформирована выборка из государств-членов ЕС. В связи с информационными ограничениями, накладываемыми унифицированными данными Евростата [6] , в нее вошли 17 государств (ЕС-17),* исследуемый период времени составил 17 лет (1995  —  2012 гг). Доля упомянутых 17 стран в совокупном объеме валовой  добавленной стоимости (ВВП) ЕС в 2011г. составила 83,4 %.

Вопрос об управлении инновационным развитием на макроэкономическом уровне применительно к политике инвестиций имеет смысл    исследовать, по нашему мнению, на траектории устойчивого роста продукта  в рамках долговременной стратегии государства и бизнеса и нецелесообразно на этапе нестабильной рыночной конъюнктуры, рецессии, спада.  В последнем случае вероятность выявления надежных и достоверных  зависимостей  между любыми исследуемыми величинами существенно снижается.  Конъюнктурное  падение спроса  вынуждает разрабатывать особые регулятивные адаптивные   к сложившимся условиям  режимы управления, во многом  не соответствующие  задачам долговременного роста. Соотношения между исследуемыми параметрами ставятся в этом случае в зависимость от конкретных обстоятельств, превращаются в случайные.

В этой связи в  расчетах  мы ограничились преимущественно периодом до последнего (предкризисного)  2007 года. Начальная точка отсчета, как это обычно и бывает, зависит от доступных информационных ресурсов, в данном случае — необходимой статистики Евростата.

 

2. Методика измерения

Настоящая попытка выявить влияние  инновационного фактора относится к простейшему, в сущности, модельному случаю, ограничивается классической триадой:  «продукт – капитал —  труд». Состояние экономической системы в году  t  определим с помощью вектора, включающего  три составляющие – объем произведенного продукта ,  численность занятых  и накопленный основной капитал (основные фонды) . Индустриальный базис этой системы, отражающий, как его научно-технологический уровень, так и связанные с этим инвестиционные усилия, характеризуется параметрами, соответственно,  производительности  и фондовооруженности . Являясь производным от этих параметров, показатель фондоотдачи  иллюстрирует продуктивность капитала.

Выявление и  идентификацию  инновационного тренда в развитии экономической системы, оценку инновационного фактора  мы связываем в рамках данной модели с потребностью в инвестициях для производства данного объема продукции. Чем эта потребность  меньше по отношению к некоторому исходному (нулевому) уровню, тем с большим основанием можно говорить о воплощенных результатах  инновационной деятельности; о новом натурально-вещественном содержании инвестиций,  привлечении  производственно-технологических  систем, являющихся результатом высокоинтеллектуального труда.

Потребность в инвестициях для производства данного объема продукции с очевидностью зависит от совокупного изменения параметров производительности и фондовооруженности. По характеру изменений этих параметров можно судить о    характере  инновационной деятельности. В частности, их стабильность в течение некоторого периода  времени и порождаемая этим абсолютная устойчивость величины потребности в удельных инвестициях интерпретируется в рамках данной модели как отсутствие на этом временном отрезке результатов инновационной деятельности.

В этой связи, наряду с данными, касающимися фактического объема основного капитала , для года t рассчитывается (условная) величина потребности в капитале .

                    (1)

Величина представляет из себя гипотетический объем основного капитала в году t, в том смысле, что   воплощает  параметры ( производительность и фондовооруженность) экономической системы  базового  года 0, необходимый для производства продукции . Иначе говоря, необходимая для производства продукта величина характеризует потребность в капитале:

  • при отсутствии результатов инновационной деятельности в течение рассматриваемой ретроспективы (перспективы);
  • воспроизводящем технологии базисного периода.

Исходный уровень потребности в инвестициях естественно связывать, как раз,  с воспроизводством  традиционной технологической парадигмы  и отсутствием результатов инновационной деятельности. Из этого, между прочим, отнюдь не следует, что любое изменение параметров во времени обязательно является следствием или признаком инновационной деятельности.

Масштабы инвестиций       за период определяются по формуле:

                                                       (2)

Полезно обратить внимание на то обстоятельство, что темпы роста  и , просто по правилам арифметики, совпадают.
Идея подхода к оценке инновационного фактора связана с сопоставлением реальных и гипотетических объемов основного  капитала,  с тем, насколько динамика производительности и фондовооруженности порождает тенденцию к сокращению или увеличению  потребности в инвестициях.  В дальнейшем будем различать типы экономического развития в связи с ролью инновационного фактора.

1.                                      (3)

Этот тип развития интерпретируется  как отсутствие результатов инновационной деятельности, формирование потенциала,  создание  задела ( условий) для получения этих результатов на последующих этапах развития.

2.                                                                                           (4)

Этот тип развития характеризуется как граничный, воспроизводит технологии базисного периода, не демонстрирует результатов инновационного,   как, впрочем, и регрессивного развития .

3.                                                                                        (5)

Этот тип развития демонстрирует результаты   инновационной деятельности.  Результаты проявляются в новом качестве инвестиций, предпочтительном, чем это характерно для базисного периода, соотношении параметров производительности и фондовооруженности.    Влияние (роль, значение) инновационного фактора  может быть рассчитано с помощью следующей формулы:

                                    (6)

Параметр  характеризует меру превосходства  продуктивности    капитала, накопленного к году  t по отношению к базовому году 0, в этом смысле —   долю продукта, продуцируемого за счет инновационной деятельности.  Параметр , относящийся к той или иной стране,  можно сопоставлять также с аналогичной оценкой, рассчитанной для совокупности стран в целом.

Формально  означает темп прироста фондоотдачи.

 

3. Классификация стран по типу развития

В связи с информационными ограничениями, удалось сделать расчеты, иллюстрирующие связь динамики продукта и  фондов в связи с инновационной деятельностью, на более-менее длительной ретроспективе (базовый год 1995г.) из выборки ЕС-17 только по девяти странам (табл.1).

 

Таблица 1. Характеристики динамики продукта и фондов за период 1996-2007гг. по отдельным странам 1

Страна

Темп прироста ВВП, %

Темп прироста фондов, %

Инвестиции (евро) на один евро прироста продукции

Темп прироста фондоотдачи (рост ВВП за счет инновационного фактора), %

Чешская Республика

51,2

31,2

5,2

15,3

Дания

26,5

23,2

5,5

2,7

Франция

29,3

29,9

4,8

-0,4

Италия

19,7

28,8

8,2

-7,0

Кипр

54,4

58,3

4,2

-2,5

Венгрия

48,8

14,3

3,0

30,2

Австрия

37,9

37,8

5,9

0,1

Финляндия

57,9

25,6

2,9

25,8

Соединенное Королевство

47,9

95,4

6,0

-24,3

Итого по 9 странам

33,7

41,2

5,8

-5,3

1 Здесь и ниже, если не будет специальных оговорок, при оценке  фондов , инвестиций,  ВВП  и  других показателей используются данные  в постоянных  ценах 2005 года.

 

Что самое существенное ? Большинству стран, лидирующим по показателям роста продукции  ( около 50 процентов и более за 12 лет), удается удержать преимущество в темпах за счет несравненно меньших темпов фондообразования  и  едва ли не самых незначительных затрат инвестиций на единицу прироста продукции. Финляндия, например, обеспечивает столь высокую динамику продукта за счет вдвое меньших темпов роста фондов,   затрачивая  только 2,9 евро на один евро прироста продукции за 12 лет; Венгрия — за счет втрое  меньших темпов роста фондов,   затрачивая  только 3,0 евро на один евро прироста продукции.  В то же время  средняя величина по 9 странам составляет 5,8 евро на один евро прироста,  в иных странах затраты инвестиций  много более. «Виной» тому – инновационная деятельность.
В соответствии с предложенным подходом классификация стран по типу развития представлена в таблице 2 .

 

Таблица 2.   Классификация стран по типу развития за период за период 1995-2007гг.

Тип развития Страны
1 Создание  задела для  реализации результатов инновационной деятельности в перспективе Соединенное Королевство
2 Граничный тип Дания, Франция, Кипр, Австрия (примыкает Италия)
3 Тип развития с воплощенными в инвестициях  результатами инновационной деятельности Чешская Республика, Венгрия, Финляндия

 

Из девяти стран четыре с близким к нулю темпом прироста фондоотдачи (Дания, Франция, Кипр, Австрия) относятся ко второму граничному типу развития,  воспроизводят в основном технологии середины 90-х годов. К этим странам примыкает Италия (сравнительно небольшое  падение фондоотдачи).

Великобритания относится к первому типу, практически удвоив фонды за 12 лет, увеличила объем производства менее чем на 50%.
Осуществленные результаты инновационной  деятельности  демонстрируют три страны: Чешская Республика, Венгрия, Финляндия. Эта «великолепная тройка» иллюстрирует  самые высокие темпы роста производства  и самую слабую динамику фондов (  кроме Чешской республики применительно к фондам), обеспечивая, тем самым, рост фондоотдачи. За счет инновационного фактора (увеличения фондоотдачи) прирост продукции у Чешской  Республики в течение рассматриваемого периода составил 15,3%, Венгрия (30,2%), Финляндия (25,8%).

По характеру развития (исключительно в рассматриваемом аспекте)  Венгрия и Финляндия находятся в одном классе. Нельзя забывать, однако, что в базовом 1995 году эти страны принадлежали  к   разным  «весовым категориям».  Венгрия  заметно отставала от Финляндии  по показателям производительности и фондоотдачи (табл. 3), в этом смысле ее стартовые условия  были более «щадящими».

С учетом этого обстоятельства ** нельзя не назвать  Финляндию лидером инновационного развития среди рассматриваемых стран. Этот результат предложенной нами простой методики отчетливо перекликается с оценками развития Финляндии в литературе. Вот некоторые из них. «Одной из наиболее эффективно развивающихся высокотехнологичных стран Европы является Финляндия  — «страна победившего хай-тека»» [7]. «Сегодня на любой значимой конференции, на любом межстрановом общении Финляндия признается как очевидный лидер инновационной экономики.» [8].

Особо следует сказать о Соединенном Королевстве. Экономику страны  и в середине 90-х годов отличал среди других европейских стран весьма высокий технологический уровень.  В течение рассматриваемого периода  накоплен мощный инновационный потенциал,  результат которого,  по нашему мнению, можно будет наблюдать на этапе устойчивой благоприятной экономической конъюнктуры. Пока этот этап после 2007 года так и не наступил.

Рассмотрим под этим же углом зрения ситуацию в остальных странах из ЕС-17 (табл. 3), но, в связи  с информационными ограничениями, только за период 2001-2007г.

 

Таблица 3. Характеристики динамики продукта и фондов за период 2000-2007гг. по отдельным странам 2

Страна

Темп прироста ВВП, %

Темп прироста фондов, %

Инвестиции (евро) на один евро прироста продукции

Темп прироста фондоотдачи (рост ВВП за счет инновационного фактора), %

Бельгия

13,6

16,7

6,1

-2,6

Германия

12,5

11,9

5,2

0,5

Эстония

63,8

70,9

4,3

-4,2

Литва

72,2

18,6

1,8

45,3

Нидерланды

15,1

13,8

4,8

1,2

Польша

30,6

20,1

2,5

8,7

Словения

37,2

18,2

3,3

16,1

Итого по 7 странам

14,8

13,2

4,7

1,4

2 Кроме Словакии, необходимые данные по которой имеются только с 2004 года.

 

В этой выборке страны относятся преимущественно  к граничному типу развития, воспроизводя в основном технологии конца 90-х, начала нулевых годов.  Речь идет о Бельгии, Германии,  Эстонии, Нидерландах.

Тип развития  с воплощенными результатами инновационной деятельности в рассматриваемом периоде характерен, прежде всего, для Литвы.  Исключительно высокие темпы роста производительности  сочетаются с достаточно скромной динамикой фондов, что приводит к взрывному росту фондоотдачи. К инновационному типу относится также развитие в Словении и Польше.

Здесь стоит специально сказать об Эстонии. Можно высказать предположение, что происходящие в этой стране  в рассматриваемом периоде структурные сдвиги создают условия для реализации инноваций  в последующие периоды устойчивого роста.

Что общего, что  лежит в основе, если можно так выразиться, истории успеха рассмотренных шести  стран —  новых членов ЕС. Все эти страны вступили в ЕС в середине 2004 года, и всем им оказались свойственны совершенно определенные закономерности, касающиеся политики инвестиций (табл. 4 ).

 

Таблица 4.  Некоторые характеристики инвестиционной политики отдельных стран-новых членов ЕС 3

Страна Доля инвестиций в основ ной капитал, в % к ВВП
Gross fixed capital formation (% of GDP)
Прямые иностранные инвестиции , в % к ВВП
Foreign direct investment, net inflows (% of GDP)
2004 2005 2006 2007 2004 2005 2006 2007
Чехия

25,9

25,8

25,7

27,0

4,4

8,9

3,7

5,9

Эстония

30,9

32,1

36,0

35,5

8,0

22,5

13,2

15,6

Литва

22,3

22,8

25,2

28,3

3,4

4,6

6,8

5,9

Венгрия

22,7

22,8

21,7

21,8

4,2

7,7

16,6

51,9

Польша

18,1

18,2

19,7

21,6

5,0

3,6

6,3

6,0

Словения

25,0

25,4

26,5

27,8

2,5

2,7

1,8

4,0

3 Источник: [9]

 

Как видно, практически все эти страны после вступления в ЕС на этапе экономического роста с большей  или меньшей интенсивностью наращивают долю инвестиций в основной капитал ( в % к ВВП), а также долю прямых иностранных инвестиций, точнее, чистого притока (net inflows). Венгрия не увеличивает норму накопления, но доля прямых иностранных инвестиций достигает к 2007 году беспрецедентной величины – 51,9% по отношению к ВВП.

Новая фаза развития после 2007-2008гг. фактически  до настоящего времени  характеризуется заметной сменой тренда. Все шесть стран сокращают норму накопления, некоторые из них существенно. Что касается прямых иностранных инвестиций, их доля по отношению к ВВП становится вообще малозаметной.

 

4. Динамика инвестиций и прироста производства

Задача, которой мы выше  занимались, а именно исследованием  соотношения  затрат на инвестиционную деятельность и ее результатов в виде  объемов производства  связи с инновационной деятельностью, предполагает по отношению к инвестиционной  деятельности использование показателей накопленного основного капитала и его динамики. Что касается прямого сопоставления динамики инвестиций и объемов производства,  то такая постановка представляется не вполне корректной, поскольку  инвестиции в основной капитал обеспечивают прирост производства. Это означает, что значению инвестиций за некоторый  период времени можно поставить в соответствие прирост производства, достигнутый за этот  период.

Таким образом, задача корректного  сопоставления затрат на инвестиционную деятельность и ее результатов может быть сформулирована также  в формате  соотношения масштабов инвестиций  в основной капитал в течение нескольких  периодов и приростов производства за каждый из этих периодов, полученных благодаря вложенным инвестициям. Вот  задачей в такой постановке мы ниже и займемся.

Особенность этой постановки состоит в необходимости укрупнения рассматриваемых периодов времени, отказа от погодового шага. Это связано с чрезвычайной изменчивостью, подвижностью приростных показателей в рамках года, требованием обеспечения достаточной  устойчивости расчетов.

Разобьем период 1995-2007 гг., скажем,  на 3-х летние подпериоды. Результаты сопоставления инвестиций и приростов производства по подпериодам представлены в табл.5.

 

Таблица 5.  Результаты сопоставления динамики инвестиций и приростов производства по подпериодам

1999-2001

2002-2004

2005-2007

Прирост производства по отношению к приросту  предыдущего периода, разы

Объем инвестиций  по отношению к предыдущему периоду, разы

Процент прироста инвестиций в расчете на один процент изменения  прироста производства

Прирост производства по отношению к приросту  предыдущего периода, разы

Объем инвестиций  по отношению к предыдущему периоду, разы

Процент прироста инвестиций в расчете на один процент изменения  прироста производства

Прирост производства по отношению к приросту  предыдущего периода, разы

Объем инвестиций  по отношению к предыдущему периоду, разы

Процент прироста инвестиций в расчете на один процент изменения  прироста производства

А

1

2

3

4

5

6

7

8

9

Чешская Республика

5,01

1,17

0,23

1,22

1,03

0,84

2,18

1,21

0,56

Дания

1,17

1,14

0,97

0,30

0,88

2,98

2,93

0,92

0,31

Франция

1,31

1,32

1,00

0,55

0,95

1,72

1,61

1,13

0,70

Италия

1,82

1,15

0,63

0,31

1,05

3,36

2,51

0,98

0,39

Кипр

1,69

1,00

0,59

0,67

1,17

1,75

1,75

1,28

0,73

Венгрия

1,42

0,87

0,61

1,35

0,75

0,56

0,65

2,17

3,34

Австрия

0,98

1,04

1,05

0,74

0,94

1,28

2,04

0,98

0,48

Финляндия

0,98

1,28

1,30

0,59

1,00

1,68

2,14

1,18

0,55

Соединенное Королевство

0,90

1,23

1,37

1,06

1,06

1,00

1,18

1,14

0,96

Поясним приведенные данные на примере Чешской Республики (кол.1-3). ВВП Чешской Республики составлял 70 829,2 млн. евро   в 1995г., 72 254,8 млн. евро   – в 1998г. и 79 393,3 млн. евро     в 2001г.  Прирост ВВП составил 1 425,60 млн. евро   за 3-х летний подпериод 1996-1998гг.   и 7 138,50 млн. евро   – за подпериод 1999-2001гг. Таким образом, прирост ВВП за подпериод 1999-2001гг. оказался в 5,01 раза больше, чем за предыдущий 3-х летний подпериод (кол.1). Далее, объем инвестиций в основной капитал за подпериод 1999-2001гг. увеличился по отношению к предыдущему 3-х летнему подпериоду в 1,17 раза с 39048,4 млн. евро до 45877,7, млн. евро   соответственно (кол. 2).  В результате  прирост ВВП изменился за подпериод 1999-2001гг. по отношению к предыдущему подпериоду на 501%, объем инвестиций —  на 117%. Иначе говоря, на один процент изменения прироста ВВП приходится 0,23% прироста инвестиций (кол.3).

Наиболее важной и интересной представляется выявленная закономерность   смены  тренда, касающегося соотношения  динамики инвестиций и изменений прироста производства от трехлетия к трехлетию. В подавляющем большинстве случаев характер  соотношения между этими показателями на всем рассматриваемом промежутке времени не остается постоянным. Мера преимущества в темпах одного показателя  над другим   меняется, соответственно, чередуются  знаки, измеряемые соответствующими процентами.  Скажем в Чешской Республике в 1999-2001гг. на один процент изменения  прироста производства по отношению к предыдущему трехлетию приходится 0,23% прироста инвестиций, в 2002-2004гг. процент прироста инвестиций больше  предыдущего значения (0,84%), в 2005-2007гг. – меньше предыдущего значения (0,56%). Эта тенденция оказалась характерной практически для всех рассматриваемых стран, кроме Соединенного Королевства.

Можно высказать предположение, что  характер  кривой, характеризующей  соотношение упомянутых выше показателей, имеет циклический характер.  Продолжительность этих циклов, по-видимому,  является различной  для разных стран, но сами эти циклы   вполне можно интерпретировать с инновационных позиций.

Если это предположение окажется верным при тестировании на гораздо более широкой информационной базе, то из этого следует важный вывод: не существует универсального закона, связывающего динамику инвестиций и ВВП. Скорее всего, соотношение этих показателей во времени, во-первых,  меняется, во-вторых,  определяется  глубиной технологического прогресса, масштабами инновационной деятельности и  их результатами в инвестиционной сфере.

На рис. 1  представлено в качестве иллюстрации соотношение упомянутых показателей для некоторых стран.

 

Рис. 1. Процент прироста инвестиций в расчете на один процент изменения  прироста производства по трехлетиям

 

В Соединенном Королевстве с каждым трехлетием становится  все более благоприятным  соотношение между динамикой  инвестиций и изменений прироста ВВП. Если в 1999-2001гг. на один процент изменения прироста ВВП (по отношению к предыдущему периоду)  требовалось более одного процента прироста инвестиций в основной капитал, то  последующее трехлетие уже не требует   преимущественного роста инвестиций.  В  2005-2007 гг. в соотношении показателей наступает новое качество: изменение прироста ВВП достигается относительно меньшим объемом инвестиций. Это  означает, что на протяжении всего рассматриваемого периода   наблюдается  устойчивая  тенденция  воплощения накопленных  результатов инновационной деятельности в натурально-вещественную структуру инвестиций — более совершенные и производительные технологические системы.

В Финляндии период накопления инновационного потенциала в 2002-2004гг. сменяется в 2005-2007гг. его воплощением.

В Венгрии период 2002-2004гг., с одной стороны,   наиболее благоприятного   соотношения затрат и результатов, с другой – исчерпания потенциала инновационного развития.  Последующее трехлетие характеризуются исключительно накоплением инновационного задела.

 

Заключение

Результаты инновационной деятельности, воплощенные в инвестициях,  новых высокопроизводительных производственно-технологических системах,  применительно ко многим  странам ЕС в течение рассматриваемого периода  едва ли  могут  считаться  значимым фактором экономического роста.  Основным  источником   роста  в общем и целом выступают  масштабы инвестиционной деятельности. Вместе с тем, в ряде  европейских стран уже не менее четверти объемов производства за последние годы  достигается за счет инновационного фактора.

Исключительно высокие темпы роста  инвестиций, сопровождающиеся падением фондоотдачи, следует рассматривать, по-видимому, как необходимое создание условий, накопление инновационного потенциала, структурную перестройку для получения результатов инновационной деятельности в  последующие периоды,    «временную жертву».  Из старых членов ЕС этой модели развития соответствует Соединенное Королевство, из новых – Эстония.

По видимому, соотношение показателей динамики инвестиций и приростов  ВВП  во времени, во-первых,  меняется, во-вторых,  определяется  глубиной технологического прогресса, масштабами инновационной деятельности и  их результатами в инвестиционной сфере.

Одновременно создается впечатление, что многие новые члены ЕС с их сравнительно скромными начальными экономическими показателями, порождая мощные импульсы регионального экономического роста, вливают свежую «инновационную струю» в развитие ЕС в целом.

Применительно к России напрашивается, пока сугубо предварительно,  вывод о необходимости совмещение политики инноваций и инвестиций.

_________________________

* Чешская Республика, Дания, Франция, Италия, Кипр, Венгрия, Австрия, Финляндия, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (в дальнейшем Соединенное Королевство), Бельгия, Германия, Эстония, Литва, Нидерланды, Словения, Польша, Словакия. Жирным выделены новые члены ЕС.

** Различие стран, касающееся стартовых условий, является исключительно важным обстоятельством при оценке их инновационного развития. К сожалению, оно не является предметом исследования в настоящей статье.  

Библиографический список

  1. Вальтух К. К. Экономическая теория и долгосрочное экономическое прогнозирование. Инновации № 8 (130). — 2009. — с. 14-19.
  2. Вальтух К. К. Технологическое обновление экономики и капитальные вложения//Вестник Российской академии наук. Том 77, № 1. Январь, 2007.
  3. Алексеев А.В. Модернизация российской экономики: кто оплатит счет? // ЭКО. — 2015. — № 1. — С. 76.
  4. Лавровский Б., Рыбакова Т. О пределах спада в российской экономике (хроника инвестиционного процесса). // Вопросы экономики. – 1994, №7. — с.31-44.
  5. Лавровский Б.Л., Масаков В. М.К вопросу о методологии и технике региональной классификации. // В сборнике: Региональная политика, направленная на сокращение социально-экономической и правовой асимметрии.  Министерство по делам федерации и национальностей Российской Федерации ; Под редакцией Селиверстова В.Е. Новосибирск, 2000. — С. 272-306.
  6. http://ec.europa.eu/eurostat/data/database.
  7. http://www.mirec.ru/old/index.php%3Foption=com_content&task=view&id=182.html.
  8. Материалы международной конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия». Москва, 21-23 января 2010 г.  http://www.samarafond.ru/articles2/view_articles/13.
  9. www.data.worldbank.org.