Главная страница » Публикации » 2023 » №4 (104) » Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт

Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт

Corporate ecosystems in industry: Russian and foreign experience

Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт

Авторы

Мезенцева Елена Сергеевна
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Российская Федерация, Институт экономики УрО РАН
mezentseva.es@uiec.ru

Аннотация

В современных условиях развития Индустрии 4.0, сетевых структур экосистемный под-ход является актуальным, в том числе для инновационного развития промышленности России. Предметом исследования являются промышленные корпоративные экосистемы в России и за рубежом. Проведен анализ подходов к понятию корпоративных экосистем, выявлены особенности концепции «открытых инноваций» в данном аспекте. Проведен анализ и эволюция применения инструментов открытых инноваций в рамках корпоративных экосистем с акцентом на сферу промышленности, включая современные тенденции российского рынка корпоративных инноваций.

Ключевые слова

корпоративные экосистемы, промышленность, инновации, стартапы

Финансирование

Статья подготовлена в рамках государственного задания Министерства науки и высшего образования РФ для Института экономики УрО РАН.

Рекомендуемая ссылка

Мезенцева Елена Сергеевна. Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (104). Номер статьи: 10422. Дата публикации: 19.12.2023. Режим доступа: https://sovman.ru/article/10422/

Authors

Mezentseva Elena Sergeevna
Candidate of Economics, Senior researcher
Russian Federation, Institute of Economics, The Ural Branch of Russian Academy of Sciences
mezentseva.es@uiec.ru

Abstract

In modern conditions of development of Industry 4.0, network structures, the ecosystem approach is relevant, including for the innovative development of Russian industry. The subject of the study is industrial corporate ecosystems in Russia and abroad. We carried out the analysis of approaches to the concept of corporate ecosystems, we revealed the features of the concept of "open innovation" in this aspect. We analyzed the experience and evolution of the use of open innovation tools within corporate ecosystems with an emphasis on the industrial sector, including current trends in the Russian corporate innovation market.

Keywords

corporate ecosystems, industry, innovations, startups

Project finance

The article was prepared within the framework of the state assignment of the Ministry of Science and Higher Education of the Russian Federation for the Institute of Economics of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences.

Suggested citation

Mezentseva Elena Sergeevna. Corporate ecosystems in industry: Russian and foreign experience // Modern Management Technology. ISSN 2226-9339. — №4 (104). Art. #  10422. Date issued: 19.12.2023. Available at: https://sovman.ru/article/10422/


Введение

По прогнозам McKinsey, к 2025 году около 30% корпоративного дохода в мире будут генерировать цифровые бизнес-экосистемы [1]. По мнению экспертов BCG, у экосистем есть несколько важных отличий от других бизнес-моделей: модульный принцип; кастомизация; многосторонние отношения; координация. В XX в. собственные экосистемы создавали крупные автопроизводители, такие как Toyota или Volkswagen. Они объединяли поставщиков и дистрибьюторов в огромные горизонтальные сети. Современный тренд на создание экосистем появился в середине 2010-х годов. Эту тенденцию задавали ИТ-гиганты. Как отмечается в статье [2], успех 7 из 10 крупнейших компаний в мире, деятельность которых основана на новейших цифровых технологиях, теперь зависит от развития экосистем.

Технологические изменения являются основными движущими факторами получения добавленной стоимости, они также открывают новые возможности для стартапов, малых и средних фирм, крупных предприятий. Инновационная активность крупного бизнеса в России зачастую является низкой, таким образом проявляется «слабость действующих в стране конкурентных стимулов на рынке инновационных проектов и отсталость используемых крупным бизнесом операционных моделей, а также организационных форм его взаимодействия с инновационными малыми и средними предприятиями» [3]. Это актуализирует поиск новых форм взаимодействия, в том числе, в рамках промышленных корпоративных экосистем.

В 2017 г. на Петербургском экономическом форуме Президент РФ  В.В. Путин обратил внимание на необходимость развития взаимодействия крупных и малых предприятий (стартапов) в сфере инноваций, в т.ч. обратился к руководству крупных высокотехнологичных государственных и частных корпораций по поводу создания подразделений по работе с малыми инновационными предприятиями и стартапами, а также венчурных фондов.

Цель работы – выявление особенностей формирования корпоративных экосистем в промышленности и взаимодействия внутри них малых и крупных предприятий, на базе изучения российского и зарубежного опыта.

 

Методы

Методология исследования основана на теориях управления инновациями и корпоративного управления, экосистемном подходе, концепции открытых инноваций Применены методы теоретического обобщения, системного, логического, структурного, сравнительного анализа, статистические методы, библиографический анализ. Таким образом, для решения поставленных задач используется комплекс взаимодополняющих методов исследования: методы теоретического анализа литературы по исследуемой проблеме; методы изучения, обобщения и анализа опыта существующих результатов практики управления; количественные и качественные методы сбора эмпирической информации.

В целях исследования был проведен обзор литературы по корпоративным экосистемам и формам взаимодействия крупных и малых промышленных предприятий, проанализированы статьи и доклады конференций, опубликованные до ноября 2023 года. Для анализа литературы использовались базы данных Scopus, ELibrary, научно-информационная сеть ResearchGate и другие онлайн-библиотеки.

Информационную базу исследования составили данные научных статей, исследований профильных организаций по теме венчурных инноваций, корпоративных экосистем (Dsight, Venture Guide), экспертные мнения руководителей корпораций, венчурных фондов и т.д.

 

Результаты

Современные условия Индустрии 4.0, цифровизации всех отраслей экономики, глобализации и сетевых эффектов диктуют потребность в новых способах сотрудничества в области инноваций, в области исследований и разработок.

Различные формы коллаборативного взаимодействия между крупными корпорациями и малыми предприятиями, в т.ч. стартапами, имеют положительные эффекты для внедрения новой продукции за счет сокращения издержек, технологического риска и рыночной неопределенности, а также взаимного доступа к новейшим технологиям.

В связи с этим формирование инновационных экосистем стало эффективной формой взаимодействия различных агентов. По мнению специалистов АСИ, в компании, стремящейся быть лидером в инновациях, необходимо создать условия для формирования пула инновационных проектов и их реализации. Для этого компании следует, в том числе, создать экосистему для работы с рискованными инновационными проектами [4].

По мнению Проскурина С.Д. и других авторов, инновационные экосистемы подразделяются на следующие виды по масштабу деятельности: мировая, национальная, региональная, отраслевая, корпоративная, предпринимательская, индивидуальная [5].

 

Теория открытых инноваций

В настоящее время наиболее распространенными подходами к созданию новых продуктов и услуг являются инструменты на основе «открытых инноваций». В данном случае для генерации и воплощения новых идей используются как внутренние, так и внешние ресурсы. На базе этой же теории развиваются и корпоративные инновационные экосистемы. Корпорации ищут инновационные проекты за пределами компании, сотрудничают с другими предприятиями, научными и образовательными организациями по поводу обмена знаниями, компетенциями, технологиями и т.д. [6]. При привлечении сторонних инновационных компаний ключевым моментом является юридические условия использования его интеллектуальной собственности.

Инструменты открытых инноваций включают в себя: конкурсы инновационных проектов, скаутинг, корпоративные акселераторы, корпоративные бизнес-инкубаторы, корпоративные венчурные фонды, корпоративные технопарки, финансирование внешних инновационных проектов, выделение внутренних разработок в спин-оффы, слияния и поглощения (Mergers & Acquisitions), приобретение компаний и др.[7, 8, 9]

Во многих отраслях реального сектора экономики (автомобилестроение, авиастроение, авиаперевозки) в течение десятилетий функционируют развитые экосистемы. Внедрение новых продуктов или технологий имеет длительный инновационный цикл. На начальной (посевной стадии) развитием инновационного продукта занимаются стартапы.

Рассмотрим основных участников экосистемы, которая позволяет внедрять инновации, за счет взаимодействия стартапов и корпораций. Глубокое технологическое сотрудничество зависит от многостороннего взаимодействия между участниками, у каждого из которых есть свои потребности и приоритеты. В целом, экосистемы могут включать большое количество агентов региональной экономической среды: малые инновационные предприятия (стартапы), крупные предприятия (корпорации), правительство, университеты и научные организации, инвесторы, пользователи (потребители), посредники и др.

Стартапы являются ключевым агентом инновационного процесса в экосистемах. Они могут позволить себе пойти на риски с целью внедрения прорывных инноваций, благодаря им происходит ускорение исследований и разработок, а также коммерциализации новых продуктов или технологий. Стартапы от участия в экосистеме получают преимущества в виде финансирования, доступа к рынку, технической экспертизе, деловым опыту и знаниям корпораций, инвесторов, научных специалистов [10]. При взаимодействии с корпорациями они могут получить доступ к лабораториям и инфраструктуре тестирования, производственным и рыночным возможностям корпораций.

Корпорации осуществляют технологическую интеграцию, предоставляют индустриальные и коммерческие возможности для стартапов. За счет экосистем они привлекают внешние инновации. В условиях Индустрии 4.0 появляются новые модели привлечения и использования новых знаний и технологий. Одна из них это как раз использование корпорациями инструментов открытых инноваций. При этом, у корпораций сохраняется настороженность по отношению к стартапам [11].

Все большее число компаний участвует в венчурном инвестировании. То есть наряду с традиционными венчурными фондами формируются корпоративные. Корпорации выступают как CVC-инвесторы, партнеры с ограниченной ответственностью. Они обладают более глубокими техническими и производственными знаниями, что выгодно их отличает от обычных венчурных инвесторов.

 

Опыт применения инструментов открытых инноваций в корпоративных экосистемах

Существует спорный вопрос, является ли разработка нового продукта внутри корпорации стартапом. Специалисты-практики считают, что да. Рассмотрим варианты, как стартап может существовать внутри корпорации: 1) инвестиционный проект; 2) предпроектная деятельность – исследовательский проект; 3) отдельное юридическое лицо (спинофф); 4) рабочая группа; 5) проектная команда или отдельный проект [12].

Авторами Шкарупета Е.В. и Казарцева А.И. [7] был проведен анализ зарубежного и российского опыта применения инструментов инновационного развития корпораций в аспекте применения концепции открытых инноваций, на базе этого исследования и ряда других источников нами была составлена таблица с примерами того, какие инструменты применяют корпорации  в рамках корпоративных экосистем, с акцентом на опыт российских промышленных корпораций (таблица 1).

 

Таблица 1 – Инструменты открытых инноваций, применяемые в промышленных корпоративных экосистемах

Корпорация Инструменты инновационного развития
3M Корпоративная культура поддержки инноваций; технический форум; финансирование исследований и разработок; собственные разработки; инструменты поддержки стартапов; M&A (Инновационная культура 3М на форуме «Открытые инновации» 2017. URL: https://publishernews.ru/PressRelease/PressReleaseShow.asp?id=654272 (дата обращения 24.10.2023).)
Airbus Инновационные центры; глобальная сеть акселераторов в сфере аэрокосмонавтики Airbus BizLab; венчурная компания Airbus Ventures и др. (Innovation ecosystem. Leveraging collective intelligence to deliver result / сайт Airbus. URL: https://www.airbus.com/en/innovation/innovation-ecosystem (дата обращения 24.10.2023).)
BMW Профильная инновационная группа
Баштехинформ, ПАО Северсталь Корпоративный бизнес-инкубатор
ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Венчурные фонды; взаимодействие с вузами; проведение хакатонов и конкурсов; создание корпоративной «песочницы» и др.
ГК Ростех Центр открытых инноваций; система управления уникальными технологическими компетенциями; курсы дополнительной подготовки по теории решения изобретательских задач (ТРИЗ); программа-катализатор «Вектор»; корпоративные венчурные фонды [13,14]
ПАО «Объединенные машиностроительные заводы» Конкурсы  инновационных проектов;  программы обучения инженеров с целью развить общую инновационную культуру; корпоративный инкубатор-акселератор идей «Фабрика инноваций для поиска и управления талантами»
ПАО «Сибур» Конкурс-акселератор инновационных проектов «Большая разведка»; Кубок инновационных проектов»; внутренний акселератор «Менделеевский спринт»
ОАО РЖД Корпоративный  акселератор
Группа компаний ЭФКО Скаутинг; конкурс стартапов; акселератор; венчурный фонд и др. (ГК «ЭФКО» открывает «ЭФКО Инновации» – для расширения работы со стартапами и молодыми учеными. URL: https://agrovesti.net/news/corp/gk-efko-otkryvaet-efko-innovatsii-dlya-rasshireniya-raboty-so-startapami-i-molodymi-uchenymi.html (дата обращения 24.10.2023).)
ОАО «Татнефть» Инновационный центр
ПАО Северсталь Корпоративный акселератор Severstal SteelTech Accelerator
Компания «Русал» 6 конкурсов идей и проектных предложений на международной платформе Innocentive [15]

 

На выбор инструментов открытых инноваций, применяемых корпорациями, влияет этап инновационного цикла, уровень инновационной культуры в корпорации, а также стоимость инструментов. К недорогим инструментам можно отнести различные мероприятия для стартапов, конкурсы идей, хакатоны, скаутинг. Более дорогостоящие инструменты это корпоративный венчурный фонд, лаборатории и т.д. На первом этапе, при поиске инновационных идей, корпорации могут применять наибольшее количество инструментов, на этапе масштабирования продукта спектр инструментов минимален.

Рассмотрим подробнее основные инструменты открытых инноваций в корпорациях. Примеры их представлены в таблице выше. В исследовании KPMG можно подробнее ознакомиться с определениями этих инструментов [16]. Здесь же ограничимся перечислением и описанием некоторых из них: инновационные центры, или центры передового опыта; профильная инновационная группа; программа внутреннего предпринимательства; корпоративный бизнес-инкубатор; хакатоны; инновационные туры (экскурсии); инновационный аванпост / наблюдательный пункт; партнерство с технологическими центрами / университетами; внешний инкубатор / партнерские программы акселерации; приобретение / покупка стартапов.

В 2020 г. Поповым А.Н. [17] было проведено исследование 54 программ корпоративных инноваций. На его основе, а также данных годовых отчетов Dsight и исследования корпоративных инноваций в России от Deloittе автор выделил следующие часто применяемые инструменты развития корпоративных инноваций, которые потенциально приводят к дальнейшему внедрению инновационных решений стартапов в корпорации: 1) корпоративные акселераторы, рассчитанные на внешние проекты; 2) корпоративные венчурные фонды; 3) поглощение (выкуп мажоритарной доли компании) инновационных проектов корпорацией; 4) внутренние корпоративные акселераторы (акселераторы, ориентированные на проекты, созданные сотрудниками корпорации). Рассмотрим подробнее получившие наибольшее развитие в российской практике инструменты – корпоративные акселераторы и фонды.

 

Корпоративные бизнес-акселераторы

Наряду с традиционными бизнес-акселераторами, все большее развитие получают корпоративные акселераторы [18] как одни из важнейших и самых доступных инструментов «открытых инноваций». Первый корпоративный акселератор появился в конце 2011 г. В 2015 г. их количество выросло до 77, они были созданы на предприятиях из 18 отраслей в 32 странах. В корпоративной сфере с 2013 г. в РФ проведено около 70 акселерационных программ [14].

Долгосрочной целью создания корпоративных акселераторов является увеличение капитализации компании [19]. Этому способствует достижение следующих результатов работы акселератора: сокращение затрат, рост стоимости вложенных средств в стартапы, выделение внутренних проектов с спин-оффы, получение новых технологий, выход на новые рынки.

Одна из основных целей корпоративного акселератора – скаутинг технологий. Промышленные компании могут найти проекты, позволяющие им расширить производство или организовать новые [20]. Как указано в исследовании [21], реализация программ акселерации может осуществляться в двух основных видах: «технологический радар» и «катализатор развития технологий».

Исследование Ростеха показало, что самым востребованным на российском рынке видом реализации акселератора стал формат технологических радаров. В таком формате были проведены 53 из 70 исследованных программ. Корпорации выбирали существующие на рынке стартапы по определенной теме для 1) тестирования продуктов стартапа и улучшения собственных продуктов/процессов, 2) включения в цепочку поставщиков или 3) последующей процедуры M&A. Стоит отметить, что сейчас в России именно корпорации являются основными покупателями доли в стартапах на поздних стадиях развития проекта, то есть становятся важнейшими игроками  российского венчурного рынка. С 2017 г. появился формат внутренних акселерационных программ по поиску, отбору и вовлечению персонала в создание новых продуктов. Таких программ было 17 из 70. Среди них компании Камаз, Ростех (программа-катализатор «Вектор»).

В акселераторе могут развиваться не только внешние (независимые) технологические стартапы, но и внутренние проекты корпораций [22].

Отраслевая  специфика акселераторов в России: развитие технологических стартапов в сфере IT, робототехники, аддитивных технологий, новых материалов и Big Data [23]; медицины и фармацевтики. Проекты в отраслях нефтегазовой промышленности, металлургии, горнодобывающей отрасли, электроэнергетики чаще привлекаются в корпоративные акселераторы в индустриальных регионах, таких как Свердловская область, Пермский край, Республика Татарстан.

Приведем еще несколько примеров корпоративных акселераторов в промышленном секторе России. В 2019 г. ПАО «Северсталь» запустило акселератор Severstal SteelTech Accelertor [24]. Акселератор занимается поиском инновационных решений в промышленной сфере и их интеграцией в производственный цикл. В 2018 г. АО «ТВЭЛ» (топливный дивизион «Росатома») объявил о создании акселератора для стартапов и новых идей. РЖД в 2019 г. запущен корпоративный акселератор на площадке Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта (АО «ВНИИЖТ»).

 

Корпоративные венчурные фонды

Наряду с практикой развития частных и государственных венчурных фондов и других форм венчурного инвестирования, в развитых странах эффективным инструментом развития инновационной деятельности становятся собственные корпоративные венчурные фонды [25]. Они должны соединить в комплексе три основных элемента конкурентоспособности предприятия – стратегическое развитие, инновации и предпринимательскую инициативу [26].

Корпоративные венчурные фонды широко используются с 1970-х гг. «До 40% крупнейших компаний Европы и 60% компаний США выделяют средства на реализацию корпоративных венчурных программ» [27]. Последнее десятилетие по этому пути пытаются идти и крупные российские компании, такие как ПАО «Газпром», АФК «Система», «Промсвязьбанк» и др. В 2012 г. началась реализация проекта «Практика создания корпоративных венчурных фондов в российских компаниях». Инициатором выступила РВК, реализацию осуществляет НК «Клуб директоров по науке и инновациям» при поддержке Министерства экономического развития РФ.

Главные цели создания корпоративного венчурного фонда – это «получение быстрого доступа к новым технологиям, которые могут резко изменить структуру отрасли и являются потенциальной угрозой и источником дохода одновременно для рыночных лидеров» [28]. Корпорация может передать проекты, связанные с подрывными инновациями, дочерней фирме или отдельному стартапу с проведением финансирования через корпоративный венчурный фонд [29].

Корпоративные венчурные фонды оказывают поддержку проектам следующих видов. Первое, собственные внутренние и внешние проекты (стартапы). Если речь идет о внешних проектах, то это могут быть компании двух видов: спин-офф (spin-off) и спин-аут (spin-out). Они отличаются степенью автономности от материнской компании. Второе, сторонние фирмы: технологические стартапы, а также более зрелые компании, нуждающиеся в финансовых ресурсах для реализации своих перспективных проектов.

 

Российский опыт

По данным статьи [30], корпоративные инвестиции в России не является преобладающей формой венчурного инвестирования. Большая доля инвестиций приходится на государственные и частные фонды. (в отличие от США).

Согласно опросу Российской венчурной компании (2014 г.) [31 [i]], «62% российских крупных инновационно активных предприятий, преимущественно относящихся к машиностроению и информационным технологиям, участвовали в венчурном инвестировании, причем у 19% механизмы этого участия, включая создание венчурных фондов, созданы, регламентированы и реально функционируют».  Объем венчурного рынка России в 2014 г. составил 480,9 млн долл., в структуре по количеству сделок доля корпоративных инвесторов составляла 16%.

Примерами корпоративных венчурных фондов из российской практики, связанными со сферой промышленности, являются следующие. Инвестиционная компания «Алкор Финанс» образована при группе «Алкор Био», она инвестирует в высокотехнологичные проекты в сфере биотехнологий. В 2013 г. в статусе внутреннего подразделения инвестиционно-промышленного холдинга GS Group создан корпоративный венчурный фонд GS Venture [25 [ii]]. Фокусом фонда являются разработка и производство потребительской электроники и технологий, материалы и продукты на основе специфического наномодифицированного углеродного материала. Фонд Kirov Group Ventures – фонд Кировского завода (г. Санкт-Петербург), сосредоточен на поддержке и развитии индустриальных стартапов pre-seed и seed стадий. Фонд вкладывается в технологии Индустрии 4.0, AgroTech, EnergyTech, HR и DPA (digital process automation) в B2B сегменте (Кто вошел в топ самых активных венчурных фондов России за 2021 год / РБК-тренды. URL: https://trends.rbc.ru/trends/innovation/626a37239a794752c3ac4ba4 (дата обращения 23.10.2023).).

В структуре «Ростеха» действуют два венчурных фонда. Это корпоративный фонд «РТ – венчурные инвестиции» (создан в 2018 г., в 2023 г. сменил название на АО «РТ-медтех»), который сфокусирован на проектах из периметра «Ростеха», и фонд «Индустрия 4.0» (создан в 2019 г.), ориентированный на открытый рынок (Сухаревская А. «Ростех» вложит с партнерами 5 млрд рублей в стартапы // Ведомости. 08.07.2019. URL: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2019/07/08/806116-rosteh-5-mlrd-rublei-v-startap (дата обращения 23.11.2023).). Они занимались поддержкой инновационных проектов высокотехнологичных предприятий и разработки прорывных технологий. В 2019 г. фонд инвестировал в проект в области оптических технологий. О других вложениях фонда информации нет. «Fuel For Growth» – корпоративный венчурный фонд акционеров «ЭФКО», крупного пищевого холдинга, создан в сентябре 2019 г.

Рассмотрим некоторые актуальные численные характеристики корпоративного венчурного финансирования на современном этапе 2022-2023 г.

Объем российского рынка венчурного финансирования в 2022 г. составил 819 млн долл., таким образом, произошло снижение на 68% относительно показателя 2021 г. – 2,93 млрд. долл. По данным аналитической компании Dsight, количество сделок по инвестированию в стартапы оказалось минимальным за 7 лет – 139. В 2021 г. их было 306 (Инвестиции в стартапы в России могут оказаться рекордно низкими в 2023 году. URL: https://www.forbes.ru/svoi-biznes/486532-investicii-v-startapy-v-rossii-mogut-okazat-sa-rekordno-nizkimi-v-2023-godu (дата обращения 30.11.2023).). В секторе корпораций количество сделок снизилось с 24 до 13. В 2022 г. инвестиционную деятельность снизили все участники венчурного рынка. В наибольшей степени это коснулось именно корпораций и корпоративных фондов. Резкое снижение инвестиций произошло с 424 млн долл. в 2021 г. до 15 млн долл. в 2022 г. Таким образом корпорации реагируют на шоки на рынке. Если говорить о госкорпорациях, то здесь изменения были менее драматичными. В 2021 г. объем финансирования о стороны госкорпораций и госфондов составлял 87 млн долл, в 2022 г. – 76 млн долл. Число сделок снизилось с 31 до 24.

Все большее число корпораций переходят от венчурных инвестиций к слияниям и поглощениям (M&A). В 2022 г. корпоративные инвесторы участвовали в 14 сделках на сумму 15 млн долл., что составило 4% от общего объема венчурного финансирования (в 2021 г. – 14%). Количество приобретенных корпорациями стартапов в 2022 г. снизилось незначительно: 22 покупки (28 покупок в 2021 г.) общим объемом 331 млн. долл., что составляет почти 80% от общего количества M&A за год. Корпорации продолжают оставаться основным покупателем стартапов.

В 2022 г. корпорации, работающие с открытыми инновациями, изменили форматы поиска стартапов [32]. Они стараются получить максимальный эффект при небольших вложениях и выбирают соответствующие инструменты. Так, в 2022 г. количество скаутинговых программ, позволяющих быстро найти решения под точечный запрос, увеличилось в 4 раза по сравнению с 2021 г. В то же время количество классических корпоративных акселераторов снизилось с 54 до 39. Количество хакатонов снизилось с 10 до 4, число технологических конкурсов изменилось незначительно (с 5 до 7). В 2023 г. при работе корпораций со стартапами на ранних стадиях также популярным инструментом стало пилотирование (используют 82% корпораций). Доля компаний, использующих корпоративные акселераторы, продолжает снижаться (27%). Растет интерес корпораций к программам внутреннего предпринимательства (intrapreneurship) (41%).

Если говорить о распределении количества частных корпоративных программ по индустриям заказчиков, то в 2022 г. 19% относилось к отрасли промышленность и энергетика. Речь и идет о следующих компаниях: Газпромнефть, Россети, Вымпелком, Уралхим и др.

В 2023 г. тенденции падения венчурного рынка продолжились. По данным исследования Dsight [33] за первое полугодие 2023 г. совершено 66 сделок. Объем инвестиций снизился до 27 млн долл. Доля корпораций в объеме инвестиций выросла с 3% до 22%. Корпорации вынуждены снижать расходы на исследования и разработки. При этом, их активность несколько растет. Число сделок в первом полугодии 2023 г. выше аналогичного в 2022 г. в два раза. Объем инвестиций показал незначительное падение.

Наиболее активными направлениями для стартапов России являются FinTech и здравоохранение. Также привлекательными для венчурных инвестиций являются кибербезопасность, проекты в области BioTech, EdTech, HRTech и PropTech. По количеству же сделок в первом полугодии лидирует Business Software (20%). Среди корпораций наиболее востребованной сферой вложения является искусственный интеллект (рис. 1). В сфере промышленности (также как и в сфере ритейла и логистики) ИИ применяют для прогнозирования цепочек поставок и транспортных поломок, видеоаналитики, самодиагностики систем.

 

Приоритетные технологии в 1-м полугодии 2023 г.  среди корпораций.

Рисунок 1 – Приоритетные технологии в 1-м полугодии 2023 г.  среди корпораций.

Источник [33]

 

При сокращении количества качественных стартапов корпорации переориентируются на разработку собственных продуктов вместо инвестирования или приобретения. Бюджеты на инновации не сокращаются. Зачастую, для решения задач импортозамещения корпорации занимаются развитием новых продуктов внутри компании, таким образом, становится актуальным такое явление как внутреннее предпринимательство.

 

Риски развития экосистем

Наряду с указанными выше преимуществами взаимодействия крупных и малых предприятий в рамках корпоративных экосистем, существуют и определенные риски. Так, участие в такой экосистеме может являться тормозом инноваций. Усложнение и рост организационной структуры, к которым ведет развитие экосистем, снижает способность бизнеса к инновациям. Недостатком может являться инерция крупной компании.

Со стороны корпораций в текущих условиях отмечаются следующие ограничения по росту взаимодействий со стартапами. Сокращение на рынке качественных решений из-за оттока большого числа перспективных стартапов за пределы РФ. Неадекватная оценка стартапами уровня зрелости своих решений. Юридические вопросы возникают при переходе компаний на российское программное обеспечение, в результате чего усложняется интеграция корпораций и стартапов. Ограничения в работе с открытыми инновациями объясняются и более традиционными проблемами. Это неразвитость нормативно-правовой базы, бюрократические вопросы.

 

Выводы

В современных технологических, экономических и геополитических условиях подтверждается актуальность экосистемного подхода к инновационному развитию корпораций, что особенно актуально для промышленных систем в России. На базе проведенного анализа подходов к понятию корпоративных экосистем показана применимость концепции «открытых инноваций» к корпоративному инновационному развитию промышленности. Мы представили основные модели корпоративных экосистем (модели кооперации крупного и малого бизнеса в сфере технологических инноваций), зарубежный и российский опыт их внедрения, с акцентом на отрасль промышленности. Более подробный анализ мы провели по наиболее часто используемым инструментам развития корпоративной инновационной экосистемы, а именно, корпоративному акселератору и корпоративному венчурному фонду. Текущая ситуация в сфере промышленных корпоративных венчурных инвестиций в России усложнилась ввиду внешних шоковых воздействий, корпоративные экосистемы проходят адаптацию, за счет изменения применяемых инструментов открытых инноваций. С одной стороны, большую популярность получают менее затратные и более точечные инструменты (скаутинг, пилотирование), с другой, развиваются внутренние проекты на базе внутреннего предпринимательства.

В целом, внедрение корпоративных инноваций путем развития различных инструментов на базе концепции открытых инноваций создаст для компаний, как крупных корпораций, так и малых предприятий,  возможности для улучшения своих позиций на рынке за счет увеличения скорости осуществляемых бизнес-процессов и удешевления процессов по внедрению инноваций на базе новых технологий.

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также






Библиографический список

  1. Что такое бизнес-экосистемы и зачем они нужны / РБК-Тренды. URL: https://trends.rbc.ru/trends/innovation/6087e5899a7947ed35fdbbf3 (дата обращения: 10.09.2023)
  2. Трофимов, О.В., Захаров, В.Я., Фролов, В.Г. Экосистемы как способ организации взаимодействия предприятий производственной сферы и сферы услуг в условиях цифровизации // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2019. №4(56). С. 43-55.
  3. Пахомова, Н.В., Рихтер, К.К., Малышков, Г.Б., Бондаренко, Ю.П. Организационно-институциональные условия формирования спроса на инновации // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. Экономика. 2015. Вып. 2. С. 4-33.
  4. Модель повышения инновационной открытости крупных компаний / Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов. URL: https://files-ice.asi.ru/iblock/cab/cab6fc3d6329858918523e78e01615c8/Standart_all_int.pdf (дата обращения: 16.09.2023).
  5. Проскурнин, С.Д. Создание самоорганизуемой инновационной экосистемы в зонах особого территориального развития // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2017. №4 (52). URL: https://eee-region.ru/article/5206/ (дата обращения: 16.11.2023).
  6. Ряжева, Ю.И. Формирование и развитие инновационной среды промышленного сектора на основе инновационной экосистемы // Московский экономический журнал. 2020. №1. С.615-623. DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10062.
  7. Шкарупета, Е.В., Казарцева, А.И. Формирование корпоративной инновационной экосистемы на основе модели открытых инноваций // Организатор производства. 2020. Т. №1. С. 91-98. DOI: 10.25987/VSTU.2019.41.12.001.
  8. Xie,, Wang, H. How can open innovation ecosystem modes push product innovation forward? An fsQCA analysis // Journal of Business Research, 108. 2020. p. 29-41. DOI: 10.1016/j.jbusres.2019.10.011.
  9. Раунио, М., Нордлинг, Н., Каутонен, М. Платформы открытых инноваций как инструмент «треугольника знаний»: опыт Финляндии // Форсайт. 2018. Т.12. №.2. С.62-76. DOI: 10.17323/2500-2597.2018.2.62.76.
  10. Portincaso, M., de la Tour, A. The Dawn of the Deep Tech Ecosystem // Boston Consulting Group & Hello Tomorrow. 3/19. 44 р. URL: https://media-publications.bcg.com/BCG-The-Dawn-of-the-Deep-Tech-Ecosystem-Mar-2019.pdf (дата обращения: 16.10.2023)
  11. Ringel, M., Taylor, A., Zablit, H. Bringing Outside Innovation Inside // The Most Innovative Companies 2016: Getting Past «Not Invented Here». BCG report, January 2017. URL: https://www.bcg.com/publications/2017/growth-bringing-outside-innovation-inside (дата обращения: 16.10.2023).
  12. Батрименко, А. Внутреннее предпринимательство бизнес актив для внедрения инноваций / Онлайн-конференция «Внутреннее предпринимательство как бизнес-актив для внедрения инноваций», 6 октября URL: https://disk.yandex.ru/d/xUIIj7gmssn1wA (дата обращения: 16.11.2023).
  13. Каширин, А. И., Волобуев, Н.А. Центр открытых инноваций госкорпорации «Ростех» – новый инструмент по внедрению механизмов открытых инноваций // Инновации. 2016. №.2 (208). C.7-14.
  14. Взращивая бизнес: 10 лет эволюции корпоративных акселерационных программ / Академия Ростеха. URL: https://vc.ru/rostec.academy/128099-vzrashchivaya-biznes-10-let-evolyucii-korporativnyh-akseleracionnyh-programm (дата обращения: 6.12.2023).
  15. Лукша, О.П., Наталенко, А.А., Пильнов, Г.Б., Яновский, А.Э. Акселераторы открытых инноваций на основе информационных платформ // Инновации. 2017. №.12(230). С.87-95.
  16. Корпоративные инновации. KPMG. 2017. 15 с. URL: https://dokumen.tips/documents/-a-content-a-dam-a-kpmg-a-ru.html?page=3 (дата обращения: 20.09.2023).
  17. Попов, А.Н. Стартап-студия как перспективная модель развития инноваций в контексте венчурного рынка и корпоративных инноваций в России // Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск 2020. №80. С.260-285. DOI: 24411/2070-1381-2020-10073. URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2020/vipusk__80._ijun_2020_g./upravlenie_innovazijami/12-10-53popov.pdf (дата обращения: 16.11.2023).
  18. Stayton,, Mangematin, V. Startup Time, Innovation and Organizational Emergence: A Study of USA-Based International Technology Ventures // Journal of International Entrepreneurship. 2016. vol. 14. iss. 3. p. 373-409. DOI: 10.1007/s10843-016-0183-y.
  19. Коротковская, Е.В., Коротковская, Е.С. Корпоративные акселераторы как инструмент «открытых инноваций» // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Экономика. Управление. Право. 2018. Т. вып. 1. С. 56–63. DOI: 10.18500/1994-2540-2018-18-1-56-63.
  20. Гершов, В.В. Корпоративный бизнес-акселератор. Как работают глобальные лидеры: SAP // Менеджмент инноваций. №2. С. 124-131.
  21. Gassmann,, Becker, B. Towards a resource-based view of corporate incubators // International Journal of Innovation Management. 2006. Vol. 10 (01). p. 19-45. DOI:10.1142/S1363919606001387.
  22. Hackett,M., Dilts, D.M. A Real Options-Driven Theory of Business Incubation // The Journal of Technology Transfer. 2014. vol. 29. iss. 1. p. 41-54. DOI: 10.1023/B:JOTT.0000011180.19370.36.
  23. Каменских, М.А. Исследование практики функционирования бизнес-акселераторов в России // Региональная экономика: теория и практика. 2018. Т. №9. С. 1725-1734. DOI: 10.24891/re.16.9.1725.
  24. Рождение корпоративных экосистем / В.В. Сараев, Д.С. Медовников, С.Д. Розмирович [и др.]. – М.: «Иннопрактика», 2020. – 86 с.
  25. Мотовилов, О.В. Корпоративное венчурное финансирование инновационных проектов // Вестник Санкт-петербургского университета. 2016. сер. вып. 4. С. 75-91. DOI: 10.21638/11701/spbu05.2016.404.
  26. Mason,, Rohner, T. The venture imperative: a new model for corporate innovation. Boston, MA: Harvard Business School Publishing, 2002.
  27. Россия: курс на инновации. Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». Выпуск III / ОАО «РВК» при содействии Министерства экономического развития РФ. – М., 2015. – 172 с.
  28. Рогова, Е.М., Галактионов, С.С. Влияние корпоративных венчурных фондов на результаты инновационной деятельности материнских компаний // Инновации. 2017 №1(219). С. 12-18.
  29. Кристенсен, К.М. Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий погибают сильные компании / пер. с англ. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. 237 с.
  30. Дуненкова, Е.Н., Лысова, Е.А. Венчурные экосистемы России и США: сравнительный анализ // Вестник университета. 2020. №12. С. 95-102. DOI: 10.26425/1816-4277-2020-12-95-102.
  31. Костеев, В., Никитченко, А., Пикулева, Е., Бобкова, Н. Корпоративные венчурные инвестиции в России: состояние и перспективы (2014-2015 гг.). – М.: НП «Клуб директоров по науке и инновациям», 2014. URL: http://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/201412_Corporate_venture_capital_investments.pdf (дата обращения: 20.09.2023).
  32. Исследование Dsight «Венчурная Евразия 2022». URL: https://dsight.ru/research16 (дата обращения: 6.12.2023).
  33. Исследование Dsight «Венчурная Евразия. Итоги первого полугодия 2023». URL: https://www.tadviser.ru/images/c/c8/%D0%92%D0%B5%D0%BD%D1%87%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%8F_1%D0%9Fpdf (дата обращения: 6.12.2023)

References

  1. What are business ecosystems and why are they needed [Chto takoye biznes-ekosistemy i zachem oni nuzhny]/ RBC-Trends. URL: https://trends.rbc.ru/trends/innovation/6087e5899a7947ed35fdbbf3 (access date: 09/10/2023)
  2. Trofimov, O.V., Zakharov, V.Ya., Frolov, V.G. Ecosystems as a way to organize interaction between enterprises in the manufacturing and service sectors in the context of digitalization [Ekosistemy kak sposob organiza-tsii vzaimodeystviya predpriyatiy proizvodstvennoy sfery i sfery uslug v usloviyakh tsifrovizatsii]// Bulletin of the Nizhny Novgorod University. N.I. Lobachevsky. Series: Social Sciences. 2019. No. 4 (56). pp. 43-55.
  3. Pakhomova, N.V., Richter, K.K., Malyshkov, G.B., Bondarenko, Yu.P. Organizational and institutional conditions for the formation of demand for innovation [Organizatsi-onno-institutsional’nyye usloviya formirovaniya sprosa na innovatsii]// Vestn. St. Petersburg un-ta. Ser. 5. Economics. 2015. Issue. 2. P. 4-33.
  4. Model for increasing innovative openness of large companies [Model’ povysheniya innovatsionnoy otkrytosti krupnykh kompaniy]/ Agency for Strategic Initiatives to Promote New Projects. URL: https://files-ice.asi.ru/iblock/cab/cab6fc3d6329858918523e78e01615c8/Standart_all_int.pdf (access date: 09/16/2023).
  5. Proskurnin, S.D. Creation of a self-organizing innovation ecosystem in zones of special territorial development [Sozdaniye samoorganizuyemoy innovatsionnoy ekosistemy v zonakh osobogo territorial’nogo razvitiya]// Regional economics and management: electronic scientific journal. 2017. No. 4 (52). URL: https://eee-region.ru/article/5206/ (access date: 11/16/2023).
  6. Ryazheva, Yu.I. Formation and development of the innovative environment of the industrial sector based on the innovation ecosystem [Formirovaniye i razvitiye innovatsionnoy sredy promyshlennogo sektora na osnove innovatsionnoy ekosistemy]// Moscow Economic Journal. 2020. No. 1. pp. 615-623. DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10062.
  7. Shkarupeta, E.V., Kazartseva, A.I. Formation of a corporate innovation ecosystem based on the open innovation model [Formirovaniye korporativnoy innovatsion-noy ekosistemy na osnove modeli otkrytykh innovatsiy]// Production Organizer. 2020. T. 28. No. 1. pp. 91-98. DOI: 10.25987/VSTU.2019.41.12.001.
  8. Xie, X., Wang, H. How can open innovation ecosystem modes push product innovation forward? An fsQCA analysis // Journal of Business Research, 108. 2020. p. 29-41. DOI: 10.1016/j.jbusres.2019.10.011.
  9. Raunio, M., Nordling, N., Kautonen, M. Open innovation platforms as a tool of the “knowledge triangle”: the experience of Finland // Foresight. 2018. T.12. No.2. P.62-76. DOI: 10.17323/2500-2597.2018.2.62.76.
  10. Portincaso, M., de la Tour, A. The Dawn of the Deep Tech Ecosystem // Boston Consulting Group & Hello Tomorrow. 2019. 3/19. 44 rub. URL: https://media-publications.bcg.com/BCG-The-Dawn-of-the-Deep-Tech-Ecosystem-Mar-2019.pdf (access date: 10/16/2023)
  11. Ringel, M., Taylor, A., Zablit, H. Bringing Outside Innovation Inside // The Most In-novative Companies 2016: Getting Past “Not Invented Here”. BCG report, January 2017. URL: https://www.bcg.com/publications/2017/growth-bringing-outside-innovation-inside (accessed: 10/16/2023).
  12. Batrimenko, A. Internal entrepreneurship is a business asset for the implementation of innovations [Vnutrenneye predprinimatel’stvo biznes aktiv dlya vnedreniya innovatsiy]/ Online conference “Internal entrepreneurship as a business asset for the implementation of innovations”, October 6, 2023. URL: https://disk.yandex.ru/d/xUIIj7gmssn1wA (date access: 11/16/2023).
  13. Kashirin, A.I., Volobuev, N.A. The Center for Open Innovation of the Rostec State Corporation is a new tool for introducing open innovation mechanisms [Tsentr otkrytykh innovatsiy goskorporatsii «Rostekh» – novyy instrument po vnedreniyu mekhanizmov otkrytykh innovatsiy]// Innovations. 2016. No.2 (208). P.7-14.
  14. Growing business: 10 years of evolution of corporate acceleration programs[Vzrashchivaya biznes: 10 let evolyutsii korporativnykh akseleratsionnykh pro-gramm] / Rostec Academy. URL: https://vc.ru/rostec.academy/128099-vzrashchivaya-biznes-10-let-evolyucii-korporativnyh-akseleracionnyh-programm (date of access: December 6, 2023).
  15. Luksha, O.P., Natalenko, A.A., Pilnov, G.B., Yanovsky, A.E. Open innovation accelerators based on information platforms [Akseleratory otkrytykh innovatsiy na osnove informatsionnykh platform]// Innovations. 2017. No. 12 (230). P.87-95.
  16. Corporate innovation [Korporativnyye innovatsii]. KPMG. 2017. 15 p. URL: https://dokumen.tips/documents/-a-content-a-dam-a-kpmg-a-ru.html?page=3 (access date: 09/20/2023).
  17. Popov, A.N. Startup studio as a promising model for the development of innovations in the context of the venture market and corporate innovations in Russia [tartap-studiya kak perspektivnaya model’ razvitiya innovatsiy v kontekste venchurnogo rynka i korporativnykh innovatsiy v Rossii]// Public Administration. Electronic newsletter. Issue 2020. No. 80. pp. 260-285. DOI: 10.24411/2070-1381-2020-10073. URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2020/vipusk__80._ijun_2020_g./upravlenie_innovazijami/12-10-53popov.pdf (access date: 11/16/2023).
  18. Stayton, J., Mangematin, V. Startup Time, Innovation and Organizational Emergence: A Study of USA-Based International Technology Ventures [Startup Time, Innovation and Organizational Emer-gence: A Study of USA-Based International Technology Ventures]// Journal of International En-trepreneurship. 2016. vol. 14. iss. 3. p. 373-409. DOI: 10.1007/s10843-016-0183-y.
  19. Korotkovskaya, E.V., Korotkovskaya, E.S. Corporate accelerators as a tool for “open innovation” [Korporativnyye akseleratory kak in-strument «otkrytykh innovatsiy»]// Izv. Sarat. un-ta. New ser. Ser. Economy. Control. Right. 2018. T. 18. issue. 1. pp. 56–63. DOI: 10.18500/1994-2540-2018-18-1-56-63.
  20. Gershov, V.V. Corporate business accelerator. How global leaders work: SAP [Korporativnyy biznes-akselerator. Kak rabotayut global’nyye lidery: SAP]// Innovation Management. 2014. No. 2. pp. 124-131.
  21. Gassmann, O., Becker, B. Towards a resource-based view of corporate incubators // International Journal of Innovation Management. 2006. Vol. 10 (01). p. 19-45. DOI:10.1142/S1363919606001387.
  22. Hackett, S.M., Dilts, D.M. A Real Options-Driven Theory of Business Incubation // The Journal of Technology Transfer. 2014. vol. 29. iss. 1. p. 41-54. DOI:
  23. Kamenskikh, M.A. Study of the practice of functioning of business accelerators in Russia [Issledovaniye praktiki funktsionirovaniya biznes-akseleratorov v Rossii]// Regional Economics: Theory and Practice. 2018. T. 16. No. 9. pp. 1725-1734. DOI: 10.24891/re.16.9.1725.
  24. The birth of corporate ecosystems [Rozhdeniye korporativnykh ekosistem]/ V.V. Saraev, D.S. Medovnikov, S.D. Rozmirovich [and others]. – M.: “Innopraktika”, 2020. – 86 p.
  25. Motovilov, O.V. Corporate venture financing of innovative projects [Korporativnoye venchurnoye finansirovaniye innovatsionnykh proyektov]// Bulletin of St. Petersburg University. 2016. ser. 5. issue 4. pp. 75-91. DOI: 10.21638/11701/spbu05.2016.404.
  26. 26. Mason, H., Rohner, T. The venture imperative: a new model for corporate innovation. Boston, MA: Harvard Business School Publishing, 2002.
  27. Russia: course towards innovation. An open expert-analytical report on the progress of implementation of the “Strategy for Innovative Development of the Russian Federation for the period until 2020.” Issue III [Rossiya: kurs na innovatsii. Otkrytyy ekspertno-analiticheskiy otchet o khode realizatsii «Strategii innovatsionnogo razvitiya Rossiyskoy Federatsii na period do 2020 goda». Vypusk III]/ RVC OJSC with the assistance of the Ministry of Economic Development of the Russian Federation. – M., 2015. – 172 p.
  28. Rogova, E.M., Galaktionov, S.S. The influence of corporate venture funds on the results of innovation activities of parent companies [Vliyaniye korporativnykh venchurnykh fondov na rezul’taty innovatsionnoy deyatel’nosti materinskikh kompaniy]// Innovations. 2017 No. 1 (219). pp. 12-18.
  29. Christensen, K.M. The innovator’s dilemma. How strong companies are dying because of new technologies [Dilemma innovatora. Kak iz-za novykh tekhnologiy pogibayut sil’nyye kompanii]/ trans. from English – M.: Alpina Business Books, 2004. 237 p.
  30. Dunenkova, E.N., Lysova, E.A. Venture ecosystems of Russia and the USA: comparative analysis [Venchurnyye ekosistemy Rossii i SSHA: srav-nitel’nyy analiz]// Bulletin of the University. 2020. No. 12. pp. 95-102. DOI: 10.26425/1816-4277-2020-12-95-102.
  31. Kosteev, V., Nikitchenko, A., Pikuleva, E., Bobkova, N. Corporate venture investments in Russia: status and prospects (2014-2015) [Korporativnyye ven-churnyye investitsii v Rossii: sostoyaniye i perspektivy (2014-2015 gg.)]. – M.: NP “Club of Directors for Science and Innovation”, 2014. URL: http://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/201412_Corporate_venture_capital_investments.pdf (access date: 09.20.2023).
  32. Dsight study “Venture Eurasia 2022” [Issledovaniye Dsight «Venchurnaya Yevraziya 2022»]. URL: https://dsight.ru/research16 (date of access: December 6, 2023).
  33. Dsight study “Venture Eurasia. Results of the first half of 2023.” [ssledovaniye Dsight «Venchurnaya Yevraziya. Itogi pervogo polugodiya 2023»] //URL: https://www.tadviser.ru/images/c/c8/%D0%92%D0%B5%D0%BD%D1%87%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0 %D1%8F_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%8F_1%D0%9F2023.pdf (access date: 12/6/2023)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Корзина для покупок
Прокрутить вверх