Эволюция форм и видов сеньоража и способы его измерения

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


кандидат экономических наук, ветеран Банка России, Отличник Госбанка
152009@mail.ru

Аннотация

В статье рассматриваются эволюция форм и видов сеньоража, а также способы его измерения.

Ключевые слова

деньги, полноценные деньги, фидуциарные деньги, фиатные (декретные) деньги, кредитные деньги, депозитные деньги, банкноты, казначейские билеты, монеты, монетный двор, банк, пошлина за чеканку монет на государственных монетных дворах, сеньораж, монетный доход, чистая прибыль, эмиссия, инфляция.

Категории статьи:

Рекомендуемая ссылка

Крупнов Юрий Сергеевич
Эволюция форм и видов сеньоража и способы его измерения// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (64). Номер статьи: 6402. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/6402/
По своему историческому происхождению и по своей природе сеньораж является денежным доходом, получаемым  различными экономическими агентами от производства денег, как особого, специфического товара. Будучи перераспределительной экономической категорией, сеньораж, по своей сущности, природе един. Тем не менее, на практике сеньораж может выступать в различных формах и видах. Однако в отечественной и зарубежной экономической литературе формы и виды сеньоража  и способы его измерения исследованы в недостаточной степени.

В рыночной экономике деньги могут функционировать как в наличной форме – в виде металлических монет, бумажных денег — банковских и казначейских билетов, так и в  безналичной форме – в виде депозитных денег. В зарубежной и отечественной экономической литературе депозитные деньги нередко называются также безналичными деньгами, деньгами безналичного оборота (жирооборота), жиральными деньгами, жиро-деньгами, банковскими деньгами или бухгалтерскими деньгами.

Соответственно, по мнению автора, можно выделить такие формы сеньоража,  как доход от чеканки монет или монетный доход;  доход от печатания бумажных денег  и доход от создания (производства) депозитных денег.

Наиболее старой формой сеньоража является монопольно высокий монетный доход, который образуется в результате чеканки металлических монет на государственных монетных дворах. При этом «в качестве монеты деньги утрачивают свой универсальный и приобретают национальный, местный характер» [1].

В разных общественно-экономических формациях монеты чеканились из различных благородных и неблагородных металлов, которые выступали в роли денежного (валютного) металла и выполняли функции всеобщего  стоимостного эквивалента.  В рабовладельческих государствах монеты чеканились из золота, серебра, железа, бронзы, меди или олова. Но постепенно серебро, начиная с IV-III  вв. до н.э., а затем в XIX  в.  золото вытеснили из обращения другие валютные металлы.

В античном мире первые монеты представляли собой слитки соответствующего денежного металла, имели определенные форму (прямоугольную, квадратную или овальную) и весовое содержание. В дальнейшем дисковая форма монет, как наиболее удобная для денежного обращения, вытеснила все остальные монетные формы, применявшиеся в древности.

При обращении монет необходимы были проверка и удостоверение их веса и качества, что первоначально делалось менялами и купцами. Впоследствии вес и качество обращавшихся монет стали удостоверяться специальным государственным штемпелем, что в значительной степени облегчило и удешевило монетное обращение.

На каждой монете имелись определенное изображение в форме герба, имени, титула и портрета правителя, а также надпись – легенда, содержащая название государства,  города, год чеканки, наименование монеты и ее нарицательную (номинальную) стоимость. Первым государем, изобразившим свой профиль на монетах, был Александр Македонский. В монете различаются лицевая сторона (аверс), (оборотная) сторона (реверс) и обрез (гурт).

В монете различаются лицевая сторона (аверс), (оборотная) сторона (реверс) и обрез (гурт). Монета, одноименная с национальной денежной единицей, служит основной монетой. Монета, объединяющая несколько монетных единиц (например, в дореволюционной России были золотые монеты достоинством в 5 и 10 рублей), является сборной монетой. Монета, составляющая какую-либо пропорциональную часть монетной единицы, именуется дробной монетой  (например, десятикопеечная монета Российской Империи).

В средние века в условиях феодальной раздробленности правом чеканки монет обладали не только короли, но также и их вассалы-феодалы и города. При этом в средневековой Европе под сеньоражем понималось особое право сеньора на чеканку золотых и серебряных монет и на получение дохода в форме пошлины (платы) за  их чеканку на своих монетных дворах. С образованием в Западной Европе национальных феодальных государств чеканка монет становится привилегией центральной власти. Привилегии глав этих государств в области чеканки монет и их особые права на получение монетного дохода получили название монетной регалии. При капитализме  монетная регалия также принадлежат государству. Свое монопольное право чеканить монеты центральные (федеральные) правительства никому не уступают, утверждая, что это, якобы, необходимо для всеобщего блага.

В зависимости от количества валютного металла, содержащегося в монетах, они могут быть полноценными или неполноценными.

Впервые полноценные монеты стали чеканиться в античном государстве Лидия (территория современной Турции) на западе Малой Азии в VII веке до н.э.  из природного сплава  золота и серебра (электрума). В древней Руси собственная чеканка серебряных монет возникла в IX-X  веках. При феодализме, в период первоначального накопления капитала и при домонополистическом капитализме  полноценные монеты чеканились из золота и серебра.

По своей природе полноценные монеты являются «действительными или реальными деньгами» (К. Маркс), которые обладают самостоятельной собственной внутренней действительной реальной стоимостью. При этом у полноценной монеты ее номинальная стоимость соответствует рыночной стоимости содержащегося в этой монете  валютного металла и стоимости ее чеканки.

Полноценные монеты повсеместно обращались в докапиталистических общественно-экономических формациях, в период первоначального накопления капитала и при домонополистическом капитализме. Эти монеты самостоятельно и непосредственно выполняют все денежные функции. Они служили всеобщим стоимостным эквивалентом и функционировали в качестве меры (мерила)  стоимости (ценности), средства обращения, средства платежа, средства образования сокровищ, денежных накоплений (сбережений) и мировых денег.  Для своих владельцев полноценные монеты являлись действительным, реальным денежным капиталом.

Для придания большей прочности (твердости) полноценной монете ее чеканка из драгоценного металла производится с добавлением других вспомогательных металлов (сплавов), вводимых в состав сплава основного благородного металла, например, медь в сплавах с золотом. Такие сплавы металлов называются лигатурой. Количественное содержание драгоценного металла в лигатурном сплаве, из которого чеканятся полноценные монеты, получило название пробы (нем. probe от лат. probo). В большинстве стран ее было  принято обозначать по метрической и каратной системам. В странах с метрической системой обозначения проб лигатурный сплав, применявший для чеканки полноценной, высокопробной золотой и серебряной монеты, состоял из 900 весовых частей денежного металла и 100 частей лигатуры. В Великобритании проба  этого сплава длительное время обозначалась по каратной системе проб: золотая монета имела 22 карата или 916 частей денежного металла по метрической системе, а серебряная монета –  12 карат или 500 частей по метрической системе. В 1971 г. Англия тоже перешла на метрическую систему обозначения проб. В дореволюционной России, где применялась золотниковая система обозначения проб, проба золотой и серебряной монеты выражалась весовым количеством золота и серебра в 96 единицах лигатурного сплава. Так, русская золотая монета имела пробу 86,4, что соответствовало 900-й пробе по метрической системе. В СССР первоначально также действовала золотниковая система обозначения проб, но с 15 ноября 1927 г. она была заменена метрической системой.

Обращавшиеся полноценные монеты постепенно стирались, т.е. физически изнашивались. Поэтому в период золотомонетного стандарта государством устанавливался ремедиум, т.е. предел допустимого отклонения фактического веса и пробы монет от законной нормы. При уровне физического износа, превышавшем установленный законом ремедиум, полноценные монеты теряли эти свои важнейшие качества (свойства), становились неполноценными и необязательными к приему и изымались из обращения.

Почти одновременно с полноценными монетами в рабовладельческих государствах появились неполноценные монеты, что было связано  с массовой подделкой  (порчей) многими правителями полноценных монет с целью извлечения дополнительного монетного дохода. В Древней Греции многие правители,  начиная с тирана Гиппия (VI в. до н.э.),  который уменьшил  наполовину металлическое содержание монет, выпускали в обращение фальшивые деньги, т.е. неполноценные (по весу и качеству) монеты. Аналогичным образом поступали и римские императоры. Например, Септимий Север в 198 г. до н.э. увеличил примесь меди в серебряных монетах до 50-60% их веса, а его преемники – еще больше.

В период раннего средневековья короли, их вассалы-феодалы и города также нередко прибегали к широкомасштабной порче полноценных золотых и серебряных монет в целях покрытия своих денежных расходов. В Северной Италии различные кланы даже соперничали друг с другом в порче монет, выпускаемых в обращение. Италия того времени прочно завоевала репутацию страны с наилучшими авторами, пишущими о деньгах, и с наихудшими деньгами.

В период позднего средневековья государства и города в широких масштабах заменяли обращавшиеся серебряные монеты медными монетами при сохранении прежней номинальной стоимости эмитируемых монет.  В XV-XVII вв. медные деньги выпускались в большом количестве в Нидерландах, в итальянских городах, в ряде немецких княжеств и городов — Брауншвейге, Саксонии, Силезии, Ахене, Люнебурге и других государствах. В XVI-XVIII вв. русские цари также часто прибегали к выпуску медных денег по номиналу серебряных монет и к выпуску кожаных денег, представлявших собой номинальные знаки стоимости, являвшихся прототипом бумажных денег.

Широкомасштабная эмиссия медных денег взамен серебряных монет приносила властям и городам крупный дополнительный монетный доход.  В то же время массовый выпуск в обращение медных денег взамен серебряных монет приводил к сильному падению рыночного курса медных денег, служивших лишь знаками стоимости полноценных серебряных монет, росту инфляции, снижению покупательной способности медных денег, разорению мелких торговцев, обесценению денежных доходов крестьян и ремесленников и лиц, получавших твердый денежный доход,  и, в конечном счете, к усилению социальной напряженности в обществе.

В сущности, неполноценные монеты являются знаками золота и серебра.  Поэтому неполноценные  монеты обладают представительной¸ а не самостоятельной собственной внутренней действительной реальной стоимостью и выполняют лишь отдельные денежные функции, такие как средство обращения, средство платежа и средство образования денежных накоплений и сбережений. Характерной чертой неполноценной монеты является то, что ее нарицательная стоимость во много раз  превышает рыночную стоимость содержащегося металла и стоимость ее чеканки. В XIX в. в дореволюционной России чеканились неполноценные монеты достоинством в 1 рубль и ниже из более дешевых металлов – серебра и меди. При этом серебряные и медные монеты обращались как представители золота по своей номинальной стоимости, т.е. в соответствии  со стоимостью того количества золота, которое на них было обозначено.

В период золотомонетного стандарта государством устанавливался различный порядок чеканки и обращения полноценных и неполноценных монет.  К полноценным монетам применялась система свободной чеканки, а к неполноценным монетам – система закрытой чеканки.  При свободной чеканке полноценных монет любое частное лицо было вправе предоставить на государственный монетный двор слитки драгоценного металла для перечеканки его в монеты. Свободная чеканка этих монет обеспечивала денежному металлу неограниченную возможность служить не только мерой стоимости, но также  средством обращения, платежа и образования сокровищ. Благодаря свободной чеканке полноценных монет, их стоимость не превышала стоимость содержащегося в ней благородного металла. Свободная чеканка полноценных монет позволяла также выполнять сокровищам функции стихийного регулятора общего количества обращавшихся в стране полноценных золотых денег посредством перечеканки золота, находившегося в сокровищах, в эти монеты, которые в эпоху золотомонетного стандарта функционировали в качестве средства обращения и средства платежа. При системе закрытой чеканки неполноценные монеты чеканились на государственных монетных дворах только из валютного металла, принадлежащего государству. Закрытая чеканка этих  монет обеспечивала получение монетного дохода исключительно государственной казной, а также позволяла в известной мере ограничивать выпуск в обращение неполноценных монет, предотвращать переполнение ими каналов внутреннего денежного обращения и тем самым препятствовала вытеснению полноценных монет из обращения неполноценными монетами.

Правила, определявшие порядок чеканки полноценных и неполноценных монет, объединялись в национальном монетном уставе, который содержит статьи  и параграфы, устанавливающие пробу валютного металла, вес и легенду эмитируемых монет, ремедиум при их чеканке, правила изъятия монет из обращения и правила чеканки разменных билонных монет. Монетный устав неоднократно менялся в соответствии с теми изменениями, которые претерпевали национальные денежные системы в ходе своего исторического многовекового развития. При свободном обращении золотых и серебряных монет большое место в монетном уставе занимали юридические нормы, регламентировавшие характер, порядок и условия чеканки монет из денежного металла. Например, Монетный устав Российской Империи на основе акта о чеканке 1870 г. устанавливал право переделки в монеты золота или серебра, приносимых частными лицами на государственный монетный двор, без какой-либо платы за определение пробы, чеканку полноценных монет и лигатуру. В других странах обычно при свободной чеканке полноценных монет монетный устав определял плату за передел в монеты золотых и серебряных слитков. В условиях бумажного денежного обращения монетный устав стал содержать лишь правила чеканки и выпуска в обращение неполноценных монет.

В период золотомонетного стандарта полноценные монеты были основным законным платежным средством, имели неограниченную платежную силу, и по закону они были обязательны к приему продавцами и кредиторами на любую сумму. Неполноценные же монеты служили вспомогательным законным платежным средством и обладали ограниченной платежной силой. Например, в царской России серебряные монеты достоинством от 25 копеек до 1 рубля подлежали приему на общую сумму до 25 руб. при каждом платеже, а более мелкие серебряные монеты и медные монеты – на общую сумму до 3 руб. при одном платеже. В ходе осуществления в годы нэпа денежной реформы 1922-1924 гг. Госбанком СССР эмитировались банковское серебро  в 1 руб. и 50 коп, разменное (биллонное) серебро — в 20, 15 и 10 коп. и медная монета. – 5, 3, 2 и 1 коп., наряду с государственными казначейскими билетами достоинством  1, 3 и 5 руб.  Эти серебряные и бумажные деньги были обязательны к приему в платежи для всех учреждений, предприятий и лиц. При этом банковское серебро было обязательно к приему в платежи на сумму до 25 руб., а биллонное серебро и медь – на сумму до 3 руб. Один рубль серебряной и медной монетой приравнивался к одному рублю государственными казначейскими билетами[2].

Источником монопольно высокого монетного дохода, получаемого государством от чеканки полноценных монет, служит разница между номинальной стоимостью монеты и рыночной стоимостью содержащегося в ней денежного металла за вычетом издержек государственного монетного двора по чеканке этих монет.

В рабовладельческом и феодальном обществе этот монетный доход был одной из важных статьей денежных доходов античных государств (Греция, Рим), средневековых королей, их феодальных сеньоров и городов.

В период золотомонетного стандарта чеканка полноценных золотых монет уже не давала государству значительного монетного дохода, поскольку она производилась монетными дворами многих капиталистических стран беспошлинно, как, например, в Великобритании, или за незначительную монетную пошлину. В дореволюционной России монетная пошлина составляла всего лишь 42 руб. 31,5 копеек с одного пуда золота, что составляло 1/5%, которая покрывала издержки государственного монетного двора по чеканке золотых монет. С переходом от золотомонетного стандарта к золотослитковому и золотодевизному  стандарту в 20-х гг. прошлого века чеканка  полноценных золотых монет прекратилась, а находившиеся в обращении золотые монеты ушли из обращения и были тезаврированы частными инвесторами, коммерческими и центральными  банками. В дальнейшем традиция чеканки золотых и серебряных монет сохранилась при изготовлении государственными монетными дворами мемориальных монет из различных благородных и неблагородных металлов.

Второй разновидностью монетного дохода является монопольно высокий монетный доход, получаемый государством от чеканки на своих монетных дворах неполноценных монет, которые могут  изготавливаться как из благородных, так и из неблагородных металлов.

По своей природе все эти монеты являются разновидностью неполноценных денег, точнее, банкнотами, напечатанными на металле. Неполноценные монеты, так же как и полноценные монеты, являются общественными, публичными деньгами, государственными денежными знаками и законным средством платежа. Но в отличие от полноценных монет неполноценные монеты не обладают самостоятельной собственной внутренней действительной реальной стоимостью; они имеют лишь представительную стоимость, которую приобретают в процессе обращения, обслуживая самые небольшие сделки (операции) в сфере мелкой розничной торговли и потребительских услуг. Нарицательная стоимость неполноценных монет невысокая. Поэтому они служат вспомогательным законным платежным средством и предназначаются для размена полноценных монет, казначейских и банковских билетов.

Разменные вспомогательные деньги «…. могут обращаться по номинальной стоимости денег, не обладая никакой собственной стоимостью, — в том случае, если они представляют средство обращения в таком количестве, в каком оно обращалось бы само. Но тогда является условием, чтобы они или имелись налицо в столь небольшом количестве, чтобы они обращались лишь в вспомогательной форме, ни на мгновение не переставая быть средством обращения (когда они постоянно служат для обмена мелких количеств товара, отчасти лишь для размена настоящего средства обращения), т.е. чтобы они не могли бы быть предметом накопления, — или же они не должны обладать никакой стоимостью, так чтобы их номинальная стоимость никогда не могла сопоставляться с их внутренней стоимостью. В последнем случае они положены всего лишь знак, который посредством самого себя указывает на стоимость, существующую вне его. В первом случае дело никогда не доходит до того, чтобы их внутренняя стоимость сопоставлялась с их номинальной стоимостью» [3].

В период золотомонетного стандарта государство получало определенный монетный доход от чеканки неполноценных монет, изготовляемых из серебра, меди и других неблагородных металлов, поскольку стоимость этих металлов, содержавшихся в таких монетах, была ниже нарицательной стоимости указанных монет. Затраты на чеканку неполноценных монет были гораздо меньше по сравнению с расходами, связанными с чеканкой полноценных монет, которые изготавливаются государственными монетными дворами из драгоценных металлов. Разница между номинальной стоимостью неполноценных монет и затратами на их чеканку является источником монопольно высокого монетного дохода государственных монетных дворов, подавляющая часть которого перечисляется ими в казну.

Время от времени рыночная стоимость благородных металлов, используемых для чеканки указанных неполноценных монет,  поднималась так высоко, что эти монеты исчезали из обращения. Люди накапливали такие монеты или переплавляли их в соответствующие слитки с целью последующей продажи на вольном рынке по свободным ценам, хотя такие действия были и остаются незаконными. Например, в США в 1950 г. рыночная цена серебра, содержащегося в одном дайме (dime) —  10-центовой монете, равнялась 7 центам за одну тройскую унцию. К 1962 г. эта рыночная цена поднялась выше 10 центов, и даймы, отчеканенные из сплавов металлов с содержанием 90% серебра, вообще исчезли из обращения. Многие даймы люди переплавляли в серебряные слитки, еще больше таких монет сохранялись людьми в качестве предметов коллекционирования. Когда серебро продавалось по  2 доллара за  тройскую унцию, мешок серебряных монет с суммарной номинальной стоимостью 1000 долларов имел рыночную цену 1550 долларов. [4]

После крушения золотомонетного стандарта, произошедшего после окончания первой мировой войны, неполноценные монеты стали чеканиться государственными монетными дворами из низкопробных медно-никелевых, медно-цинковых и алюминиевых сплавов. Вследствие этого затраты на чеканку неполноценных монет еще больше сократились. Так, в Российской Федерации чеканка одной такой монеты достоинством в 1 рубль обходится  государственной казне в 57,9 коп.,  2-х рублевой монеты — 50,8 коп. и 5-тирублевой монеты — 97,4 коп.

В современных цивилизованных странах удельный вес таких  неполноценных монет в общей массе наличных денег, находящихся во внутреннем денежном обращении, незначителен. Поэтому монетный доход, получаемый государством от чеканки указанных монет, не играет существенной роли в формировании доходов федерального бюджета.

К тому же объемы монетного дохода, извлекаемого государством из операций, связанных с чеканкой неполноценных  монет из низкопробных медно-никелевых, медно-цинковых и алюминиевых сплавов, имеют тенденцию к снижению в силу целого ряда экономических причин объективного характера.

В последние десятилетия в ряде европейских стран наметилась отчетливая тенденция к превышению себестоимости чеканки неполноценных монет над их нарицательной стоимостью, что во многом было обусловлено усилением темпов инфляционных процессов, «обесценением» стоимости этих монет, падением их покупательной силы, особенно низких номиналов и значительным ростом рыночных цен на цветные металлы. Так, в Российской Федерации стоимость чеканки мелких дробных монет достоинством в 1 и 5 коп. в десятки раз превышает их номинальную стоимость  [5]. Поэтому в настоящее время чеканка этих мелких дробных монет в стране прекращена, и они практически исчезли из обращения.  Фактически ушли из обращения и монеты достоинством в 10 коп.

Прекращение чеканки неполноценных монет низкого достоинства и изъятие их из обращения способствует еще большему снижению общего объема соответствующего монетного дохода государства. Немаловажную роль играет и то обстоятельство, что  предприятиям торговли и сферы услуг, а также коммерческим и центральным банкам экономически невыгодно работать с большими объемами этих мелких монет ввиду высокой трудоемкости таких кассовых операций и больших затрат на обработку, хранение, транспортировку и инкассацию таких монет низкого достоинства.

Отчасти дальнейшему вытеснению из обращения неполноценных монет противодействуют такие экономические факторы, как широкое развитие мелкой розничной торговли газетами, журналами, сигаретами, кофеем, пивом, прохладительными напитками, продажа билетов на проезд в общественном транспорте и железнодорожных билетов через специальные автоматические устройства и искусственное повышение государством номинальной стоимости этих монет. В ряде стран такие монеты потеснили в обращении банкноты с низкой нарицательной стоимостью [6].

Третьей разновидностью монетного дохода является монопольно высокий доход, получаемый государством от чеканки на своих монетных дворах  мемориальных  монет из некоторых драгоценных металлов (золота, платины и серебра). Эти монеты имеют некоторое сходство с полноценными монетами. Как и полноценные монеты, мемориальные монеты обладают самостоятельной собственной внутренней действительной реальной стоимостью.  Но рыночная стоимость  металла, содержащегося в мемориальных монетах, и затраты по их чеканке во много раз превышают нарицательную стоимость таких монет. В условиях бумажного денежного стандарта эти монеты по существу являются предметами роскоши и в отличие от полноценных монет  практически не функционируют в качестве средства обращения и средства платежа. По многолетней традиции указанные мемориальные монеты служат объектом финансовых инвестиций и используются для коллекционирования, т.е. образования «сокровищ в эстетической форме» (К. Маркс). Монопольно высокий монетный доход, образующийся в результате чеканки на государственных монетных дворах  мемориальных монет из драгоценных металлов, также перечисляется в казну. Отчеканенные на государственных монетных дворах мемориальные монеты реализуются инвесторам по рыночным ценам непосредственно самими эмиссионными банками или через коммерческие банки.

В СССР чеканились и обращались не только мемориальные монеты из драгоценных металлов, предназначенные в основном для частных коллекций, но также и мемориальные монеты из неблагородных металлов, предназначенные для размена казначейских и банковских билетов и для частных коллекций. Причем по закону эти мемориальные монеты, находившиеся в обращении, были обязательны к приему государственными, кооперативными, общественными предприятиями, организациями и учреждениями, колхозами и отдельными лицами во все виды платежей, а также банками и предприятиями связи для зачисления на расчетные и текущие счета, во вклады, на аккредитивы и для переводов. Россия сохранила лучшие советские традиции и преемственность в области чеканки мемориальных монет.

Второй важнейшей формой сеньоража является монопольно высокая прибыль, получаемая государством от печатания банковских и казначейских билетов на своих монетных дворах.  По своему историческому происхождению и по своей природе эти бумажные деньги, так же как и неполноценные монеты, являются разновидностью неполноценных денег, общественными, публичными деньгами, государственными знаками и законным платежным средством. Они тоже не обладают самостоятельной собственной внутренней действительной реальной стоимостью и имеют лишь представительную стоимость, которую приобретают в процессе обращения, обслуживая относительно небольшие по своим объемам сделки, совершаемые в сфере розничной торговли и потребительских услуг. Но в отличие от неполноценных монет банкноты, а в некоторых странах (США) и казначейские билеты, служат основным законным платежным средством.

При золотом (серебряном) монометаллизме государство нередко прибегало к девальвации, т.е. к снижению  официального золотого (серебряного) содержания банкнот, подлежавших свободному беспрепятственному размену центральными банками на золото. Такая девальвация проводилась государством при расстройстве внутреннего денежного обращения, вызванного чрезмерной эмиссией бумажных денег, неразменных на благородный металл, что обычно имело место в периоды войн, политических и социальных потрясений, и сопровождалась возобновлением размена этих денег на драгоценный металл по новому, более низкому валютному курсу.

После окончательного краха золотого стандарта в середине 1970-х гг., ухода золота из обращения, отмены официального золотого содержания банкнот и прекращения их официального обмена на золото эмиссионные банки начали в широких масштабах практиковать снижение рыночного курса национальных валют, в качестве которых функционируют банкноты, официально не разменные золото. По сути, теперь именно центральные банки являются главными фальшивомонетчиками. В известной мере девальвация стимулирует национальный экспорт товаров и одновременно способствует ограничению их импорта. От девальвации несут убытки кредиторы, банковские вкладчики и владельцы наличной обесценившейся валюты. Девальвация выгодна лишь заемщикам, т.к. они погашают свои долговые обязательства девальвированной обесценившейся валютой. Но постоянно проводимая эмиссионными банками девальвация приводит, в конечном счете,  к инфляционному росту товарных цен, снижению  уровня и качества жизни населения и к усилению социальной напряженности в обществе.

Затраты государственных монетных дворов на печатание казначейских и банковских билетов незначительные по сравнению с расходами, связанными с производством полноценных денег. Так, производство одной 100-долларовой банкноты США (с учетом ее последующей утилизации) обходится всего в 4 цента. Затраты на изготовление одного бумажного доллара США составляют 50 центов. Разница между издержками  изготовления казначейских и банковских билетов и их номинальной стоимостью является монопольно высокой прибылью государственных монетных дворов, подавляющая часть которой  также перечисляется ими в доходы  федерального бюджета.

В настоящее время общий оборот отрасли производства банкнот приближается к 10 млрд. долл. в год.  Ежегодно в мире производится около 170 млрд. банкнот. Объем их производства растет из года в год в среднем на 5%. По некоторым прогнозам, к 2016  г. в мире будет  изготавливаться более 220 млрд. банкнот [7]. Очевидно, что чем больше будет отпечатано на государственных монетных дворах банковских и казначейских билетов и отчеканено неполноценных монет, тем больше будет объем монопольно высокой чистой прибыли дохода монетных дворов, которая подлежит перечислению ими в казну (при прочих равных условиях).

И все же в большинстве цивилизованных стран общий объем такого сеньоража относительно невелик ввиду высокого уровня безналичных расчетов домашних хозяйств, незначительного объема наличного денежного обращения и растущих издержек государственных монетных дворов, связанных с необходимостью ведения борьбы с фальшивомонетчеством и обеспечения надежной защиты банкнот от различных  подделок с использованием средств копировально-множительной техники. В 1995 г. сеньораж составлял в Австрии 0,4%, Финляндии – 3,8%, Греции 5,3%, Италии – 0,1%,  Нидерландах – 0,6%,  Испании – 1,2%,  Швеции – 2,4% и Великобритании — 0,2% от стоимости валового национального продукта (ВНП) [8]. В странах с развивающейся рыночной экономикой и с умеренной инфляцией сеньораж доходит до 5% от стоимости  внутреннего валового продукта (ВВП) [9]. В США этот денежный доход составляет порядка 30 млрд. долл. в год [10].

Третьей важнейшей формой сеньоража является монопольно высокая прибыль, получаемая центральными и коммерческими банками и специальными небанковскими кредитно-финансовыми учреждениями от производства депозитных денег, которые, как казначейские и банковские билеты и неполноценные монеты, являются разновидностью неполноценных, кредитных денег. Депозитные деньги, так же как и бумажные деньги (в их широком понимании) и неполноценные монеты, не обладают самостоятельной  собственной внутренней действительной реальной стоимостью и имеют лишь представительную стоимость, которую они тоже  приобретают в процессе обращения.  Но в отличие от бумажных денег и неполноценных монет депозитные деньги по своей природе не являются общественными, публичными деньгами и всеобщим законным средством платежа.

Отличительной чертой депозитных денег является  то, что они не обладают натурально-вещественной субстанцией. Эти неполноценные, кредитные деньги функционируют в форме бухгалтерских записей по различным банковским депозитным счетам. К таким счетам относятся текущие (чековые) счета  с правом выписки чеков, текущие (чековые) счета с правом овердрафта,   жиро-счета с правом выписки жиро-чеков, жиро-счета с правом жиро-овердрафта, контокоррентные счета и текущие карточные счета, режим функционирования которых предусматривает возможность использования владельцами этих счетов дебетовых (дебитных) пластиковых карт.

Будучи неполноценными, кредитными деньгами, депозитные деньги могут выполнять лишь отдельные функции, такие как средство обращения, средства платежа, средства образования денежных накоплений (сбережений) и отчасти служить мировыми деньгами. Для своих владельцев депозитные деньги являются фиктивным денежным капиталом.

На практике депозитные деньги могут изготавливаться и эмитироваться как эмиссионными банками, являющимися государственными или квазигосударственными банковскими институтами, так и  частными акционерными коммерческими банками и специальными небанковскими кредитно-финансовыми учреждениями. У государства нет монопольного права на производство и эмиссию депозитных денег. Причем в экономически развитых странах общий объем депозитно-чековой эмиссии коммерческих банков во много раз превышает размер безналичной денежной эмиссии центральных банков. Но постоянно проводимая эмиссионными банками девальвация приводит, в конечном счете,  к инфляционному росту товарных цен, снижению  уровня и качества жизни населения и к усилению социальной напряженности в обществе [11].

Первоначально депозитные деньги обслуживали преимущественно крупные оптовые торговые, денежные, депозитные, финансово-кредитные и валютные сделки. Еще в XIX в. банкнота стала «разменной монетой для оптовой торговли» (К. Маркс).  В послевоенные десятилетия депозитные деньги стали во все более  широких масштабах обслуживать и мелкие  сделки  в сфере розничной торговли и  потребительских услуг. Теперь в цивилизованных странах депозитные деньги ежедневно используются домашними хозяйствами для оплаты потребительских товаров текущего и долговременного пользования и услуг, включая финансовые, банковские и страховые услуги.  С помощью наличных денег домохозяйствами оплачиваются лишь самые мелкие потребительские расходы. Так, по данным ФРС США, средний размер одного платежа, осуществляемого американскими семьями наличными деньгами, составляет всего лишь 21 долл. [12].

Наличное денежное обращение является весьма дорогостоящим видом денежного обращения. Так, в 2012 г. в США на расходы, связанные с выпуском и распространением  банкнот и монет, было затрачено  1,2 млрд. долл. Американские предприятия розничной торговли тратят до 0,46% от общего объема годовой торговой выручки на оплату найма охраны при перевозках банкнот, труда кассиров и бухгалтеров, прием и учет наличных денежных платежей, обеспечение режима безопасного хранения, сортировку и пересчет банкнот и монет с целью последующего размещения денежной (кассовой) наличности на банковских текущих счетах. Для рядовой американской семьи издержки, связанные с использованием наличных денег, составляют около 1,7 тыс. долл. в год. Если американец снимает наличные деньги в банкоматах своего домашнего банка, то комиссия за эту денежную операции с него, как правило, не взимается. Все стальные банки выдают  наличные деньги «чужим» клиентам, которые держат свои текущие (чековые) счета в других банках, только за дополнительную плату. В Америке общий объем таких банковских комиссий достигает 2,1 млрд. долл. в год. На посещение банкомата среднестатистический американец тратит до 28 мин. в месяц. Обналичивание в банках выписываемых персональных  чеков ежегодно обходится простым американцам еще в 200 млн. долл. Нередко банкноты, принадлежащие американцам, становятся добычей квартирных воров и уличных грабителей. Обычно квартирная кража облегчает кошельки американцев  на 500 долл., а уличное ограбление – на 100 долл. [13].

Во многих современных цивилизованных странах, в том числе и в странах Скандинавии, государством проводится политика, направленная на уменьшение общей массы обращающихся наличных денег, поскольку новые платежные инструменты более эффективны; они позволяют повысить безопасность платежей и снизить издержки денежного обращения. Одним из основных факторов, способствующих  снижению  общего количества обращающихся наличных денег в Швеции, является то, что в этом государстве сейчас отсутствует закон, обязывающий принимать к оплате наличные деньги, тогда как с помощью банковских карт можно расплатиться повсеместно за товары и услуги. В стране преобладает городское население с высоким уровнем образования, а шведская молодежь почти не использует наличные деньги в своей повседневной жизни. С целью стимулирования развития розничных безналичных расчетов в Швеции постоянно проводятся широкомасштабные информационные компании против наличных денег, поскольку там считается, что использование банкнот и монет связано с большими затратами и высокими рисками. В общественном транспорте и на платных парковках автомашин наличные деньги вообще не принимаются в уплату за оказываемые услуги. Некоторые филиалы шведских коммерческих банков практически не работают с наличными деньгами, поскольку их филиалы оснащены банкоматами и специальными автоматическими устройствами, с помощью которых физические лица могут осуществлять  все свои денежные и депозитно-кредитные операции. Для сокращения доли отечественной теневой экономики и увеличения налоговых поступлений все предприятия розничной торговли, в том числе и малые, обязаны, использовать для совершения операций с наличными деньгами только строго определенные кассовые аппараты. Благодаря всем этим мерам, общее количество обращающихся наличных денег, по оценке Банка Швеции, к 2020 г. может сократиться в стране на 25-50% [14].

В Российской Федерации безналичные расчеты населения находятся в зачаточном состоянии.  Подавляющая часть денежных платежей за товары и услуги производится отечественными домашними хозяйствами с помощью такого «допотопного» расчетно-платежного инструмента, как наличные деньги, что сопряжено с высокими рисками и в значительной мере увеличивает издержки внутреннего денежного обращения. Страну буквально захлестывают волны налично-денежных расчетов, осуществляемых физическими лицами с помощью банкнот. Доля  наличного денежного обращения в России непомерно велика и составляет почти 30%. В цивилизованных странах она обычно не превышает 5-10%  даже в денежных расчетах домашних хозяйств [15]. По состоянию на 1 октября 2014 .г. во внутреннем денежном обращении России обращались банкноты и неполноценные монеты на общую сумму в 7,4 трлн. рублей (без учета наличных денег, находящихся в операционных кассах учреждений Банка России), что составляло в 2013  почти 11% к объему ВВП страны [16]. При этом огромная масса этих наличных денег обслуживает потребности российской теневой экономики, объем которой по разным оценкам колеблется в пределах от 25% до 50% от официальной отечественной экономики.

Назрела необходимость в законодательном порядке предоставить Центральному банка РФ (Банку России) право устанавливать предельный размер единовременного платежа, осуществляемого россиянами наличными деньгами, в счет оплаты приобретаемых потребительских товаров и услуг. В цивилизованных странах действуют законодательные ограничения в отношении таких единовременных розничных денежных платежей. При этом было бы целесообразно учесть среднюю сумму кассового чека,  оплачиваемого гражданами при приобретении продуктов питания в крупных продовольственных магазинах и продовольственных отделах крупных универсальных магазинов. Пока Банк России устанавливает лишь предельный размер единовременного платежа, совершаемого наличными деньгами всеми  категориями отечественных предпринимателей, в том числе и индивидуальными предпринимателями.

Как уже отмечалось, по своей природе депозитные деньги являются неполноценными, кредитными деньгами. Поэтому затраты на их производство гораздо меньше по сравнению с расходами, связанными с производством полноценных денег. Расходы на утилизацию депозитных денег тоже ничтожные по сравнению с затратами по утилизации бумажных денег и неполноценных монет. Разница между расходами на изготовление  и эмиссию депозитных денег и их номинальной стоимостью образует монопольно высокую прибыль банковских и специальных небанковских кредитно-финансовых институтов.

В промышленно развитых странах депозитные деньги превалируют в совокупном денежном обороте (СДО). По своим масштабам депозитно-чековая эмиссия центральных и коммерческих банков и специализированных небанковских кредитно-финансовых институтов во много раз превышает размер банкнотной эмиссии центральных банков. Поэтому общий объем сеньоража, получаемого этими банковскими и небанковскими специальными кредитно-финансовыми учреждениями от производства депозитных денег, по-видимому, гораздо больше размера сеньоража, образующегося в результате печатания казначейских и банковских билетов и чеканки неполноценных монет на государственных монетных дворах.

Способы измерения сеньоража

Согласно концептуальным положениям маржинализма общественно оптимальный выпуск золотых монет может достигаться, когда цена золотых монет равна предельным издержкам выпуска последней золотой монеты. В рамках этой экономической теории считается, что общественно оптимальную эмиссию золотых монет можно обеспечить  конкурентным или регулируемым путем. В первом случае необходимо в законодательном порядке предоставить частным фирмам право выпуска золотых монет в условиях свободной конкуренции. Во втором случае само центральное правительство выбирает такой объем выпуска золотых монет, при котором цена одной золотой монеты соответствует предельным издержкам ее выпуска. При этом центральное правительство получит нулевой доход от эмиссии золотых монет, не фальсифицируя их [17].

Эта экономическая теория представляется неисторичной и несостоятельной в научном плане.

Золотомонетный стандарт потерпел крах еще в годы первой мировой войны, когда во всех воевавших странах (кроме США) был официально прекращен размен банкнот на золото, запрещен вывоз его за границу, и золотые монеты ушли из обращения в сокровища. Частные фирмы не выпускают в обращение золотые монеты. Свободная конкуренция между предпринимателями в условиях ГМК затруднена. Общее количество денег, необходимых для обращения, определяется потребностями торгового, производственного и финансового оборота страны. «Обращение банкнот, не завися от воли Английского банка, является в такой степени независимым и от состояния этого золотого запаса в кладовых Банка, который обеспечивает размен этих банкнот…. Следовательно, влияние на количество обращающихся денег – банкнот и золота – оказывают лишь потребности самого хода дел» [18]. Государство не способно обеспечить эмиссию золотых монет в оптимальном размере и минимизировать размер монетного дохода, получаемого от их выпуска. Как показывает многовековой опыт, финансовые аппетиты государства безграничные, что особенно ярко проявляется в периоды глобальных и региональных финансово-экономических кризисов, когда происходит расстройство государственных финансов, резко возрастают размеры дефицита федерального и местных бюджетов, внешнего и внутреннего государственного долга. Поэтому государство всемерно заинтересовано в получении максимального, а не минимального монетного дохода от чеканки золотых монет для покрытия своих бюджетных расходов и нередко даже прибегает к фальсификации этих монет.

Общий объем монопольно высокой чистой прибыли, получаемой государством от печатания на своих монетных дворах банковских и казначейских билетов, официально не разменных на золото, и от чеканки неполноценных монет, по мнению автора,  можно определить методом прямого счета на основании данных об общих количествах, номинальной стоимости и себестоимости изготовления указанных неполноценных, кредитных денег. Такие сведения содержатся в   бухгалтерской (финансовой) отчетности государственных монетных дворов.

Методом прямого счета, на взгляд автора, можно определить и размер сеньоража, получаемого банковскими и специальными небанковскими кредитно-финансовыми институтами от производства и эмиссии депозитных денег. Для этого необходимо вычислить разницу между номинальной стоимостью производимых депозитных денег, которая отражается в приросте остатков денежных средств на текущих (чековых) счетах, чековых счетах с правом овердрафта, жиро-счетах, жиро-счетах с правом жиро-овердрафта и контокоррентных счетах корпоративных, частных и иных клиентов этих банковских и небанковских кредитно-финансовых институтов, и общей суммой их операционных и других расходов. При этом автор исходит из того, что средства обращения и средства платежа, эмитируемые указанными банковскими и небанковскими кредитно-финансовыми институтами, являются важнейшей неотъемлемой составной частью совокупного банковского продукта, а их операционные и прочие расходы – издержками ведения банковского дела, своеобразной себестоимостью производства указанного продукта [19]. Сведения, необходимые для определения методом прямого счета общего объема сеньоража от изготовления и эмиссии депозитных денег, содержатся в бухгалтерской  (финансовой) отчетности этих банковских и небанковских институтов.

Наряду с методом прямого счета, для определения общих объемов монетного дохода, а также доходов от печатания и эмиссии бумажных денег и от изготовления и эмиссии депозитных денег целесообразно также использовать экономико-математические методы (ЭММ) и функционально-стоимостной анализ (ФСА). Такая практика существует за рубежом [20].  Использование в комплексе методов прямого счета, ЭММ и ФСА в этих целях позволит существенно повысить научную обоснованность соответствующих экономико-статистических и финансовых расчетов.


Библиографический список

  1. Архив К. Маркса и Ф. Энгельса, т. IV, с. 227.
  2. Русский рубль. Два века истории. XIX-XX в. – М: Прогресс-Академия, 1994, с. 213.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. , соч., т. 46, ч. II, с. 331.
  4. Миллер Р.Л., Ван-Хуз Д.Д. Современные деньги и банковское дело, Пер: Учебник /Пер. с  англ. – М.: ИНФРА-М, с. 49.
  5. Юров А.В. Социологическое исследование как инструмент управления наличным денежным обращением //Деньги и кредит, 2008, № 10, с.
  6. Крупнов Ю.С. Денежная эмиссия: проблемы теории и практики//Бизнес и банки, 2012, № 19.
  7. The future of banknote printing to 2016. Market and technology forecast. Pira Internationa ltd. surrey 2011. P X
  8. Бурда М., Виплош Ч. Макроэкономика. Европейский текст: Учебник/Пер. с англ. — СПб.:  Судостроение, 1998, с. 370.
  9. Бурлачков В. Денежная мультипликация и сеньораж//Банковский вестник Национального банка Республики Беларусь, 2008, № 10, с. 25.
  10. Мишкин Ф.С. Экономическая теория денег, банковского дела и финансовых рынков/Пер. с англ. – М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2006, с. 590.
  11. Крупнов Ю.С. О природе электронных денег//Бизнес и банки, 2003, № 5.
  12. Крупнов Ю.С. Депозитные деньги: прошлое и настоящее//Бизнес и банки, 2004, № 20.
  13. Крупнов Ю.С. Сущность денег и эволюция их форм//Бизнес и банки, 2013, № 16-18.
  14. Бочкарева Т. Наличные никак не умрут//Ведомости от 3 декабря 2014, с, 15.
  15. Костарев Г. Сэкономить на наличности//РБК-daily от 15 октября 2013, с. 4.
  16. Ионов В.М. Наличное денежное обращение в современном мире (Обзор юбилейной 15-й Международной конференции (Currency Conference 2013)//Деньги и кредит, 2013, № 7, с. 75.
  17. Банковский (I) Портфель (Книга банкира. Книга клиента. Книга инвестора)/Коллектив авторов Коробов Ю.И., Рубин Ю.Б. Солдаткинс В. И. и др. – М.: СОМИНТЕК, 1994, с. 58.
  18. Ведомости от 14 октября 2013, с. 4.
  19. Миллер Р.Л., Ван-Хуз Д.Д. Современные деньги и банковское дело: Учебник/Пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 2000, с.34- 40.
  20. Маркс К., Энгельс Ф., соч., т 25, ч. II, c. 578.
  21. Крупнов Ю.С. О природе банковского валового продукта//Банковские услуги, 2007, № 9;
  22. Крупнов Ю.С. О производительности труда банковского персонала//Банковские услуги, 2007, № 11.
  23. Бурда М., Виплош Ч. Макроэкономика: Учебник /Пер. с англ. – СПб.: Судостроение, 1998.
  24. Миллер Р.Л., Ван-Хуз Д.Д. Современные деньги и банковское дело: Учебник /Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 2000.
  25. Деньги. Кредит. Банки: Учебник/ Под ред. Иванова В.В., Соколова Б.И.  — М.: ТК  Велби, Изд-во Проспект, 2006.