Главная страница » Публикации

Архивы: Публикации

Совершенствование механизма взаимодействия таможенных администраций в сфере электронной торговли

Введение

Электронная торговля является наиболее динамично развивающимся сектором экономики. В 2020 году объем ее достиг 4,2 трлн. долл., а доля в общей мировой розничной торговле составила 16,1% всех продаж. Электронная торговля дополнила традиционную международную торговлю, предоставив покупателям доступ к более дешевым товарам, произведенных в других странах, которые доставляются по почтовым каналам, как товары для личного пользования, имеющие преференции по оплате таможенных платежей, обязательных при обычных международных сделках купли-продажи товара.

Международная логистическая цепочка в цифровой форме и электронная торговля создают новые возможности для глобальной экономики, формируя новые тенденции потребления. Стремительно развивающаяся, особенно в условиях пандемии и закрытых границ, электронная торговля, коренным образом изменила способ сбыта, продажи и покупки товаров, обеспечивая более широкий ассортимент. Она также существенно повлияла на отгрузку, оплату, доставку товаров и усовершенствование ее формы и видов.

В то же время электронная торговля, в частности сделки между предприятиями и потребителями (B2C), формируют ряд новых вызовов и возможностей. Она является быстро развивающейся средой торговли, требующей принятия комплексных и тщательно взвешенных решений.

Основным элементом эффективного и результативного управления электронной торговлей является использование своевременной и достоверной информации (в идеале, из первоисточника), что могло бы обеспечить заблаговременную оценку рисков и проведение таможенных операций в автоматизированной среде при минимальной необходимости в физическом контроле.

Международный характер электронной торговли требует применения комплексного и гармонизированного подхода, прагматичных, справедливых и инновационных решений.

 

Результаты исследований

Электронная торговля входит в понятие электронная коммерция и, по определению ВТО, является специфической формой торговли, принципиально новым способом покупки, продажи и распределения товаров и услуг, регулируемых в настоящее время признанными в мире многосторонними правилами торговли, в частности, Генеральным соглашением о торговле услугами (ГАТС). Это сфера глобальной реализации товаров в форме материального продукта и (или) услуги главным образом посредством Интернета, а также при помощи ряда других информационно-телекоммуникационных средств и технологий [4; 398].

Появление трансграничной электронной торговли, с одной стороны, увеличивает товарооборот между странами, что положительно влияет на их экономическое развитие, а с другой – побуждает таможенные органы адаптировать свою деятельность к новым условиям. Процесс адаптации связан с необходимостью расширения сфер применения в таможенных органах ИКТ, которые продолжают развиваться и все более интенсивно использоваться в таможенных органах экономически развитых государств.     В 2016 г. Генеральный секретарь Всемирной таможенной организации (ВТамО) К. Микурия предложил таможенным администрациям активнее внедрять и продвигать ИКТ для обеспечения сбора таможенных платежей, контроля перемещения товаров, людей, транспортных и денежных потоков, а также защиты трансграничной торговли от преступности.

На сегодняшний день при ведении электронной торговли возникает ряд проблем в таможенной сфере.

Развитие трансграничной торговли во многом ограничивает процесс таможенного оформления посылок. В рамках трансграничной торговли перемещаются товары, которые можно разделить на коммерческие партии и товары для личного пользования, таможенное оформление которых очень различается. Коммерческая партия — это товары, предназначенные для последующей перепродажи другим участникам рынка. Приобретение коммерческих партий товаров в рамках электронной торговли возможно только при условии соблюдения всех требований к обычной трансграничной торговле, сформулированных в таможенном законодательстве ЕАЭС и России. Для декларирования таких партий таможенному органу должны быть предоставлены: контракт, счет-фактура (инвойс), иные коммерческие, транспортные, сопроводительные, разрешительные документы, различные сертификаты, лицензии и т. д.

Порядок перемещения товаров для личного пользования, которые часто доставляются покупателям почтовыми отправлениями, регламентированы таможенным законодательством РФ, а также соответствующими приказами и актами, главным образом гл. 37 и 40 ТК ЕАЭС и Решением совета Евразийской экономической комиссии от 20.12.2017 № 107 «Об отдельных вопросах, связанных с товарами для личного пользования» [1].

Ключевым фактором регулирования международной электронной торговли является предоставление своевременной и точной информации для проведения предварительной оценки рисков и проведение автоматической таможенной очистки с минимальным физическим вмешательством. ФТС России приказом от 5.07.2018 № 1060 [2] начала эксперимент по использованию пассажирской таможенной декларации для экспресс-грузов в отношении товаров для личного пользования, доставляемых перевозчиком в адрес физических лиц, что поможет ускорить процесс таможенного оформления товаров. Но курьерскими службами доставляется только около 10% всех международных почтовых отправлений, основной объем посылок перемещается путем почтовых отправлений. Всемирная таможенная организация и Всемирный почтовый союз в результате переговоров об обмене электронными данными приняли решение, что при оформлении посылок за рубеж в обязательном порядке оформляется электронная декларация. Уполномоченный оператор АО Почта России с 1 января 2021 года ввел обязательную подачу электронной декларации при отправлении посылок за рубеж. Таможенным службам предстоит наладить работу по обработке большого массива предварительных электронных деклараций международных почтовых отправлений. Цифровизация всех этапов работы таможенных органов по администрированию МПО, позволит провести анализ большого массива данных, что даст возможность до поступления посылок на границу, в реальном времени определить и выделить потенциально опасные грузы, потенциально опасных поставщиков, выявить и предотвратить незаконное использование этого канала для бизнеса. Анализ действий всех участников цепей поставок может помочь таможенным органам выявить различные виды мошенничества, сформировать шкалу рисков и ускорить прохождение таможенной очистки товаров с маркетплейсов добросовестных участников трансграничной торговли.

В связи с тем, что Интернет представляет собой бесперебойную и безграничную коммерческую систему, в которой информация хранится в едином глобальном и виртуальном пространстве, не входящем в юрисдикции национальных таможенных администраций, необходимо создание соответствующей оперативной модели, которая сможет охватить сверхбольшие объемы информации, касающейся всей мировой системы промышленного производства и трансграничной торговли. Гигантский информационный ресурс Интернета обеспечивает таможенные органы возможностью получения информации, позволяющей осуществлять контроль любых товаров, соблюдая при этом национальные законодательства [7;87].

Разные уровни инфраструктуры ИКТ и использования Интернета участниками электронной трансграничной торговли тормозят ее развитие. Поэтому требуется, чтобы разница в электронном обеспечении и защите информации у них была минимальна, а взаимодействие служб, обеспечивающих применение ИКТ, более эффективным. Особенно это важно для таможенных органов.

Одним из механизмов взаимодействия таможенных администраций в области электронной торговли, которые смогут устранить существующие проблемы, является обеспечение взаимодействия российского сегмента механизма «единого окна» с иностранными механизмами «единого окна».

«Единое окно» – это механизм, который позволяет сторонам, участвующим в торговых и транспортных операциях, предоставлять стандартизированную информацию и документы в государственные органы через единый канал доступа (пропускной канал) для выполнения всех нормативных требований, связанных с импортом, экспортом и транзитом, и возможность получать ответ в кратчайшие сроки [6;79].

Механизм «единого окна» предназначен для ускорения и упрощения обмена информацией между продавцами и государственными органами, непосредственно участвующими в трансграничной торговле, призван помочь правительствам улучшить управление рисками, повысить безопасность и увеличить государственные доходы.

Одним из основных направлений развития механизма «единого окна» в системе регулирования внешнеэкономической деятельности является сближение подходов к развитию национальных механизмов «единого окна». В рамках работы в этом направлении необходимо унифицировать государственные процедуры, связанные с внешнеэкономической деятельностью в государствах-членах, а также стандартизировать документы, необходимые для их реализации.

Работа по внедрению и развитию национальных механизмов «единого окна» должна основываться на опыте ВТамО и рекомендациях Европейской экономической комиссии ООН.

В целях развития национальных механизмов «единого окна» необходимо обеспечить консолидацию усилий и координацию действий государственных органов, бизнес-сообществ и участников внешнеэкономической деятельности. Для этого каждому государству необходимо:

  • определить компетентный (уполномоченный) государственный орган, ответственный за реализацию национального механизма «единого окна»;
  • разработать и обеспечить принятие концепции развития механизма «единого окна»;
  • оптимизировать процедуры взаимодействия государственных органов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность, как между собой, так и с участниками внешнеэкономической деятельности;
  • обеспечить учет инициатив деловых кругов и участников внешнеэкономической деятельности, заранее согласованных с соответствующими государственными органами.

Кроме того, стороны должны обеспечить взаимное признание электронных документов, необходимых для ведения внешнеэкономической деятельности. С этой целью государства-члены обязаны стандартизировать «состав сведений, содержащихся в электронных документах, необходимых для осуществления внешнеэкономической деятельности», и создать правовую, организационную и техническую базу для взаимного признания и использования электронных документов [5;43].

Информационное взаимодействие государственных органов и участников внешнеэкономической деятельности должно обеспечиваться адекватной информационно-технической базой. Обеспечить указанное информационное взаимодействие целесообразно за счет использования технической инфраструктуры интегрированной информационной системы внешней и взаимной торговли, в рамках которой уже принят ряд основных нормативных документов. Для реализации основных направлений необходима координация действий государственных органов государств-членов, регулирующих внешнеэкономическую деятельность.

 

Заключение

Таким образом, можно сделать вывод, что на сегодняшний день повышенное внимание уделяется контролю электронной торговли, как в мировой практике, так и в рамках ЕАЭС. Однако различия в терминологии и подходах к регулированию электронной торговли во внутреннем законодательстве разных государств приводят к затруднениям в регулировании трансграничных отношений. По этой причине особенно в пределах ЕАЭС важно согласовать проводимые меры, направленные на данную отрасль. А учитывая ее высокие темпы роста не без оснований можно предположить, что в условиях сегодняшней эры цифровых технологий и коммуникаций объемы трансграничной электронной торговли будут продолжать расти.

Все это актуализирует вопрос взаимодействия таможенных администраций в сфере электронной торговли. Одним из механизмов в данной сфере может стать обеспечение взаимодействия российского сегмента механизма «единого окна» и иностранными механизмами «единого окна». Однако создание и внедрение такого механизма – это очень сложный, ресурсозатратный и трудоемкий процесс, требующий комплексного подхода.

Библиографический список:

  1. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 20 декабря 2017 г. № 107 «Об отдельных вопросах, связанных с товарами для личного пользования» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 03.05.2022г.).
  2. Приказ ФТС России от 5.07.2018 № 1060 «О Порядке использования пассажирской таможенной декларации для экспресс-грузов в отношении товаров для личного пользования, доставляемых перевозчиком (транспортной экспедиторской компанией или службой курьерской доставки) в адрес физических лиц, содержащей сведения, необходимые для выпуска товаров для личного пользования, с применением Единой автоматизированной информационной системы таможенных органов» // СПС «КонсультантПлюс» (дата обращения: 03.05.2022г.).
  3. Акбулатова, А.Р. Единое окно – ключ к эффективному взаимодействию в таможенных органах // В Сборнике: Современные проблемы теории и практики таможенного дела глазами молодых исследователей. Материалы Региональной научно-практической интернет-конференции. Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления (Улан-Удэ). – 2021. – С.3-5.
  4. Калмыков, С.П., Терещенко, И.Н. Интернет-торговля как новое направление международной торговли: таможенный аспект // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2018. – Том 8. – № 3А. – С. 397-404.
  5. Кабанов, И.П. Регулирование беспошлинного ввоза товаров в международных почтовых отправлениях в мире и ЕАЭС// Российский внешнеэкономический вестник. – 2020. – № 9. – С. 41-49.
  6. Салимоненко, Е.Н. Основные особенности таможенного регулирования трансграничной торговли в интернет-пространстве Российской Федерации / Е.Н. Салимоненко, В.А. Фролова // Вестник ЮУрГУ Серия «Экономика и менеджмент». – 2019. – Т. 13, № 1. – С. 76-83.
  7. Тамкович, С.А. Трансграничная электронная коммерция: тенденции и сопутствующие таможенные проблемы – Вестник международных научных конференций, 2020. – № 6 (10). – С. 86-89.

Социальное государство, реформы социальной системы, перспективы

Введение

Важнейшие социальные цели государственного управления задаются статьей 7 Конституции РФ:

  1. Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
  2. В Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.»[1]

Понятие «социальное государство» впервые употреблено в Конституции РФ 1993 г. и подчеркивает обязанность государства проводить целенаправленную социальную политику и нести ответственность за обеспечение условий достойной жизни и свободного развития людей. Конечно, обязанность государства оказывать населению социальные услуги не означает замены государственным попечительством экономической свободы и предпринимательской инициативы граждан. Имеется в виду создание государством благоприятных правовых и организационных возможностей для самостоятельного обеспечения гражданами материального благополучия для себя и своей семьи.

Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. «Об основах социального обслуживания населения в РФ» содержит ряд положений, раскрывающих приведенное во второй части статьи 7 понятие «социальные службы». Согласно названному Закону, это предприятия и учреждения независимо от форм собственности, предоставляющие социальные услуги, а также граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью по социальному обслуживанию населения без образования юридического лица. В свою очередь, «социальные услуги» — это действия по оказанию клиенту социальной службы помощи, предусмотренной законом; «клиент социальной службы» — гражданин, находящийся в трудной жизненной ситуации (инвалидность, безработица, сиротство, безнадзорность, малообеспеченность и т.д.), которому в связи с этим предоставляются социальные услуги. В Законе определены системы социальных служб и принципы социального обслуживания. [2] Насколько динамика развития российского общества соответствует декларированным концепциям?

 

Результаты исследований

Одним из важнейших индикаторов социального положения населения является уровень безработицы. Практически все посткоммунистические страны испытали ее резкий рост как следствие экономической либерализации и переход к рыночным отношениям. Однако, в целом в России уровень безработицы (в соответствии с различными методиками оценки) был не столь уж велик, что в значительной степени объясняется особенностями российской экономики.

Известно, что российская программа приватизации предусматривала перераспределение государственной собственности между тремя главными конкурирующими субъектами: администрацией предприятия, трудовым коллективом и внешними по отношению к ним претендентами. Однако, ресурсы каждого субъекта в отдельности были недостаточны для приобретения контрольного пакета акций предприятия, что побуждала к кооперации. При этом «фактически сложившаяся структура и стереотипы отношений, распределение власти и льгот сделали на первом этапе приватизации наиболее вероятной кооперацию между администрацией и работниками предприятия. Провозглашаемая администрацией политика «сохранения трудового коллектива» стала, с одной стороны, своеобразной платой работникам за возможность «директорской» приватизации, а с другой — использовался как инструмент политического давления. Этот социальный обмен модифицировал механизмы и предмет неформального торга между администрацией и работниками, который был типичен для советских предприятий». [6]

Другим мотивом сохранения занятости выступала традиционная патерналистская ориентация, усиливаемая указанными механизмами социального обмена. При характеристике политики занятости в первые постперестроечные годы следует, конечно, иметь в виду и сохранение психологических установок советского времени, по которым само понятие «безработица» ассоциировалось лишь с империалистической эксплуатацией, а безработицу в России можно было представить себе лишь в страшном сне.

Приведенные положения подтверждаются, например, материалами российско-британского проекта «Перестройка управления и трудовых отношений в России», охватившего 8 предприятий Москвы, Кемерова, Самары и Сыктывкара. [7]

Согласно материалам исследования, на первом этапе проведения экономических реформ как директора государственных предприятий, так и собственники и менеджеры акционерных обществ проводили политику сохранения трудовых коллективов, используя при этом такие формы, как неполная занятость, неоплачиваемые отпуска, внутризаводская мобильность и т.д. Слабость государственного регулирования и недостаточная развитость рынков труда и товаров не позволили обеспечить задуманную реформаторами реструктуризацию трудовых отношений.

Однако авторы ряда работ отмечают, что по мере развития рыночных отношений и углубления приватизации стратегии занятости трансформировалась преимущественно в сторону ужесточения. Став не только управляющими, но и собственниками предприятий, директора получили возможность более решительных действий по сокращению персонала; с другой стороны, сокращались возможности государства по искусственному поддержанию избыточной занятости.

«Укреплению позиций директората и успешному проведению жесткой линии в отношении работников способствовали изменения трудового законодательства и особенно — отсутствие организованной оппозиции со стороны трудовых коллективов и «приручение» профсоюзов».[7]

С самого начала проведения радикальных реформ упор делался на повышение экономической эффективности, а требования к состоянию социальной сферы в лучшем случае рассматривались как ограничения, направленные на предотвращение возможности чрезвычайных ситуаций и острых социальных конфликтов.

«С прагматической точки зрения решимость правительства при выборе стратегии не принимать во внимание социальную сферу была оправдана, поскольку существовал определенный запас прочности социальной системы:

1) слабое имущественное и доходное расслоение общества и, следовательно, его относительная социальная однородность приводили к более или менее равномерному распределению тяжести реформ в обществе;

2) население располагало некоторыми финансовыми и материальными ресурсами, сформировавшимися в условиях дефицитной экономики и не растраченными к моменту начала реформ;

3) подобный же «запас» существовал и в отраслях социальной сферы, что в силу инерции позволяло им в течение какого-то времени относительно благополучно функционировать даже при отсутствии поступления новых ресурсов;

4) в обществе были широко распространены реформаторские ожидания и настроения, носившие идеалистический характер».

Однако узко понимаемый прагматизм и ориентация на краткосрочные цели затянулись и продолжают действовать уже после исчерпания перечисленных резервов; между тем, социально-экономическое положение безработных становится все более противоречивым. Действующий федеральный Закон о занятости устанавливает вполне приемлемые нормы социальной защиты: минимальный стаж работы, требуемый для получения пособия, составляет 12 недель за предыдущий год, размер пособия по безработице устанавливается не ниже величины минимальной зарплаты и т.д. Однако, «реальное наполнение этих выплат стремительно обесценивается и пособия не в состоянии эффективно выполнять функцию поддержания доходов безработных на приемлемом уровне… Сложнее всего положение лиц, длительное время не работающих. В настоящее время отсутствует четкое законодательство относительно тех, кто по истечении 12 или 15 месяцев не имеет ни работы, ни права на получение пособия».[8]

Учитывая тенденцию к росту средней продолжительности безработицы, можно утверждать, что пока отсутствуют правовые и административные механизмы целенаправленной и фактической борьбы с безработицей.

С точки зрения эффективности экономических реформ существенное значение имеет обратное влияние рынка труда на динамику макроэкономических показателей. Но глобального российского рынка труда не существует; есть лишь совокупность специфических региональных рынков, весьма слабо связанных между собой. Такое положение дел обусловлено продолжением действия паспортных ограничений (несмотря на неконституционность института регистрации), отсутствием регионов с дефицитом трудовых ресурсов, а самое главное — очень большими реальными трудностями при попытке смены места жительства. [8]

Постоянно действующим в социально-трудовой сфере фактором была и остается задолженность по выплате зарплаты. Задержки зарплаты стали, по сути дела, не только средством манипулирования финансовыми ресурсами, но и инструментом регулирования занятости. Фактически предприятия ставятся перед выбором: сокращать работников или платить им значительно меньшую сумму, чем предусмотрено штатным расписанием. Подобная политика благополучно сочетается с продолжением колоссальных непроизводительных потерь за счет ошибок управления, бесхозяйственности.

Основным направлением государственной социальной политики в области доходов начиная с 1993 г. является регулирование минимального уровня доходов различных категорий населения, а основным инструментом этого регулирования — использование так называемого «минимального потребительского бюджета», который представляет собой минимально допустимую физиологическую норму потребления человеком важнейших продуктов питания, дифференцированную по трем группам населения: трудоспособные граждане, пенсионеры и дети, На практике разрыв между минимальным окладом, рассчитываемым в соответствии с физиологическими нормами, и реальным прожиточным минимумом постоянно сохраняется. В настоящее время роль физиологического минимума существенна лишь в двух случаях: для определения «черты бедности» и как базы для расчета социальных выплат.

Реформы во многом определяют состояние и направление развития социальной сферы. Ориентация на достижение экономических результатов при пренебрежении мероприятиями по социальной защите неизбежно приводят к росту социальной напряженности и возникновению петли отрицательной обратной связи, тормозящей сами реформы. Кроме того, постоянно сохраняется опасность социальных конфликтов. Как считают В.Космарский и Т.Малева, «социальные противоречия в обществе до сих пор не принимали острой формы благодаря двум группам факторов: компенсирующему эффекту ряда институциональных нововведений и силе социальной инерции, позволяющей в течение определенного времени избегать открытого глубокого кризиса системы». [8]

Особую роль здесь играет теневая экономика, позволяющая очень большому числу граждан поддерживать свой жизненный уровень в условиях недостаточности или полного отсутствия бюджетного финансирования и государственной поддержки. Именно эта роль теневых механизмов управления обусловливает их высокую легитимность теневой экономики. Это обстоятельство в несколько иной форме отмечалось еще в советские времена, когда удивленные иностранцы сравнивали пустые полки магазинов и обильные столы даже в семьях со скромным достатком; здесь, конечно, теневая экономика трактуется в широком смысле. В этом смысле теневая экономика также представляет собой механизм социального обмена: государство терпит ее существование.

Данная ситуация приводит к следующим выводам:

1) основная тяжесть инфляционного налога приходится на группы населения с низким и средним уровнем дохода;

2) существовавшие на момент начала реформ, а затем и кризиса запасы населения истрачены;

3) остается недостаточным «запас прочности» отраслей социально-бюджетной сферы.

Приводя статистические данные, характеризующие деятельность Федеральной службы занятости за последние два десятилетия, необходимо отметить, что проводимая политика регулирования занятости была в основном направлена против высвобождения работающих. Как и цитированные выше авторы, он отмечает, что «в 1993-94 гг. политика занятости фактически была подчинена целям «ваучерной» приватизации, обеспечивая закрепление на этот период возможно большего числа работников (и их ваучеров) за передаваемыми новым хозяевам (прежней администрации) предприятиями. Создавалась иллюзия дополнения трудового дохода доходами от собственности. В их нынешнем виде эти меры экономически неоправданны и бесперспективны в социальном отношении». [3:17]

Еще раз отметим, что ваучерная приватизация в ее российском варианте дает пример крайне неудачного проведения реформ как с экономической точки зрения, так и с позиций социальной эффективности. Одним из следствий неудачно проведенной приватизации и развала производства служит появление в тот период социального слоя «новых бедных» — людей работающих, но имеющих низкий уровень заработной платы. Соотношение по оплате труда между 10% наиболее низкооплачиваемых и 10% наиболее высокооплачиваемых уже достигло в несколько десятков. Это явление имеет весьма тяжелые последствия как в экономической сфере (падение качества и эффективности производства вследствие незаинтересованности в результатах труда), так и с социально-политической точки зрения (отчуждение, фрустрация, маргинализация, социальная напряженность).

Скрытая под видом неполной занятости безработица на рабочих местах еще более понижает цену рабочей силы, устраняя конкуренцию работников на открытом рынке. Разрушая механизм спроса и предложения, деформирует отраслевую структуру занятости. Более того, искажая истинное положение дел на рынке труда и производстве, она накапливает потенциал безработицы». [8]

Можно отметить следующие недостатки в работе службы занятости:

  • трансформация мероприятий по реальному трудоустройству в организацию социальной защиты и поддержки при избыточной занятости;
  • слабая, недостаточная увязка переподготовки кадров с реальными потребностями предприятий;
  • стандартизация социальных пособий без учета истинного положения безработных;
  • слабый учет региональной специфики и др.
  • Следовательно, «необходима целостная, в то же время учитывающая региональную специфику социально-трудовая политика как составная организационная часть рыночных реформ», включающая следующие аспекты:
  • достижение разумного соотношения прожиточного минимума и оплаты труда;
  • заключение тарифно-территориальных соглашений, учитывающих региональную специфику;
  • недопущение обвальной безработицы путем запрещения внезапного закрытия предприятий или локаута;
  • отмена административных ограничений на свободный переход рабочей силы;
  • отказ от достижения «полноты занятости» за счет явно неконкурентоспособных групп;
  • создание фактически рациональной системы социального страхования безработицы и др.

Таким образом, служба занятости, имея в своем активе значительные положительные достижения, в целом все же пока в недостаточной мере отвечает социальному вызову, связанному со снижением жизненного уровня населения и угрозой росту безработицы. Основным ее недостатком является традиционное для современной российской системы государственного управления отсутствие реальной стратегической программы и ориентация на решение сиюминутных задач при сильном влиянии политических интересов определенных групп. [3:35]

 

Выводы и предложения

Глобализация экономических отношений как ведущая мировая тенденция обусловливает следующую схему отношений в треугольнике «государство-бизнес-трудящиеся»: государство обеспечивает национальным корпорациям протекционистскую политику, те в обмен идут на уступки по отношению к своим работникам, а работники как граждане государства обеспечивают его политическую стабильность. Столь виртуозное использование обратных связей является свидетельством об очень высоком качестве управления.

Заслуживают внимания применительно к нашей действительности и такие предложения зарубежных теоретиков либерального институционализма, как использование капитала пенсионных фондов для реструктуризации производства или перевод основного акцента социальной защиты с оплаты пособий на переподготовку трудящихся. [5]

Проблема социальной эффективности государственного управления тесно смыкается с проблемой безопасности социальной системы. Само понятие социальной безопасности пока не до конца разработано, но анализ более детально изученных концепций экономической безопасности выявляет, как и следовало ожидать, множество социальных аспектов. Экономическая безопасность социальной системы является важнейшим условием эффективных общественных преобразований и должна рассматриваться как «институциональная система воспроизводства условий стабильной, устойчивой экономической динамики посредством действия самих социальных отношений». [4]

В статическом аспекте под безопасностью социальной системы можно понимать область в пространстве состояний этой системы, параметры которой определяются исторически обусловленным общественным идеалом. Для современного российского общества, в частности выход за границы очерченной области означает сползание общества к некоторой разновидности тоталитарного режима.

Между тем, «сложившаяся к настоящему времени организация государственного управления все еще недостаточно обеспечивает проведение целенаправленной экономической политики, реально повышающей уровень жизни населения страны». Более того, «комплексная оценка воздействия процессов преобразования российской экономики на все сферы жизнедеятельности общества… уже в первом приближении позволяет утверждать, что большинство известных и широко обсуждаемых на всех уровнях альтернативных стратегий экономических реформ отражает преимущественно узко специфические (частные, узкогрупповые) интересы российских корпоративных групп и весьма слабо корреспондирует с объективными национально-государственными интересами России». [5]

При переходе от общегосударственного к региональному и локальному уровням управления акцент проблематики социальной безопасности и социальной защиты смещается на концепцию «самозащиты», субъектом которой призвано выступать местное самоуправление. Однако, местные сообщества также пока не осуществляют   эффективной самоорганизации, хотя и располагают значительным потенциалом социальной защиты и самозащиты. [5]

В российском обществе недостаточно развит средний класс. Стратегические и тактические ошибки начального этапа реформирования привели к таким тяжелым последствиям, как социальная алиенация, неуверенность в завтрашнем дне, маргинализация целых социальных групп, огромный разрыв между бедными и богатыми, появление «новых бедных».

Социальное обеспечение является необходимым условием не только успешного проведения экономических преобразований, но и дальнейшего существования России как мощного самостоятельного государства. Необходимы срочные меры по поддержке науки, образования, культуры в целом, развитию социально ориентированного менеджмента, мобилизации колоссального человеческого потенциала России на решение общенациональных задач. Одним из важнейших условий такой мобилизации, в свою очередь, выступает формулирование общенациональной идеологии и системы ценностей, что в свою очередь позволило бы обеспечить повышение социальной эффективности государственного управления. [3]

Библиографический список:

  1. Конституция Российской Федерации. -М., 1996.
  2. Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения в РФ».
  3. Абиров, М.С. Социальная эффективность структуры государственного управления в России. Ростов-на-Дону, 2003.
  4. Абиров, М.С. Эффективность социальной политики государства-важнейшее условие успешного реформирования государственной системы. -Тамбов, МГАУ.,2011.
  5. Блинов, Н.М., Городецкий, А.Е. Экономическая безопасность и политика реформ. М., 1996.
  6. Гимпельсон, В. Политика российского менеджмента в сфере занятости // Мировая экономика и международные отношения. 1994. №6.
  7. Кабалина, В., Металина, Т. Социальные механизмы политики занятости на российских предприятиях // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №7.
  8. Космарский, В., Малева, Т. Социальная политика в России в контексте макроэкономической реформы // Вопросы экономики. 2005. №9.
  9. Ростиашвили, К.Д. Государственное регулирование в либерально-демократической системе // Политические исследования. 1996. №6.

Создание инновационного селекционного материала для устойчивого зернового производства мягкой пшеницы

Введение

Одним из главных стратегических аспектов национальной безопасности любого государства и Российской Федерации, в том числе, является продовольственная безопасность. Центральное место в устойчивом росте продуктивности растениеводства принадлежит селекции, созданию и использованию новых сортов и гибридов зерновых культур как инновационного ресурса агропромышленного комплекса страны [4-6]. Наиболее важной для глобальной продовольственной безопасности является будущая продуктивность мягкой пшеницы [13].

Однако в последние годы происходит сужение генетической базы главных доместицированных культур, в том числе – пшеницы в результате использования в селекции одних и тех же доноров высокой продуктивности, устойчивости к болезням и качества зерна [9]. Уменьшение генетического разнообразия сортов пшеницы в процессе селекции может привести к генетической эрозии в генофонде российских пшениц и потере значительного числа генов или аллелей продуктивности и устойчивости к биотическим стрессорам [11]. Генетическое сходство сортов, выведенных в рамках региональных селекционных программ, значительно выше рекомендованного, что приводит к массовым поражениям посевов патогенами на обширных территориях (эпифитотии) вследствие однообразной восприимчивости к ним. Генетическое сортовое однообразие пшеницы, являвшееся до недавнего времени проблемой отдельных регионов, приобрело глобальные масштабы. В связи с этим по всему миру проводятся исследования с целью расширения генетической базы пшеницы за счет разнообразных источников ее изменчивости [15]. В селекционном процессе особое место занимает улучшение хозяйственно-ценных признаков существующих сортов и выведение новых с помощью индуцированного мутагенеза. В настоящее время работы по индуцированному мутагенезу ведутся почти во всех странах мира. При умелом использовании экспериментального мутагенеза можно до неузнаваемости изменить растение и в достаточно короткий срок создать разнообразный селекционный материал [6]. Например, «Зеленая Революция», позволившая удвоить в развивающихся странах урожаи риса и пшеницы, во многом базировалась на использовании индуцированных мутантов [10]. Однако интенсивные программы скрещиваний и отбора, проводившиеся в последние десятилетия и направленные в основном на повышение продуктивности растений, привели к снижению уровня генетического разнообразия культурных растений по всем их свойствам. В пределах культуры растения становятся генетически все более однообразными, поэтому уязвимыми для воздействия биотических и абиотических факторов среды оказываются посевы в целом [5, 9]. Недостаточная адаптивность высокопродуктивных сортов обусловлена снижением уровня их устойчивости к неблагоприятным факторам среды. Погоня за урожаем привела к повышению уязвимости растений к стрессам.

Для предупреждения такого ущерба сельскому хозяйству необходимо поддерживать уровень имеющегося генетического разнообразия исходного для селекционных программ материала и проводить масштабные исследования с целью повышения уровня генетической вариабельности основных культур за счет разных источников ее изменчивости [5, 6, 12, 14]. Индуцирование генетического разнообразия с помощью химических соединений способствует созданию новых гибридов и сортов на разнородной генетической основе с повышенной продуктивностью и устойчивостью к биотическим и абиотическим стрессорам. Реализация таких программ может привести к созданию более продуктивных и экологически устойчивых агроценозов [5]. В настоящее время установлено, что, кроме химических мутагенов достаточно эффективными мутагенными факторами для создания исходного материала зерновых культур могут быть фунгициды [3, 6, 12]. В контексте обсуждаемого проекта авторам представляется особенно актуальным их использование в качестве механизма получения широкого спектра селекционно-ценных наследственных изменений на культуре пшеницы.

 

Экспериментальная часть

В результате многолетних исследований доказана эффективность использования химических мутагенов в создании нового исходного материала для селекции яровой и озимой пшеницы в условиях Западной Сибири [2, 3, 7]. Выявлены закономерности изменчивости и наследования популяционных и количественных признаков сортов сибирского генофонда и мутантно-сортовых гибридов мягкой пшеницы. Изучена генетическая природа полученных мутаций, влияние мутагенов и генотипа на спектр мутаций, фенотипическое проявление мутантных генов, переопределение корреляционных связей количественных признаков у мутантов и их гибридов в меняющихся условиях среды [7, 8].

Новые серии хемомутантов создавались в 1994 и 1997-2020 годах, которые включались в селекционную проработку и программы скрещиваний. На основе селекционно-генетического изучения экспериментально полученных популяций выделены доноры генных комплексов, определяющих повышенную продуктивность и адаптивность для включения их в программы скрещиваний, создано три сорта озимой и пять сортов яровой мягкой пшеницы, включенных в Государственный реестр селекционных достижений Российской Федерации и Республики Казахстан [2, 12].

На основе изучения комбинационной способности сортов и хемомутантов яровой пшеницы по признакам продуктивности и адаптивности растений к внешним условиям установлено, что они контролируются в основном аддитивным действием генов. Это дает возможность отбирать нужные биотипы по эффектам общей комбинационной способности (ОКС) уже в ранних расщепляющихся поколениях. На основе информации об уровне аддитивной изменчивости в изучавшихся популяциях установлено, что в данном случае может быть перспективной линейная селекция [8].

В период совместной работы с 2013 по 2022 гг. выполняется научный проект «Изучение эффектов воздействия химических соединений на растения мягкой пшеницы», разработанный на основе договора о научном сотрудничестве (действовавший с 2013 по 2020 гг.) между Педагогическим и Аграрным университетами города Омска и включенный в список инновационных проектов ОмГПУ и ОмГАУ. В настоящее время работа продолжается на другой платформе.

 

Материал и методика

В 2017–2019 гг. проводилась предпосевная обработка семян пшеницы сортов Серебристая и Павлоградка фунгицидами нового поколения: АлтСил, Алькасар, Комфорт и Террасил. Каждый из фунгицидов применялся в двух концентрациях: в дозе, рекомендованной для зернового производства (n), и удвоенной дозе (2n) для усиления формообразовательного процесса и оценки возможного повреждающего влияния на клеточные и организменные системы растений пшеницы [3, 4]. Тест-объектами служили исходные сорта без обработки семян протравителями. В 2017-19 годах закладывали по 36 вариантов опыта. В данной статье приводятся данные только по 18-ти из них с сортом Павлоградка. Эксперимент закладывали по следующей схеме (табл. 1):

 

Таблица 1. Схема опыта

№ п/п Вариант опыта Фунгицид и действующее вещество (д.в.)
1 Сорт яровой пшеницы Павлоградка (контроль, без обработки)
2 АлтСил (Павлоградка) — АлП (n) АлтСил: тебуконазол
3 АлтСил (Павлоградка) — АлП (2n) АлтСил: тебуконазол
4 Алькасар (Павлоградка) — АкП (n) Алькасар: дифеноконазол +ципроконазол
5 Алькасар (Павлоградка) — АкП (2n) Алькасар: дифеноконазол +ципроконазол
6 Комфорт (Павлоградка) — КП (n) Комфорт: карбендазим
7 Комфорт (Павлоградка) — КП (2n) Комфорт: карбендазим
8 Террасил (Павлоградка) — ТП (n) Террасил: тебуконазол
9 Террасил (Павлоградка) — ТП (2n) Террасил: тебуконазол

 

Проращивание зерновок экспериментальных образцов осуществлялось рулонным методом в соответствии с требованиями ГОСТ, по 60 семян в рулоне, повторность 3-хкратная. С целью выявления наличия либо отсутствия хромосомных аберраций в митотических циклах мутантов, полученных Л.А. Кротовой с помощью химических супермутагенов, и мутантов, полученных нами в совместных экспериментах воздействием фунгицидов, мы изучали в 2017-19 годах меристематические зоны деления первичного корешка проростков пшеницы.

Для оценки экологических последствий использования фунгицидов проводился инфракрасный (ИК) спектральный анализ для определения остаточного количества действующих веществ использованных фунгицидов в разных частях растений пшеницы. ИК — спектры поглощения регистрировали на ИК-Фурье-спектрометре «ФТ-801» (Симекс, Россия) в диапазоне 500-4000 см-1 с использованием приставки нарушенного полного внутреннего отражения (НПВО). Для каждого образца (листья, корни, семена пшеницы) проводили по 3 измерения, после чего результаты усредняли. Для идентификации соединений и обработки спектральных изображений использовано программное обеспечение ZaIR 3.5.

 

Результаты и обсуждение

Цитологическое изучение трех серий мутантов и их исходных форм показало, что хромосомных нарушений во всех фазах митоза не было обнаружено [1]. В лабораторных условиях проведено морфофизиологическое изучение проростков пшеницы, влияние протравителей на посевные качества семян в зависимости от дозы реагента и периода покоя семян после обработки. Установлено разнонаправленное воздействие различных протравителей и норм их расхода на морфометрические параметры проростков: фунгициды АлтСил и Алькасар ингибировали развитие ростков сорта Павлоградка, снижая средние значения признака на 15,4-23,5%, однако стимулировали развитие главного корешка.

Сходные тенденции проявились во всех остальных вариантах опыта. У всех без исключения изучавшихся образцов пшеницы (36 вариантов опыта) наблюдалось увеличение размаха фенотипической изменчивости с появлением нескольких новых классов распределения значений признаков «длина ростка» «и длина центрального корешка» растений в каждом варианте опыта. Исходя из сказанного, мы можем заключить, что основная цель нашего эксперимента по усилению внутрипопуляционной изменчивости достигнута.

В результате проведенного эксперимента можно сделать вывод о том, что протравители по-разному влияют на рост и развитие растений. Сорт Павлоградка более чувствителен к воздействию фунгицида Террасил, чем сорт пшеницы Серебристая. При воздействии Комфорта на сорт Павлоградка данный фунгицид в обеих дозах вызывал расщепление первого листа проростков, что может говорить об ингибирующем воздействии на процесс образования мезофилла листьев.

В полевых условиях на опытном поле Омского ГАУ выращивали в 2018-19 гг. растения поколений М-1, М-2 с отбором в М-2 наиболее ценных биотипов для дальнейшего использования в практической селекции и генетических исследованиях. Были выделены морфологические типы растений по следующим признакам: высота растения; форма, плотность и окраска колоса, разветвление колоса; появление признаков других разновидностей пшеницы. В следующем поколении (М-3) зерновки с главного колоса отобранных растений высеяны посемейно в первом селекционном питомнике (СП-1), за ними велись наблюдения в течение вегетационного периода 2018-19 годов. Проведен структурный анализ этих растений по количественным признакам продуктивности по общепринятой методике, статистический анализ данных, обобщены результаты исследований в научных статьях и материалах конференций.

Для оценки экологических последствий использования фунгицидов проводился инфракрасный (ИК) спектральный анализ для определения остаточного количества действующих веществ использованных фунгицидов в разных частях растений пшеницы. ИК — спектры поглощения регистрировали на ИК-Фурье-спектрометре «ФТ-801» (Симекс, Россия) в диапазоне 500-4000 см-1 с использованием приставки нарушенного полного внутреннего отражения (НПВО). Для каждого образца (листья, корни, семена пшеницы) проводили по 3 измерения, после чего результаты усредняли. Для идентификации соединений и обработки спектральных изображений использовано программное обеспечение ZaIR 3.5.

Показано, что при анализе образцов пшеницы, обработанных фунгицидами (карбендазим, тебуконазол, дифеноконазол + ципроконазол), на ИК спектрах наблюдаются полосы поглощения, характерные для функциональных групп бензимидазолов и триазолов. Выявлено, что накопление фунгицидов было максимальным для обработанных фунгицидами зерновок с периодом покоя один и два года после обработки, существенно ниже – для корневой системы, тогда как в листьях и стеблях их содержание минимально. Выявлена зависимость остаточного количества действующих веществ от периода хранения семян после обработки, а также от концентрации (дозы) фунгицида.

 

Заключение

Использование химических супермутагенов, открытых И.А. Рапопортом, и применяемых в нашей многолетней экспериментальной и теоретической работе, начиная с 1980-х годов, доказало их эффективность в создании нового, генетически разнокачественного материала для практической селекции. Кроме того, были изучены: генетическая природа полученных мутаций, влияние мутагенов, генотипа и условий выращивания на фенотипическое проявление мутантных генов, характер наследования и наследуемости селекционно-ценных признаков, корреляционные связи между ними у мутантов и их гибридов в меняющихся условиях среды. Установлены доноры генов повышенной продуктивности и адаптивности для включения их в программы скрещиваний, создано три сорта озимой и пять сортов яровой мягкой пшеницы, включенных в Государственный реестр селекционных достижений Российской Федерации и Республики Казахстан.

В связи с труднодоступностью химических мутагенов, возникшей в 1990-х гг., многими исследователями начался широкомасштабный поиск новых индукторов генетической изменчивости у культурных растений, в том числе – зерновых культур. Такие свойства были обнаружены у многих фунгицидов. Начиная с 2013 года, мы использовали их в наших экспериментах. Изучались эффекты воздействия разлагаемых фунгицидов нового поколения: АлтСил, Алькасар, Террасил и Комфорт на проростки яровой мягкой пшеницы на ранних стадиях их развития. Количественно определялась изменчивость популяционных и морфофизиологических признаков сортов яровой мягкой пшеницы, индуцированная воздействием фунгицидов. Установлено разнонаправленное воздействие различных протравителей и норм их расхода на морфометрические параметры проростков.

Показано, что фунгициды до нескольких раз увеличивают размах фенотипической изменчивости, возникающей в популяциях пшеницы, обработанных протравителями семян. Фунгициды в двойной дозе влияли на проростки в основном как ингибиторы развития морфологических признаков, снижая значения средних показателей их выраженности и даже — размаха изменчивости.

Определялось остаточное количество действующих веществ использованных фунгицидов в разных частях растений пшеницы. Выявлено, что накопление фунгицидов в разных вегетативных органах проростков пшеницы было неодинаковым — максимальным для обработанных фунгицидами зерновок с периодом покоя один и два года после обработки, существенно ниже – для корневой системы, тогда как в листьях и стеблях их содержание было минимальным. Обнаружена зависимость остаточного количества действующих веществ от периода хранения семян после обработки, а также от концентрации (дозы) фунгицида.

На основе результатов этих исследований показана эффективность использования фунгицидов в качестве индукторов изменчивости с целью создания нового, генетически разнокачественного исходного материала для селекции яровой и озимой пшеницы в условиях Западной Сибири.

Библиографический список:

  1. Белецкая, Е.Я., Рандовцева, В.В. Влияние химических соединений на популяционные признаки и поведение хромосом в митозе мутантов пшеницы/Proceeding of materials IV International conference Czech Republic, Karlovy Vary – Russia, Moscow, January 30-31, 2019//Scientific Discoveries. -2019.-P. 91-95.
  2. Белецкая, Е.Я., Кротова, Л.А. Создание селекционного материала мягкой пшеницы на мутантной основе, адаптированного к условиям Западной Сибири// Матер. Международной Конференции «Стратегии устойчивого развития национальной и мировой экономики». – Уфа: Аэтерна. -2015.
  3. Белецкая, Е.Я., Чибис, С.П., Кротова, Л.А. Повышение уровня внутрипопуляционной изменчивости мягкой пшеницы с помощью фунгицидов //«Экологические чтения – 2019»//Материалы Международной научно-практической конференции — Омск, ОмГАУ, 3–5 июня 2019. – С. 37-40.
  4. Белецкая, Е.Я., Кротова, Л.А., Пинекер, А.А. Изменчивость проростков мягкой пшеницы, индуцированная фунгицидами//«Экологические чтения – 2020»//Материалы XI Национальной научно-практической конференции — Омск, ОмГАУ, 5 июня 2020. – С. 45-49.
  5. Дзюбенко, Н.И. Вавиловская коллекция мировых генетических ресурсов культурных растений — стратегическая основа растениеводства России. https://www.google.ru/webhp?sourceid=chrome-instant&ion
  6. Дудин, Г.П. Гибриды и их мутанты как исходный материал селекции ячменя//Сборник материалов Международной научно-практической конференции молодых ученых 22-23 октября 2015 г. ТОМ I Пенза 2015. С. 10-12.
  7. Кротова, Л.А., Белецкая, Е.Я. Использование генетического потенциала мутантов озимых форм в селекции пшеницы Западной Сибири: монография — Москва: Изд-во ФЛИНТА (издание 2-е) — 2020. — 205 с.
  8. Пшеничникова, Т.А. и др. Анализ наследования морфологических и биохимических признаков, контролируемых генами, интрогрессированными в мягкую пшеницу// Генетика, 2005, том 41, №6, с. 793-799.
  9. Черников, А.М. Научные предпосылки «Зеленой Революции»// Биология в школе. — М.:ООО «Школьная Пресса». — 2014, №7.
  10. Шаманин, В.П. Расширение генетического разнообразия генофонда яровой пшеницы//Вестник Алтайского аграрного университета, №5(91), 2012. – С. 13-16.
  11. Beletskaya E.Y., Krotova L.A. Influence of chemical compounds on quantitative and cytological characters in soft wheat populations //Materials of International Conference “Scientific research of the SCO countries: synergy and integration”, Part 2: Participants reports in English, April 9, 2019. – Beijing, PRC. – P. 108-115.
  12. Chibis S., Krotova L., Beletskaya E. Development of spring wheat sprouts after chemical seed treatment/S. Chibis, L. Krotova, E. Beletskaya//Advances in Social Science, Education and Humanities Research, volume 393: Atlantis Press SARL.- 2020 — P. 310-313.
  13. Schierenbeck M. et al. Combinations of fungicide molecules and nitrogen fertilization yield reductions generated by Pyrenophora tritici-repentis infections in bread wheat| Crop Protection. — 121(2019). — 173-181.
  14. Warburton M.L., Crossa J., Franco J., Kazi M., Trethowan R., Rajaram S., Pfeiffer W., Zhang P., Dreisigacker S., van Ginkel M.// Euphytica. — 2006. 149, №3.

Проблемы проектного управления в современных IT-компаниях и направления совершенствование управления проектами

Введение

В настоящее время проектное управление становится неотъемлемой частью управленческого процесса. Управление проектами можно считать методологической базой, способствующей планированию и координации деятельности [1]. Проектное управление направлено на эффективную реализацию проекта при установленных ограничениях. В настоящее время стремительно увеличивается число компаний, осознавших преимущества использования проектов в своей деятельности, как для реализации отдельных проектов, так и для стратегического выстраивания деятельности бизнеса.

В России к проектно-ориентированным сферам деятельности относят: информационные технологии и телекоммуникации, архитектуру и строительство, космическую и оборонную промышленность, консалтинг и другие сферы, в которых бизнес построен на проектных продажах [2].

Управление ИТ-проектами основывается на стандартных проектных методологиях, однако они имеют свои особенности, характерные конкретно для области информации и связи. Поэтому необходимо учитывать такие специфики как особенности жизненного цикла технологических проектов, формирования проектных команд, применения современных гибких методологий управления ИТ-проектами.

Понятие инновационного проекта рассмотрено в трудах К. В. Хомкин, В. А. Первушина, Д. И. Кокури на, А. С. Дроботова, Д. А. Профатилова. Под инновационным проектом понимается форма управления инновационной деятельностью предприятия.

Анализ динамики отрасли информационных технологий относительно других был выполнен с использованием общероссийского классификатора видов экономической деятельности (далее — ОКВЭД). Отрасль информационных технологий относится к классу ОКВЭД 62 «Разработка компьютерного программного обеспечения, консультационные услуги в данной области и другие сопутствующие услуги», так как наиболее полно раскрывает деятельность цифровой отрасли [3].

В рассматриваемый класс ОКВЭД по данным Министерства экономического развития Российской Федерации входят следующие виды деятельности [4]:

62.01. Разработка, модернизация, тестирование, поддержка программного обеспечения. Издание пакета ПО, его перевод и адаптация, а также создание компьютерных систем;

  1. 02. Обучение пользователей, установка компьютерных систем и подготовка его к эксплуатации, консультативная работа;

62.03. Управление и сопровождение компьютерных систем как напрямую, так и дистанционно;

  1. 09. Прочие информационные технологии, не включенные ни в одну группу деятельности.

На данный момент в качестве основного стратегического документа отрасли в России выступает Стратегия развития отрасли информационных технологий в Российской Федерации на 2014 — 2020 годы и на перспективу до 2025 года, разработанная Минкомсвязью РФ [5]. Однако в марте 2020 года стало известно о разработке НИУ ВШЭ стратегии развития ИТ-отрасли до 2036 года по заказу Минкомсвязи, сейчас документ еще не принят и подвергается критике.

В феврале 2021 года эксперты рейтингового агентства «РИА Рейтинг» провели оценку капитализации крупнейших эмитентов Российской Федерации и составили топ-100 компаний на ее основе. В рейтинге оказались лишь 4 организации, занимающиеся информационными технологиями: Яндекс (8 место), Озон (19 место), Mail.ru Group (27) и HeadHunter (54). При этом только Яндекс и НН относятся к отрасли ОКВЭД 62. Оценка капитализации проводилась исходя из стоимости акций на Московской бирже, а перерасчет на валюту был осуществлен по курсу Центрального банка РФ, установленного в конце 2020 года [6].

Несмотря на хорошие показатели компаний в сфере информационных технологий, сама отрасль только начала развиваться, о чем также свидетельствует структура валовой добавленной стоимости по отраслям экономики из официального сайта Росстата за последние семь лет [7]. До 2017 года уровень соотношения не превышал даже 1%, для сравнения деятельность по операциям с недвижимым имуществом занимает более 10%, а строительство более 5,5% ежегодно.

 

Результаты исследований

В области информационных технологий формой развития является проектная деятельность. Согласно проектной методологии, проект — это ограниченная по времени активность, направленная на создание уникального продукта, сервиса или иного результата. У проекта определены сроки, бюджет, объем работы и показатели эффективности.

В сфере информационных технологий можно выделить основные виды ИТ-проектов:

  • разработка программного обеспечения;
  • модернизация программного обеспечения;
  • внедрение информационных систем;
  • развитие и модернизация вычислительных мощностей и инфраструктуры передачи данных.

Стандартный процесс управления ИТ-проектом, связанным с разработкой нового компьютерного программного обеспечения, представлен на рисунке 1.

 

Процентное соотношение отрасли ОКВЭД 62 в структуре ВВП

Рисунок 1 — Процентное соотношение отрасли ОКВЭД 62 в структуре ВВП

 

При управлении ИТ-проектом, связанным с разработкой нового программного обеспечения, необходимо учитывать специфику проектной деятельности в сфере информационных технологий:

  1. Основным отличием ИТ-проектов от проектов, реализуемых в других сферах деятельности, является то, что результат проекта, как правило, неосязаем в информационном пространстве. В связи с этим требования к продукту, который необходимо получить в результате успешной реализации проекта, должны быть определены максимально детально.
  2. Необходимо также в расписании проекта учесть время для тестирования продукта и исправления ошибок — данный цикл может повторяться несколько раз, так как неизвестно заранее, с какими техническими проблемами могут столкнуться разработчики.
  3. При управлении проектом необходимо также помимо основных факторов, к которым относятся сроки, бюджет, ресурсы, учитывать технологические вопросы, касающиеся операционных систем, технических средств, баз данных и т.д.
  4. Также внедрение любой новой технологии в организации может быть рискованно, так как эта технология может вывести из строя всю систему, поэтому при наличии подобного риска необходимо заранее обеспечить резервную копию информационной среды предприятия.

Что касается проектных методологий, в сфере информационных технологий последовательная проектная методология («Водопад») подходит для небольших или коротких повторяющихся проектов, где требования фиксированы и не изменятся ни при каких обстоятельствах, а результат заранее четко определен. Также может использоваться в сфере разработок компьютерного программного обеспечения. Однако для реализации сложных ИТ-проектов подходят гибкие методологии, позволяющие вернуться к предыдущим этапам или пересмотреть продукт после окончания его разработки [11].

Управление ИТ-проектами также может использовать адаптивный жизненный цикл, например, методологию Agile. Этот тип объединяет временные рамки в более короткие всплески активности, называемые спринтами. Популярность Agile как относительно новой методологии возросла благодаря подходу, основанному на изменениях, которые дают командам проектов в сфере информационных технологий динамическую способность быстро адаптироваться к необходимым изменениям или корректировкам курса [8].

Согласно исследованию, Ambysoft Project Success Rates Survey, проведенному в 2013 году, Agile имеет более высокий процент успеха (64%), чем Waterfall (49%), когда дело касается ИТ-проектов. Также преимущество гибких методологий при ведении ИТ-проектов подтверждается исследованием 2017 года, проведенным PricewaterhouseCoopers (PWC), которое выявило, что гибкие проекты на 28% успешнее традиционных [9].

Процесс разработки программного обеспечения состоит из нескольких этапов (рис.2). В теории при использовании традиционного метода, когда каждый этап начинается после завершения предыдущего, рабочее приложение должно создаваться быстрее, чем при использовании гибкого. Однако сложность могут вызвать большое количество технических ошибок, которые невозможно предугадать: если на начальном этапе появится даже небольшая ошибка в разработке кода или несоответствии подготовленного дизайна для кодинга, то проект провалится. В это же время взаимосвязанные этапы управления в гибких методологиях позволяют разработчикам и заказчикам раньше получать доступ и тестировать отдельные части приложения, и в зависимости от результатов которого принимать решения о том, как должно развиваться остальное приложение. Данный подход дает преимущества обеим сторонам.

 

Проект разработки программного обеспечения по методологиям Agile и Waterfall

Рисунок 2 — Проект разработки программного обеспечения по методологиям Agile и Waterfall

 

Что касается тестирования и обеспечения качества — это непрерывные процессы при разработке программного продукта, так как своевременное выявление ошибок путем тестирования каждой части по мере ее создания очень важно для реализации проекта в срок с выделенным бюджетом. При использовании каскадной модели этап тестирования выносится в качестве отдельного этапа, который осуществляется после того, как всё приложение готово целиком.

В проектном управлении в сфере информационных технологий часто используется методология SCRUM. Она подходит для проектов, которые могут повлечь за собой множество изменений в бэклоге продукта или когда требования проекта могут часто меняться. Методология основана на предположении, что заинтересованные стороны не знают деталей того, каким они хотят видеть продукт, не имея рабочего прототипа, что подходит для управления ИТ-проектами.

Учитывая высокую конкуренцию в технологическом секторе, необходимо также регулярно анализировать и выявлять основные тенденции развития отрасли, влияющие на управление ИТ-проектами. Сейчас существенное влияние на отрасль информационных технологий оказал переход компаний на удаленную работу.         Развитие дистанционного режима внесло изменения в сферу управления проектами и в бизнес в целом. ИТ-компаниям была предоставлена дополнительная ниша для развития — разработка программных решений для организации взаимодействия и совместной работы удаленно [10].

Ориентация на удовлетворение потребностей клиентов — еще одна тенденция управления ИТ-проектами, повышающая шансы компании на успех. Менеджеры ИТ-проектов должны отдавать приоритет продуктам, которые оказывают наиболее существенное влияние на удовлетворенность клиентов.

Также острее становится проблема нелинейного приращения компетенций, удержания и развития кадров в ИТ-сфере. Среди способов привлечения квалифицированных специалистов по управлению проектами можно выделить прозрачную систему карьерного развития и роста, интересные задачи, предоставление возможности самостоятельно принимать решения и нести ответственность, признание результатов труда, постоянную обратную связь с топ-менеджментом компании.

Рост объёмов информации и мобильных платформ ведет к более крупным и сложным ИТ-проектам. Помимо сложности управления непрерывно увеличивающихся объемов информации важно также обеспечивать безопасность её хранения. Таким образом, внимание к кибербезопасности — еще одна тенденция, влияющая на управление ИТ-проектами.

Одной из главных сложностей в управлении ИТ-проектами предприятий является управление внутренними коммуникациями в проекте. Необходимо настроить своевременную передачу управленческой информации и обеспечивать её надлежащее качество. В крупных ИТ-компаниях можно встретить различные барьеры в коммуникациях.

Во-первых, это территориальный и языковой барьеры. Находящиеся в разных территориальных точках (города, регионы, страны) офисы требуют координации обмена информацией удаленно, например, через различные компьютерные программы. Одним из наиболее действенных методов решения подобной проблемы являются регулярные еженедельные онлайн-встречи всех ключевых участников проекта с представлением друг другу обновленной информации по компонентам проекта. Ситуация осложняется языковым барьером, когда родной язык участников проекта отличается. В таком случае, как правило, используется язык, принятый в компании рабочим — в большинстве случаев для международных компаний это английский язык. Тем не менее, управление проектом и координация большого количества информации на иностранном языке может вызывать трудности из-за некачественного перевода и отличий в трактовке дефиниций, для исправления ситуации топ-менеджменту важно создать развитый и приведенный к единому образцу понятийный аппарат.

Во-вторых, важно четко выделить зоны ответственности ключевых участников на начальном этапе, чтобы занимающиеся проектом специалисты понимали, к кому и по какому вопросу они могут обратиться или кому они должны передать определенную информацию. Надлежит выделить взаимосвязи между компонентами проекта и проинформировать его участников, а также заинтересованные стороны. Необходимо также заранее обеспечивать участников и заинтересованные стороны информацией о ходе проекта и его планах развития, о возможных изменениях. При ведении крупного ИТ-проекта у участников может угаснуть интерес к проекту из-за того, что они долгое время не видят результаты продвижения работы над проектом. Для решения данной проблемы необходимо всегда давать обратную связь, регулярно информировать об основных результатах работы и обновлять информацию. Важно сформировать образ проекта как открытой, прозрачной и доступной инициативы.

Для обеспечения передачи качественной управленческой информации могут использоваться различные каналы коммуникации:

  • Электронная почта;
  • Личные встречи (совещания в группах, выездные семинары, сессии вопросов и ответов);
  • Программное обеспечение для организации онлайн-встреч (Zoom, Microsoft teams и другие);
  • Интернет, чаты для более быстрого и неформального обмена информацией (в некоторых случаях более удобный канал коммуникации, чем электронная почта);
  • ПО для хранения проектной информации, единые базы данных, доступ к которой имеют все участники проекта (например, Confluence — система для внутреннего использования организациями с целью создания единой базы знаний);
  • ПО для гибкого управления проектами, удобное для организации взаимодействия участников проекта (например, система Лга, Trello).

Таким образом, необходимо подбирать такие каналы коммуникации, которые облегчат процесс координации и передачи качественной управленческой информации при управлении крупным ИТ-проектом. При выборе определённых каналов стоит учитывать корпоративную культуру компании, а также уже сложившийся опыт использования тех или иных каналов коммуникации.

 

Заключение

Переход технологий из категории Nice-to-have в Must have меняет и отношение к ним. ИТ-проекты сегодня создают преимущества за счёт качества технологических решений и новых возможностей, которые они обеспечивают компаниям: повышение эффективности существующих бизнес-процессов, создание добавочной стоимости и приобретение конкурентных преимуществ. Компании разных отраслей нуждаются в инструментах, которые не просто обеспечивают работу, а позволяют быть стабильными, эффективными и устойчивыми в кризисных ситуациях. Поэтому можно утверждать, что пересмотр компаниями стратегий развития в пользу достижения большей сопротивляемости внешним факторам, а также отложенный спрос на цифровые решения, приведут к росту инвестиций в технологии и развитию ИТ-отрасли в целом за счет новых проектов.

Библиографический список:

  1. Косарева, И.Н., Самарина, В.П. Особенности управления предприятием в условиях цифровизации //Вестник Евразийской науки, 2019, №3, Т.11, С.1-9
  2. Филатова, М.В., Стукало, О.Г., Лебедева, Л.В., Цуканова, К.А., Дзахмишева, И.Ш. Проектное управление в условиях цифровой экономики //Вестник ВГУИТ. 2020. Т.82. №4. С.335-339.
  3. Дубицкая, Е.А., Цуканова, О.А. Методические рекомендации по управлению инновационными проектами в высокотехнологичных отраслях // Фундаментальные исследования. — 2019. — № 1. — С. 21-25.
  4. Жидиков, В.В., Лавренова, Н.Б. Необходимые признаки проектной деятельности, псевдопроекты, квазипроекты и недопроекты // Самоуправление. 2020. Т. 2. №2(119). С. 190-193.
  5. Кузнецов, Н.В., Лизяева, В.В. Управление проектами цифровизации: методологический, организационный и финансовый аспекты //Фундаментальные исследования. 2020. №2. С.32-37.
  6. Морозов, А.В. Методы оценки эффективности инновационных проектов // Научно-практические исследования. — 2020. — N° 6-1 (29). — С. 51-54.
  7. Коряков, А.Г., Трифонов, И.В., Жемерикин, О.И. Базовая модель применения организационно-экономических инструментов управления вертикально-интегрированными компаниями //Самоуправление. 2019. Т. 2. № 2(115). С. 372-376.
  8. Лившиц, В.Н., Миронова, И.А., Швецов, А.Н. Оценка эффективности инвестиционных проектов в различных условиях // Экономика в промышленности. — 2019. — Т. 12, № 1.
  9. Vries, К. de. Case study methodology, in: Aranda K. (ed.) Critical Qualitative Health Research: Exploring Philosophies, Politics and Practices, Routledge, 2020, pp. 41-52.
  10. Machado, R.E., Rafael, D.H., Cabral, S.M., Figueiro, P.S. Social entrepreneurship as an opportunity of social inclusion: The case of recycling cooperatives. Revista de Gestao Ambiental e Sustentabili-dad, 2019, Vol. 8, no. 1, pp. 1-18. DOI: 10.5585/geas.v8i 1.13761.
  11. Saebi, T., Foss, N.J., Linder, S. Social Entrepreneurship Research: Past Achievements and Future Promises. Journal of Management, 2019, Vol. 45, no. 1, pp. 70-95. DOI: 10.1177/0149206318793196.

Управление рисками в условиях санкционных ограничений

Введение

В настоящее время в условиях санкционных ограничений доступа к международному перестраховочному рынку необходимо создание альтернативных механизмов для уменьшения негативных финансовых воздействий при реализации рисков.

 

Управление рисками в условиях доступности к страховому рынку

Традиционно при управлении крупными рисками, особенно в энергетической отрасли применялся механизм размещения рисков в перестрахование, включающий в себя следующие процессы:

  • Проведение предстрахового сюрвея, состоящего из:
    • выявления рисков;
    • анализ и оценка рисков;
    • моделирование сценариев реализации рисков;
    • расчет максимально возможных убытков (PML – possible maximum loss);
    • разработка плана предупредительных мероприятий.
  • Определение уровня собственного удержания риска (Уровень собственного удержания риска — это прежде всего сумма денег, выраженная в относительной величине к сумме Убытка), состоящего из:
    • анализ финансовой чувствительности, влияния негативных последствий при реализации риска на ухудшение ключевых финансовых показателей;
    • анализ допустимого уровня собственного удержания риска с покрытием убытков за счет собственных средств.
  • Разработка страховой программы, включающей:
    • определение лимитов страхового покрытия, как правило в размере PML;
    • определение франшизы, как правило соответствующей установленному уровню собственного удержания риска;
  • Размещение риска на страховом/перестраховочном рынках:
    • выбор страховщика, как правило посредством тендерных процедур;
    • установление уровня собственного удержания риска страховщиком (Собственное удержание(retention) – часть риска, который остаётся у страховщика (или перестраховщика) после перестрахования (или – для перестраховщика — после ретроцесии). Величина собственного удержания – это максимально возможная сумма страховой выплаты, которую при наступлении страхового случая по данному риску придётся выплатить страховщику или перестраховщику (с учётом того, что остальная часть будет выплачена перестраховщиками или ретроцессионерами));
    • передача страховщиком определенную долю обязательств по застрахованному риску сверх собственного удержания в перестрахование.

При размещении в страхование/перестрахование крупных рисков на собственном удержании страховщика оставлялось от 0,5 до 10% с последующим размещением риска в международном пуле перестраховщиков.

Это обусловлено низкой финансовой емкостью российского страхового рынка.

Так лимит собственного удержания по имущественному страхованию у крупнейшей российской национальной перестраховочной компании (РНПК) (https://rnrc.ru/partners/policy/own-retention/?special_version=Y) ограничен всего 2,5 млрд рублей.

На международном рынке риски размещались с привлечением международного страхового брокера.

Для примера, для обеспечения страхования нефтеперерабатывающего завода с лимитом страхового покрытия 2,0 млрд $ потребовалось привлечение международного пула перестраховщиков в количестве более 40 компаний. Совокупная емкость всех российских страховщиков, участвующих в покрытии данного риска, включая РНПК, обеспечили не более 10% страхового покрытия.

До введения жестких санкций, фактически, закрывших доступ к международному рынку перестрахования, при принятии решения о размещении риска в страхование руководствовались принципом оптимальности между стоимостью размещения рисков и уровнем собственного удержания (франшизы) (Франшиза (фр. franchise — льгота) в страховании — предусмотренное условиями страхования (перестрахования) освобождение страховщика (перестраховщика) от возмещения оговорённой части убытков страхователя (перестрахователя)).

В основе принятия решения находилось сопоставление возможных затрат на возмещение убытков при реализации риска остающихся на собственном удержании и стоимость размещения риска в страхование.

Существует прямая зависимость стоимости страхования от уровня собственного удержания риска (франшизы) и чем он выше, тем ниже стоимость страхования.

Также на стоимость размещения риска существенное влияние оказывает текущее состояние рынка.

 

Управление рисками в условиях ограниченного доступа к страховому рынку

Страховой рынок находится в циклическом состоянии меняясь от мягкого к жесткому.

Так в период с 2014 г. до 2018 г. страховой рынок был мягкий, стоимость размещения крупных рисков на международном рынке постоянно снижалась и были доступны большие емкости страхового покрытия. Начиная с 2018 года страховой рынок из-за серии крупных убытков перешел в жесткую стадию, которая в последующем из-за глобальной пандемии Covid 2019 привела к беспрецедентному росту тарифов и сокращению емкостей страхового покрытия.

В данной ситуации высокой стоимости страхования и ограниченной возможности размещения риска по лимиту максимально возможного убытка Страхователи вынуждены были существенно поднимать уровень собственного удержания риска (франшизу) и снижать уровень страхового покрытия. Все это привело к пересмотру стратегий по управлению рисками с разработкой мер по финансированию рисков, остающихся на собственном удержании.

 

Управление рисками в условиях закрытия доступа к страховому рынку

В настоящее время в условиях полного закрытия доступа к международному перестраховочному рынку и невозможности покрытия крупных рисков страхованием, необходимо создание альтернативных инструментов.

Одним из механизмов управления рисками может служить формирование и управление на предприятиях фондов самофинансирования рисков.

Ниже рассмотрим подход к управлению рисками через создание фондов самофинансирования рисков.

Предлагается следующая последовательность действий:

 

Алгоритм управления рисками через создание фондов самофинансирования рисков

Рисунок 1. — Алгоритм управления рисками через создание фондов самофинансирования рисков

 

  1. Анализ технологической схемы (Технологическая схема производства — это последовательное описание или графическое изображение последовательности технологических операций (процессов) и соответствующих им аппаратов из превращения сырья на готовую продукцию) производственного объекта

Анализ технологической схемы производства необходим для определения наиболее опасных участков производства с точки зрения техногенной и пожарной безопасности, факторов риска (Фактор риска — субъект, объект или деятельность, которые самостоятельно или в комбинации друг с другом при определенных условиях могут привести к реализации риска), приводящих к их реализации.

В состав технологической части проекта и технологического регламента входит технологическая схема производства, за которой можно представить технологический процесс, который анализируется, и в целом оценить его пожарную опасность.

  1. Оценка, верификация стоимости производственного объекта с декомпозицией по стоимости основного производственного оборудования.

Цель приведение стоимости производственного объекта к действительной (восстановительной (Восстановительная стоимость — Стоимость восстановления в первоначальном виде поврежденного или уничтоженного объекта страхования при реализации риска)) стоимости имущественного комплекса.

  1. Выявление возможных рисков и факторов риска приводящих к их реализации
  2. Моделирование сценариев реализации рисков на производственном объекте, состоящих из:
  • сценариев наиболее вероятных событий реализации рисков
  • сценариев максимально возможных убытков
  1. Количественная оценка риска
  2. Распределение ущерба от реализации риска между факторами риска с оценкой:
  • вероятности влияния каждого фактора на реализацию риска;
  • выявление кумулятивных (Кумулятивный риск — вероятность развития какого-либо вредного эффекта в результате комбинированного воздействия нескольких риск факторов) (связанных) рисков;
  • комбинированная оценка воздействия нескольких риск факторов на реализацию риска;
  • анализ взаимодействия риск факторов друг с другом.
  1. Распределение риск факторов по степени воздействия на реализацию риска.
  2. Разработка детализированного плана мероприятий по снижению или полному исключению риск факторов, включающего:
  • ранжирование мероприятий по степени их влияния на снижение возможного размера ущерба от реализации риска;
  • стоимость каждого из мероприятий;

В основе разработки мероприятий необходимо применять принцип риск-доход, когда стоимость мероприятий не должна превышать вклад отдельных риск факторов в совокупный̆ ущерб от реализации риска.

  1. Переоценка ранее смоделированных сценариев наиболее вероятных и максимально возможных убытков с учетом разработанного общего плана мероприятий по управлению рисками.
  2. Формирование общего бюджета по управлению рисками на принципах:
  • Оптимального соотношения размера снижения уровня риска к стоимости конкретного мероприятия;
  • Приоритетность финансирования мероприятий в зависимости от частоты, вероятности и размера ущерба от реализации риска.

Сформированный бюджет определяет основу создания фонда самофинансирования рисков.

Рекомендуется проведения последовательных процедур рассмотрения комплекса мероприятий с со всеми участниками процесса управления рисками, включая владельцев рисков, бюджетных комитетов, комитета по управлению рисками при совете директоров с дальнейшей интеграцией в общую стратегию развития бизнеса.

 

Заключение

Данный алгоритм по управлению рисками позволяет в условиях невозможности использовать страховые/перестраховочные инструменты для покрытия ущерба при реализации риска оптимально планировать и эффективно управлять комплексом мероприятий по предупреждению как непосредственно рисков, так и риск факторов.

Библиографический список:

Детерминанты выручки предприятий сферы гостеприимства в постпандемийный период на основе сценарного подхода

Введение

Последнее десятилетие туризм занимал третье место как «экспортная категория, уступая добывающей и химической промышленности, опережая производство продовольствия и автомобильной продукции» [1]. И, по данным ЮНВТО, предполагалось, что число международных туристических прибытий во всем мире будет увеличиваться ежегодно в среднем на 3,3% в период с 2010 по 2030 годы [2]. Почти десятилетие туристическая отрасль последовательно укрепляла свои позиции в структуре глобальной экономики и занятости. Но масштабная экономическая ситуация 2020 года изменила как сам спрос на туризм, так и его формат.

Безусловно, COVID-19 стал для туризма переломным моментом: если раньше отрасль боролась с проблемами чрезмерного туризма, то теперь вся индустрия оказалась в состоянии коллапса, улицы самых посещаемых дестинаций оказались пусты.

В таких сложных условиях ясно, что одна эпоха уходит, но еще слишком рано говорить о том, какая эпоха наступает. На первый взгляд может показаться, что проблемы туризма имеют второстепенное значение в разгар сегодняшнего глобального кризиса, но это не так. Туризм играет важную роль в экономическом росте и в планах развития многих стран. Международный и внутренний туризм были фактически закрыты как несчастные жертвы кризиса. Всемирная туристская организация (UNWTO) заявила, что «наш сектор больше всего пострадал от кризиса» и предложила программу восстановления. Рост безработицы, экономический ущерб и нестабильность, а также беспрецедентные масштабы государственного вмешательства для преодоления экономического кризиса — все это указывает на то, что туристический и гостиничный бизнес являются основой экономики многих стран мира.

 

Результаты исследований

На начало октября 2021 года эпидобстановка в стране сохраняется и все еще соблюдаются профилактические меры, в то время как неопределенность и риски снижения доходности продолжают преобладать [3,4,5].

Эмпирический анализ для достижения цели исследования был проведен в два этапа. На первом — было проведено исследование по идентификации рисков, с которыми может столкнуться гостиничная индустрия в постпандемийный период, а также проведена оценка их влияния на прибыль, результаты которой представлены в таблице 1.

На втором этапе, используя метод многофакторной регрессии, нам удалось обнаружить связь между выявленными потенциальными рисками и выручкой в разных категориях гостиниц Санкт-Петербурга.

На примере гостиницы категории 4* Санкт-Петербурга была проанализирована взаимосвязь между выручкой и такими количественными факторами, как загрузка гостиницы, средняя стоимость номера, уровень занятости населения, количество апартаментов, уровень инфляции в стране и динамика туристического потока (внутреннего и въездного).

 

Таблица 1 – Риски снижения выручки гостиничной отрасли в постпандемийный период и их влияние на прибыль

Группа рисков Название риска Влияние на прибыль
Риски, связанные с кадровым ресурсом Дефицит персонала Начало «ценовой войны», увеличение зарплаты линейному персоналу при снижении нормы выработки [6]
Недостаточная квалификация Снижение качества предоставляемых услуг, снижение спроса у туристов. Увеличение расходов на обучение/переобучение сотрудников, на внедрение программ адаптации и наставничества для новых сотрудников
Отсутствие стимулирования труда Снижение производительности, текучесть кадров, увлечение затрат на систему стимулирования труда
Риски, связанные с туристическим потоком Снижение внутреннего туристического потока Увеличение убытков, расходов на поддержание работы гостиницы, снижение выручки. В худшем случае – банкротство предприятия.
Снижение въездного туристического потока
Риски, связанные с экономическими факторами Инфляционный риск Увеличение объема заемных средств
Рост рынка апартаментов Снижение цен на предоставление проживания и гостиничные услуги
Снижение уровня занятости населения Снижение спроса с ростом цен

 

Для анализа гостиниц мы использовали восемь независимых факторов для объяснения зависимой переменной (Выручка (Y). Восемь переменных включают: загрузку гостиницы (X1), среднюю цену за номер (X2), уровень занятости населения (X3), уровень безработицы населения (X4), количество апартаментов (X5), уровень инфляции (X6), динамика въездного (X7) и внутреннего (X8) туристического потока. Необходимые данные были собраны за период 2011 — 2020 годы и отобраны для разных категорий гостиниц.

На втором этапе, используя метод многофакторной регрессии, нам удалось обнаружить связь между выявленными потенциальными рисками и выручкой в разных категориях гостиниц Санкт-Петербурга.

В результате, пандемия Covid-19 оказала существенное влияние на:

1) рабочую силу в гостиничном туризме, ведь дефицит кадров линейного персонала приводит к простою. Также проблема тесно связана с недостаточным материальным стимулированием персонала и недостаточно развитой системой подготовки персонала.

2) поддержку профилактических мер. Гостиницам даже в постпандемийный период необходимо будет уделять больше внимания санитарно-эпидемиологической безопасности гостей и нести соответствующие расходы.

3) снижение цены и глубины бронирования. От нестабильной эпидобстановки зависят правила въезда/выезда и полетные программы, что безусловно сказывается на ценах. Многие отели подтверждают эту тенденцию: туристы переживают, что и в Петербурге в любой момент могут установить запреты, из-за которых их поездка не состоится. Поэтому номера в отелях снова бронируют в последний момент, глубина бронирования резко сократилась. По мнению экспертов, ситуация не исправится до тех пор, пока в Россию будет закрыт доступ иностранцам [7,8].

4) появление конкурентов. У гостиниц появились конкуренты в виде бюджетной альтернативы – апартаментов. Более того, бизнес-туристы в 2021 году в большинстве своем предпочитают именно данный вид проживания.

5) повышение риска ликвидности. Для руководства будет критически важным провести оценку влияния текущих событий и условий на деятельность компании и прогнозируемые потоки денежных средств. Основное внимание при этом должно быть уделено следующему вопросу: имеет ли компания достаточную ликвидность для исполнения обязательств по мере наступления срока их погашения.

6) появление тенденции на ведение и обновление веб-страниц социальных сетей и приложений. Также замечен тренд на цифровизацию и на появление у гостиниц новых каналов продаж. Благодаря социальным сетям легче распространять информацию о спецпредложениях, используя таргет по геолокации. Данный тренд позволит повысить узнаваемость гостиниц.

Так как определение ущерба от реализации выявленных рисков гостиничной отрасли по России невозможно в связи с масштабом выборки и частичном отсутствием статистических данных, было решено рассчитать этот ущерб на примере гостиницы Санкт-Петербурга «Сrowne Plaza St. Petersburg – Ligovsky», среднесписочная численность которой сократилась за 2020-2021 год на 67% [9].

Корреляционно-регрессионный анализ

Не все выявленные риски в предыдущем параграфе подкрепляются статистическими данными. В данном случае были отобраны факторы, значения которых есть в открытом доступе для проведения корреляционно-регрессионного анализа.

На примере гостиницы «Сrowne Plaza St. Petersburg – Ligovsky» проанализирована взаимосвязь между выручкой и такими количественными факторами, как загрузка гостиницы, средняя стоимость номера, уровень занятости населения, количество апартаментов, уровень инфляции в стране и динамика туристического потока (внутреннего и въездного).

Для анализа гостиниц использовали восемь независимых факторов для объяснения зависимой переменной (Выручка (Y). Восемь переменных включают: загрузку гостиницы (X1), среднюю цену за номер (X2), уровень занятости населения (X3), уровень безработицы населения (X4), количество апартаментов (X5), уровень инфляции (X6), динамика въездного (X7) и внутреннего (X8) туристического потока. Необходимые данные были собраны за период 2011 — 2020 годы и отобраны (таблица 2).

 

Таблица 2 – Входные данные для определения уровня связи между выявленными факторами и выручкой гостиницы

Период Y X1 X2 X3 X4 X5 X6 X7 X8
2011 114 753 64 5910 63,9 6,5 975 6,1 2,9 2,6
2012 253 437 56 6500 64,9 5,5 1110 6,58 3 2,7
2013 294 923 58 5600 64,8 5,5 2029 6,45 3 3,3
2014 278 923 70 6000 65,3 5,2 3003 11,36 2,7 3,8
2015 333 764 76 6500 65,3 5,6 4595 12,91 2,5 4,2
2016 409 924 64 6950 65,7 5,5 5472 5,38 3 4,1
2017 472 319 52 7300 65,5 5,2 11496 2,52 3,2 4,4
2018 512 753 56 7811 65,6 4,8 14031 4,27 3,7 4,8
2019 501 119 52 7650 64,9 4,6 23105 3,05 4,1 5
2020 126 921 14 5250 63,7 5,8 26342 4,91 0,5 2,4

 

Далее был произведен расчет для гостиницы, результат представлен в таблице 3.

 

Таблица 3 – Корреляционная матрица фактора и результирующего показателя гостиницы

  Y X1 X2 X3 X4 X5 X6 X7 X8
Y 1
X1 0,2527 1
X2 0,9071 0,2642 1
X3 0,8119 0,5780 0,6905 1
X4 -0,8540 -0,0231 -0,7164 -0,6325 1
X5 0,2289 -0,7683 0,2125 -0,2481 -0,4137 1
X6 -0,3391 0,5557 -0,4059 0,0999 0,2538 -0,5275 1
X7 0,7196 0,5935 0,7699 0,5923 -0,5439 -0,2357 -0,2441 1
X8 0,9439 0,3659 0,8524 0,7691 -0,8086 0,2346 -0,1415 0,6826 1

 

Полученные результаты показывают высокий уровень взаимосвязи между выручкой и факторами, связанные со средней ценой за номер (X2), уровнем занятости населения (X3) и динамикой въездного (X7) и внутреннего (X8) туристического потока, следовательно, построение регрессии имеет смысл.

Отсутствие связи между выручкой и загрузкой гостиницы можно объяснить тем, что стоимость номеров и качество предоставляемых услуг в данных категориях выше, а количество дополнительных услуг больше, соответственно, е каждый гость может себе позволить подобное. Как правило, качество гостиничного обслуживания и удовлетворенность клиентов зависят от средней стоимости за номер. В индустрии гостеприимства предполагают, что высокая цена сигнализирует о более высоком качестве услуг, то есть туристы готовы платить за отели высшего качества.

Для построения модели использовалось уравнение результирующего показателя:

y = β0 +β11 + β2 * Х2 + +βm * Хm + ε                                      (1)

где:

у – зависимая переменная (выручка за год);
β1, βm – регрессионные коэффициенты модели;
Х1, Хm – фактор, определяющий результирующий показатель (загрузка гостиницы, средняя стоимость номера…).

 

Результат множественной регрессионной модели для гостиницы выглядит следующим образом:

y = (-2 816 731,8) + 592 + 38073,3 * Х3 + (-1 135,3)* Х7 + 77 896,1* Х8  (2)

 

Коэффициент детерминации моделей для гостиницы представлен в таблице 4 и видно, что он стремится к 1, что говорит о высоком качестве моделей.

 

Таблица 4 – Расчетные значения

Регрессионная статистика Гостиница
Множественный R 0,970846768
R-квадрат 0,942543448
Нормированный R-квадрат 0,896578206
Стандартная ошибка 46307,6515
Наблюдения 10

Для проверки полученного уравнения были рассчитаны среднеквадратические отклонения фактических и расчетных показателей и получена 97-99% точность расчетных моделей. Расчет представлен в таблице 5.

 

Таблица 5 – Расчет и проверка точности полученных моделей

Гостиница
Y факт 114753 253437 294923 278923 333764 409924 472319 512753 501119 126921 114753 253437
Y расч 163889 244430 234289 316201 377071 410479 446645 511176 490155 104501 163889 244430
Ср. знач 0,0235158
Точность 0,9764842

 

В этом исследовании проанализировали зависимость выручки гостиниц трех различных категорий и пришли к выводу, что повышение доходности отелей Санкт-Петербурга зависит в первую очередь от динамики внутреннего туристического потока со средней ценой за номер.

Экономические показатели и взаимосвязь определяющих их факторов являются основными вопросами в исследованиях, посвященных индустрии гостеприимства. Чтобы увеличить выручку, гостиничные операторы прилагают большие усилия для повышения стоимости за номера.

Прогнозирование выручки в 2022 году

В ходе исследования выделены три основных сценария развития дальнейших событий в 2022 году:

1) Ухудшение эпидемиологической ситуации.

2) Сохранение текущей ситуации, ограничения на въезд.

3) Победа над пандемией, принято решение об открытии границ.

При анализе сценариев в каждом были выделены еще три варианта развития событий: оптимистичный, пессимистичный и смешанный (таблица 6).

 

Таблица 6 – Варианты развития постпандемийной ситуации в гостиничном бизнесе.

Сценарий 1 – Ухудшение эпидемиологической ситуации
Оптимистичный сценарий Пессимистичный сценарий Смешанный сценарий
Локдаун введен только в столицах и городах с максимальным количеством-зараженных (региональный/ муниципальный локдаун), что означает возможность путешествовать по доступным для въезда городам с документами, подтверждающими факт вакцинации. При этом, очевидно, границы закрыты. Соответственно, въездной поток будет отсутствовать, средняя цена останется прежней, произойдет увеличение потока на 5% (минимальный прирост), уровень занятости снизится до 55%. Локдаун объявлен по всей стране. Происходит динамичное сокращение туристического потока, как внутреннего, так и въездного. В данной ситуации у населения есть возможность посещать лишь места розничной торговли. Соответственно, въездной и внутренний поток будет отсутствовать, средняя цена останется прежней, но ни на что не повлияет, уровень занятости снизится до 50%. Локдаун объявлен по всей стране. Происходит динамичное сокращение туристического потока, как внутреннего, так и въездного. При этом у гостиниц есть возможность сдачи номеров от 1 месяца по цене аренды квартиры, формирование коворкингов с соблюдением всех ограничительных мер. Соответственно, въездной отсутствует, средняя цена снижается на 20%, внутренний поток рассматривается в данном случае только городской (в гостинице 196 номеров, согласно требованием расселение будет происходить через один номер, то есть максимальное количество будет 98 человек, уровень занятости снизится до 53% [9].
Сценарий 2 — Сохранение текущей ситуации, ограничения на въезд
Заметно снижение темпов распространения коронавирусной инфекции, внутренняя экономика постепенно восстанавливается, что влияет на платежеспособность населения. Внутренние туристы отдают предпочтение  комфортному варианту размещению – гостиницам. Соответственно, въездной поток будет отсутствовать, средняя цена увеличивается на 20%, произойдет увеличение потока на 5%, уровень занятости увеличится до 60%. Темпы распространения коронавирусной инфекции растут с каждым днем,  действует режим самоизоляции. За время пандемии у  внутренних туристов изменились предпочтение — они выбирают апартаменты или более дешевые варианты размещения. Зафиксировано повышение уровня безработицы, снижение реальных доходов населения, падение курса рубля. Возможен эффект отложенного спроса. Соответственно, въездной поток будет отсутствовать, средняя цена снизится на 20%, произойдет снижение потока на 5%, уровень занятости увеличится до 65% [10]. Вышли на плато по заболеваемости. Отмечено замедление темпов роста распространения коронавирусной инфекции. Ситуация нестабильна, соответственно, снижается глубина бронирования и длительность пребывания в гостинице. Соответственно, въездной поток будет отсутствовать, средняя цена снизится на 10%, произойдет увеличение потока на 2%, уровень занятости увеличится до 63%.
Сценарий 3 – Победа над пандемией, принято решение об открытии границ
Сняты все ограничения, связанные с коронавирусной инфекцией, у путешественников отсутствует страх заражения, активность туристического потока набирает силу. Внутренние туристы продолжают отдавать предпочтения российским гостиницам, осознав все их преимущества во время пандемии.  Иностранные туристы еще больше хотят посетить Россию, отдав предпочтение уже известной международной сети Crowne Plaza на Лиговском. Соответственно, въездной поток будет соответствовать 2019 году, средняя цена увеличится на 80%, внутренний поток составит уровень 2019 года, уровень занятости увеличится до 65%. Все ограничения, связанные с коронавирусной инфекцией, сняты, но  у путешественников все еще присутствует страх заражения, внутренние туристы уезжают на зарубежные курорты, а иностранные туристы не торопятся прилетать отдыхать в Россию. Расходы оставшихся на рынке игроков, на капитальный ремонт не окупаются. Соответственно, въездной поток увеличится на 15%, средняя цена увеличится на 20%, внутренний поток снизится на 25%, уровень занятости увеличится до 60%. Отменены все ограничения, связанные с коронавирусной инфекцией, туристической поток растет, как и высокая конкуренция на туристическом рынке. Закрытые гостиницы в пандемию вновь открываются благодаря государственной поддержке. Более того, среди оставшихся игроков, самыми сильными разрабатываются новые санитарно-эпидемиологические стандарты. Соответственно, въездной поток будет соответствовать 2019 году, средняя цена увеличится на 50% от 2019 года, внутренний поток составит уровень 2019 года, уровень занятости увеличится до 70%.

 

На основании выявленных вариантов развития эпидемиологической ситуации в гостиничной индустрии была подсчитана выручка (таблица 7).

 

Таблица 7 – Выручка по каждому сценарию на 2021-2022 годы для гостиницы Crowne Paza

Год Оптимистичный Пессимистичный Смешанный
1 сценарий
2021 -327 080 -913 067 -489 821
2022 -326 930 -489 821 125 934
2 сценарий
2021 125 934 146 212 124 272
2022 -337 594 146 332 -223 374
3 сценарий
2021 622 268 63 450 506 386
2022 812 860 253 816 233 225

 

Выводы

Таким образом, можно сделать вывод, что руководству гостиницы необходимо тщательно изучить выявленные потенциальные риски, с которыми может столкнуться предприятие в постпандемийный период, тем самым избежав убытков или увеличив свою прибыль при наступлении различных сценариев. Пандемия Covid-19 оказала существенное влияние на:

1) снижение цены и глубины бронирования. От нестабильной эпидобстановки зависят правила въезда/выезда и полетные программы, что безусловно сказывается на ценах. Многие отели подтверждают эту тенденцию: туристы переживают, что и в Петербурге в любой момент могут установить запреты, из-за которых их тур не состоится. Поэтому номера в отелях снова бронируют в последний момент, глубина бронирования резко сократилась. По мнению экспертов, ситуация не исправится до тех пор, пока в Россию будет закрыт доступ иностранцам.

2) рабочую силу в гостиничном туризме, так как дефицит кадров линейного персонала приводит к простою. Также проблема тесно связана с недостаточным материальным стимулированием персонала и недостаточно развитой системой подготовки персонала.

3) появление конкурентов. У гостиниц появились конкуренты в виде бюджетной альтернативы – апартаментов. Более того, бизнес-туристы в 2021 году в большинстве своем предпочитают именно данный вид проживания.

Предпринимателям необходимо в первую очередь сосредоточить свое внимание на проблемах, связанных с поиском и обучением персонала, со снижением спроса на деловой туризм, со снижением цен и глубиной бронирования, ростом рынка апартаментов и риском ликвидности. Гостиницам, которые не смогли предвидеть финансовый кризис и возможные риски сокращения доходности предприятий, пришлось закрыться. Предпринимателям необходимо заблаговременно предпринимать меры по устранению вышеперечисленных факторов, так как именно они в большей мере повлияют на размер выручки.

Пандемия Covid-19 дала понять, что гостиничные предприятия оказались очень уязвимыми к кризису здравоохранения, в том числе из-за трудностей с поддержанием мер социальной дистанции и финансового и операционного рычагов. Гостиничная индустрия до сих пор нуждается в большом объеме постоянных затрат, которые должны быть оплачены даже при низких доходах или их отсутствии.

Библиографический список:

  1. UNWTO International Tourism Highlights 2019 Edition, page 8 // URL: https://tourlib.net/wto/WTO_highlights_2019.pdf (дата обращения: 28.09.2021).
  2. UNWTO Tourism Highlights 2017 Edition, page 14 // URL:https://tourlib.net/wto/WTO_highlights_2017.pdf (дата обращения: 28.08.2021).
  3. Отчёт о текущей ситуации по борьбе с коронавирусом 29 сентября 2021 // URL: http://static.government.ru/media/covid19/reports/3AcgsjskSB0inwAtih73cSt3A1gUPjfP/2021-09-29_coronavirus_government_report.pdf (дата обращения: 28.09.2021).
  4. Гостиничный рынок Москвы и Санкт-Петербурга. Итоги 2020 года // URL: https://www.jll.ru/ru/аналитика-и-тренды/исследования/hotel-market-in-moscow-and-st-petersburg-results-of-2020 (дата обращения: 28.09.2021).
  5. Сергей Собянин встретился с представителями гостиничной отрасли Москвы / Новости города / Сайт Москвы // URL: https://www.mos.ru/mayor/themes/13299/7722050/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D (дата обращения: 28.09.2021).
  6. Гостиничный бизнес России столкнулся с дефицитом кадров // URL: https://welcometimes.ru/news/gostinichnyy-biznes-rossii-stolknulsya-s-deficitom-kadrov (дата обращения: 28.09.2021).
  7. The Future of Global Association Meetings / The New Association Reality / News Archives ICCA Press Releases ICCA // URL: https://www.iccaworld.org/newsarchives/archivedetails.cfm?id=3048171 (дата обращения: 29.09.2021).
  8. Туристы снова начали бронировать отели Санкт-Петербурга в последний момент / Новости на Profi.Travel // URL: https://profi.travel/news/51851/details (дата обращения: 30.09.2021).
  9. Зачестныйбизнес / Всероссийская система данных о компаниях и бизнесе // URL: https://zachestnyibiznes.ru/company/ul/1109847038036_7840443748_OOO-OTELY-SERVIS/balance (дата обращения: 28.09.2021).
  10. Сотни российских гостиниц не смогли пережить пандемию / Российская газета// URL: https://rg.ru/2020/10/21/sotni-rossijskih-gostinic-ne-smogli-perezhit-pandemiiu.html (дата обращения: 30.09.2021).

Опыт и перспективы кружковой работы со студентами по созданию IT-продуктов на основе Low-code технологии (на материалах ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»)

Введение

Одной из важных современных тенденций развития общества и системы образования являются, предъявляемые работодателями все более высокие требования к качеству подготовки выпускников высших профессиональных учебных заведений.

Основным показателем уровня квалификации современного специалиста является профессиональная компетентность, а именно способность действовать на основе имеющихся умений, знаний и практического опыта в определенной области. При организации учебного процесса в подготовке высококвалифицированных кадров для цифровой экономики большое внимание уделяется развитию способностей студента в области разработки программного обеспечения (программистов).

Выпускник высшего учебного заведения, кроме профессиональных компетенций, предусмотренных требованиями ОПОП по направлению, должен обладать и такими, как компетентность и профессиональная мобильность, владение навыками самообразования и повышения квалификации, инициативность и самодисциплина, предприимчивость и деловитость, способность к самоанализу и принятию ответственных решений а также компетенциями связанными с функциональным использованием методов и инструментов управления процессами, проектами, продуктами цифровой трансформации и регулярным решением сложных профессиональных задач в цифровой среде.

Одним из важных факторов процесса подготовки ИТ-кадров является внеаудиторное обучение. Оно направлено на достижение двух главных целей: успешной социализации подрастающих поколений в современных условиях и достижение «цифровой зрелости» ключевых отраслей экономики, социальной сферы.

 

Результаты исследований

Основной формой организации внеаудиторной работы является студенческий научный кружок.

Кружковая работа студентов это одна из форм развития самостоятельности и познавательной активности студентов в учебном процессе.

Кружок– это неформальное добровольное объединение студентов в группу для занятий на основе их общего интереса, строящееся на дополнительном материале к задачам образовательной программы под руководством педагога.

Основными функциями кружковой работы являются:

  1. Образовательнаякаждый студент имеет возможность удовлетворить или развить свои познавательные потребности, получить дополнительное развитие знаний, умений и навыков в интересующем его виде деятельности, привлечение студентов к научной деятельности, содействие в выборе научного направления.
  2. Социально-адаптивнаязанятия в студенческих предметных кружках позволяют студентам получить социально значимый опыт деятельности и взаимодействия, научиться самоутверждаться.
  3. Коррекционно-развивающая – воспитательно-образовательный процесс, реализуемый на заседаниях кружка позволяет развивать интеллектуальные и творческие способности каждого студента.
  4. Цифровая трансформация – содержание и методики работы в студенческом кружке оказывает значительное влияние на увеличение использования информационных систем и технологий в как в процессе обучения, так и в проектной деятельности, использование единых классификаторов, реестров, справочников.

Занятия в кружке характеризуются регулярностью, длительностью сроков и определенным профилем работы.

Цель занятий в кружке — ознакомление студентов с современными информационными технологиями, тенденциями их развития, формирование общего представления о роли и характере информационных технологий в различных областях человеческой деятельности, обучение применению современных информационных технологий.

Кружковая работа на кафедре БИММЭ является научно-исследовательской; ее профиль напрямую касается профессиональной подготовленности студентов по направлению «Прикладная информатика».

Формы и методы проведения кружковой работы разнообразны и зависят от тематики кружковой работы, мнения членов кружка и личных качеств педагога – руководителя кружка.

В течение года формами проведения были: мини-конференция, круглый стол, дискуссия, диспут, презентации и доклады, исследовательская работа, работа с облачными и локальными технологиями, и другие.

Программа кружка построена в соответствии со следующими дидактическими принципами:

  • принцип последовательности:

При буквальном понимании последовательности предполагается, что учебный материал выстраивается в логическую цепочку или может быть представлен в виде дерева, где нет порочных логических кругов и повторение идет лишь как закрепление материала. Ершовым А.П. была предложена реализация принципа последовательности в обучении информатике в форме цикличности. Это означает, что понятие повторяется, обогащаясь, во все новых контекстах. Если для других дисциплин это желательный путь, то для информатики – просто необходимый.

  • принцип научности:

Принцип научности требует, чтобы в содержании образования нашли отражение новейшие достижения информатики, с адаптацией на познавательные возможности студентов. Принцип научности предполагает включение в содержание дисциплин в области информатики учебного материала, точно установленного наукой, изучение понятий и терминов. Научность обучения подразумевает также современность методов обучения.

  • принцип наглядности:

Наглядность – неотъемлемая черта преподавания информатики в силу гибкости содержания самого понятия «информация»: одну и туже информацию можно представить в виде множества графических образов. Именно потому так живучи в обучении программированию блок-схемы, они наглядно представляют и структуру небольшого алгоритма, и процесс его исполнения. Наглядны и структурная, с отступами запись текстов алгоритмов, и демонстрация преподавателем образца деятельности за компьютером при работе с готовой программой. Динамичность изображения, подключение цвета и звука расширяют само понимание наглядности, спектр воздействий на органы чувств.

  • принцип перехода от обучения к самообразованию:

В обучении информатике этот принцип имеет большое значение в связи с быстрым совершенствованием средств информационных технологий. Любое программное обеспечение, выбранное в качестве объекта изучения в информатике, устареет к моменту начала профессиональной деятельности обучаемых. Поэтому важно не только дать представление о современных прикладных системах, но и научить осваивать новые программные средства. Для самостоятельного освоения систем существует несколько источников информации: строка-подсказка в меню; строка-подсказка, появляющаяся при неверных действиях пользователя; встроенный справочник (типа help); пособия для освоения работы с системой.

Кроме общедидактических принципов при использовании программных средств на занятиях СНК необходимо использовать частные принципы, отражающие особенности применения программных средств в учебном процессе.

Они подразделяются на

1) принципы, относящиеся к учебному процессу при использовании программных средств в качестве объекта изучения.

  • принцип понимания прикладных задач:

Предполагает знание для чего, когда и где используются изучаемые системы. Так, при изучении на на занятиях СНК Low-code систем необходимо, прежде всего, уяснить, что системы редакторы служат для работы с информацией, представленной в виде модулей обработки кода. С помощью языков программирования создают новые программные продукты.

Таким образом, при изучении программных средств на занятиях СНК необходимо добиваться понимания специфики задач, решаемых с помощью конкретного средства. Но конечной целью обучения является другая задача – студенты должны уметь выбирать средство для решения прикладных задач.

  • принцип общности:

Требует доведения до сведения студентов функциональных возможностей, которые предоставляют программные средства Low-code систем. Как правило, студенты на занятиях СНК знакомятся с несколькими системами. Поэтому необходимо сообщать наиболее широкий спектр опций систем данного типа.

  • принцип понимания логики действий в данном программном средстве;

Не учитывается в практической методике преподавания информатики, а между тем без понимания принципов организации Low-code систем невозможна грамотная работа с ними.

2) принципы, относящиеся к учебному процессу при использовании программных средств га занятиях СНК по изучению и применению Low-code систем.

  • принцип оптимального использования ПС;

При использовании программных средств в обучении значительно экономится время учителя. Так организация опроса студентов с помощью программных средств экономит время, диагностику результатов опроса программа, как правило выдает сразу. Еще большую эффективность за счет экономии времени приносят демонстрационные программы.

  • принцип использования ПС для развития научной активности студентов;

Пока мало реализуется на практике. А между тем сформулированные соответствующим образом задания способствуют развитию мышления студентов, формируют исследовательские навыки. Например, можно при изучении Low-code систем предлагать студентам задания, способствующие развитию логического мышления, пространственного воображения и пр.

  • принцип комплексного использования программных средств;

Не существует универсального средства обучения, способного решить все учебные задачи, поэтому только оптимальное сочетание различных средств обучения в комплексе способствует эффективному протеканию учебного процесса на занятиях СНК по изучению Low-code систем. Каждое применяемое средство обучения обладает определенными дидактическими возможностями и имеет свою область применения, где они наиболее эффективны. Фактором, влияющим на формирование комплекса программных средств, является тип ПЭВМ, характеристики её аппаратной части.

В работе студенческого научного кружка «Разработка на бизнес-ориентированных языках программирования и Low-code системы проектов в сфере бизнес-аналитики» мы руководствуемся Положением о студенческом научном кружке в ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет»

За время руководства студенческим научным кружком в институте совместно с членами кружка выбирались различные темы и направления кружковой работы.

Это – «Информационная система и приложения по приему и сопровождению заявок службы технической поддержки», «Маркетинговый анализ предприятия средствами 1С:Предприятия», «Автоматизированное приложение для сбора медицинской статистики», «Криптографические алгоритмы в программных продуктах линейки «1С: Медицина»».

 

Таблица 1 — Направления работы в студенческом научном кружке

№ п/п Научное направление и этапы исследований Содержание работы на 2021-2022 учебный год Срок выполнения Ответственный
1. Конфигурация «Медицинская статистика», созданная на платформе 1С:Предприятие

Подготовительный

  • Техническое задание на разрабатываемую систему

Организационный

  • Обоснование разработки конфигурации

Проектная часть

  • Разработка системы

Формулирование выводов и предложений

  • Экономическая эффективность проекта

Оформление результатов научного исследования

Ведение электронного учета медицинских параметров особо значимо сегодня в медицинских организациях. Благодаря этому, медработникам не потребуется больше дублировать первичную медицинскую документацию на бумаге, что позволит им уделить больше времени пациентам. Граждане получат возможность оперативно просматривать информацию об оказанных им услугах в своих электронных медицинских картах.

Первая глава научной работы посвящена исследованию предметной области, обоснованию необходимости ведения учета медицинских параметров, документов и иных показателей в медицинских организациях. Рассмотрены принципы работы и стандарты разработки информационных систем, а также особенности ведения медицинской статистики и методов защиты информации.

Вторая глава посвящена описанию использования учета медицинских параметров учета в программных продуктах линейки «1С:Медицина». Представлены различные элементы для реализации входной и выходной информации и средства их реализации на платформе «1С:Предприятие».

Третий раздел содержит описание реализации учета различных медицинских документов и иных параметров. Представлен метод программирования объектов конфигурации. Описана программная реализация обработок в режиме работы платформы «1С:Предприятие». Представлена технология тестирования программного приложения, путем предложенных инструкций для пользователей информационной системы.

апрель – май 2022 г.
2. Разработка информационной системы и приложения по приему и сопровождению заявок службы технической поддержки на платформе 1С:Предприятие

Подготовительный

  • Анализ предметной области и постановка задачи

Организационный

  • Проектная часть

Проектная часть

  • Реализация системы

Формулирование выводов и предложений

  • Экономическая эффективность проекта

Оформление результатов научного исследования 

Изучить особенности деятельности Службы технической поддержки. Особое внимание уделено процессу прохождения заявки пользователя по решению какой-либо проблемы.

В среде разработки «1С: Предприятие 8.3» были реализованы конфигурации главного и мобильного приложений, выполняющие поставленную задачу. Проведен расчет экономической эффективности ИС и обеспечены все требования безопасности согласно политики безопасности организации.

апрель – май 2022 г.
3. Анализ и усовершенствование методов оценки эффективности проведения маркетинговых мероприятий

Подготовительный

  • Анализ современного состояния проблемы оценки эффективности маркетинговых мероприятий

Организационный

  • Прикладные аспекты оценки эффективности маркетинговых мероприятий

Проектная часть

  • Реализация системы

Формулирование выводов и предложений

  • Разработка системы оценки эффективности маркетинговых мероприятий

Оформление результатов научного исследования 

Анализ современного состояния проблемы оценки эффективности маркетинговых мероприятий освещен в первой главе конкурсной работы. Рассмотрены теоретические подходы к определению эффективности маркетинга, проведен анализ методов и моделей определения эффективности маркетинговых мероприятий на предприятии.

Вторая глава посвящена прикладным аспектам оценки эффективности маркетинговых мероприятий: изучены показатели экономической и коммуникативной эффективности маркетинговых мероприятий предприятия.

В третьей главе автор продемонстрировала этапы разработки системы оценки эффективности маркетинговых мероприятий на платформе «1С: Предприятие». Представлено подробное описание работы пользователя в программном приложении. Высокая практическая ценность исследования дополняется лаконичным изложением материала и удачно подобранными примерами, что должно вызвать наибольший интерес к работе у специалистов из сферы маркетинговой стратегии развития предприятия.

апрель – май 2022 г.
4. Автоматизация деятельности ИП средствами платформы «1С:Предприятие 8.3»

Подготовительный

  • Анализ предметной области и постановка задачи

Организационный

  • Проектная часть

Проектная часть

  • Реализация системы. Разработка системы по автоматизации деятельности ИП.

Формулирование выводов и предложений

  • Экономическая эффективность проекта

Оформление результатов научного исследования

Первая часть – изучение и анализ предметной области. Она включает в себя постановку задачи, описание объекта исследования, определение участников процесса и их функций, моделирование основных бизнес – процессов, а также обзор программ, реализующих бизнес-процессы.

Вторая часть – разработка автоматизированной информационной системы. В данную часть входит подробное описание разработки прикладного решения.

Третья часть – экономическая часть. Она содержит в себе расчет экономической эффективности внедрения прикладного решения.

апрель – май 2022 г.

 

На заседаниях кружка использовались различные методы и формы работы.

Организация работы кружка включает в себя:

  1. поиск и систематизацию: актуальных вопросов внедрения CRM/ERP систем; применение знаний, полученных при изучении дисциплин: Корпоративные информационные системы, Разработка приложений в 1С и иного материала, который может быть предметом обсуждения на заседании кружка;
  2. приглашение на заседания кружка представителей ведущих работодателей и иных предприятий, организаций и учреждений, чья деятельность связана с разработкой бизнес-приложений в концепции декларативного программирования, без написания кода, а также научных работников КФУ;
  3. формирование повестки заседания кружка и доведение ее до сведения студентов Набережночелнинского института (филиала) КФУ, и приглашенных лиц;
  4. иные мероприятия, необходимые для обеспечения эффективной работы кружка.

При проведении заседаний СНК часто использовались методики «Круглого стола» и мини-конференций, где студенты представляли свои презентации и доклады по использованию актуальных платформ и программные решения для различных отраслей экономики, затем каждый член кружка выражал свое мнение по той или иной Low-code системе.

Данный метод способствует не только глубокому освоению материала, но и приобретению навыков публичных выступлений, а их обсуждение дает хороший опыт по корректному проведению дискуссий и способности аргументировано обосновывать основные положения выступления перед аудиторией, грамотно составлять техническое задание для разрабатываемого приложения, использовать альтернативные подходы к разработке ИС.

В результате применения обсуждений за «круглым столом» совместно со студентами-членами студенческого научного кружка были собраны и поданы документы для регистрации объектов интеллектуальной собственности. Объединенный фонд электронных ресурсов «Наука и образование» регистрирует результаты интеллектуальной деятельности, выраженные в форме электронных ресурсов. Объектами регистрации в ОФЭРНиО являются материалы пользование, которыми возможно при помощи компьютера и периферийных к компьютеру устройств — (электронные ресурсы).

 

Таблица 2 — Объекты регистрации в ОФЭРНиО

№ п/п Номер свидетельства Дата регистрации объекта интеллектуальной собственности Название объекта интеллектуальной собственности Авторы
1. 24901 23.10.2021 Информационная система и приложения по приему и сопровождению заявок службы технической поддержки
2. 24900 23.10.2021 Маркетинговый анализ предприятия средствами 1С:Предприятия
3. 24899 22.10.2021 Автоматизированное приложение для сбора медицинской статистики

 

Методика «Дискуссия» – это форма организации обмена мнениями. Цель — предоставить участникам возможность высказать свою точку зрения на обсуждаемую проблему, а в дальнейшем либо сформулировать общее мнение, либо четко разграничить разные позиции сторон. Эта форма проведения позволяет раскрыть широкий спектр мнений по выбранной для обсуждения проблеме с разных точек зрения, обсудить неясные и спорные моменты, связанные с данной проблемой, и достичь взаимопонимания.

За период с февраля 2021г по сентябрь 2021г по результатам проведенных НИР были опубликованы 4 монографии в издательском доме Lap Publishing, публикующих академические исследования.

При проведении заседаний СНК использовались методики мини-конференций с обсуждением презентаций, а также метод демонстрации программного продукта — это демонстрация разработанного прототипа, примера или неполной версии представляемого продукта, особенно полюбившийся студентами. Результатом такой работы стала достойная победа в конкурсе на соискание стипендий Академии наук РТ студентов очной формы обучения, имеющих отличные и хорошие успехи в учебной и научной деятельности студенток.

По итогам участия в заседаниях СНК ребята участвуют на научно-практической конференции студентов и молодых ученых НЧИ КФУ в работе секции «Математическое моделирование и информационные технологии в экономике». Студентами-членами СНК были представлены 9 докладов, связанных с особенностями создания IT-продуктов на основе low-code технологии.

Доклады на заседаниях кружка проводятся в виде мультимедийных презентаций. При подготовке докладов и презентаций студенты учатся анализировать информацию, выделять главное, делать выводы. Большое значение при выборе тематики исследований придается личным качествам студента, его индивидуальным способностям и наклонностям, а также развитию у него активной научно-исследовательской позиции. В течение этого учебного года были подготовлены и опубликованы научно-исследовательские работы в научном, научно-образовательном, междисциплинарном журнале с базовой специализацией в области междисциплинарных исследований, связанных с современными технологиями, экономикой и правом. Были подготовлены работы для участия в L международной научно-практической конференции, проводимой в г. Пенза. Такая активная позиция студентов-исследователей была отмечена во Всероссийских творческих конкурсах.

Цель работы студенческого научного кружка «Разработка на бизнес-ориентированных языках программирования и Low-code системы проектов в сфере бизнес-аналитики» – формирование целостного представления о разработке приложений на бизнес-ориентированном языке программирования платформы «1С:Предприятие»; приобщение студентов Экономического отделения к научно-исследовательской деятельности; оказание организационно-методического содействия научно-исследовательской деятельности студентов Набережночелнинского института (филиала) КФУ; обеспечение возможности для каждого студента реализовать свое право на творческое развитие личности в соответствии с его способностями и потребностями.

Основные задачи СНК:

  • углубленное изучение встроенного языка, объектов и механизмов платформы;
  • профессиональное освоение методики программирования и конфигурирования в платформе «1С:Предприятие»;
  • получение практических навыков по конфигурированию и программированию;
  • привлечение студентов к углублённому изучению и разработке актуальных проблем по направлению;
  • формирование у студентов навыков исследовательской работы;
  • развитие у студентов ораторских способностей;
  • повышение качества профессиональной подготовки студентов;
  • создание условий для формирования творческой активности;
  • помощь студентам в самостоятельном научном поиске и организационное обеспечение их научной работы;
  • повышение конкурентоспособности выпускников Набережночелнинского института (филиала) КФУ направления подготовки «09.03.03 Прикладная информатика» и «38.03.05 Бизнес-информатика» на рынке труда.

В работе студенческого научного кружка по созданию IT-продуктов на основе low-code технологии постоянно принимают участие студенты разных курсов.

На кружковых занятиях студенты учатся больше мыслить и действовать самостоятельно, принимать ответственные решения, учатся осваивать методику исследовательской деятельности и совершенствовать свои знания в области профессиональных учебных дисциплин под руководством преподавателей кафедры, а также стремятся развивать свои творческие и лидерские способности.

 

Выводы

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  1. Участие студентов в разработке IT-продуктов на основе low-code технологии раскрывает их научные способности, интеллект и наблюдательность. Выполнение научных исследований дает большое количество дополнительных знаний.
  2. В процессе выполнения собственного исследования студенты приобретают умение и навыки работы с источниками информации, учатся оценивать полученные данные, представлять результаты в форме докладов и публикаций, приобретают опыт публичного выступления.
  3. Работа в кружке способствует раскрытию творческих способностей и самоутверждению личности.
  4. Постоянная творческая деятельность студентов приводит к развитию творческого отношения к труду, экспериментаторской и исследовательской деятельности, т. е. к развитию исследовательских качеств личности.
  5. Вызывая интерес студентов к предмету, кружки способствуют развитию кругозора, творческих способностей, развитию навыков самостоятельной работы и тем самым повышению качества подготовки к учебным занятиям.

Библиографический список:

  1. Еремина, И.И. Анализ статистических данных и прогнозирование качества подготовки бакалавров (на примере направления подготовки 09.03.03, профиль Прикладная информатика в экономике НЧИ КФУ) / И.И. Еремина // International Journal of Advanced Studies. 2018. Т. 8. № 4. С. 66-73.
  2. Eremina, I.I., Isavnin, A.G., Karamyshev, A.N., Methodical and technological peculiarities (features) of 1C software products using in the preparation of it professionals at the university//IIOAB JOURNAL. — 2019. — Vol.10, Is. — P.138-142.

Алгоритм построения рекомендаций в электронных образовательных средах на основе стохастических моделей Маркова

Введение

В настоящее время в силу стремительного развития web-технологий большое распространение получили электронные образовательные среды, которые позволяют дистанционно и самостоятельно обучаться новым навыкам, получать новые умения и знания. Данные системы активно наполняются контентом по сей день, его объемы исчисляются миллионами различных курсов, программ, видеоматериалов и учебных пособий. В этих условиях пользователи данных систем сталкиваются с проблемами поиска необходимой информации, а также зачастую просто не знают о наличии некоторых ресурсов, которые могли бы быть им полезны и важны для них в процессе обучения. Перечисленные проблемы являются следствием стремительно растущего объема информации, который из года в год увеличивается в геометрической прогрессии, и в последующем данная тенденция будет только усиливаться. В связи с этим встает вопрос фильтрации контента и формирования рекомендаций, способных стать вспомогательным инструментом для пользователя системы. Процесс фильтрации и формирования рекомендаций должен отвечать требованиям гибкости, точности, а также должен учитывать то, что информация имеет свойство быстро устаревать и терять свою актуальность, а предпочтения пользователя могут изменяться и не соответствовать среднестатистическим параметрам той группы пользователей, с которой был соотнесен пользователь согласно алгоритмам классификации и анализу истории посещенных ресурсов. Все это требует от систем рекомендаций наличия возможности гибко подстраиваться под пользователя. Для этого необходимо применять прогнозирование не только по историческим данным взаимодействия пользователя или схожей группы пользователей с системой, но и использовать стохастические модели, которые способны делать прогнозы, базируясь на текущих данных (live-прогнозирование). Вероятностные модели Маркова являются подходящим математическим инструментарием для данных целей. Многие исследователи [1, 2] в своих работах применяют Марковскую модель для построения модулей рекомендаций в управлении социальными и экономическими системами и представляют последовательность взаимодействия пользователя с системой в виде Марковского процесса. Янаева М.В., Синченко Е.В. в своей статье применяют Марковские цепи в интеллектуальной системе, которая является компонентом системы удалённого управления в территориально распределённых комплексах на основе использования рекомендательных систем [3].

 

Методы исследований

В цепь Маркова включены три компонента. Первый компонент – это состояние процесса, второй – это функция перехода процесса из одного состояния в другое, а третий – начальные состояния процесса. Если определенный процесс S описан набором состояний , то он начинается одним из этих состояний, а затем шаг за шагом перемещается из одного состояния в другое. Находясь на предыдущем шаге, последовательность состояний событий описывается состоянием , на следующем шаге она переходит в состояние , вероятность перехода которой описывается параметром , которая не зависит от тех состояний, в которых находилась последовательность событий в предыдущий период, предшествующий текущему состоянию. Такие вероятности называются вероятностями перехода. Если последовательность перехода процесса будет характеризоваться переходом из одного i-го состояния в другое, то вероятности перехода будут соответственно . Первоначальные вероятности перехода из одного состояния в другое приводятся к начальному состоянию. Обычно это реализуется посредством приведения конкретного состояния в качестве первоначального.

Марковский процесс может быть применен для систем поддержки принятия решений в процессе управления социальными или экономическими системами, или для формирования рекомендаций пользователям в процессе работы в системе. Например, в системах, использующих модули для построения рекомендаций, за основу состояний берутся параметры, характеризующие конкретного пользователя системы. Матрица переходов в таком алгоритме представляется вероятностями перехода от одного модуля или компонента системы к другому. За точку отсчета, т.е. начальное состояние, берётся исходная информация о пользователе, которая может быть взята из заполненного профиля пользователя в процессе регистрации в системе.

В данной модели следует учесть один немаловажный фактор – это время. В виду того, что с течением времени информация имеет свойство не только устаревать или становится неактуальной, но и терять популярность, все три аспекта в системах построения рекомендаций для пользователей приобретают особую важность. В настоящее время, объёмы информации, которые обрабатывают системы, неумолимо возрастают в геометрической прогрессии, миллионы пользователей системы оценивают представленный контент в системе (делают оценки «мне нравится», добавляют в избранное, отправляют в закладки, делятся со своими знакомыми друзьями) в режиме реального времени. В последующем временной фактор можно использовать для прогнозирования популярности контента системы, а также для выстраивания модели развития самой системы в целом.

В новом подходе предлагается объединить использование Марковского процесса и временного фактора, чтобы использовать их как единый источник данных для построения рекомендаций. Данный подход будет основываться на принципе анализа доступа схожих пользователей системы (схожесть определяется на основе сравнения их профилей) в одинаковые периоды времени.

При первом доступе к системе она будет выстраивать рекомендации на основе популярности контента среди всей аудитории пользователей на основе общих оценок. Предлагаемый контент может и не привлечь внимание пользователя. Но как только пользователь найдет то, что ему было нужно, что ему понравилось, с этого момента параметры пользователя, которые будут описывать его состояние в системе в момент нахождения интересующей информации в системе, станут первоначальными и будут использованы для построения рекомендаций в соответствии с его реакцией на данную информацию. Данный подход направлен на то, чтобы выстраивать рекомендации, используя цепочки рекомендаций других пользователей, взаимодействовавших с этим же контентом.

 

Предметная область исследования

В данной работе поднимается проблема возможности выстроить вектор обучения в процессе индивидуального взаимодействия со средой, чтобы полученная информация была не только актуальной на момент обучения, но и учитывала перспективы развития той области, в которой обучающийся получает навыки, т.е. чтобы полученные знания сохраняли свою актуальность в будущем.

В качестве пользователя системы может могут выступать:

  • школьники;
  • студенты, обучающиеся в вузах;
  • сотрудники, желающие повысить свою квалификацию;
  • временно безработные граждане, желающие приобрести востребованные на рынке труда знания, умения и навыки.

В качестве источника знаний может выступать некоторая система: это может быть образовательная платформа или агрегатор (оркестратор) образовательных платформ. В качестве элемента могут выступать любые формы обучающего контента: видеоуроки, научные статьи, брошюры, лабораторные задания, книги и учебные материалы. В качестве управляющего воздействия должен выступать модуль рекомендации системы, который способен провести анализ имеющихся элементов и предложить материал для решения текущей задачи пользователя системы, рекурсивно подбирать элементы, которые необходимы для освоения определенной сферы деятельности, а также подобрать материал, который будет актуален в будущем для профессиональной деятельности к моменту окончания обучения (Рисунок 1).

 

Концептуальная схема взаимодействия пользователя с интеллектуальной образовательной средой

Рисунок 1 – Концептуальная схема взаимодействия пользователя с интеллектуальной образовательной средой

Figure 1 — Conceptual scheme of user interaction with the artifact intelligence education environment

 

Материалы и методы решения задачи

Опишем применение данного подхода на примере работы пользователя в образовательной среде. Пусть множество пользователей  в образовательной среде с их профилями, заполненными в процессе регистрации в системе, будет описано . Множество образовательных уроков будет представлено в виде следующего множества . Для наглядного описания предположим, что в образовательной среде 5 пользователей, а количество образовательных уроков тоже 5. Предположим, необходимо простроить рекомендацию для нового пользователя, которому первым понравившимся стал урок . Представим статистику взаимодействия с образовательными ресурсами в виде таблицы (Таблица 1).

 

Таблица 1 — Статистика взаимодействия пользователей с образовательными материалами

Имя пользователя Последовательность понравившихся образовательных уроков за последние 7 дней.
U1 С5, С4, С1
U2 С2, С3, С4, С5
U3 С4, С3, С1
U4 С2, С4
U5 С2

 

Далее проанализируем статистику взаимодействия пользователей, для которых первым понравившимся уроком стал курс С2. В нашем примере это пользователи U2, U4 и U5.

Соответственно, подсчитаем вероятности взаимодействия этих пользователей с другими учебными курсами:

Таким образом, наиболее популярным следующим образовательным курсом у тех пользователей, которым понравился курс С2, стал образовательный курс С4. В итоге, в соответствии с новым подходом, новому пользователю, для которого курс B стал первым понравившимся, будет предложено пройти образовательный курс D.

Опишем процесс расчета вероятности доступа пользователей со схожими профилями к ресурсам схожего типа в одинаковые промежутки времени. Для описания новых связей, которые могут связывать элементы, будет использоваться анализ обращения пользователей к контенту, чтобы сформировать матрицу вероятностей доступа схожих пользователей к ресурсам похожего типа в одном сеансе доступа к системе обучения. В процессе работы с системой каждый пользователь U взаимодействует с ресурсами, которые можно представить в виде списка. Соответственно при анализе сеансов всех пользователей, которые взаимодействовали с ресурсами, среди которых был ресурс j, этот процесс можно описать в виде вектора доступа:

                                         (1)

 

где в виде n представлено количество всех ресурсов,  является точечной оценкой для ресурса i, с которым взаимодействуют все пользователи вместе с ресурсом j за один сеанс доступа. Если пользователь U обращается к элементам (i и j) в одном сеансе, тогда оценка rij=1, в противном случае она равна нулю rij=0. Целью наших вычислений будет являться расчет вектора доступа ко всем ресурсам, среди которых есть ресурс j, за один сеанс доступа, используя информацию о количестве всех сеансов пользователей (NS) и сеансов, где пользователи взаимодействовали с ресурсом с индексом j (NS).

Наша цель – рассчитать вектор доступа ко всем элементам с элементом j в одном сеансе, где

 

Сформированный подход решает одну немаловажную проблему – проблему неполноты вычислений. То есть с помощью данного подхода описывается взаимодействие с каждым ресурсом после каждого предшествующего ресурса, представленным в системе, в виде вероятности доступа. В разные периоды времени пользователи могут осуществлять несколько разных сеансов доступа к системе, новый подход соотносит историю активности пользователей с временем доступа к системе.

Базовыми компонентами систем рекомендаций, которые построены на основе цепей Маркова, являются вектор начального состояния и матрица переходов. Для того, чтобы сгенерировать вектор начального состояния, необходимо вычислить вектор активного пользователя.

Таблица, в которой с пользователями сопоставляются посещенные ими ресурсы, может быть применена для построения матрицы переходов цепи Маркова.

Таблица пользователи-ресурсы может использоваться для формулировки матрицы переходов цепи Маркова Tij размерами n × n, где n — количество всех ресурсов системы. Каждая строка в таблице представляет ресурс и связанные ресурсы, к которым осуществлялся доступ схожими пользователями в одинаковый период времени. Row (i,j) – строка ресурса с индексом i, где  – количество строк таблицы, а – количество столбцов ресурсов, к которым осуществлялось обращение; p (y) – это вероятность доступа к ресурсу с индексом j c ресурсу с индексом i за тот же период времени. Его можно рассчитать по найденным строкам, имеющим значение 1 в столбце элемента. Случайный вектор взаимодействия с ресурсом является суммой найденных строк, деленный на сумму этих ячеек (см. формулу ниже).

Вектор вероятности взаимодействия с элементом является суммой извлеченных строк, деленной на сумму ячеек этих строк. Этот вектор представляет собой строку в матрице переходных вероятностей, как показано в Таблице 2.

 

Таблица 2 — Матрица вероятности взаимодействия с учебными материалами

Ресурс 1 Ресурс 2 Ресурс n
Ресурс 1 p11 p12 p1n
Ресурс 2 p21 p22 p2n
Ресурс n pn1 pn2 pnn

 

Одним из основных этапов в рекомендательной системе на основе цепи Маркова является векторное произведение начального вектора I и матрицы переходов T.

В результате получаем уравнение, которое является вектором R, содержащим вероятности доступа к ресурсам системы активным пользователем. Значения вероятностей необходимо отсортировать по убыванию. Затем данные ресурсы системы (уроки, видеоролики, задания) будут с наибольшей вероятностью рекомендованы активному пользователю.

Данный подход находит большое применение при дистанционном обучении. Зачастую студенту для более детального погружения в предметную область необходимо самостоятельно осваивать новые материалы. В таких случаях сложно найти наставника, который может оказать помощь и посоветовать необходимый материал и курс, который позволит подробно изучить предметную область или выполнить лабораторные задания, чтобы получить практические навыки. В этом случае помогают интеллектуальные системы, которые выступают в роли «тьютора», за счет интеллектуального механизма формирования рекомендаций в виде видеоматериалов, учебных пособий, лабораторных работ. Они способны выстраивать рекомендации не только на те материалы, которые напрямую необходимы для изучения предметной области, но и также на сопутствующий материал, который потребуется в процессе обучения. Раскроем данную концепцию на одном примере. Предположим, студент обучается по направлению «Информационная безопасность» и в данный момент ему необходимо более детально изучить аспекты антивирусной защиты. В системе будут находиться материалы по основам классической сигнатурной защиты, а также по современным решениям, которые не используют сигнатуры, а анализируют файлы с применением машинного обучения, т.е. антивирусами следующего поколения. Система проанализирует актуальность материала, историю прохождения учебных материалов другими обучающимися и порекомендует материалы по антивирусам следующего поколения, так как они являются на данный момент более актуальными. Также может быть предложено пройти лабораторную работу по анализу поведения вредоносных файлов с помощью анализатора сетевого трафика. При возникновении сложности с выполнением лабораторной работы система может порекомендовать изучить сопутствующий материал, например, который связан с основами анализатора трафика Wireshark и стеком протоколов TCP/IP. Таким способом, система автоматически управляет процессом обучения, выстраивая учебный процесс посредством интеллектуального механизма построения рекомендаций.

 

Требования к эргономичности разрабатываемой системы

При создании любого сервиса, к которому также относится система электронного обучения перед созданием сервиса, продумывается его функциональность, в том числе чтобы конечная система была эргономичной и понятной для ее пользователя, а также не создавала дополнительных сложностей для администратора в процессе управления ею. Так как используется Марковская модель для формирования параметров начального состояния, которое характеризует нового пользователя системы в виде оценок первых понравившихся ресурсов (контента системы), чтобы рекомендовать интересные элементы системы конечному пользователю, то разработчик должен продумать процесс сбора всех необходимых параметров. И это можно начать делать с самых первых шагов пользователя по сервису. Создать портал пользователя, где ему необходимо внести данные, чтобы сформировать профиль в личном кабинете, заполнить ключевые поля, такие как: интересы, сфера деятельности, образование и пр. Это позволит пользователю уже после регистрации получить рекомендованный контент. Тут возникает вопрос, а кто рекомендует данный контент? Рассмотрим 2 случая:

  1. Только что созданный сервис и не имеет пользователей. В данном случае разработчикам необходимо продумать различные параметры, по которым тот или иной контент будет входить в рекомендованные. Примером является использование ключевых слов или хеш-тэгов. Но, в данном случае пользователь может получить очень много ненужного контента особенно в случае, если ключевое слово или хеш-тэг упоминается в контенте косвенно. Тут уже необходимо использовать связку ключевых и хэш-тегов и выводить их на первые места в рекомендуемых.
  2. Сервис работает давно и имеет пользователей. В данном же случае Разработчики, помимо тех параметров, описанных в п.1, используют новые параметры. Как правило это система оценки контента. Если информация имеет большое количество просмотров, ее добавляют себе в закладки или в избранное, или хотя бы просто отмечают, как понравившееся, то такой контент будет попадать в топы рекомендуемого. Начинающий пользователь будет получать рекомендованный контент, но уже не от разработчиков, а от самих пользователей сервиса.

Но, так как мы хотим использовать систему прогнозирования, то необходимо произвести анализ существующих пользователей, чтобы дать данные искусственному интеллекту. Для этого необходимо обеспечить сбор данных о пользователях, которые уже пользуются сервисом. Производить сопоставление нового пользователя со всеми существующими пользователями по ключевым параметрам и предлагать новому пользователю контент, который ему подойдет.

Следующим же этапом является то, когда пользователь уже провел какое-то время в системе. Например, что он отметил какой-либо контент, как понравившийся или добавил его к себе в избранное. В данном случае разработчики должны учесть, что система, а в частности ИИ, смогла переучится, и начать выдавать контент, который более близок начинающему пользователю. Таким образом, искусственный интеллект системы должен всегда обучаться и подстраиваться под желания пользователя.

При разработке сервиса, необходимо учитывать его эргономику. Так как в понятии используются два объекта (человек и система), то необходимы учитывать особенности этих объектов и особенности (параметры). Проектирование пользовательского интерфейса базируется на дисциплине «Человеко-компьютерное взаимодействие» (HCI – Human-Computer Interaction), которая изучает, как люди используют компьютерные системы, чтобы решить поставленные задачи.

Пользовательский интерфейс, являющийся связующим звеном в системе «пользователь-компьютер», должен способствовать комфортной работе пользователя, учитывая его ограничения и возможности (психологические, физические и другие) по получению, обработке и хранению информации.

 

Заключение

Таким образом, в статье было рассмотрен подход к построению рекомендаций электронных ресурсов в электронных образовательных средах с помощью цепей Маркова посредством формирования вектора начального состояния, описывающих сами рекомендации, используя информацию пользователей со схожими профилями, взаимодействовавших со схожими образовательными ресурсами в одинаковые временные промежутки. В дальнейших исследованиях будет произведен анализ эффективности и точности предложенного подхода.

Библиографический список:

  1. Drachsler, H., Verbert, K., Santos, O.C., Manouselis, N. “Panorama of recommender systems to support learning,” in Recommender systems handbook. Springer, 2015, pp. 421– 451.
  2. Ding, Y., Li, X. “Time weight collaborative filtering,” in Proceedings of the 14th ACM international conference on Information and knowledge management, 2005, pp. 485–492.
  3. Янаева, М.В., Синченко, Е.В. Исследование работы рекомендательных систем [Текст] / М.В. Янаева, Е.В. Синченкова // Электронный сетевой политематический журнал «Научные труды КУБГТУ». – Краснодар, 2017. – С. 104-114.

Эволюция государственных закупок: от Российской империи до Российской Федерации

Введение

В экономике и обществе существуют и активно развиваются организации открытого типа. Снабжение и его оперативная и четкая регламентация является базовым требованиям для эффективного функционирования любой подобной организации. Это касается, в том числе снабжения товарами, работами и услугами государственных органов власти, бюджетных учреждений, армии в целях удовлетворения общественных потребностей и обеспечения качественной деятельности этих институтов.

Анализ прошедших 120 лет показывает уникальную трансформацию закупочной политики и степени организационно-экономического обеспечения государственных нужд; опыт реализации инструментов госзаказа и результаты управленческих решений в данной сфере небесполезны для осмысления текущих мер госзакупок и последующей их модернизации.

 

Результаты исследования

Начало ХХ века Российская империя отметила знаковым документом – в 1900 году было принято «Положение о подрядах и поставках», ставшее первым в новом веке и последним в царской России. Инструктивный характер документа, отмеченный многими учеными, способствовал четкости организации конкурентных закупок империи. Расцвет капитализма первого пятнадцатилетия ХХ века оказал влияние и на закупочную политику — конкуренция в государственных конкурсах, залоговое обеспечение принятых на себя обязательств, активное участие иностранных поставщиков, коррупционные скандалы, монополисты в ведущих отраслях промышленности. При этом принцип публичности торга на заключение госконтракта и его соревновательное начало, хоть иногда и формально, соблюдался. Среди целей имперской политики закупок можно отметить поддержание статуса крупной мировой державы, стабильное осуществление своих функций всеми институтами публичного управления, постепенное экстенсивно — ориентированное техническое перевооружение ключевых отраслей. Особенно жестко в данном периоде система закупок подверглась корректировкам после ряда провалов тылового обеспечения в русско-японской войне, при этом стоит отметить доминирование государственного имперского заказа в сфере обороны государства. Анализ управления закупками этого периода позволяет сделать вывод, что осознанно и целенаправленно применение публичных госзакупок как инструмента воздействия на различные сферы социально-экономической среды не осуществлялось. При этом к положительным результатам имперских закупок можно отнести импульс развития ряда новых направлений экономики производства, а также поддержку отечественных казенных предприятий. Однако паллиативные меры контроля в сфере закупок, высокий коррупционный фактор вкупе с фикцией публичности конкурентного торга стал одной из причин низкой оснащенности царской армии и флота как в период русско-японской, как и Первой мировой войн.

Основной целью закупочной политики в первые годы власти Советов являлось укрепление на завоёванных позициях, сохранение целостности и формирование новых экономических отношений. Особенности экстенсивного типа хозяйствования вкупе с разрушенными экономическими связями и отсутствием стимулов к активному развитию в состоянии неопределенности в стране привело к однобокому использованию закупочной политики в данный период. Публичный и соревновательный характер закупок для обеспечения государственных нужд, присущий дореволюционной экономике России, стал не востребован. Молодая советская власть в период 1919-1920 гг. издала ряд декретов касательно четкой регламентации закупок определенных видов товаров (продовольственные товары, коровье масло, яйца, скот, мед, сено, солома). Попытка утвердить «существенные условия закупки» — твердые цены, сроки поставки, четкие объемы заказов, была направлена на снижение спекуляции и желание взять под контроль вопрос обеспечения продовольствием. Программа продразверстки, сопутствовавшая вектору экономического управления данного периода, к сожалению, привела к существенным негативным социальным и экономическим последствиям.

Амплитуда колебания условий новой системы закупок советской экономики в первые два десятилетия была достаточно существенна, что дестабилизировало как саму экономическую ситуацию, так и попытки стратегического менеджмента данной сферы. Проблему также усугубляло исторически определенное отсутствие профессионалов, способных квалифицированно оценить риски и последствия конкретных закупочных процедур. Продразверстка, продналог, контрактация – вот ключевые и радиально непохожие условия закупочной политики тех лет. Стоит отметить особо договор контрактации, который в отличие од современной практики, считался особенным контрактом, связываем с продукцией агропромышленного комплекса. При этом, уже с 1925 года применялись определенные шаблоны, то есть типовые формы подобных контрактов, с оговоренными условиями авансирования и другими юридически-экономическими конструкциями, присущими многим современным шаблонам. Обобщив цель закупочных действий власти, можно отметить, что ключевым направлением была их адаптация под потребности строящегося нового государства.

Для перехода на рельсы новой экономической идеи потребовался ряд ресурсов, получение которых планировалось все же на основе конкуренции. Три последующих документа были созданы именно с данной целью. 30 ноября 1921 года принято разработанное РабКрИном «Положение о поставках и подрядах» восстановившее, пусть и в ограниченных правах, конкурентные процедуры закупок. Совет Труда и Обороны в 1923 году утверждает новое Положение «О государственных подрядах и поставках», в котором дополнительно урегулированы вопросы финансовой дисциплины — авансирования исполнителей с одной стороны и обеспечение исполнения контракта с другой. Следует отметить, что в торгах того периода использовались преимущества новых, набирающих популярность средств связи, в данном случае существовали торги по телеграфу.

11 мая 1927 года принимается Положение «О государственных подрядах и поставках», имеющее ряд не принципиальных в рассматриваемом контексте отличий. Были уточнены сроки, условия реализации наиболее популярных видов торгов, урегулированы спорные вопросы несостоявшихся процедур. Однако активность проведения торгов подобного рода снижалась параллельно со сменой экономических условий и свёртывания политики НЭПа. Если в июле 1928 г. было опубликовано всего 38 объявлений о торгах, то к декабрю 1930 г. в печати такие объявления уже не размещались. Также, говоря о преемственности, стоит упомянуть о жестко прописанных санкционных мерах в договорах контрактации этого периода. Постановление ЦИК и СНК СССР от 21.09.1935 «О признании контрактационных договоров имеющими силу закона и об ответственности за нарушение этих договоров» за нарушение условий сделки по такому договору установило как материальные санкции, так и уголовное наказание.

Вынужденный переход на обеспечение военных нужд характеризирует экономику 40-х годов. Великая Отечественная Война потребовала мобилизации всех ресурсов, в закупках акцент полностью сместился на приоритеты оборонзаказа. Стоит отметить, что предпринятые шаги по нейтрализации существенных угроз экономической безопасности страны, примерно аналогичны тем, которые предпринимаются в текущем году: ограничение в циркуляции информации о закупках, полный переход на отечественное производство, меры поддержки поставщиков.

Сейчас закон ограничивает содержание категории государственного оборонного заказа прежде всего заданиями на поставку продукции для федеральных нужд с целью обеспечения обороны и безопасности РФ, включая не только поставку вооружения и боеприпасов, но и, к примеру, продукты питания для армии, медикаменты и т.д. Такие закупки проводятся на основе прежде всего Военной доктрины Российской Федерации.

Есть еще ряд закупок ограниченного доступа, информация о которых в свободной ЕИС не размещается. Это закупки товаров, работ, услуг, необходимых для федеральных нужд, если сведения о таких нуждах либо о самой продукции составляют государственную тайну. Такие закупки в 2022 году проводятся в основном на конкурентной основе, в «бумажной» и электронной форме.

Централизованное планирование экономики и реализация данных планов вплоть до 90-х годов ХХ века осуществлялась в системе Государственного планового комитета Совета Министров СССР (Госплана СССР) и Государственного комитета Совета Министров СССР по материально-техническому снабжению (Госснаба СССР). Специфика периода Великой Отечественной войны в плане управления закупками такова, что усугубилось плановое директивное формирование оборонного заказа, что и позволило более четко ориентироваться в поставленных задачах и поставках основных требуемых товаров. Такой переход к полному управленческому контролю за формированием закупок был обусловлен как общей политикой индустриализации 30-х годов, так и условиями военного времени, когда четкость конкретного объёма закупок была приоритетнее гибкости в определении стоимости и объема производства. Существующие нормативы утвержденного Госплана даже при таких жестких рамках необходимо было нередко и кардинально изменять.

Налаживание новых пространственно-структурно-сетевых взаимодействий потребовало немало ресурсов и времени, однако дало свой положительный эффект – обновление сети точек роста промышленного производства, налаживание логистических цепочек сбыта, распределение по потребителям продукции. Послевоенное восстановление и стабилизация потребовало активной диверсификации производства и активное развитие секторов и отраслей экономики. Государственный заказ в этот период был нацелен на обеспечение ключевых функций советского государства. Разветвленная система Госснаба занималась как установлением рациональных и устойчивых хозяйственных связей между поставщиками и потребителями, так и обеспечивала плановый переход к централизованному директивному распределению оборудования, материалов и полуфабрикатов путем оптовой торговли.

Правовое поле в сфере государственного заказа разрабатывалось и изменялось и в этом периоде. Так, постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25 февраля 1961 г. «О перестройке и улучшении организации государственных закупок сельскохозяйственных продуктов» конкретизировало сроки заключения договоров и планов закупок, которые, к слову, подобны тем, по которым осуществляются эти действия сейчас. А постановление Совета Министров СССР от 4 января 1966 г. «О договорах контрактации сельскохозяйственной продукции» утверждало, по аналогии с настоящим периодом развития системы закупок, типовой договор контрактации. Не менее познавательно постановление Совмина СССР от 25.07.88 N 888 «Об утверждении положения о поставках продукции производственно-технического назначения, положения о поставках товаров народного потребления и основных условий регулирования договорных отношений при осуществлении экспортно-импортных операций», регламентировавшее порядок заключения договоров и в целом весь процесс договорных отношений по различным основаниям.

Тотальное монопланирование и распределение результатов произведенной продукции без учета реальной статистической картины и обратной связи привело к кризису планирования и оперативного управления экономикой. Хотя в настоящее время система планирования в закупках существует, однако она более гибкая и адаптивная в быстроизменяющихся трендах. В шестидесятые годы ХХ века кризис планирования усугублялся отсутствием консенсуса между различными ведомствами по объемам капитальных вложений, и как следствие – борьбой за ресурсы. Реформирование данной системы не дало желаемых результатов, и закупочная политика второй половины прошлого века вплоть до 90-х годов не исполняла свои функции эффективно. Таким образом, кумулятивный эффект госзакупок в целом за период 30-90-х годов оказался невысоким. Низкая результативность директивного закупочного управления по потребностям без учета ресурсов, специфики и мультипликативного эффекта от управленческого воздействия в сфере закупок привело к необходимости поиска иного подхода для актуализации и удовлетворения изменяющихся потребностей развивающегося советского государства. Однако, созданная искусственно уникальная модель обеспечения потребностей, базирующаяся на созданной советской экономической реальности и тотальной государственной собственности носит исключительный характер и дает уникальный опыт управления.

В целом можно резюмировать существенное отличие закупочной политики государства в период существования СССР от закупок имперского периода. Прежде всего, конкурентность постепенно, со сменой общеэкономического курса исчезла, как и рыночное определение потребностей и цен на те или иные производимые в стране продукты. Иной подход к собственности на средства производства выразился в двойственности государственного заказа. Так, с позиции директивного управления госзаказ, как система четкого и прозрачного планирования на последующие пять лет, определяется как рамка достижимых результатов. А с позиций гражданских правоотношений госзаказ служил мерой непредусмотренного разового бытового заказа.

Существенной вехой государственной политики в сфере закупок служит указ Президента РСФР от 15 октября 1991 г № 143 «О хозяйственных связях и поставках продукции и товаров в 1992 году». Именно он ликвидировал плановую политику закупок и ее централизацию, как и принудительные механизмы экономических отношений в рамках заключения контрактов на государственную закупку товаров и услуг.

Перестройка на рельсы конкуренции в системе госзаказа произошла с принятием Закона РФ от 28 мая 1992 г. N 2859-1 «О поставках продукции и товаров для государственных нужд». Документ примечателен также ранжированием на две группы закупок –на федеральные и региональные. Само определение заказа на закупку, данное в этом нормативно-правовом документе, устанавливало, что данное действие касается предприятий, организаций, учреждений (то есть тех субъектов, которые в настоящее время могут определяться как поставщики), посредством заключения государственных контрактов государственными заказчиками. Отсюда контракт определялся как документ, регламентирующий отношения между вышеуказанными поставщиками и госзаказчиком- покупателем госуслуг. Этот период ознаменован еще одним ключевым документом — постановлением Верховного Совета РФ от 28 мая 1992 г. №2860-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О поставках продукции и товаров для государственных нужд». Именно данный нормативно-правовой акт характеризуется определением рамки конкурентной регламентации закупок, а также всеми присущими периоду ограничениями экономического порядка. Указанные недостатки уравновешивают преимущества, которые, казалось бы, должен дать уход от жестко-директивного управления к гибким рыночным договорным отношениям.

Новое наполнение смысла конкурентных закупок началось с активизацией имплементации мирового опыта и поиском ретроспективных решений досоветской эпохи. Так, в 1992 году свой взгляд на конкурентные торги привнес появившийся на пространстве РФ Всемирный банк, практикующий декларируемые и активные конкурентные процедуры. Примечательно, что с 1992 по 1997 годы не существовало в российском законодательстве единого правового документа, определявшего процедуры государственных закупок. Но с период с 1994 по 1995 годы был утвержден перечень актов, составивших впоследствии костяк закупочной политики государства, флагмански развивающейся с 2005 года по настоящее время. Именно они считаются фундаментом для последовавшей глобальной закупочной реформы. В это время деятельность государственных заказчиков была регламентирована Федеральным законом от 13 декабря 1994 г. № 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд». Закон устанавливал общие правовые и экономические принципы и порядок формирования и исполнения на контрактной основе заказов на закупку и поставку товаров, работ, услуг. Из недостатков можно выделить, что закон строго устанавливал рамки участия и исключал возможности иных субъектов правоотношений, таких как, например иностранные поставщики, исполнители, подрядчики. Оставшиеся управлялись в соответствии с принятыми нормативно-правовыми документами на уровне территорий (субъектов, муниципальных образований), что приводило к отсутствию единого подхода и некачественному исполнению сути госзаказа, снижая эффективность применения общего механизма. Однако, основы контрактной системы в ее современном понимании стали закладываться именно в этот период. Так, было сформулировано понятие государственного заказа и государственного контракта с учетом реалий рыночной экономики, установлены права и обязанности государственных заказчиков, требования для потенциальных участников системы госзаказа.

Еще один примечательный документ этого периода — Указ Президента № 305 «О первоочередных мерах по предотвращению коррупции и сокращению бюджетных расходов при организации закупки продукции для государственных нужд». Именно в нем был определен порядок конкурентной процедуры конкурса как закупочной процедуры, а также особенности оценки «эффективного освоения бюджетных средств». Сразу после его выхода, с мая 1997 года зафиксирована активность в реализации конкурентных процедур в форме конкурса. На тот момент это была не слишком прозрачная бумажная процедура, однако предполагавшая активную публичную фазу торга. Уже за первый год существования указа было организовано 9449 торгов, которые могли показать внушительную статистику эффективности. Однако ряд противоречий, присущих данному документу, не позволил транслировать его реализацию в долгосрочном периоде.

В это же время приходит понимание в необходимости решения проблемы кадрового голода как для заказчика, как и для поставщика. Последние предпринимали попытки решения этого вопроса через формирования ассоциаций, в то время как заказчики пошли по пути господдержки специалистов заказчиков через создание профессиональное сообщество. Площадкой для такой инициативы стали круглые столы Минэкономики РФ, проводившиеся в 1997 году ежеквартально. Попытка решения дефицита профессиональных закупщиков нашла отражение в Постановлении Правительства РФ от 18 ноября 1997 №1443 «О подготовке специалистов по организации и проведению торгов (конкурсов) на закупку продукции для государственных нужд», но проблема не нашла полного решения.

Поэтому заказчики возлагали много надежд на развитие правового поля закупочной политики нового периода. Тогда был принят Федеральный Закон от 06 мая 1999 №97-ФЗ «О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд», начали действовать новые правила взаимодействия между двумя ключевыми сторонами при заключении государственного контракта и в процессе проведения конкурса на размещение заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд. Конкурс был определен в качестве приоритетного способа закупок. Закон содержал немало противоречий с уже действующими документами и не мог интегрироваться в правовое поле закупок безболезненно. Он заложил основы антикоррупционных закупочных механизмов и прописал общие особенности конкурсных процедур, однако не смог адаптивно отвечать вызовам времени, и ввиду низкого качества и частой корректировки был упразднен.

Указ Президента РФ от 08.04.1997 № 305, так же, как и Федеральный закон от 06.05.1999 № 97-ФЗ, определили новый виток модернизации государственной закупочной политики, уже с учетом мер антикоррупционного характера, однако тоже не затрагивали вопросы профессионализма субъектов закупок. В целом, появление этого ряда документов говорит о том, что по сравнению с прежними директивными заданиями экономико-правовое содержание государственного заказа в переходный период отражало радикально иной подход к задачам управления публичными бюджетным закупками по отношению к поставщикам, в снижении степени централизма в планировании. Но при этом, несовершенное правовое поле госзаказа последнего десятилетия ХХ века позволило активизировать мошеннические схемы и коррупционные механизмы расходования бюджетных средств.

Около восьми лет все тендеры регулировались Законом от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказания услуг для государственных и муниципальных нужд». Появилась единая концепция, единый подход к публичным бюджетным закупкам. Среди отличительных особенностей закона стоит выделить ранжирование по способам закупок, кадровую поддержку заказчиков, и, впоследствии, постепенный переход на электронные аукционы, выбранные локомотивом в данной сфере. Этот закупочный закон декларировал свободный доступ участников, то есть честную конкуренцию; прозрачность процедур и антикоррупционные механизмы; низкие стоимостные уровни входа на конкурентные процедуры; единый подход к требованиям к участникам; а также переход от публикациях в бумажных СМИ к размещению информации на едином цифровом ресурсе www.zakupki.gov.ru по всем регионам страны, о котором чуть ниже будет сказано подробнее. Кроме того, по сравнению с предыдущим законом, где доминирующим способом закупок был конкурс, в новом документе предлагался выбор торгов в форме аукциона, в том числе в электронной форме. Но и этот закон быстро перестал отвечать всем вызовам времени, прежде всего зауженным полем регулирования – был унифицирован только сам процесс закупок, регламентирован лишь этап процедуры закупки, тогда как закупочная политика охватывает более широкий спектр действий.

Сложности закупочной политики были констатированы Президентом РФ, который инициировал в 2010 году «работу над новой редакцией закона о госзакупках» и дальнейшее развитие правового регулирования отношений в рамках публичных закупок неразрывно связано политическими решениями 2011-2012 гг. Речь идет, прежде всего, о разработанном по поручению Президента РФ новом федеральном законе «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг»; о вступлении РФ во ВТО, где уже действовали международные нормы о публичных закупок; а также о принятии Типового закона о публичных закупках Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ).

В 2014 году Всемирная торговая организация опубликовала обновленное Соглашение об электронных государственных закупках (GPA), учитывающего условия о необходимости внедрении и применения систем электронных госзакупок. Наша страна участвовала в разработке соглашения в качестве наблюдателя, однако процесс цифровизации данной сферы в РФ был инициирован гораздо раньше. Содержательно GPA охватывает вопросы борьбы с коррупцией, активного приобретения технологий по защите окружающей среды и использования цифровых систем e-Procurement. Эти направления — ключевые тренды современного этапа.

Параллельно с этим, в Российской Федерации шел активный процесс привлечения цифровых технологий для управления государственными закупками. Так, с 2011 года действует официальный сайт госзаказа- единая информационная система (далее-ЕИС), представляющая собой цифровую платформу, аккумулировавшую в то время информацию о крупных конкурентных процедурах. С 2014 года, с момента вступления в силу законодательства о контрактной системе Российской Федерации, цифровые возможности этой платформы постоянно расширяются. Сама ЕИС устойчиво модернизируется, а созданная вокруг нее инфраструктура позволяет в полной мере реализовывать принцип транспарентности. Однако тут также существуют свои сложности, о которых заговорили в настоящее время, связывая информационную прозрачность и доступность происходящих бизнес-процессов с вопросами экономической безопасности государства. Но фактом остается, что сейчас технологические изменения ЕИС позволили многим субъектам правоотношений в контрактной системе, как отечественным, так и иностранным, использовать электронные средства для предоставления информации о своем режиме публичных бюджетных закупок и уведомлять других участников об изменениях в данных условиях в режиме онлайн.

В период адаптации экономик к последствиям мирового финансово-экономического кризиса роль государства в экономике выросла в разы, что привело к пониманию необходимости более активного реформирования закупочной политики страны и мобилизации ее потенциала для поддержки общего экономического курса страны. Стоит отметить, что параллельно с государственными, была проведена регламентация корпоративных закупок, проявившаяся в принятии федерального закона от 17 июля 2011 года № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Он вступил в силу с 1 января 2012 года и определил основу деятельности по управлению корпоративными закупками. Конечно, закупочная политика корпоративных заказчиков в соответствии с этим правовым актом более гибкая, но, тем не менее, более четкая и регламентированная, конгруэнтная общей концепции публичных бюджетных закупок, в том числе и в аспекте поддержки профессионального управления этой сферой. Анализ Положений о закупках крупных компаний, показал наличие требований к деятельности контрактной службы, именуемой в зависимости от внутренней структуры «департамент по закупкам», «отдел закупок», «служба закупок» и т.д. В связи с более упрощенной процедурой, указанные заказчики использовали возможность формирования требований к количественному и качественному составу работников таких служб, определяя степень профессионализма изначально. Однако, реализовали требования закона в вышеуказанной форме далеко не все субъекты сразу, довольно долго адаптируясь к установленным правилам.

Но частичное исправление возникающих проблем при новых вызовах не давало высокого эффекта, требовался кардинальный пересмотр подхода к управлению бюджетными закупками. Так эволюционно новым этапом управления в сфере государственных и муниципальных закупок стал Федеральный закон от 05 апреля 2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее-закон о КС). Закон вступил в силу с 1 января 2014 года. Сфера его применения более обширна и охватывает уже весь закупочный цикл от планирования до анализа исполнения. Если на начальном периоде рыночных отношений государство представляло собой монопольного или «принудительного» приобретателя, который способен принудить иного субъекта правоотношений к продаже продукции по ценам и условиям, выгодным лишь одной из сторон договора, то к принятию закона о контрактной системе были сформированы предпосылки к рыночной оценке начальной максимальной цене контракта и конкурентным условиям ее утверждения в заключаемом договоре.

Предложенная концепция контрактной системы интересна была тем, что государственным и муниципальным заказчикам предложены новые способы для выбора поставщика, учтен положительный зарубежный опыт, в том числе и рекомендации ООН о публичных закупках.

Новацией закона стал и новый уровень требований к профессионализму в управлении закупками – появляется институт контрактных управляющих. История российских закупок периода империи знала уже подобные примеры, потому законодатель, учтя отечественный и зарубежный опыт, вводит новую категорию специалистов в сфере закупок, занимающихся документационным сопровождением закупок заказчика на профессиональной основе. Последнее предусматривает в том числе и требования к образованию. Законодатель также детально описал функциональный круг обязанностей контрактных управляющих. Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 10 сентября 2015 г. № 625н «Об утверждении профессионального стандарта «Специалист в сфере закупок» и Приказ Министерства труда и социальной защиты РФ от 10 сентября 2015 г. № 626н «Об утверждении профессионального стандарта «Эксперт в сфере закупок» закрепили требования к данным группам специалистов. В этом аспекте отечественных подход аналогичен мировой практике, подобные стандарты в настоящее время действуют для специалистов-закупщиков в Великобритании, США, Канаде.

Параллельно с модернизацией внутренней политики закупок шел процесс адаптации закупочных инструментов экономической политики в отношении поставщиков Евразийского экономического союза, начавшего работать с 2015 года. Для всех стран Союза предоставляется благоприятный режим, позволяющий компаниям, зарегистрированным на территории ЕАЭС, участвовать в таких закупках конкурируя с участниками-резидентами, основная цель которого — попытка избежать монополии на участие в торгах только представителей конкретной страны. Это, в свою очередь, оказало немалое влияние на дальнейший курс политики государства в сфере закупок товаров, работ, услуг, особенно в части требований к стране происхождения и особенностей установления национального режима закупок.

Однако, дебюрократизация правил закупок, служившая одной из задач периодически модернизации закупочных процессов, так до конца и не была достигнута. Наложившаяся на это осознание пандемия COVID-19 и коронакризисные последствия в очередной раз изменили подходы к устойчивым хозяйственным связям, в этот период была отмечена тотальная тенденция перехода поставщиков и заказчиков на цифровизацию большинства бизнес-процессов. Пандемия, послужив триггером для активизации цифрового фронта, выявила и новые пробелы в цифровых навыках специалистов в сфере закупок, а также общие особенности цифровой инфраструктуры бюджетных закупок. Сейчас, с учетом тотальной цифровизации закупочных процессов, наблюдается передача части функций на исполнение искусственному интеллекту, и субъекты контрактной системы принимают решения и осуществляют экономические действия быстрее и гибче.

Понимание данных проблем и обусловило очередной виток модернизации системы закупок в начале 2022 года. Это, а также особенности защиты национальных интересов, обусловленных сложной международной политикой первого квартала 2022 года, привели к принятию нового пакета поправок и нормативных документов в сфере регулирования государственного заказа. Поэтому стоит отметить, что процесс реформирования не статичный, и модернизация закупочной политики и императивов, ее регулирующих также является основой современного управления.

Первый квартал 2022 года ознаменован волной санкционных ограничений. Законодатели оперативно отреагировали, проработав и предложив уже в начале марта пакет антисанкционных мер для поддержки всех участников правоотношений в рамках контрактной системы. Уже упомянутый пересмотр принципа прозрачности через публикацию информации о закупках в ЕИС в этом числе, правительство предлагает установить особые случаи неразмещения контрактов в открытой части ЕИС, позиционируя эту меру, как временную. Стороны контрактов, заключенных в соответствии с законом о контрактной системе, также получили больше возможностей по корректировке заданных существенных условий сделок, ведь это поможет более оперативно реагировать на внешние условия и быстрее к максимально эффективному решению.

В 2020 году во время коронакризиса сумма выделенного бюджета государства на закупки была на 9% больше, чем в 2019 году, 2021 год также показал положительную динамику. И в 2022 году госзакупки будут одной из сфер поддержи отечественного бизнеса.

Законодателем учтен так же риск поставщиков, которые заключают контракты на поставку: среди обязательных требований закона стоит необходимость устанавливать штрафные санкции в случае, например, несвоевременного исполнения. Причем расчет суммы производится за каждый день просрочки с опорой на размер ключевой ставки Центробанка РФ. Тут возникает два условия, на которые добросовестный поставщик не в силах повлиять. Срыв поставок, нарушение логистических цепочек, транспортные проблемы, сбои партнерских отношений иностранными партнерами, санкционные запреты объективно влияют на возможность поставки той или иной продукции сейчас. А если участь, что ЦБ РФ повысил ставку 9,5 до 20%, то поставщик дополнительно должен будет выплатить высокую пеню. Потому правительство в пакет антикризисных мер включило инструмент списания штрафов в случае неисполнения заказа. Требуется объективный подход к оценке причин неисполнения, однако именно это уже задача заказчика в данных правоотношениях.

Еще одним предложением для поддержки экономических агентов-участников контрактной системы на фоне санкционных мер является увеличение возможностей закупки без проведения конкурентных процедур, у единого поставщика, как это было эффективно осуществлено при сопровождении строительства Крымского моста, а также в качестве меры поддержки в пандемию. В важной для жизнеобеспечения сфере здравоохранения также предусмотрены изменения условий закупок, увеличение пороговых значений цен для закупок лекарств, медицинских изделий, средств реабилитации по упрощенной форме.

Существующие опасения снижения транспарентности и уход к информационной закрытости в текущей ситуации компенсируется ожидаемым эффектом от поддержки всех групп поставщиков на территории России. Цель изменений понятна, упростить условия для быстрого принятия решений участниками контрактной системы в непростой ситуации санкционного давления, создать экономически безопасные возможности для продолжения обеспечения государственных и муниципальных нужд с одновременной поддержкой отечественных поставщиков. Конечно, есть риск дисбаланса и доминирования неконкурентных закупок, потому следует сразу предусмотреть риски.

 

Заключение

Таким образом, сфера государственных и муниципальных закупок в исторической ретроспективе показывает свою комплементарность текущим условиям, вывозы времени и актуальные тренды всегда находили отражение в создаваемых механизмах управления бюджетными закупками. В свете событий, происходящих в первом квартале 2022 года, можно оценить скорость принятия мер по корректировке условий закупок, гибкость и адаптивность самой контрактной системы. Именно такого рода кризисы позволяют выявить все лучшие характеристики законодательной рамки и нивелировать негативные элементы. События 2022 года еще раз подтвердили значимость и высокий потенциал контрактной системы закупок Российской Федерации в поддержке экономической безопасности и стабилизации социально-экономических условий.

Библиографический список:

  1. СУ РСФСР. — 1920. — № 59. — Ст. 271, 272; № 13. — Ст. 81, 82.
  2. Декреты советской власти. Т. IV. — М., 1968. — С. 302-304.
  3. Стурза К.И. Историко-правовой анализ развития института государственного заказа в России // История государства и права. — 2013. — № 4. — С. 20-24.
  4. Смирнов В.И., Нестерович Н.В. Становление рыночной системы государственных закупок в России. — Казань.: НПО «БизнесИнфомСервис», 2000. — С. 21.
  5. Федеральный закон от 05.04.2013 N 44-ФЗ (ред. от 30.12.2021) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2022) — «Собрание законодательства РФ», 08.04.2013, N 14, ст. 1652.

Современный контроль подготовленности юных хоккеистов

Введение

Наиболее важным критерием в оценки специальной подготовленности юных хоккеистов является «коньковая подготовка» [1,2,4]. Этот специальный вид подготовленности оценивается различными тестами. В современных научных исследованиях установлен чрезмерный объем испытаний, оценивающих скоростные способности спортсменов [7]. Степень информативности этих испытаний недостаточна для оценки широкого спектра актуальных в хоккее двигательных координаций.  Как показали исследования Иванова А.А. (2005) тесты по специальной физической подготовке в значительной степени определяются уровнем техники владения коньками и уровнем развития скоростно-силовых качеств. Поэтому наиболее высокие темпы прироста результатов в специальных тестах у юных хоккеистов наблюдаются в возрастном периоде 14-15 лет (УТГ третьего и четвёртого годов обучения) [5]. В исследовательских работах с хоккеистами 9-10 лет в настоящее время разработаны только шкалы оценок уровня общей и специальной физической подготовленности с использованием системы электронного хронометража. Данный подход позволяет совершенствовать систему контроля общей и специальной физической подготовленности хоккеистов 9-10 лет [8]. В тоже время использование автором предложенного алгоритма оценки показателей специальной физической подготовленности в тренировочном процессе юных хоккеистов с учётом бальной шкалы оценок позволяло определить функциональную готовность отдельных игроков команды и выявить наиболее слабые звенья в структуре специальной физической подготовленности с учётом биологического развития юного хоккеиста. [8,9]. Данный подход на наш взгляд является не совсем корректным.

Важные проблемы в исследованиях реализации скоростно-силовых способностей юных хоккеистов затронуты Кузьменко А.А. (2015). Это возрастающие требования к скорости исполнения технико-тактических комбинаций, которые не подкреплены способностью к оперативной рациональной перестройке, согласованию и скоординированности действий; требования к реализации динамических усилий на индивидуально предельной скорости, искажение координационной структуры [6,7]. Отдельные исследования посвящены сопоставлению разницы выполнения заданного теста с шайбой и без неё. Так в контрольном упражнении прокат шестнадцатиметрового отрезка хоккеисты с клюшкой без шайбы преодолевали в среднем за 2,865±0,1884 c, за 2,865±0,1884 c, на ведение шайбы тратилось дополнительно в среднем 0,117 с. [3]. Средние и высокие корреляции (p<0,05) между результатами в этих заданиях позволили с помощью метода регрессионных остатков разработать номограммы оценок реализационной эффективности техники ведения шайбы, выполнения обводки и бега «змейкой» [3].

Таким образом проведённые исследования пока не позволяют в полной мере оценить уровень специальной подготовленности юных хоккеистов на начальных этапах учебно-тренировочного процесса, что вызывает необходимость продолжить изучение этой темы.

Организация исследования. Исследование проводилось на базе спортивной школы олимпийского резерва им. Ю.Е. Ляпкина, г.о. Балашиха в мае 2021 года. В исследовании приняли участие юные хоккеисты 7-11 лет. n=106, таблица 1. Уровень специальной подготовленности хоккеистов оценивался по 5 тестам, рекомендованных Федерацией хоккея России [10]. Это бег на коньках лицом и спиной вперёд 20 метров, «Челночный бег 6х9 м.» рисунок 1, слаломный бег на коньках с ведением и без шайбы рисунок 2. В тестированиях принимали участие тренеры школы, студенты и магистранты Московской государственной академии физической культуры.

Рисунок 1. «Челночный бег 6х9 м.                              Рисунок 2. «Слаломный бег»

 

Методы исследования: В регистрации времени выполнения тестовых упражнений нами использовалась система тайминга SmartSpeed PT. Система разработана австралийской корпорации Fusion Sport для одной линии тестирования с использованием беспроводных ворот и удалённого контроля с мобильного телефона или планшета. Использовалось мобильное приложение SmartSpeed для Android. Точность измерения до 0.001 сек. Интеллектуальная технология исправления ошибок 3/9 Smart Bim обеспечивала точные данные и позволяла фиксировать время как по первому пересечению, так и по корпусу «обрезая» пересечение луча руками или датчиком. После пересечения лазерного луча результат тут же регистрировался в системе, и передавался на привязанное устройство Android (смартфон) [13]. В конце тестирования все результаты распечатывались из облака сайта зарегистрированного пользователя. Далее использовались стандартные методы статистической обработки данных: определение средней величины выборки (М), среднего-квадратического отклонения (m±), статистическая проверка, основанная на распределении Стьюдента с применением t-критерия для средних значений в двух выборках двух последующих возрастов хоккеистов. Вся обработка осуществлялась в среде электронной таблицы Excel.

 

Результаты исследования

В таблице 1 представлены результаты тестов специальной скоростно-силовой подготовленности юных хоккеистов в четырёх возрастных группах. Тестирование проводилось в конце учебного года с целью оценить уровень хоккеистов для перевода их в следующую учебную группу.  Интерес представляла разница результатов отдельных тестов в зависимости от возраста спортсменов. Нами отмечена достоверная р≤0,01 разница в улучшение исполнения теста «Бег на коньках 20 м» хоккеистов с 8 до10 лет, и в тесте «Слаломный бег на коньках с ведением шайбы» с 9 до 10 лет р≤0,05 и с 10 до 11 лет р≤0,01. Эти данные с большой долей вероятности могут указывать на хорошее развитие в первом случае быстроты с 8 до 10 лет. Более старшие возрастные группы выполняли контрольное упражнение «Бег 30 м на коньках», и сравнивать результаты нам представлялось некорректным. Это возможно только сравнив среднюю скорость пробегания искомых отрезков. В тесте «Слаломный бег на коньках с ведением шайбы», характеризующий скоростно-силовую подготовленность хоккеистов и их координационные способности, мы видим достоверный прирост результатов только с 9 до 11 лет. Этот факт говорит о важном сензетивном периоде улучшения коньковой подготовки юных хоккеистов параллельно с освоением техники владения клюшкой и шайбой.

«Челночный Бег на коньках 6х9 м» показал нам рост р ⩾0.05 средних по команде результатов теста у 9 летних хоккеистов по сравнению с 8 летними и 10 летних по сравнению с 9 летними р≤0,01, а затем снижение р ⩾0.05 данных, что на наш взгляд может говорить о неправильном распределении средств и подборе методов развития специальных скоростно-силовых и координационных способностей ребят 11 лет. Именно в этом тесте старшие ребята показали более низкие 15.906±0,96 сек. по сравнению с младшими на год 15.611±0.98 сек. результаты.

Также о неправильном распределении средств и подборе методов развития специальных скоростно-силовых и координационных способностей, но уже в группе 9-летних хоккеистов показали тесты «Слаломный бег на коньках без шайбы и с ведением шайбы». В обоих упражнениях старшие ребята 2012 г.р. (n=30) показали худшие средние результаты по группе в сравнении с ребятами 2013 г.р. (n=27). В слаломном беге без шайбы 12.178±1.40 сек. по сравнению с 11.801±0.30 сек. Разница составила 0.377 сек. В слаломном беге с шайбой 13.433±1.55 сек. по сравнению с 13.296±3.30 сек. Разница составила 0.137 сек.

 

Таблица 1. Результаты тестов специальной скоростно-силовой подготовленности юных хоккеистов 7-11 лет

тест возрастная группа
7-8 лет n=27 9 лет n=30 10 лет n=26 11 лет n=23
М±m сек. М±m сек. М±m сек. М±m сек.
1 Бег на коньках 20 м
(11 лет 30 м)
4.381±0.57 3.905±0.22 3.912±0.15 5.132±0.14
tэмп= 4.324
р≤0,01
tэмп= 3.901
р≤0,01
2 Бег на коньках спиной вперёд 20 м
(11 лет 30 м)
5.743±0.48 5.149±0.44 5.137±0.394 6.313±0.29
tэмп= 4.525
р≤0,01
tэмп= 0.340
нет
3 Бег на коньках челночный 6х9 м 17.507±2.76 16.751±1.09 15.611±0.98 15.906±0,96
tэмп= 1.051
нет
tэмп= 4.581
р≤0,01
tэмп= -1.211
нет
4 Слаломный бег на коньках без шайбы 11.801±0.30 12.178±1.40 10.968±2.15 10.709±0.56
tэмп= -1.306
нет
tэмп= 3.079
р≤0,01
tэмп= -1.202
нет
5 Слаломный бег на коньках с ведением шайбы 13.296±3.30 13.433±1.55 12.582±1.26 11.429±0.55
tэмп= -0.296
нет
tэмп= 2.206
р≤0,05
tэмп= 3.525
р≤0,01

 

Наглядно результаты тестов представлены на рисунках 3 и 4.

 

Сравнительные результаты тестов хоккеистов 7-11 лет в слаломном беге без шайбы и с ведением шайбы, челночном беге на коньках в конце учебного года

Рисунок 3. Сравнительные результаты тестов хоккеистов 7-11 лет в слаломном беге без шайбы и с ведением шайбы, челночном беге на коньках в конце учебного года

 

Сравнительные результаты тестов хоккеистов 7-11 лет в беге на коньках лицом и спиной вперёд на 20 м. в конце учебного года

Рисунок 4. Сравнительные результаты тестов хоккеистов 7-11 лет в беге на коньках лицом и спиной вперёд на 20 м. в конце учебного года

 

Выводы:

  1. Выявленная достоверная р≤0,01 разница в улучшение исполнения теста «Бег на коньках 20 м» хоккеистов с 8 до10 лет, и в тесте «Слаломный бег на коньках с ведением шайбы» с 9 до 10 лет р≤0,05 и с 10 до 11 лет р≤0,01 с большой долей вероятности может указывать на динамическое развитие в первом случае быстроты с 8 до 10 лет, во втором специальных скоростно-силовых и координационных способностей юных хоккеистов с 9 до 11 лет.
  2. Регулярный контроль специальной подготовленности на начальных этапах многолетнего учебно-тренировочного процесса, с использованием современных инновационных средств контроля, является обязательным механизмом в системе управления юных хоккеистов ДЮСШ.

Библиографический список:

  1. Букатин, А. Ю. Начальное обучение юных хоккеистов (8-10 лет) : учебное пособие / А. Ю. Букатин, В. М. Колузганов, В. П. Иванов ; Государственный центральный Ордена Ленина институт физической культуры. – Москва : Без издательства, 1983. – 68 с.
  2. Булушев, С. О. Показатели скоростных способностей хоккеистов 11-12 лет / С. О. Булушев, А. А. Попурей // Вопросы функциональной подготовки в спорте высших достижений. – 2015. – Т. 3. – № 1. – С. 30-37.
  3. Давыдов, А. П. Реализационная эффективность техники маневрирования с шайбой в хоккее / А. П. Давыдов, В. Г. Медведев // Теория и практика физической культуры. – 2016. – № 12. – С. 68-70
  4. Ежов, П. Ф. Упражнения координационной направленности в технической подготовке юных хоккеистов на этапе начального обучения / П. Ф. Ежов, И. Ю. Шишков, Д. П. Тимофеев // Сборник материалов научных конференций студентов бакалавриата, магистратуры, аспирантов и прикреплённых лиц (2019-2020 учебный год), Малаховка, 05 декабря 2019 года – 2020 года / Министерство спорта Российской Федерации, Московская государственная академия физической культуры, Московская областная олимпийская академия. – Малаховка: Московская государственная академия физической культуры, 2020. – С. 313-316.
  5. Иванов, А. А. Педагогический контроль общей и специальной физической подготовленности юных хоккеистов на учебно-тренировочном этапе подготовки в ДЮСШ : специальность 13.00.04 «Теория и методика физического воспитания, спортивной тренировки, оздоровительной и адаптивной физической культуры» : автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата педагогических наук / Иванов Александр Андреевич. – Москва, 2005. – 21 с.
  6. Кузьменко, А. А. Векторы обновления содержания тестирования специальной физической подготовленности юных хоккеистов / А. А. Кузьменко, Т. К. Ким, Г. А. Кузьменко // Теория и практика физической культуры. – 2019. – № 5. – С. 94-96.
  7. Кузьменко, А. А. Условия формирования готовности юных хоккеистов к реализации скоростно-силовых способностей при выполнении сложных технических действий / А. А. Кузьменко, Т. К. Ким, Г. А. Кузьменко // Теория и практика физической культуры. – 2020. – № 7. – С. 60-62.
  8. Коновалов, В. Н. Развитие координационных способностей у хоккеистов 9-10 лет с использованием технических средств подготовки / В. Н. Коновалов, А. В. Левкин // Современный учёный. – 2019. – № 4. – С. 51-58.
  9. Коновалов, В. Н. Комплексная оценка специальной физической подготовленности юных хоккеистов / В. Н. Коновалов, Д. А. Бернатавичюс, Д. А. Афанасьев // Омский научный вестник. – 2013. – № 2(116). – С. 199-204.
  10. Национальная программа спортивной подготовки по виду спорта «хоккей» //https://fhr.ru/upload/iblock/deb/Natsionalnaya-programma_-interaktiv.pdf (дата обращения 21.02.2022).
  11. Филатов, В. В. Обоснование нормативных оценок показателей подготовленности хоккеистов на предварительном этапе подготовки / В. В. Филатов // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. – 2015. – № 4(122). – С. 186-190. – DOI 10.5930/issn.1994-4683.2015.04.122.p186-190.
  12. Филатов, В. В. Педагогическая оценка подготовленности юных хоккеистов на спортивно-оздоровительном этапе / В. В. Филатов // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. – 2016. – № 2(132). – С. 189-194. – DOI 10.5930/issn.1994-4683.2016.02.132.p189-194
  13. Шишков, И. Ю. Инновационная тайминговая система SmartSpeed в оценке подготовленности хоккеистов / И. Ю. Шишков // Современные технологии управления. – 2021. – № 2(95).

Аргументация как инструмент управления человеческими ресурсами

Введение

Управление человеческими ресурсами (Human resource management — HRM) [1] в Российской литературе часто отождествляют с управление персоналом (staff management). Однако это разные понятия. Управление персоналом сводится к работе с кадрами. Управление человеческими ресурсами (ЧР) включает управление интеллектуальным капиталом [], управление конкурентоспособностью персонала, цифровое управление ЧР [2], привлечение информационных и когнитивных технологий.

Управление человеческими ресурсами предполагает использование информационного подхода и информационных технологий, а также терминологии информационной области. Аргументация используется в разных направлениях. Применительно к управлению аргументацией, с информационных позиций, будем называть информационную конструкцию [3], отражающую схему информационного воздействия субъекта на другие субъекты. Субъектный аспект аргументации затрудняет ее полную формализацию и объективизацию. Для устранения этого придумывают разные формальные схемы аргументации [4], которые приемлемы для формализованных систем и моделей, но не всегда приемлемы для управления человеческими ресурсами. Аргументация может быть реализована с помощью разных подходов.

Формальная аргументация использует различные модели и схемы, а также формальные языки. Аргументационный логический подход основывается на логической последовательности рассуждений, то есть на исключении противоречий в логической цепочке рассуждений. Он использует язык логики. Как принято считать формальная логика имеет ограниченный аппарат в области доказательства, но значительно лучше опровергает [5]. Аргументационный когнитивный подход стремится к воспроизведению аргументации при помощи ассоциаций, когнитивных моделей и когнитивного пространства. Когнитивный подход учитывает субъективные отношения между коммуникантами (дружбы вражды нейтральности). Аргументационный семантический подход стремится к воспроизведению аргументации при помощи связи содержательных компонентов аргументации. Он допускает наличие противоречий, но использует отношения «больше/ меньше», отношения сравнения, отношения соразмерности и другие. Аргументационный семантический подход использует качественный [6] и сравнительный [7] анализ. Семантическое моделирование аргументации основывается на учете содержания представлений или содержательной истинности суждений, преобразуемых в ходе аргументации. Аргументационный коммуникационный подход строится на итеративной коммуникации, позволяющей исключать непонимание, исключать противоречие, повышать комплементарность, развивать субсидиарность за счет многократных коммуникационных процессов или информационных взаимодействий. Этот подход строится на использовании коммуникационных и процессуальных единиц. Он по структуре близок к мультиагентным [8] алгоритмам. С этим подходом связана аргументированная или целенаправленная коммуникация. Аргументированная коммуникация ставит своей целью воспроизведение естественных процессов аргументации, в том числе, встречающиеся в текстах. Аргументированная коммуникация осуществляется на естественном языке и поэтому является более информативной по отношению к другим видам к аргументации.

 

Коммуникация как основа аргументации

При управлении человеческими ресурсами можно говорить об односторонней коммуникации и о многосторонней коммуникации (взаимодействии). Можно ввести понятие коммуникант как субъект, участвующий во взаимодействии или коммуникации. Условно коммуникантом 1 будем называть коммуниканта, передающего информацию или аргументировано воздействующего на коммуниканта 2. Условно коммуникантом 2 будем называть коммуниканта, получающего информацию или подвергающегося аргументации. Для коммуниканта 2 характерны такие процессы как рецепция информации, перцепция информации и апперцепция информации. Это означает, что в отличие от компьютерного устройства коммуникант 2 имеет когнитивный фильтр

При односторонней (пассивной) коммуникации существует информационная асимметрия [10]. Один коммуникант информирует или передает информацию. Другой коммуникант ее воспринимает и усваивает.

При о многосторонней (активной) коммуникации информационная асимметрия либо уменьшается, либо исчезает. Активность появляется в наличии цели у коммуниканта 1. Информационное взаимодействие (коммуникация), информирование (одностороннее воздействие), аргументация (информационное воздействие с целью перевести коммуниканта из одного состояние в другое или изменить отношения между коммуникантами.

При управлении человеческими ресурсами применяют три вида коммуникации: общение, информирование, воздействие. Общение служит средством сбора информации при управлении. Информирование направлено на устранение информационной асимметрии и повышение компетентности персонала. Часто информирование происходит в системе повышения квалификации как обучение. Воздействие и есть собственно аргументация с целью перевода персонала из одного состояния в целевое состояние управления. Таким образом коммуникационная аргументация при управлении человеческими ресурсами всегда имеет цель, в отличии от аргументации в научных дискуссиях, где она направлена на совместное решение задачи или проблемы. Таким образом можно прийти к понятию аргументированная коммуникация

 

Виды аргументаций

Важным вопросом является каким образом аргументированная коммуникация влияет на содержание аргументации и формировании ее структуры? Аргументированная коммуникация может быть рассмотрена как информационно-когнитивная технология (технологическая система) или совокупность информационно-когнитивных процессов (эвристическая система). Аргументированная коммуникация состоит в построении связей содержаний высказываний или коммуникационных единиц. Коммуникационные единицы более информативны, чем информационные или логические единицы [11]. Они выражаются средствами естественного языка и допускают использование паралингвистических единиц, которых нет в обычное речи и тем более в логике.

Это делает аппарат аргументированной коммуникации значительно более гибким по сравнению с логическим подходом. Аргументированная коммуникация позволяет строить модели аргументации, учитывающие особенности актов убеждения в коммуникациях или в речи. Недостатком является то, что коммуникационные модели при таком подходе всегда контекстно зависимы и не могут быть распространены на другие коммуникации. Другим недостатком является требование соразмерного уровня интеллекта у коммуниканта 1 и коммуниканта2.

Возможно использование формального языка, отличного от естественного для того, чтобы упростить анализ коммуникаций. При этом получают коммуникационные формальные модели, которые подобны реальным процессам убеждения. Но при наличии сложности в коммуникационных конструкциях коммуникационные формальные модели могут оказаться не менее сложными, чем сами естественные аналоги аргументации. Эта проблема зависит от уровня формального языка коммуникации, то есть от свойств и возможностей наборов его информационных единиц. Поэтому в сложных схемах аргументации их целесообразно реализовывать на естественном языке. Аргументированная коммуникация связана с коммуникативным подходом, но не эквивалентна и не сводится к нему.

 

Сравнение аргументационных подходов

Можно выделит четыре аргументационных подхода: логический, коммуникационный, формальный, когнитивно-коммуникационный.

Логическая схема аргументации обходится без субъектного обращения к коммуниканту 2. Логический аргументационный подход строится по простой парадигматической схеме.

 

 

Выражение (1) можно назвать логической схемой аргументации. Аргументы, связанные отношением логического следования, будем называть логической системой аргументов. Роль аргументов в логике играют логические информационные единицы (высказывания), которые приводят к выводу. Вывод и есть аргументация в логике. Однако классическая логика несовершенна и язык ее достаточно примитивен по сравнению с естественным языком. Например, проблема не применимости закона «исключения третьего» привела к появлению конструктивной аргументации [12] и конструктивной математики [13]. Поэтому построение логических конструкций всегда связано с упрощением реальности и ее огрублением. В силу этого формально правильные логические построения могут содержать упрощения, неточности и противоречия. Наличие противоречий в исходных посылках снижает достоверность вывода.

Вывод можно рассматривать как высказывание, следующее из высказываний предыдущего уровня. В этом преимущество логического подхода позволяющего строить логические цепочки и достраивать их по мере появления новых аргументов. При логическом подходе результатом аргументации является вывод как аргумент. Для него существует область истинности и область неистинности

Логическая схема аргументации (1) является односторонней. Если она содержит неточности или противоречия, то она является ошибочной и ведет к ошибкам в управлении. Она используется при директивном управлении (например система приказов в армии) и не подходит полностью при управлении человеческими ресурсами. Как альтернатива ей применяется коммуникационная схема аргументации (рис.1)

 

Коммуникационная схема аргументации

Рис.1. Коммуникационная схема аргументации.

 

В отличии от (1) схема на рис.1 является двухсторонней и адаптивной. Достоинство и недостаток этой схемы — явное включение коммуникантов в систему коммуникации(аргументации). Это позволяет применять ее в схему управления человеческими ресурсами.

Достоинство состоит в том, что при наличии нечеткости, противоречия или неполноты обратная связь позволяет устранять эти негативные параметры. Это положительный фактор при управлении человеческими ресурсами. Достоинство состоит в том, что коммуникационная схема аргументации допускает возможные различия отношений к коммуниканту 2. Она допускает в определенных пределах различия в уровне интеллекта коммуникантов. Она допускает возможные различия в рецепции информации разными коммуникантами 2.

Недостаток ее состоит в том, что при низком уровне коммуникабельности или низком уровне профессиональной подготовки коммуниканта 2, он не адекватно воспринимает аргументацию коммуниканта 1, в качестве которого обычно выступает руководитель. Недостаток ее состоит в том, что при наличии семантического разрыва между содержанием аргументации и интеллектом коммуниканта 2 аргументация не воспринимается. Этот недостаток устраняется при прохождении курсов повышения квалификации или переподготовки. Следовательно, при управлении человеческими ресурсами и применении коммуникационной аргументации персонал должен регулярно проходить курсы повышения квалификации.

В коммуникативной схеме аргументации подразумевается, что коммуникант 1 строит систему аргументов для коммуниканта 2 с целью изменения убеждений последнего или с целью убеждения его в определенной деятельности. Рис.1 поясняет каким образом коммуникантом 1 порождается система аргументов для коммуниканта 2.

Выше отмечалось, что при управлении человеческими ресурсами применяют три вида коммуникации: общение, информирование, воздействие. Общение служит средством сбора информации при управлении. На основе общения коммуникант 1 формирует когнитивно ментальный образ коммуниканта 2. На основе информирования коммуникант 1 повышает интеллект и профессиональный уровень коммуниканта 2. Только после этого коммуникант 1 переходит к коммуникативной аргументации. Все три вида коммуникаций протекают через двухстороннюю схему на рис.2.

При прямой коммуникации без общения и информирования коммуникант 2 в коммуникативной схеме выступает в виде черного ящика.

Главным фактором коммуникативной аргументации является возникающее у коммуниканта 1 представление о коммуниканте 2. Это неизбежно приводит к когнитивному анализу и когнитивному моделированию. Когнитивный подход дает возможность построения когнитивной модели или внутренней репрезентации коммуникантом 1 коммуниканта 2.

Когнитивное аргументирование основывается не только на содержательный истинности аргументов (семантике), но и на представлении об особенностях перцепции и апперцепции коммуниканта 2. Эти когнитивные факторы в других подходах не применяют.

Когнитивное аргументирование основывается на факторе убеждения. Коммуникант 1 должен быть убежденным и должен быть способным убедить коммуниканта 2. Убеждения всегда несут элементы субъективного, то есть свойственного одному субъекту и не свойственного другому субъекту. Аргументирование любого рода направлено на распространение коммуникантом 1 имеющихся у него убеждений на других лиц. Основаниями некоторого убеждения могут быть другие убеждения. Убеждения не являются логически выверенными. Они могут допускать логическую не связанность. Отсюда приходим к понятию вера. Вера является альтернативой знанию. Но если убедить коммуниканта 2, то можно не прибегать к логическим аргументам и формальным аргументам. Следовательно, умение убеждать важный фактор управления человеческими ресурсами. Коммуникативная схема аргументации (рис.1) в рамках когнитивного подхода всегда имеет связана с убеждением коммуниканта 1, результатом которого является изменение системы убеждений коммуниканта 2. При этом допустимо применение риторики. Напомним различие между риториками и философами со времен Древней Греции. Философы говорили: «истина одна и, если ты идешь правильно, ты всегда к ней придешь». Риторики отвечали: «истина не важна, важно слабое слово сделать сильным, чтобы убедить человека». Следовательно, в управлении человеческими ресурсами допустимо использование риторики для решения задачи управления.

 

Заключение

Управление человеческими ресурсами предполагает замену принуждения убеждением, при разумном балансе между ними. Убеждение строится на аргументировании и аргументации. В силу этого аргументация при управлении человеческими ресурсами является обязательным компонентом управления. Проведенный анализ позволяет смоделировать, как происходит построение аргументации. Возможно применение разных подходов аргументирования при управлении человеческими ресурсами. Для всех видов аргументации основой является нахождение отношений. связей и соответствий [14] между аргументами.

Коммуникант 1 формирует целевое положение, которое может сопровождаться убеждением. Это целевое положение трансформируется в систему аргументов с помощью разных подходов аргументации

При логическом подходе это целевое убеждение предстает в виде логического вывода. При формальном подходе, например, аргументация Дунга [15, 16] — целевое положение с учетом информационной ситуации предстает как результат формальных выкладок. При коммуникационном подходе целевое положение реализуется при многократных итеративных информационных взаимодействиях.

При когнитивно — коммуникационном подходе целевое положение реализуется только после общения и информирования с учетом когнитивного образа коммуниканта 2. В этом случае воздействие осуществляется на ментально когнитивную среду с использованием убежденности коммуниканта 1 или его «псевдоубежденности». Убеждение в управлении человеческими ресурсами дополняет или заменяет логические конструкции. При наличии разных подходов аргументации для них существует общее понятие аргументационные модели. Аргументационные модели имеют более высокий уровень обобщения по отношению к прикладным моделям. Они близки к понятию информационная конструкция и иногда могут быть интерпретированы как аргументационная конструкция. Анализ на уровне аргументационных конструкций сокращает время принятия решений и, главное, повышает надежность управленческих решений. Аргументационные модели являются объективной необходимостью при управлении в сложных ситуациях. Применение аргументирования позволит повысить оперативность и качество управления человеческими ресурсами.

Библиографический список:

  1. Stone, R. J., Cox, A., Gavin, M. Human resource management. – John Wiley & Sons, 2020.
  2. Strohmeier, S. Digital human resource management: A conceptual clarification //German Journal of Human Resource Management. – 2020. – Т. 34. – №. 3. – С. 345-365.
  3. Лотоцкий, В.Л. Информационная ситуация и информационная конструкция // Славянский форум. — 2017. -2(16). – с.39-44.
  4. Van Eemeren, F. H., Grootendorst, R., Kruiger, T. Handbook of argumentation theory: A critical survey of classical backgrounds and modern studies. – Walter de Gruyter GmbH & Co KG, 2019.
  5. Кондаков, Н.И. Логический словарь – М.: АН СССР, Наука, 1971 – 656с.
  6. Матчин, В.Т., Цветков, В.Я. Качественный анализ // Славянский форум. -2020. – 3(29). -с.205-213.
  7. Кудж, С.А. Оппозиционный сравнительный анализ // Славянский форум. -2020. – 1(27). -с.38-47.
  8. Розенберг, И.Н., Цветков, В.Я. Применение мультиагентных систем в интеллектуальных логистических системах. // Международный журнал экспериментального образования. – 2012. — №6. – с.107-109.
  9. Tsvetkov, V. Ya. Information Asymmetry as a Risk Factor // European researcher. 2014. № 11-1(86). p. 1937-1943.
  10. Ожерельева, Т.А. Логические информационные единицы // Славянский форум, 2015. — 2(8) — с.240-249
  11. Рогов, И. Е. Конструктивная аргументация в информационном поле // Славянский форум. -2020. – 1(27). -с.98-107
  12. Цветков, В.Я. Информационные конструкции и принципы конструктивной математики // Славянский форум. -2019. – 4(26). — с.156-164.
  13. Цветков, В.Я. Отношение, связь, соответствие // Славянский форум, 2016. -2(12). – с.272-276.
  14. Dung, P. M. On the acceptability of arguments and its fundamental role in nonmonotonic reasoning, logic programming and n-person games //Artificial intelligence. – 1995. – Т. 77. – №. 2. – С. 321-357.
  15. Dung, P. M. An argumentation-theoretic foundation for logic programming //The Journal of logic programming. – 1995. – Т. 22. – №. 2. – С. 151-177

ESG факторы — риски и возможности

Введение

В последнее время все большее влияние на деятельность бизнеса оказывает отношение к компании не только акционеров и инвесторов, но и тех, кто зависит от деятельности бизнеса потребителей производимых компаниями товаров и слуг, поставщиков и местных сообществ, на территории которого бизнес производит свою продукцию или услуги, работников предприятий и государственных органов.

В настоящее время произошла трансформация взгляда на развитие общества в направлении создания сбалансированной модели взаимодействия бизнеса и всех заинтересованных сторон с целью сохранения планеты для будущих поколений.

Заинтересованные лица начинают оценивать воздействие бизнеса на окружающую среду и социальную сферу и следовательно, бизнесу приходиться учитывать культурные и национальные особенности населения и территории деятельности.

Взаимосвязь между изменениями в социальной, окружающей среде и экономикой становится все более прямолинейной и влияющей на результаты деятельности бизнеса.

Инвесторы при принятии решения начинают руководствоваться не только финансовыми показателями деятельности компании, но и ее усилиями по соответствию изменившимся представлениям государства и общества о взаимодействии экономики и окружающей среды, отношениями между людьми.

Изменения в восприятии обществом экологических проблем, социальных вопросов и системы корпоративного управления порождают новые риски связанные с ESG факторами.

 

Результаты исследований

В мировой практике сформировался новый подход к раскрытию информации — концепции «двойной существенности» (В международной практике используется термин «double materiality». См., например: Report on Sustainability-related Issuer Disclosures. Final Report. OICU-IOSCO. The Board of the International Organization of Securities Commissions. June 2021. https://www.iosco.org/library/pubdocs/pdf/IOSCOPD678.pdf; Communication from the European Commission. Guidelines on reporting climate-related information, 17.06.2019, C(2019) 4490 final https://ec.europa.eu/finance/docs/policy/190618-climate-related-information-reporting-guidelines_en.pdf), резюмирующей ценность раскрытия информации об учете организацией ESG-факторов и связанных с ними рисков и возможностей и их влияния на финансовые результаты Компании, а также информации о воздействии бизнеса на внешний мир — окружающую среду (в том числе на климат), социальную сферу и экономику.

Согласно данной концепции, ESG-факторы, риски и возможности, связанные с указанными факторами, могут с высокой вероятностью привести к изменению финансовых показателей.

Не зависимо от сферы и масштаба деятельности стратегической целью бизнеса является рост акционерной стоимости бизнеса. Достижение этой стратегической цели прежде всего связано с обеспечением устойчивых финансовых результатов деятельности, что является основой устойчивого развития.

Учет влияния ESG факторов при управлении рисками с позиции не только как предотвращение угроз, но и возможность компании создавать долгосрочную ценность становиться как никогда актуальным.

Интеграция учета ESG-факторов и вопросов устойчивого развития в стратегию, систему корпоративного управления, в том числе систему управления рисками играет важную роль в создании долгосрочной стоимости.

Поэтому система управления рисками становится фундаментом устойчивого развития и залогом достижения стратегических целей.

Учет ESG-факторов способствует приобретению бизнесом конкурентных преимуществ и выходу на новый уровень развития.

Так, например факторы, связанные с климатическими аспектами, открывают для бизнеса следующие новые возможности:

  • в развитии конкурентных преимуществ в области ресурсосберегающих технологий;
  • в снижении издержек путем перехода на возобновляемые источники энергии с низким уровнем выбросов парниковых газов;
  • в производстве новых товаров и оказания услуг для удовлетворения потребительского спроса, ориентированного на потребление экологических «зеленых» товаров и услуг;
  • в выходе на новые географические рынки и использовании новых типов активов (оборудования, технологий), способствующих достижению ЦУР;
  • в привлечении капитала посредством финансовых инструментов «зеленое финансирование для устойчивого развития» («зеленое финансирование для устойчивого развития», финансовые инструменты устойчивого развития — инвестиции и другие финансовые инструменты, направленные на реализацию проектов и видов деятельности, способствующих реализации целей Парижского соглашения, достижению Целей устойчивого развития ООН, в том числе снижению негативных последствий от изменения климата и адаптации к изменению климата, снижению воздействия на окружающую среду и восстановление природных территорий, строительство или модернизацию социальной инфраструктуры);
  • в повышении устойчивости деятельности организации к возможному негативному воздействию климатических факторов.

Кроме того, успешное управление человеческим капиталом, улучшение условий труда, охрана здоровья и создание безопасных условий труда создают конкурентные преимущества для компаний в части привлечения и удержания квалифицированного персонала, способствуют формированию репутации работодателя с высокими стандартами деловой этики, экологической и социальной ответственности.

В общем виде ESG факторы отражают следующие направления в деятельности компании:

E-факторы

  • влияние компании на климат планеты (выбросы углерода в атмосферу);
  • использование природных ресурсов (загрязнение водных источников, негативное воздействие на флору и фауну);
  • загрязнение окружающей среды (токсичные и радиационные отходы, использование химически вредных упаковок для продукции);
  • использование «зелёных» технологий (энергия из возобновляемых источников, восстановление территории деятельности компании).

S- факторы

  • отношение к персоналу (охрана труда, здоровья, карьерные возможности, условия работы);
  • ответственность при производстве продукции (качество продукции, безопасность данных, надёжность, ответственные инвестиции);
  • социальные преимущества (обеспечение общения персонала, финансовые программы помощи, дополнительное страхование здоровья сотрудников, обеспечение питания).

G- факторы

  • управление компанией (деятельность исполнительных органов, эффективность совета директоров, независимый аудит, открытость компании для акционеров);
  • линия поведения компании (деловая репутация, корпоративная этика, прозрачность в налоговой сфере, отсутствие коррупции, честная конкуренция на рынке).

Для разработки долгосрочной стратегии устойчивого развития бизнеса необходимо определить конкретные факторы свойственные для данного вида деятельности с последующей интеграцией этих факторов с комплексной системой управления рисками.

В настоящее время единого исчерпывающего классификатора ESG факторов не существует. В зависимости от конкретной цели используется различные факторы.

Международные (S&P Global, Sustainalytics, MSCI, CDP, ISS, Vigeo Eiris, FTSE Russell, RAEX-Europe и др.) и российские (АКРА, НКР, НРА, Эксперт РА, АК&М и др.) (Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство (АКРА), Агентство «Национальные Кредитные   Рейтинги» (НКР), Национальное Рейтинговое Агентство (НРА), Рейтинговое Агентство «Эксперт РА», Рейтинговое агентство АК&М.) рейтинговые агентства разрабатывают собственные методики с определенными ESG факторами. Организации по стандартизации отчетности (ISO — Международная неправительственная организация по стандартизации.) определяют свой набор факторов для раскрытия информации об экологических, социальных и управленческих аспектах деятельности компаний.

Из общей совокупности ESG факторов выберем наиболее значимые и определим их влияние на возникновение рисков и возможностей для бизнеса.

 

Таблица 1. ESG факторы и их влияние на возникновение рисков и возможностей для бизнеса

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ
ESG фактор Описание риска Факторы риска Реагирование на риск Возможности
Выбросы углекислого газа

 

Углеродный след продукции

Риск увеличения расходов, связанных с уплатой налога на компенсацию углеродного следа.
Риск запрета деятельности и выпуска продукции, превышающей установленные предельные уровни выбросов.
Введение инструментов регулирования, оказывающих прямое влияние на возможность использования материалов и технологий при производстве продукции с углеродным следом. Инвентаризация источников выбросов.
Разработка стратегии декарбонизации производственных процессов и достижения углеродной нейтральности*.
Применение технологий по улавливанию и хранению СО2
Формирование продуктовых линеек с меньшим углеродным следом.
Покупка углеродных офсетов (углеродных единиц, компенсирующих выбросы компании).
Возможности возобновляемой энергии и биотоплива.
Возможности чистых технологий.
Доступ к капиталу «зеленых инвестиций»
Изменение климата Неблагоприятные климатические явления, оказывающие негативное влияние на деятельность бизнеса и нарушение функционирования инфраструктурных объектов. Нанесение материального ущерба в следствии природных катастроф (пожара, засухи, наводнения, тайфуна, урагана и т п). Интеграции в стратегию деятельность компании возможных сценариев по глобальному изменению климата с разработкой превентивных действий. Готовность бизнеса к изменениям климата.
Долгосрочное устойчивое развитие.
Отходы и загрязнения Штрафы, приостановка или запрет деятельности.
Потеря репутации.
Токсичные выбросы и отходы при производстве продукции.
Нарушение норм и правил при утилизация использованной продукции и товаров.
Загрязнение окружающей среды в следствии аварии на производственном объекте.
Разработка программы и политики компании по утилизации промышленных отходов и бытового мусора.
Использование быстроразлагающейся упаковки.
Интеграция в бизнес-модель экономики замкнутого цикла.
Страхование рисков Создание фондов самофинансирования рисков.
Снижение затрат за счет более эффективного использования материалов.
Снижение затрат на обращение с отходами, в том числе на утилизацию.
Ограниченность природных ресурсов Нехватка сырья для производства продукции. Истощение невозобновимых ископаемых энергоресурсов биогенного происхождения (уголь и нефть).
Истощение возобновимых ресурсов (деградация земель обезлесение).
Утрата биоразнообразия.
Рациональное использование земельных и водных ресурсов.
Сокращение добычи ископаемого топлива с использованием возобновляемых источников энергии.
Переоснащению продовольственных систем.
Конкурентное преимущество на долгосрочной перспективе.
СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ
ESG фактор Описание риска Факторы риска Реагирование на риск Возможности
Управление трудовыми ресурсами. Трудовые отношения Утечка профессиональных кадров. Отсутствие мотивации персонала на способность и желание к производительному труду.
Низкий уровень приобщённой работника к организации.
Отсутствие программ профессионального роста.
Оплата труда «в конвертах».
Создание системы внутреннего кадрового аудита.
Разработка кадровой стратегии по предупреждению/ минимизации демографических, квалификационно-образовательных и мотивационных рисков.
Справедливая заработная плата.
Повышение конкурентоспособности компании за счет минимизации рисков, связанных с персоналом.
Права человека** Утечка профессиональных кадров. Принудительный труд.
Дискриминация.
Разработка политик и процедур в области соблюдения прав человека с интеграцией в комплексную систему управления рисками и программу устойчивого развития. Репутация компании добросовестного и ответственного работодателя.
Охрана труда.
Здоровье и безопасность.
Риск причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору. Не соблюдение правил и требований по охране труда.
Производственные аварии и техногенные катастрофы.
Интегрированная система комплексного управления рисками и внутреннего контроля с программой превентивных мер по предупреждению / минимизации последствий при реализации рисков. Репутация компании добросовестного и ответственного работодателя обеспечивающего безопасные условия труда.
Отношение с потребителями товаров и услуг. Риск потери репутации добросовестного производителя товаров и услуг. Неисполнение обязательств по сервисному и гарантийному обслуживанию. Разработка и интегрирование программы лояльности с долгосрочную стратегию устойчивого развития и управления рисками. Конкурентное преимущество.
Лояльность потребителя.
Репутация компании добросовестного и ответственного производителя товаров и услуг.
Безопасность и качество товаров и услуг Риск нанесения вреда в ходе оказания услуги или использовании товара. Производство товаров и оказания услуг не надлежащего качества. Интегрированная система управления качеством Конкурентное преимущество.
Сообщества Противодействие общественности Инициация сообществом акций противодействия деятельности бизнеса. Разработка программ и политик взаимодействия с заинтересованными сторонами. Благотворительная деятельность и социальные инвестиции в регионы присутствия. Репутация компании высокой социальной ответственного ведения бизнеса.
Цепочки поставок Риск срыва сроков выпуска продукции/ оказания услуг или остановки производства из-за неисполнения контрактных обязательств поставщиками. Неэффективная проверка и взаимодействие с поставщиками Активное взаимодействие с партнерами по созданию общей пользы. Снижение риска нарушений в работе цепочек поставок.
Защита персональных данных Риск предъявления претензий и штрафных санкций из-за нарушения конфиденциальных данных.
Репутационные риски.
Риск приостановки деятельности
Утечка персональных данных Обеспечение организационных и технических мер защиты утечки персональных данных Стабильное и устойчивое развитие бизнеса.
ФАКТОРЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ
ESG фактор Описание риска Факторы риска Реагирование на риск Возможности
Стратегия Риск падения акционерной стоимости и инвестиционной привлекательности бизнеса. Отсутствие связи между инициативами ESG и стратегией. Разработка долгосрочной̆ стратегии с интеграцией ESG факторов и отражением в ней ключевых воздействий, рисков и возможностей. Долгосрочное устойчивое развитие бизнеса, обеспечивающее рост акционерной стоимости.
Структура и состав органов управления Риск невыполнения целевых показателей бизнеса. Недостаточная квалификация высшего руководства и СД в плане их осведомленности о долгосрочных рисках и возможностях компании.
Структура и состав органов управления не соответствует стратегии бизнеса и целям устойчивого развития.
Приведение в соответствие стратегии структуру и состав органов управления.
Введение в состав совета директоров независимых директоров.
Создание системы вознаграждения членов органов управления, основанные на критериях оценки достижения целей и задач по учету ESG-факторов и вопросов устойчивого развития.
Долгосрочное устойчивое развитие бизнеса, обеспечивающее рост акционерной стоимости.
Надзор Риск санкций и предписаний, ограничивающих или препятствующих деятельности. Отсутствие соблюдения и мониторинга российских и международных директив и положений в области Устойчивого развития. Создание системы постоянного мониторинга и контроля соответствия требованиям и тенденциям в области Устойчивого развития. Долгосрочное устойчивое развитие бизнеса, обеспечивающее рост акционерной стоимости.
Нормы и ценности Риск потери репутации. Нарушения, связанные с охраной труда и здоровья сотрудников;
нарушения, связанные с условиями труда, правами человека или устойчивыми закупками.
Формирование поведенческой среды и культуры управления.
Разработка внутренних политик, включая Этического кодекса.
Долгосрочное устойчивое развитие бизнеса, обеспечивающее рост акционерной стоимости.
Прозрачность и отчетность Риск потери репутации. Некорректная отчетность в области устойчивого развития или невыполнение принятых обязательств.
Непрозрачность структуры владения.
Деловая репутация бенефициарных владельцев.
Обеспечение информационной прозрачности.
Публикация отчетов об Устойчивом развитии.
Участие в ESG рейтингах.
Влияние ESG-рейтингов на рост акционерной стоимости.
Управление рисками и внутренний контроль Риск невыполнения целевых показателей бизнеса. Отсутствие системного анализа и оценки ESG-факторов и связанных с ними рисков и возможностей.
Отсутствие системного контроля.
Разработка политик
Формирование риск-ориентированной культуры отражающей ценности компании.
Долгосрочное устойчивое развитие бизнеса, обеспечивающее рост акционерной стоимости.

*Carbon Neutral – некоммерческая организация в области устойчивого развития разрабатывает стандарты по достижению углеродной̆ нейтральности. Занимается подсчетом углеродного следа помогая поставить цели по нейтральности отдельных продуктов или целой̆ компании, с последующей разработкой стратегии по снижению выбросов. Также организация занимается сертификацией̆ компаний, которые стали климатически нейтральными, на основе Carbon Neutral Protocol.

**https://www.ohchr.org/Documents/Publications/HR.PUB.12.2_Ru.pdf Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека ООН Права человека Управление верховного комиссара

 

В таблице приведены наиболее существенные факторы, которые могут как в целом, так и от части присутствовать в любом бизнесе и потенциально способны повлиять на Компанию успешно вести деятельность в будущем.

 

Выводы:

С целью обеспечения догосрочного устойчивого развития компании с ростом акционерной стоимости бизнеса необходимо при разработке долгосрочной стратегии учитывать ESG факторы с оценкой их степени влияния на риски и возможности.

Залогом успешной деятельности является создание в компании комплексной системы управления рисками и возможностями интенгрированной в стратегию устойчивого развития.

Библиографический список:

  1. Рекомендации по учету советом директоров (наблюдательным советом) публичного акционерного общества факторов, связанных с окружающей̆ средой̆, социальных факторов и факторов корпоративного управления (ESG-факторов), а также вопросов устойчивого развития Приложение к письму Банка России от 16.12.2021 No ИН-06-28/96

Обзор современного состояния рынка ипотечного кредитования в Российской Федерации

Введение

Ипотека представляет собой важнейший фактор социально-экономического развития страны. Ее функция особенно очевидна для страны в период преодоления экономического кризиса. Данная потребность вызвана двумя факторами: острой нехваткой жилья и низкой платежеспособностью населения.

Ипотечное кредитование является выходом из инвестиционного кризиса и способствует созданию условий для устойчивого роста российской экономики за счет инвестиций в жилищный сектор и смежные отрасли. По этой причине ипотека является одним из перспективных направлений развития банковского кредитования.

Ипотечные кредиты используются для финансирования, покупки, строительства и ремонта жилых и промышленных зданий. В настоящее время ипотека является одним из наиболее эффективных инструментов решения важнейшей проблемы предоставления жилья населению. Однако важным вопросом с этой точки зрения является оценка потенциала ипотечных кредитов.

 

Результаты исследований

В конце 2019 года объем ипотечных кредитов в 2018 году не достиг рекордного уровня: банки выдали почти 1,3 млн ипотечных кредитов общей стоимостью 2,8 трлн рублей, что количественно на 14%, а в денежном выражении на 5% ниже уровня 2018 года. Снижение числа ипотечных кредитов привело к замедлению темпов роста ипотечного кредитного портфеля в 2019 году — до 17% по сравнению с 24% годом ранее, а объем общего ипотечного долга к 1 января 2020 приблизился к 7,5 трлн рублей.

Основными причинами снижения ипотечных кредитов являются наблюдаемый в течение большей части 2019 года более высокий уровень процентных ставок, рост цен на недвижимость и снижение объема ипотечного кредита при низком притоке средств из государственных банков.

По мнению экспертов, спрос на ипотеку может снизиться на 60%, а спрос на жилье восстановится после завершения пандемии. Чтобы банки не поднимали ставки на ипотеку Центральный Банк с 27 апреля 2020 г. решил снизить ключевую ставку сразу на 0,5 п.п. — с 6 до 5,5%. На рисунке 1 представлена динамика изменения ключевой ставки ЦБ за последние 3 года.

 

Динамика изменения ключевой ставки ЦБ с 1 января 2018 года по 1 августа 2021

Рисунок 1 — Динамика изменения ключевой ставки ЦБ с 1 января 2018 года по 1 августа 2021 [6]

 

Если говорить о текущем состоянии ипотечного кредитования в России, то следует сказать, что, начиная с января 2021 года, рынок недвижимости в России начал заметно стабилизироваться: цены по-прежнему растут, но не так быстро и бесконтрольно, как это было на протяжении всего 2020 года.

Вместе с тем интерес к недвижимости оставался на прежнем стабильно высоком уровне, хотя и был вызван другими факторами. В 2020 году кризис и девальвация рубля стали катализатором спроса. Люди боялись потерять (или обесценить) свои сбережения, поэтому они массово инвестировали их в недвижимость. В 2021 году спрос обусловлен увеличением объемов ипотечного кредитования.

За первый квартал 2021 года было выдано почти полмиллиона кредитов на сумму более 1,2 трлн рублей, что на 26% превышает показатели аналогичного периода годом раньше. Более 20% выданных ипотек пришлось на долю льготной ипотеки под 6,5%. В то же время, задолженность по жилищным кредитам граждан перед банками на 1 марта составила 9,574 трлн рублей, в том числе 81,573 млрд рублей просроченной задолженности [14].

Тревожным фактором является также продолжающийся экономически неоправданный рост стоимости квадратных метров. На фоне нестабильной экономической ситуации и низкой рентабельности депозитов недвижимость считалась более безопасной формой инвестиций. Таким образом, рост цен на первичное жилье показывает, что российский рынок недвижимости находится на грани перегрева. Например, темпы роста на первичном рынке жилья во втором квартале в годовом выражении составили 20,6%. В Москве эта цифра еще выше — 24%, в Санкт-Петербурге — 26%. На этом фоне россияне вынуждены брать ипотеку на крупную сумму, что увеличивает риски. В то же время рост ипотеки с низким первоначальным взносом и высоким показателем долгового бремени заемщика «вызывает беспокойство» и может привести к увеличению доли «плохих кредитов» в будущем [10].

Особого внимания заслуживает тот факт, что до 1 июля 2021 года на территории России действовала льготная ипотечная программа. В то же время он действует и сейчас, но на других условиях.

Таким образом, в нашей стране действует сразу несколько программ льготной ипотеки — каждая со своими условиями. Данная программа появилась в апреле 2020 года, в разгар пандемии. Тогда государство приняло решение выдавать кредиты всем желающим на новостройки под 6,5% — даже если у заемщиков нет детей. Все это делалось для поддержки строительства и смежных отраслей.

Сначала программа действовала до 1 ноября, потом ее продлили до 1 июля 2021 года. Свое дело она сделала — правда, результат получился не только положительный: вместе с продажами взлетели и цены.

В настоящее время, доля ипотеки с низким первоначальным взносом (10-20%) во втором квартале 2021 года на первичном рынке составила 46% против 40% годом ранее. При этом, в первом квартале 2020 года кредиты с первоначальным взносом от 10 до 20% составляли 27% выдач на первичном рынке [15].

С 1 июля 2021 года программа льготной ипотеки начала работать на совсем других, менее выгодных условиях для заемщиков [12]. Теперь льготная ставка составит 7%, а в кредит можно будет взять до 3 000 000 рублей.

Если по ставке 6,5% планировалось выдать кредитов на 1,85 трлн рублей, то под 7% — всего на 0,23 трлн рублей.

Эта программа доступна всем гражданам РФ — других требований на федеральном уровне нет. Но банки могут устанавливать свои критерии оценки заемщиков и вправе отказать.

Основное ограничение этой программы — объект, который можно купить в кредит [7].

C момента запуска программы льготная ставка составляла 6,5%. Разницу между ней и рыночной ставкой банку возмещало государство — реальными деньгами, в виде субсидий. То есть фактически часть процентов за покупателя платил бюджет [5].

Теперь ставка составит 7% на весь срок кредита. Дешевле ипотеку можно взять только по каким-то другим программам — если, например, есть дети или жилье покупают в сельской местности.

До 1 июля по этой программе можно было взять до 12 млн рублей для покупки жилья в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области и до 6 млн — в других регионах [1].

Теперь банк выдаст под 7% максимум 3 000 000 рублей — где бы ни находилась квартира. Крупные города с дорогими квартирами автоматически выпали из программы: чтобы купить двухкомнатную квартиру даже в Московской области, нужно иметь приличную сумму собственных накоплений — минимальным первоначальным взносом теперь не обойтись [2]. Да и в регионах цены на новостройки выросли — при минимальном первоначальном взносе получится купить разве что однокомнатную квартиру в новом доме.

В настоящее время данная льготная программа на новых условиях официально продлена на год — договор можно заключить до 1 июля 2022 года включительно. Но это не значит, что условия внезапно не изменятся: могут повысить первоначальный взнос, еще раз уменьшить сумму кредита или увеличить ставку [11].

Одновременно с этой программой заработала обновленная «Семейная ипотека» [9] — и шансы взять в кредит до 12 000 000 рублей под 6% теперь есть даже у семей с одним ребенком.

Согласно прогнозам, до конца 2021 года ожидается рост средней ставки на ипотечный кредит до 9%. Об этом сообщается в обзоре рынка ипотечного кредитования аналитического центра «Дом.РФ» [4].

«Ожидается, что к концу 2021 года ипотечные ставки по рыночным программам банков вырастут примерно до 9% на фоне повышения ключевой ставки. Это приведет к замедлению спроса в рыночном сегменте ипотеки» [3], — говорится в обзоре «Дом. РФ», который есть в распоряжении URA.RU.

Региональные риелторы оценили отдельное и совокупное влияние множества факторов на рынок недвижимости каждого региона, и, совместно с аналитиками, составили рейтинг факторов по уровню значимости и продолжительности воздействия. На первом месте — ввод в 2020-м льготной ипотеки, которая «разогнала» рынок за несколько месяцев. Ведущим фактором роста льготную ипотеку признали почти 60% риелторов.

На второе место эксперты ставят саму пандемию — несмотря на то, что пандемия стала негативным трендом для экономики, покупателей спад и карантин в первой половине года подстегнули, вынудив решить жилищный вопрос в сжатые сроки. На третьем месте — ослабление рубля и рост курса доллара и евро. На фоне нестабильности на валютном рынке недвижимость оказалась очевидным выбором для сохранения наличных средств.

Также в числе значимых факторов специалисты РГР отмечают: снижение ставок по депозитам (16%), снижение предложения на рынке (7%) и программу господдержки семей с детьми (около 5%).

Эксперты РГР дают разнонаправленные оценки перспектив развития региональных рынок недвижимости. Преобладают умеренно-скептические прогнозы: больше половины риелторского сообщества считает, что 2021 год будет хуже предыдущего. 45% риелторов в 2021 году ждут стагнации: рынок исчерпал возможности для роста. Основные тенденции рынка 2021-2022 гг. — рост цен и спроса, сокращение предложения как на вторичном рынке, так и (особенно) на рынке новостроек.  Факторы, сыгравшие главную роль в изменении показателей рынка в 2020 году: рост курса доллара, снижение ипотечных ставок. Кроме того, в связи с изоляцией многие семьи оказались «заперты» в своих квартирах, что вынудило их решить жилищный вопрос.

Перспективы рынка: спрос, который был вызван вышеприведенными факторами, вскоре будет исчерпан, но и возможности роста, кажется, уже исчерпаны. Поэтому на вторичном рынке логично было бы ожидать стабилизации. А на рынке новостроек предложение сократилось настолько существенно, что дальнейший рост цен неизбежен. Возможно, снизится его темп, но направление вектора останется прежним.

Проведем анализ рынка ипотечного кредитования с использование методики анализа условий ипотечного кредитования с позиций заемщика. Для этого рассмотрим программы кредитования на рынке. Предпочтительный тип ипотеки зависит от конечной миссии покупателя. Существует ряд основных характеристик, характеризующих типы возникающих ипотечных кредитов.

Для начала рассмотрим существующие ипотечные программы ПАО «Сбербанк» (таблица 1).

 

Таблица 1 – Предложенные программы

Программа Макс. сумма, руб. Первоначальный взнос, руб. % ставки Срок кредита Доп. условия
Строящееся жилье без первоначального взноса 3 000 000 руб. 0 9-13% До 25 лет Залог недвижимости, обязательное страхование объекта недвижимости, жизни и здоровья всех заемщиков и созаемщиков
Готовое жилье без первоначального взноса 2 800 000 руб. 0 11-15% До 20 лет Залог недвижимости, обязательное страхование объекта недвижимости, жизни и здоровья всех заемщиков и созаемщиков

 

Проведя сравнительный анализ программ, можно отметить, что на данный момент ПАО «Сбербанк» не применяет кредитование без первоначального взноса, в данный пункт может резко увеличить спрос на ипотечные кредиты, таким образом, программы, которые предложены, будут основаны именно на этом.

Здесь нужно понимать, что развитие данного сегмента рынка в первую очередь зависит от стабильности экономики и решений, которые принимает Центральный банк. Не стоит рассчитывать только на поддержку, которую предоставляют правительственные программы. Снижение ставок будет постепенным и не стоит ожидать резкого обвала [10].

Приведем методику оценки качества ипотечного кредитного портфеля

Оценка или анализ ипотечной кредитной политики предполагает изучение двух блоков параметров [8]:

1) Структура выданных ипотечных кредитов и удельный вес ипотечных кредитов в общем объеме ссудного портфеля банка.

Предлагается рассчитать этот показатель по следующей формуле:

где  — доля ипотечных кредитов в общем объеме ссудного портфеля банка;
IR — сумма выданных ипотечных кредитов;
∑К — размер ссудного портфеля банка.

Этот показатель может отображать количество ипотечных кредитов в процентном соотношении на общем фоне банковских средств.

2) Динамика ипотечного кредитования (темп роста по сравнению с предыдущим периодом).

Рассчитать этот показатель возможно следующим образом:

где — темп роста ипотечных кредитов в периоде i по сравнению с предыдущим периодом j;
— ипотечные кредиты, выданные на i-й базовый период;
— Ипотечные кредиты, выданные за предыдущий сопоставимый период j.

В результате формируется показатель, который показывает, на сколько процентов меняются ипотечные кредиты в ту или иную сторону. Индикатор с отрицательным значением означает, что скорость уменьшения объема выданных кредитов (это возможно, если фактическая сумма кредитов, выданных за базовый период, окажется меньше той же суммы за предыдущий период), при положительном значении скорость увеличения объема выданных кредитов.

3) Соотношение ипотечной ссуды (долгосрочной) и других видов ссуд в ссудном портфеле банка.

Рассчитаем этот показатель по формуле:

где — объем ипотечной ссуды, выданной в i-м периоде;
— объем выданных потребительских и иных кредитов в ссудном портфеле банка в i-м периоде. Банк поддерживает определенное соответствие между долгосрочными и краткосрочными ссудами в своем ссудном портфеле и стремится перепродавать (рефинансировать) ипотечные ссуды (долгосрочные) с целью повышения ликвидности частных активов. Поэтому показатель соотношения размера долгосрочной (ипотеки) и краткосрочной (потребительской и др.) ссуды считается показателем работы ипотечного отдела банка.

4) Количество ипотечных сделок банка за год. Рассчитывается по методике складирования ипотечных операций банка к году. Этот показатель может характеризовать уровень долгосрочных требований, а также прогнозировать уровень резервов, которые могут быть созданы в случае вероятных убытков по ипотечным кредитам.

5) Кредитные организации создают резервы только в случае списания ипотечной ссуды, то есть в случае превышения стоимости ссуды из-за несоблюдения или ненадлежащего исполнения кредитных обязательств, взятых заемщиком перед кредитной организацией. В соответствии с критериями кредитного договора. Резервы создаются для конкретной ссуды или ряда однородных ипотечных ссуд, то есть группы ссуд с аналогичными характеристиками кредитного риска. Для определения суммы корректировки оценочной стоимости в связи с влиянием моментов кредитного риска ипотечные ссуды (ссуды) классифицируются в соответствии с профессиональным суждением (за исключением ссуд, сгруппированных в портфель схожих ссуд) на 5 категорий имущества. Категории:

  1. Высшая категория недвижимости (стандартные ссуды) — недоступность кредитного риска (вероятность потери денег из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком собственных обещаний равна нулю);
  2. Категория недвижимости (нестандартные ссуды) — низкий кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком взятых на себя обязательств, что приводит к снижению стоимости от 1 до 20 процентов);
  3. Категория недвижимости (сомнительные ссуды) — значительный кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения заемщиком обещаний, данных заемщиком, что приводит к обесценению от 21 до 50 процентов);
  4. Категория недвижимого имущества (проблемные ссуды) — высокий кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком взятых на себя обязательств, что приведет к снижению стоимости на 51-100 процентов);
  5. (Самая низкая) категория недвижимости (безнадежные ссуды) — нет возможности фактически не погасить ссуду из-за неспособности или отказа заемщика выполнить залоги, что приводит к абсолютному обесценению (100%) ссуды.

Ипотечные ссуды II — V степени обесценены. Резервы создаются под необходимый основной долг (балансовая стоимость ипотечной ссуды). В номинальную сумму не входят: выплаты в виде % за получение ипотечного кредита, комиссии, штрафные санкции и другие платежи по кредитному договору. Грамотная оценка основана на результатах всестороннего и беспристрастного анализа работы заемщика с учетом его финансового положения, особенностей обслуживания ипотечного кредита заемщика, а также всей доступной кредитной организацией информации о всевозможных опасностях заемщика, информация о внешних обещаниях Заемщика, о функционировании рынка, на котором работает заемщик (таблица 2).

 

Таблица 2 — Определение качества ипотечного кредита с учётом финансового положения заёмщика и качества обслуживания долга

Обслуживание долга / Хорошее Среднее Плохое
Финансовое положение
Хорошее Стандартные Нестандартные Сомнительные
(I категория качества) (II категория качества) (III категория качества)
Среднее Нестандартные Сомнительные Проблемные
(II категория качества) (III категория качества) (IV категория качества)
Плохое Сомнительные Проблемные Безнадёжные
(III категория качества) (IV категория качества) (V категория качества)

 

Размер расчётного резерва определяется исходя из результатов классификации ипотечного кредита (таблица 3).

 

Таблица 3 — Величина расчётного резерва по классифицированным ипотечным кредитам

Категория качества Наименование Размер расчётного резерва в процентах от суммы основного долга по ипотечному кредиту
I категория качества(высшая) Стандартные 0%
II категория качества Нестандартные От 1% до 20%
III категория качества Сомнительные От 21% до 50%
IV категория качества Проблемные От 51% до 100%
V категория качества Безнадёжные 100%

 

Резервы создаются в минимальном размере для портфеля однородных ипотечных кредитов (с аналогичными характеристиками кредитного риска) (таблица 4).

 

Таблица 4 — Минимальные размеры резервов по портфелям однородных ипотечных кредитов, предоставленных физическим лицам

Портфели однородных ипотечных кредитов, предоставленных физическим лицам Минимальный размер резерва, в процентах
Вариант 1 Вариант 2
1. Портфель ипотечных кредитов без просроченных платежей 0,5 0,75
2. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 1 до 30 календарных дней 1,5
3. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 31 до 90 календарных дней 10 10
4. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 91 до 180 календарных дней 35 35
5. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа более 180 календарных дней 7

 

Заключение и выводы

Таким образом, разработанная нами методика полностью отвечает поставленным целям: изучение внутренних и внешних факторов, влияющих на политику коммерческого банка на ипотечном рынке. Результатом проделанной работы является группировка показателей в зависимости от влияющей группы. Снижение процентов спровоцировано также падением уровня жизни, и,  как следствие, цен на недвижимость. В последнее время появилось огромное количество застройщиков, которые стараются привлечь покупателей более выгодной ценой. Однако не стоит забывать суть экономических законов, которые всегда действовали. Снижение цены приведет к росту спроса, что в дальнейшем развитии событий спровоцирует повышение  цены. Поэтому происходящее следует оценивать как временное явление, которое будет иметь свои последствия.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что если экономическая обстановка не стабилизируется в ближайшие год-два, то очень высока вероятность еще большего увеличения объема просроченной задолженности граждан перед банками.

Библиографический список:

  1. Аналитики заявили о резком снижении выдачи ипотеки после ужесточения льготной программы [Электронный ресурс] //URL: https://www.forbes.ru/newsroom/finansy-i-investicii/436837-analitiki-zayavili-o-rezkom-snizhenii-vydachi-ipoteki-posle (дата общения 12.08.2021)
  2. Аналитики спрогнозировали рост ставок по ипотеке [Электронный ресурс] //URL: https://www.9111.ru/questions/7777777771474468/ (дата общения 12.08.2021)
  3. В «Дом.РФ» спрогнозировали рост ставок по ипотеке до 9% к концу 2021 года [Электронный ресурс] //URL: https://realty.rbc.ru/news/611271d89a79471a1d2ab9a2?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1628769698000 (дата общения 12.08.2021)
  4. Дом.РФ — Финансовый институт развития в жилищной сфере [Электронный ресурс] //URL: https://дом.рф/ (дата общения 12.08.2021)
  5. Ипотека в России в 2021 году — актуальные условия и перспективы развития [Электронный ресурс] //URL: https://eurocenter.su/voprosy/perspektivy-razvitiya-ipotechnogo-kreditovaniya.html (дата общения 12.08.2021)
  6. Ключевая ставка Банка России [Электронный ресурс] //URL: https://cbr.ru/hd_base/keyrate/ (дата общения 12.08.2021)
  7. Льготная ипотека продлена: условия предоставления в 2021 году [Электронный ресурс] //URL: https://pravovedus.ru/practical-law/housing/lgotnaya-ipoteka-prodlena/ (дата общения 12.08.2021)
  8. Мицкевич, А. Методика анализа условий ипотечного кредитования с позиций заемщика // Корпоративные стратегии — 2012. — №29 (9445) 2012 — [Электронный ресурс] //URL: https://www.eg-online.ru/article/182245/ (дата обращения 12.08.2021)
  9. Новые условия программы семейной ипотеки с 2021 года [Электронный ресурс] //URL: https://transfert-vrn.ru/blog/poleznoe/novye-usloviya-programmy-semeynoy-ipoteki-s-2021-goda/ (дата общения 12.08.2021)
  10. Путин поручил обеспечить возможность выдачи льготной ипотеки для покупки частных домов [Электронный ресурс] //URL: https://rg.ru/2021/08/06/putin-poruchil-obespechit-vozmozhnost-vydachi-lgotnoj-ipoteki-dlia-pokupki-chastnyh-domov.html (дата общения 12.08.2021)
  11. С 1 августа изменятся условия по ипотеке [Электронный ресурс] //URL: https://news.mail.ru/economics/47272268/ (дата общения 12.08.2021)
  12. Ставка выше, денег меньше: новые условия льготной ипотеки с июля 2021 года [Электронный ресурс] // URL: https://journal.tinkoff.ru/news/ipoteka-7-s-1-07-2021/ (дата общения 12.08.2021)
  13. ЦБ резко повысил ключевую ставку: как подорожает ипотека [Электронный ресурс] //URL: https://realty.rbc.ru/news/60faa4089a7947be11eac2fc (дата общения 12.08.2021)
  14. ЦБ решил ужесточить ограничения в ипотечном кредитовании [Электронный ресурс] //URL: https://www.rbc.ru/finances/21/05/2021/60a7c8479a79479be3ab60eb (дата общения 12.08.2021)
  15. Что будет с рынком ипотеки в 2021 году? [Электронный ресурс] //URL: https://finance.rambler.ru/realty/45776488/?utm_content=finance_ media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата общения08.2021)
  16. Possible usage of foreign practice of mortgage lending in Russia [Электронный ресурс] // URL: https://www.researchgate.net/publication/341159086_Possible_usage_of_foreign_practice_of_mortgage_lending_in_Russia (дата общения08.2021)

Структура и динамика аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и ДФО (в период 2016–2021 гг.)

Введение

В наших исследованиях (данной работе и более ранних публикациях) под аутсорсингом понимается передача компанией-заказчиком на исполнение к внешней компании вспомогательных бизнес-процессов, отдельных не профильных бизнес-процессов, функций и операций.

Цель данной статьи – провести анализ динамики аутсорсинга в регионах Дальневосточного федерального округа; проверить устойчивость закономерностей развития, выявленных в исследованиях авторов в 2016–2019 гг. Основой исследования являются эмпирические данные.

Изучение динамики показателей в традиционном понимании, не представляется возможным, в силу особенности регистрации и представления данных органами государственной статистики. В «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства» [3] содержатся лишь данные о фактически зарегистрированных (на определенную дату) предприятиях нарастающим итогом. Располагаемые массивы данных не отражают динамику функционирования предприятий, и достаточно инерционны. Вследствие этого мы оцениваем динамику численности за интервал времени в 5 лет (между двумя исследованиями).

Актуальность текущего исследования аутсорсинга связана с существенными изменениями в предпринимательской среде (речь идёт о малых и средних предприятиях) в условиях глобальной пандемии.

Основные наши гипотезы состоят в предположении существенных изменений в структуре рынка услуг, передаваемых на аутсорсинг и изменении степени влияния на макроэкономические показатели региона.

В данном исследовании мы проверяем собственные гипотезы, изложенные в работах [4; 5; 14], и решаем следующие задачи:

  1. предварительно обрабатываем и структурируем данные по предприятиям-аутсорсерам;
  2. проводим оценку динамики показателей рынка услуг аутсорсинга;
  3. проверяем выводы об общих закономерностях развития аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и Дальневосточного федерального округа, полученные в 2016–2019 гг.;
  4. исследуем связь уровня развития аутсорсинга в регионе с объёмом ВРП;
  5. исследуем связь между видом деятельности и численностью предприятий‑аутсорсеров и инвестиционной привлекательностью региона.

Решение указанных задач позволяет выявить изменения в сфере предоставления услуг на условиях аутсорсинга. влияние развития аутсорсинга на условиях ведения бизнеса (в том числе, в ситуации жёстких санитарных ограничений). Полученные результаты позволят точнее определить меры поддержке малого и среднего бизнеса в регионах.

Учитывая, что данное исследование является продолжением ряда наших работ [4; 5; 14], авторы посчитали необходимым указать основные отличия текущего исследования от предыдущих.

  1. Специальная система хранения данных (виртуальное хранилище данных) разработано и апробировано (см. [5]). Поэтому в данной работе вопросы структурирования данных не обсуждается.
  2. В исследуемый набор данных не включены предприятия, работающие в сфере информационных технологий и информационного обслуживания. Причиной тому резкие изменения как в спросе на такие услуги, так и радикальном изменении способа ведения бизнеса. В частности, технологии дистанционной работы, позволили зайти на рынок компаниям из центральной России. Таким образом, ИТ-аутсорсинг требует отдельного углублённого исследования.
  3. Из набора данных исключена Иркутская область. Данный регион традиционно обладает более высоким рейтингом инвестиционной привлекательности.

 

Источники данных

Наше исследование, как и ранее, построено на открытых общедоступных данных. Источниками данных являются «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства», размещённый на сайте МНС РФ [3], сайт государственного комитета статистики [7; 8; 9; 11], сайты аналитических компаний [10].

Для анализа динамики и закономерностей в работе использовались следующие эмпирические данные:

  1. результаты запросов к базе данных «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства» [3]. Результат каждого запроса проставляет собой таблицу со списком предприятий выбранного региона и вида экономической деятельности.
  2. данные социально-экономических показателей регионов России, включая численность населения, объем ВРП, Уровень инвестиций в основной капитал и прочее [7; 8; 9];
  3. рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России [10].

Сводная таблица с рейтингами (макроэкономическими и инвестиционными) регионов ДФО и Восточной Сибири представлена в таблице 1.

 

Таблица 1 – Рейтинги регионов ДФО и Восточной Сибири

Регион Численность населения ВРП (2019), тыс. руб. Инвестиции в ОК Рейтинг инвестиционной привлекательности
03 – Республика Бурятия 986 226135 71128 3C1
14 – Республика Саха (Якутия) 972 1084556 3811477 3B1
25 – Приморский край 1896 834023 179356 3B1
27 – Хабаровский край 1316 710640 161488 3B1
28 – Амурская область 790 301069 339934 3B2
41 – Камчатский край 313 236484 47241 3B2
49 – Магаданская область 140 170723 35797 3B2
65 – Сахалинская область 488 1179669 231701 3B1
75 – Забайкальский край 1060 326866 86667 3C1
79 – Еврейская автономная область 158 55809 15490 3C2
87 – Чукотский автономный округ 50 78143 25906 3C2

 

Выбор данных, предварительная обработка данных

В соответствии с традиционными представлениями [1; 2], мы полагаем, что на аутсорсинг могут быть переданы функции и операции, относящиеся к выполнению вспомогательных рабочих процессов и административных процессов, задачи хозяйственной деятельности. Таким образом, были выделены виды деятельности, потенциально передаваемые внешнему исполнителю (здесь и далее мы используем классификацию из «Реестра малых и средних предприятий» [9]):
1. 69.20 Деятельность по оказанию услуг в области бухгалтерского учёта, по проведению финансового аудита, по налоговому консультированию;
2. 81.10 Деятельность по комплексному обслуживанию помещений;
3. 81.21 Деятельность по общей уборке зданий;
4. 81.22 Деятельность по чистке и уборке жилых зданий и нежилых помещений прочая;
5. 81.29 Деятельность по чистке и уборке прочая;
6. 81.30 Деятельность по благоустройству ландшафта;
7. 82.11 Деятельность административно-хозяйственная комплексная по обеспечению работы организации;
8. 82.19 Деятельность по фотокопированию и подготовке документов и прочая специализированная вспомогательная деятельность по обеспечению деятельности офиса;
9. 82.20 Деятельность центров обработки телефонных вызовов;
10. 82.30 Деятельность по организации конференций и выставок;
11. 82.91 Деятельность агентств по сбору платежей и бюро кредитной информации;
12. 82.92 Деятельность по упаковыванию товаров;
13. 82.99 Деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, не включённая в другие группировки;
14. 84.21 Деятельность международная;
15. 84.22 Деятельность, связанная с обеспечением военной безопасности;
16. 84.24 Деятельность по обеспечению общественного порядка и безопасности;
17. 84.25 Деятельность по обеспечению безопасности в чрезвычайных ситуациях; деятельность по обеспечению безопасности в области использования атомной энергии.

Выделенные виды деятельности, как полагают авторы очевидны, и наиболее востребованы в условиях жёстких санитарных ограничений и требований по соблюдению социальной дистанции в период пандемии. Данные виды деятельности не связаны с основной деятельностью производственных предприятий или предприятий, предоставляющих услуги конечному потребителю. Кроме того, мы предположили, что на региональном уровне перечисленные виды деятельности выполняются средними или малыми предприятиями.

Ниже представлены результаты предварительной обработки и анализа данных, которые, позволяют сделать выводы относительно динамики изменения структуры и состава предприятий на рынке аутсорсинга. Следует отметить существенное изменение структуры аутсорсинга в ДФО (рисунок 1 и 2).

 

Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2016 г.

Рисунок 1 – Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2016 г.

 

Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2021 г.

Рисунок 2 – Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2021 г.

 

Таблица 2 – Отклонение в структуре предприятий‑аутсорсеров по правовой форме за период 2016–2021 гг.

Регион Юридическое лицо Индивидуальный предприниматель Итого по субъекту
03 – Республика Бурятия 28,49% –29,68% 1,00%
14 – Республика Саха (Якутия) 96,60% 98,56% 97,41%
25 – Приморский край –38,91% –37,23% –37,99%
27 – Хабаровский край 98,70% 99,80% 99,13%
28 – Амурская область 77,82% 29,05% 58,64%
41 – Камчатский край 65,81% 30,20% 46,90%
49 – Магаданская область 53,33% -83,72% –27,40%
65 – Сахалинская область 65,24% 21,02% 43,61%
75 – Забайкальский край 98,10% 98,96% 98,48%
79 – Еврейская автономная область 92,59% 100,00% 96,83%
87 – Чукотский автономный округ 95,83% 100,00% 97,37%
Итого по ДФО 71,96% 42,14% 58,81%

 

По масштабу – в подавляющем большинстве случаев это, как и в 2016 г., микропредприятия (71,96%). А по правовой форме по сравнению с предыдущим исследованием ситуация кардинально изменилась – теперь преобладают индивидуальные предприниматели (61,93%). Структурный состав предприятий-аутсорсеров в регионах представлен в форме диаграмм на рисунках 2 и 3.

 

Структурный состав предприятий- аутсорсеров ДФО по масштабу, 2021 г.

Рисунок 3 – Структурный состав предприятий- аутсорсеров ДФО по масштабу, 2021 г.

 

Структурный состав предприятий-аутсорсеров ДФО по правовой форме, 2021 г.

Рисунок 4 – Структурный состав предприятий-аутсорсеров ДФО по правовой форме, 2021 г.

 

Представленная выше инфографика, позволяет сделать вывод о резких изменениях как в численном распределении аутсорсинга по регионам, так и структурном составе предприятий (по масштабу и правовой форме). Причиной таких изменений может быть как резкое изменений предпринимательской среды (что объективно связано с глобальной пандемией), так и с кризисными явлениями (что требует подтверждения). Таким образом, полученные результаты предварительной обработки указывают на необходимость провести изучение глубинных причин изменений на рынке аутсорсинга. Подобные исследования могут потребовать как дополнительной верификации исходных данных, так и привлечение дополнительных детализированных показателей.

 

Методы исследования

Для анализа закономерностей на рынке аутсорсинга использованы классические методы прикладной статистики – корреляционный и регрессионный анализ [6; 12; 13; 15; 16; 17]. Инструментальным средством визуализации является MS Excel, проведения расчётов (и частично визуализации) является RStudio [12; 16; 17].

 

Результаты

Полученные массивы данные анализировались классическими статистическими методами (корреляционный анализ, дисперсионный анализ, регрессионный анализ). Очевидным достоинством указанных методов, является возможность выявлять закономерности в развития аутсорсинга и взаимосвязи с уровнем экономического развития территории даже в отсутствии детализированной информации [12].

Оценки уровень корреляционной связи между общим числом предприятий-аутсорсеров с макроэкономическими показателями региона (численность населения, валовый региональный продукт – ВРП, инвестиции в основной капитал (ОК)) представлены в таблице 3. Расчётные значения коэффициентов корреляции статистически не значимы.

 

Таблица 3 – Расчётные значения коэффициентов корреляции

Все предприятия Численность населения ВРП Инвестиции в ОК
Все предприятия 1.0000000 0.5869426 0.2058394 0.2304421
Численность населения 0.5869426 1.0000000 0.5136552 0.4344205
ВРП 0.2058394 0.5136552 1.0000000 0.7161197
Инвестиции в ОК 0.2304421 0.4344205 0.7161197 1.0000000

 

Полученная оценка подтвердила нашу гипотезу (см. предыдущие работы авторов) об отсутствии связи численности предприятий, работающих на условии аутсорсинга в ДФО с экономическими показателями регионов.

Дополнительно, были исследованы зависимости уровня ВРП в регионах от числа предприятий (по видам деятельности). Для данной цели были простроены парные модели регрессии (объясняемый показатель ВРП, объясняющий – численность предприятий по конкретному виду деятельности). Использование парной модели вызвано двумя причинами:

  • построение модели множественной невозможно вследствие того, что число предикторов превышает (и существенно!) объем выборки;
  • модель парной регрессии, позволяет оценить «вклад» каждого вида деятельности в уровень ВРП региона.

Расчётные значения параметров моделей представлены в таблице 3. Показатели, представленные в таблице 4 (аналогично в таблице 5): coef – оценка коэффициента модели, p-value – статистическая значимость предиктора, R2 – коэффициент детерминации парной модели, Fstat – F‑статистика.

 

Таблица 4 – Результат оценок моделей регрессии уровня «ВРП» на число предприятий-аутсорсеров (по видам деятельности)

Вид деятельности (код) coef p-value R2 Fstat
69.20 583.3215 0.4776434 0.057485073 0.5489203822
69.20.1 4075.8755 0.6933168 0.018097506 0.1658795564
69.20.2 1153.0031 0.5556517 0.039959133 0.3746009273
69.20.3 37852.5080 0.5946831 0.032695781 0.3042083587
81.10 5221.4709 0.3284092 0.106061342 1.0678049027
81.21 807.0857 0.9005660 0.001831816 0.0165165995
81.22 1573.5852 0.5575391 0.039586441 0.3709630742
81.29 9458.6964 0.6113638 0.029864173 0.2770514706
81.29.1 6191.9478 0.2710769 0.132519434 1.3748721897
81.29.2 –20481.7824 0.7954487 0.007861700 0.0713159645
81.29.9 3898.2404 0.6152159 0.029232417 0.2710141519
81.30 14466.0520 0.2253132 0.158462174 1.6947064311
82.11 8202.5609 0.2838993 0.126089784 1.2985407797
82.19 3562.4276 0.8469127 0.004367743 0.0394821320
82.20 19187.8216 0.6504490 0.023824374 0.2196524458
82.30 16969.1268 0.2913546 0.122497104 1.2563764056
82.91 15097.0236 0.7248236 0.014447163 0.1319304848
82.92 6063.5483 0.8154762 0.006375503 0.0577476969
82.99 264.1607 0.7618844 0.010724570 0.0975674994
84.21 69639.1944 0.8394068 0.004811517 0.0435130179
84.22 –5762.0167 0.9866381 0.000032940 0.0002964698
84.24 185602.3675 0.0476981 0.368358596 5.2485909540
84.25 69394.9702 0.2352918 0.152359639 1.6177105455
84.25.1 48453.8060 0.1789130 0.191004766 2.1249110292
84.25.9 113557.5239 0.5946831 0.032695781 0.3042083587
Все предприятия 138.9109 0.5437107 0.042369869 0.3982005270

 

Практически все модели (и предикторы) оказались статистически не значимыми, коэффициент детерминации не отличим от нуля. Исключение составляет единственный вид деятельности с кодом «84.24» (обеспечение общественного порядка) для которого значимость подтверждена на уровне 5%. Полученные оценки подтверждают нашу прежнюю гипотезу об отсутствии влияния предприятий-аутсорсеров на валовый региональный продукт в регионах, и, следовательно, весьма слабое развитие аутсорсинга. Динамических изменений по данному показателю не наблюдается.

Аналогично, проведены исследования зависимости Объёма инвестиций в основной капитал от числа предприятий, работающих в регионах на условиях аутсорсинга (таблица 5).

 

Таблица 5 – Результат оценок моделей регрессии «Объёма инвестиций в основной капитал» на число предприятий-аутсорсеров (по видам деятельности)

Вид деятельности (код) coef p-value R2 Fstat
69.20 160.004708 0.5382749 4.349800e-02 4.092851e-01
69.20.1 1822.925116 0.5741261 3.640653e-02 3.400384e-01
69.20.2 411.544790 0.5034763 5.119812e-02 4.856473e-01
69.20.3 4.891304 0.9998275 5.490558e-09 4.941502e-08
81.10 1248.400663 0.4641643 6.097392e-02 5.843983e-01
81.21 1397.582693 0.4866251 5.524109e-02 5.262399e-01
81.22 434.705521 0.6082413 3.038232e-02 2.820090e-01
81.29 818.726552 0.8898467 2.250248e-03 2.029791e-02
81.29.1 941.817248 0.6055486 3.083351e-02 2.863302e-01
81.29.2 4437.288235 0.8587841 3.710915e-03 3.352263e-02
81.29.9 717.793725 0.7702392 9.967621e-03 9.061177e-02
81.30 4793.816130 0.2003856 1.750060e-01 1.909171e+00
82.11 1703.050559 0.4889769 5.466392e-02 5.204237e-01
82.19 2445.546445 0.6729899 2.070053e-02 1.902429e-01
82.20 13867.957411 0.2858116 1.251584e-01 1.287576e+00
82.30 3644.926406 0.4802021 5.683935e-02 5.423828e-01
82.91 1618.557391 0.9050409 1.670017e-03 1.505529e-02
82.92 7872.412587 0.3235801 1.080790e-01 1.090579e+00
82.99 213.058745 0.4311886 7.016279e-02 6.791137e-01
84.21 -22021.444444 0.8389585 4.838724e-03 4.376026e-02
84.22 -32940.777778 0.7607787 1.082697e-02 9.850930e-02
84.24 17751.329897 0.5879333 3.388678e-02 3.156783e-01
84.25 25996.609756 0.1508178 2.150365e-01 2.465501e+00
84.25.1 3423.620596 0.7745330 9.590128e-03 8.714690e-02
84.25.9 14.673913 0.9998275 5.490558e-09 4.941502e-08
Все предприятия 49.038489 0.4954232 5.310355e-02 5.047352e-01

 

Все модели, без исключения, оказались статистически не значимыми. Таким образом, гипотезу об отсутствии влияния развития аутсорсинга на объёмы инвестиций можно считать доказанной.

Для проверки гипотезы о существовании закономерности, связывающей численность предприятий аутсорсеров с рейтингом инвестиционной привлекательности региона, использовали модель регрессии специального вида – logit-модель. Модель данного типа ещё называют моделью вероятности.

Особенность логистической модели регрессии (logit-модели) состоит в том, что зависимая переменная является не числовой, приводится к бинарному виду (принимает либо значение 1, либо значение 0), функция вероятности – логистическая. В нашем случае к бинарному виду преобразованы рейтинги инвестиционной привлекательности регионов восточной Сибири и Дальнего востока. Учитывая, что в целом уровни регионов в рейтинге инвестиционной привлекательности достаточно низкие, в бинарном варианте значения рейтинга ниже 3B1 приняты за ноль.

Расчётные значения параметров моделей представлены в таблице 3. Показатели, представленные в таблице 6: TRUE reit (sensitivity) – доля случаев верной классификации высокого инвестиционного потенциала; Accuracy pred – аккуратность классификации по всем показателям.

 

Таблица 6 – Результаты оценки логистической модели

Вид деятельности (код) TRUE reit Accuracy pred aic p-value
69.20 0.25 0.7272727 17.73579 0.4260463
69.20.1 0.25 0.7272727 18.12779 0.5911359
69.20.2 0.25 0.7272727 18.02768 0.5355662
69.20.3 0.25 0.6363636 17.59347 0.3909492
81.10 0.25 0.6363636 17.11880 0.3001127
81.21 0.00 0.6363636 18.41174 0.9248591
81.22 0.25 0.7272727 18.02393 0.5319245
81.29 0.25 0.7272727 18.18977 0.6321856
81.29.1 0.50 0.8181818 15.51178 0.4075190
81.29.2 0.00 0.6363636 18.03815 0.5454932
81.29.9 0.25 0.7272727 18.16380 0.6145583
81.30 0.50 0.7272727 16.85687 0.2490562
82.11 0.25 0.7272727 17.01841 0.2908153
82.19 0.00 0.6363636 18.41658 0.9494091
82.20 0.00 0.6363636 18.23133 0.6630307
82.30 0.25 0.7272727 16.49543 0.3121526
82.91 0.25 0.7272727 18.15885 0.6103395
82.92 0.00 0.6363636 18.40558 0.9022216
82.99 0.00 0.6363636 18.33186 0.7650414
84.21 0.25 0.6363636 18.22984 0.6611074
84.22 0.25 0.6363636 18.22984 0.6611074
84.24 0.50 0.7272727 15.70493 0.1561882
84.25 0.25 0.6363636 17.17673 0.3040835
84.25.1 0.50 0.8181818 15.24636 0.2949465
84.25.9 0.25 0.6363636 17.59347 0.3909492

 

Как видно из результатов моделирования, все показатели по численности предприятий-аутсорсеров оказались статистически не значимыми при построении logit-регрессий с одной переменной. Таким образом¸ наш более ранний вывод о связи развития аутсорсинга с инвестиционной привлекательностью региона не подтвердился на новых данных.

 

Заключение

Результаты анализа структурного состава предприятий и методов корреляционно-регрессионного анализа установлено, что за прошедший период времени произошли существенные изменения как в структуре рынка аутсорсинга, так и в закономерностях развития. Авторами подтверждён вывод предыдущих исследований, о том, что использование аутсорсинга в производственной деятельности не оказывает влияния на уровень ВРП и объёмов инвестиций в основной капитал. В то же время, вывод о связи развития аутсорсинга с инвестиционной привлекательностью региона на новых данных не подтвердился. Результаты моделирования указывают не только на слабое внедрение аутсорсинга в деятельность предприятий и организаций В ДФО, но и позволяют выдвинуть гипотезу о существенных изменениях в предпринимательской среде в условиях глобальной пандемии.

Библиографический список:

  1. Бравар, Ж.‑Л. Эффективный аутсорсинг. Понимание, планирование и использование успешных аутсорсинговых отношений / Ж.‑Л. Бравар, Р. Морган. – М.: Баланс Бизнес Букс, 2007. – 475 с.
  2. Васильев, А.С. Проблемы и перспективы аутсорсинга бухгалтерского учёта в России / А.С. Васильев, Т.В. Миргородская // Международный научно-исследовательский журнал. – 2015. – № 1–2 (32). – С. 19–21.
  3. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://rmsp.nalog.ru/sign-in.html.
  4. Кригер, А.Б. Об использовании аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и Дальневосточного федерального округа / А.Б. Кригер, В.В. Ивин // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2017. – № 4 (52). – С. 78–93.
  5. Кригер, АБ. Цифровые технологии мониторинга развития аутсорсинга в регионах Дальневосточного федерального округа / А.Б. Кригер, В.В. Ивин, А.С. Боначева //Современные технологии управления. – 2021. – № 1 (94) [Электронный ресурс] Режим доступа: https://sovman.ru/article/9405/
  6. Демидова, О.А. Эконометрика : учебник и практикум для вузов / О.А. Демидова, Д.И. Малахов. – М.: Издательство Юрайт, 2022. – 334 с. – (Высшее образование). – ISBN 978-5-534-00625-4. – Текст : электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. – URL: https://urait.ru/bcode/489325
  7. Малое и среднее предпринимательство в России 20 / Статистический Сборник / [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/mal-pred15.pdf
  8. Малый и средний бизнес в России. / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog
  9. Основные характеристики субъектов Российской Федерации / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138625359016
  10. Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов RAEX за 2020 год [Электронный ресурс] Официальный сайт Рейтингового агентства «Эксперт». – Режим доступа: URL: https://raex-a.ru/ratings/regions/2020#tab1
  11. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/afc8ea004d56a39ab251f2bafc3a6fce
  12. IT Key Metrics Data 2022: Infrastructure Measures – Executive Summary [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://www.gartner.com/en/documents/4009014-it-key-metrics-data-2022-infrastructure-measures-executive-summary
  13. Kazmer,O. Manufacturing outsourcing, on shoring, and global equilibrium (Article) / D.O. Kazmer. // Business Horizons. –Volume 57. – Issue 4, July 2014. – P. 463-472. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.sciencedirect.com/science/journal/
  14. Kriger, A.B. Information Technology Outsourcing Trends at Higher Education of the Russian Far Eastern in the context of global tendencies in Information Technology outsourcing / A.B. Kriger, V. Ivin and other // Journal of Internet Banking and Commerce. – Volume 21, Issue 2. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.icommercecentral.com/ArchiveJIBC/currentissue-internet-banking-and-commerce.php
  15. Rosar, Strategic outsourcing and optimal procurement / F. Rosar. // International Journal of Industrial Organization. – Volume 50, 2017. – P. 91–130.
  16. Schneider, S. Determinant factors of cloud-sourcing decisions: Reflecting on the IT outsourcing literature in the era of cloud computing / S. Schneider, A. Sunyaev // Journal of Information Technology. – Volume – Issue 1, 1 March 2016. – P. 1–31.
  17. Wang, J. Towards achieving flexible and verifiable search for outsourced database in cloud computing / Wang, X. Chen, J. Li, J Zhao, J Shen. // Future Generation Computer Systems. – Volume 67, February 2017. – P. 266-275.

Зарубежный опыт управления персоналом (Японии и Швеции). Возможности применения некоторых методик в Казахстане

Введение

В рыночной экономике для казахстанского бизнеса все более важным становится управление человеческими ресурсами, а специальность HR пользуется большим спросом у выпускников высших учебных заведений. Можно сказать, что в Казахстане поменялось отношение к деятельности hr-отдела. Отдел кадров сегодня воспринимают не только как отдел кадров, как это считалось раньше, а как значимый нематериальный ресурс предприятия.

Не все функции управления персоналом в настоящий период применяются в компаниях Казахстана. Адаптация, мотивация, развитие, обучение все еще редки в местных компаниях. Зачастую эти функции исполняются в спешке, при наличии профицита бюджета в конце года. В то время как для международных предприятий эти функции считаются нормальным явлением [1, с. 96-97].

 

Результаты исследования

Затрагивая тему опыта зарубежных стран в отношении управления персоналом в компаниях (на примере стран Японии и Швеции), стоит сначала остановиться на опыте управления Японии, который может быть применен в Казахстане. На наш взгляд, нужно обратить больше внимания на способы управления, которые применяются в сегодняшних компаниях страны восходящего солнца для того, чтобы заимствовать наиболее эффективные из них.

Рассмотрим отдельные элементы японской системы управления.

Кайдзен — это подход к непрерывному совершенствованию, основанный на идее о том, что незначительные, регулярные положительные изменения способны принести существенные улучшения. Как правило, он основывается на сотрудничестве и обязательстве и различается от методов, использующих радикальное или нисходящее изменение для достижения изменений. Подход Кайдзен стал применяться в производственной сфере для сокращения дефектов, удаления отходов, увеличения производительности, достижения поставленных задач и ответственности сотрудников, а также стимулирования инновационной деятельности [2, с. 134]. Эту систему можно использовать для любых процессов или операций управления и в любых компаниях Казахстана.

Существует такая система, которая называется «Бережливое производство». Система основана на выполнении 5 принципов. Название принципов начинается с «S»:

  • организация (Seiri) – необходимо четко отделять те предметы, которые необходимы, оставлять их в нужном количестве, а от ненужных предметов надо избавляться.
  • аккуратность (Seiton) – необходимо организовать хранение предметов так, чтобы в любой момент можно было их легко достать, ими воспользоваться и обратно вернуть.
  • уборка (Seiso) – всегда необходимо, чтобы рабочее место, площадь, оборудование были в идеальном чистом виде.
  • стандартизация (Seiketsu) – всегда необходимо поддерживать организацию, порядок и чистоту на систематической основе
  • дисциплина (Shitsuke) – должна быть выработана привычка следовать установленным (стандартизированным) процедурам. Установленные процедуры должны неуклонно выполняться [3, с. 115].

Стандартизации и контролю должны подлежать все аспекты производственной деятельности. В случае возникновения проблем их следует выявлять и немедленно устранять напрямую у их источников. Совершенно очевидно, что внедрение принципов 5S нацелено на эффективную структуру рабочих мест, находящихся в промышленных отделениях, что существенно облегчает управление трудовыми операциями и формирует условия для экономии рабочего времени, и, соответственно, для увеличения производительности труда на всем производстве в целом.

На японских предприятиях основываются на том, что условия, а не управленцы, заставляют сотрудников продуктивно выполнять свою работу. Поэтому японские менеджеры создают на своих предприятиях условия, при которых сотрудники мотивированы на эффективную работу.

Нередко утверждают, что система управления в Японии является рациональной из-за синергетических действий ее элементов. Сюда входят: пожизненная занятость, ротация персонала, система репутации, обучение на рабочем месте, оплата труда. Можно разделить мнение исследователей о неприемлемости автоматизированного перенесения всей японской системы управления в казахстанские компании.

В рамках рассмотрения специфики японской модели управления заметим, что секрет успеха японского менеджмента состоит, первоначально, в интегрированном подходе, и заключается во взаимосвязи множества факторов. К их числу относятся: пожизненный набор персонала, внутрифирменные союзы, вознаграждение по выслуге лет, обучение на рабочем месте, формирование между фирмой и другими альянсами внутри и за пределами, немаловажная роль правительства в предоставлении продуктивной деятельности порядка, чувство патриотизма [4, с. 4].

Концепция управления японскими компаниями, широко известная под названием пожизненной занятости, создавалась в течение ряда десятилетий и к концу 1960-х годов сделалась ведущей формой управления трудовой деятельностью в корпорациях Японии. Пожизненная занятость фактически подразумевает наем сотрудников на долгий период. Также, вместе с долгосрочной занятостью работникам гарантировался доступ к системе внутрифирменной подготовки и повышения квалификации, карьерный рост, а также рост зарплаты по степени повышения опыта работы (в пределах так называемой заработной платы с учетом возраста) [5, с. 127]. Однако, мы отметим, что в последние 10-20 лет данная система дает сбои, что, по словам отдельных специалистов, служит одним из поводов для рецессии, которую в настоящий момент испытывает экономика Японии.

В Казахстане концепция «пожизненной занятости» не применяется, тем не менее, для большинства казахстанских работников свойственна продолжительная трудовая деятельность в одной компании, порой в течение целой трудовой жизни. По словам исследователей, для эффективной работы казахстанских организаций их руководству требуется создавать условия для долгосрочной занятости сотрудников. Если руководство будет различными способами стимулировать сотрудников, уравновешивать зарплату на одинаковых должностях, то исчезнет проблема с текучестью персонала. Жители Казахстана добиваются стабильного положения не только в стране, в своей семье, но и в сфере труда. Этот принцип обладает своими минусами, но мы можем выбрать лишь лучшее, тем самым понизив процент безработных, непрерывного поиска своего места и увеличив уровень состоятельности и понимания нужности каждой личности.

В Японии карьерный рост в первой степени зависит от трудового стажа и возраста, а затем от прочих достоинств. Если работник изменит место работы, то его трудовой стаж обнулится. Сотрудников, перешедших в другое предприятие, зачастую рассматривают как представителей второго сорта. Таким образом, японцы относятся к выбору организации, в которой они будут работать, очень внимательно и серьезно.

Другим признаком японской системы управления является принцип «Ненко». Такая деятельность способствует укреплению и поддержанию постоянного уровня занятости работающих на предприятии людей. С этой системой конкуренция практически отсутствует, так поскольку зарплата зависит не от степени работы, а от возраста и стажа работы [6, с.159].

Еще одним немаловажным принципом является принцип верности работников к своему предприятию. Исходя из принципа пожизненной занятости, работодатель предоставляет работу и работники морально, считают себя обязанными в соблюдении принципа верности по отношению к своей компании.

В Японии принято, чтобы предприятия принимали на работу людей по окончании средней школы или колледжа. Основанием для этого служит практический подход японцев, то есть наниматели в Японии проводят полную подготовку сотрудников во время производственных процессов. Японский сотрудник исполняет разнообразные функции на рабочем месте, порой кардинально меняет род должностных функций, усваивая на старте карьеры до 6 квалификаций, следовательно, их многофункциональность и взаимозаменяемость являются их характерной особенностью. Кроме того, наниматели содействуют созданию «рабочих династий» — привлечению на работу ближайших родственников или детей своих работников. Многие японские фирмы проводят практику переназначения работников в соответствии с сложившимися ситуациями.

Кажется целесообразным использование элементов японского подхода к обучению на рабочих местах при осуществлении деятельности казахстанских компаний. В большинстве нынешних казахстанских компаниях уделяется повышенный интерес к проверке особенных квалификационных знаний претендентов на трудоустройство, и особенно, если у них есть существенный опыт работы в иных компаниях. В то же время только на немногочисленных фирмах имеются свои собственные программы тренинга для персонала. В японских предприятиях, напротив, не требуется специального обучения в образовательных учреждениях и при принятии на работу учитываются, в основном, общие взгляды сотрудников и их умение влиться в команду. Компании самостоятельно обучают своих работников требуемым умениям и способностям. Современные казахстанские организации должны шире реализовывать собственную внутреннюю методы обучения для того, чтобы не упускать перспективные потенциальные кадры, не обладающие узкопрофильными навыками, а также для того, чтобы обеспечивался квалифицированное развитие работников.

Кроме того, управляющим казахстанским компаниям необходимо уделить отдельную заинтересованность современной системе оплаты труда в Японии. Формирование стимулирующей среды на предприятиях Японии проявляется, в первую очередь, во введении мотивационных способов заработной платы. Тогда как во многих казахстанских компаниях зарплата сотрудников не мотивирует.

Возникает впечатление, что отечественным компаниям желательно перенять у японской системы заработной платы преимущественно рациональное использование приемов, мотивирующе воздействующих на действия персонала в организациях. Этими способами считаются «плавающие» зарплаты, рассредоточение заработка работников на основании экспертного суждения, беспошлинная оплата труда, что подробно рассматривается в работе. Заложенная в этих методах экономическая рациональность обусловливает необходимость их внедрения в отечественных предприятиях.

Современное японское управление сравнительно не так давно начало вводить метод канбан («точно в срок») и интегрированный менеджмент качества. Впервые эта концепция стала применяться и реализовываться в компании Toyota. Значение данной системы кроется в том, что предприятия приступают к выпуску изделий малыми партиями с непрерывным потоком поставок изделий различных образцов, то имеется в виду «на всех стадиях цикла производства, необходимый узел или элемент поставляется к пункту проведения последующих производственных операций «точно в срок», то есть в то время, когда это требуется, а готовые изделия производятся и отгружаются в тот самый момент, когда в них испытывает потребность коммерческая сеть».

На японских предприятиях исполнители каждого действия обязаны воспринимать исполнителей дальнейших действий как своего потребителя и осуществлять свою долю операционной работы с особым вниманием. В системе канбан предусматривается исполнение операционных заказов не по неделям, а по дням и даже часам. В данной ситуации рассылку заказов осуществляют сами работники. Системой канбан предусмотрено сокращение объема перерабатываемых партий, уменьшение количества невыполненных работ, прагматичное исключение незавершенных работ и минимизация объема товарных и материальных ресурсов. В итоге большинство складских помещений устраняется, а промышленные помещения, которыми ранее пользовались для размещения накопившихся припасов, расчищаются. Главное достоинство метода канбан состоит в его простоте, тем не менее, его нелегко реализовать. Например, внедрение данной концепции фактически нереально без существенной экономии времени на перенастройку и переоборудование производственной техники, а также без реализации целого спектра иных требований, реализация которых оказалась осуществимой исключительно на базе научно-технического развития. Применение системы канбан обходится дорого, но впоследствии ее реализации расходы с лихвой окупаются и получается огромный производственный эффект в итоге рациональной эксплуатации сырья, роста эффективности труда и повышения качества производимой продукции [7].

В сочетании с системой канбан используется комплексный менеджмент качества, которые положительно влияют друг на друга и вносят вклад в обеспечение эффективной работы предприятия. С помощью этой системы вы сможете оптимизировать деятельность на любых стадиях производства: уменьшение объема партии, уменьшение невыполненной работы, практическое устранение незавершенных работ и минимизация объема запасов. Внедрить его не так просто, но если нам это удастся, то производство в казахстанских компаниях заработает без сбоев и будет вносить вклад в эффективную работу предприятия.

Далее мы рассмотрим скандинавскую модель управления персоналом. Многие годы скандинавские страны демонстрировали и поддерживали значительную степень прогресса, невзирая на угрозы со стороны внешней экономики. В числе стран Скандинавии самым наглядным примером социально-экономически развитой страны является Швеция.

Понятие «шведская модель» возникло в конце 1960-х годов, когда Швеция стала переживать успешную комбинацию стремительного производственного роста с масштабными политическими переменами в условиях относительного отсутствия социальных конфликтов. Этот облик преуспевающей и мирной Швеции заметно выделился на фоне усиливающихся социально-политических разногласий в мире. Шведскую модель идентифицировали с особо развитыми формами социального обеспечения государства.

Согласно статистике, по степени социального обеспечения своих жителей Швеция занимает ведущее место в Европе. Еще во период экономического упадка этой небольшой скандинавской стране удалось пережить его с минимальными ущербами. Объясняется это в основном усердием и целесообразностью шведов, отличающихся также порядочностью, дисциплинированностью и умением управлять своим временем (тайм-менеджмент). Тайм-менеджмент сильно облегчает работу шведам. Согласно статистике, шведские менеджеры проводят на работе примерно 54 часа в неделю, тогда как японцы — 60. При этом шведским компаниям удается удерживать лидерство во многих отраслях: (например, в таких, как телекоммуникации — Ericsson, косметика — Oriflame, финансы — Swedbankи SEB Bank, автомобилестроение — Skania, бытовая техника — Electrolux), а сама Швеция является одной из самых богатых и благополучных стран [8, с. 6-7]. Наиболее важным отличием шведского менеджмента от прочих стилей управления заключается в том, что в Швеции очень важна человеческая роль. По мнению шведов, для постиндустриального общества все большее значение обретают социально-поведенческие способности людей, по сравнению с техническими, что раньше было более востребовано и ценилось.

Шведские руководители меньшее значение придают иерархии. При этом 22 % шведских менеджеров и 75 % итальянских руководителей не признали тот факт, что эффективное управление трудовыми отношениями часто предполагает игнорирование иерархии. Организационный состав, согласно шведскому менеджменту, направлен на уменьшение вертикальных уровней власти. Структура горизонтального управления по эффективности базируется на принятии коллегиальных управленческих решений. К примеру, во Франции число уровней управления в три раза меньше, а расстояние среди разных отделов и работников существенно ниже.

Контроль даже в больших организациях кажется неформальной и неявной формой. В общих чертах шведы не склонны воспринимать контроль в менеджменте в качестве соответствующей менеджерской практики. По их мнению, если прибегать к жесткому контролю, то едва ли возможно рассуждать об успешном управленческом стиле. В отечественных компаниях, наоборот, наиболее часто наблюдается авторитарность стиля и централизация управления.

В Швеции процесс принятия решения обговаривается и длится сравнительно длительное время, так поскольку персонал шведских организаций с готовностью выражает собственную точку зрения. Он имеет как положительные стороны, так и отрицательные. С одной стороны, обсуждение важнейших вопросов для компании, предоставляет работникам свободно высказывать собственную точку зрения, с другой-приняв подобный вердикт, нужно четко следовать выбранным установкам. Мировой опыт свидетельствует о том, что совместное рассмотрение задач способствует затягиванию процессов принятия управленческих решений на достаточный срок, что не всегда благоприятно, с учетом того, что корпорация функционирует в условиях непрерывно меняющихся рыночных условий и конъюнктур, что иногда вызывает необходимость осуществления быстрых и правильных решений. Тем не менее, шведская модель дает возможность свести к минимуму дистанцию среди разных уровней руководства и положений сотрудников предприятия, что помогает сформировать позитивную психологическую обстановку, которая дает возможность сотрудникам проявлять творческий подход к разрешению различных проблем и вопросов. На казахстанских предприятиях отмечается высокий уровень избегания неопределенности. Руководители принимают решения с незначительным риском, управленцы больше нацелены на выполнение определенных заданий. В отечественных организациях казахстанский менеджмент отличается еще и тем, что предпринимателям хочется получить «все и сразу», что ведет к неблагоприятным результатам в перспективе.

Шведская модель менеджмента может повлечь за собой ряд сложностей при налаживании связей с зарубежными партнерами. Продолжительные собеседования и консультации, задержки в процессе принятия решений, излишняя осмотрительность не всегда бывают понятными для зарубежных коллег. Децентрализованность управления, также имеющая глубокие исторически сложившиеся корни, влияет не только на ход процесса получения управленческих решений. У шведских менеджеров не принято демонстрировать почтение к положению собеседника; к респектабельным людям они относятся как к равным, что порой воспринимают как неуважительное и неподобающее поведение.

Шведские предприятия стараются сохранять долгосрочную связь со своим персоналом, следовательно, важно, чтобы человеку нравилась работа. А для того, чтобы человеку было интересно трудиться, и он старался реализовывать возложенные на него задачи, очень важно научиться слушать каждого. На практике это делается с использованием большого количества различных методов. Одним из них являются периодические дискуссии среди работников и их начальников. Такие собрания происходят не реже чем дважды в год в течение всего срока вашей работы. На них рассматриваются успехи в работе, отсутствующие умения, предложения и идеи, а также формулируется план будущих мер.

Ключевой идеей данной формы управления считается то, что руководитель компании не способен детально ориентироваться в деталях процессов, протекающих в разнообразных отраслях, и следовательно, ему необходимо делегирование полномочий. Однако не следует просто переводить свои обязанности на остальных, формируя график основных результатов, а лучше спросить у персонала, что необходимо для того, чтобы качественно исполнять свои обязанности. В общем говоря, работники самостоятельно решают, какие средства им необходимы. Это может зависеть от поставленной цели, и задачей главы предприятия является сформировать необходимые для этого условия, обеспечить необходимыми ресурсами и т.д [9, с.146].

Шведская модель управления персоналом подойдет для креативных команд (изобретателей, конструкторских бюро, лабораторий, дизайн-студий и т.д.). Творческим сотрудникам необходимо, прежде всего, создание благоприятных условий. Немаловажное значение имеет не только создание требуемых условий для осуществления творческих возможностей персонала, но и для формирования сплоченного коллектива, старания которых ориентированы на реализацию поставленной цели [10, с. 184].

При этом следует учесть оплошности, совершенные шведским правительством при выработке собственной управленческой модели. Например, шведское правительство многократно пробовало перенести свои обязанности на профсоюзы с целью гарантирования устойчивых цен в стране. Подобные усилия поначалу являлись обреченными, так как недостаточная взаимозависимость среди профсоюзных организаций и показателей уровня цен в стране достаточно заметна. Кроме того, профсоюзные организации формируются как учреждения для обеспечения охраны прав и потребностей работников, но не в качестве элементов политики государства. Если повысится спрос на рабочую силу, то возрастет и размер оплаты труда, и профсоюз никоим образом не сумеет воздействовать на подобную зависимость. Следовательно, стратегии регулирования уровня доходов являются неэффективными. И этот момент, который нужно рассматривать при изучении шведской модели менеджмента.

 

Заключение

В заключение можно сказать, что все перечисленные выше принципы японской и шведской моделей, следует приспосабливать к специфике нашей страны. Очень важно принимать во внимание менталитет, многонациональный состав — все отличительные характеристики. Но, главное, сформировать казахстанский менеджмент, ориентированный не только внутри государства, но и на экспортирование. Таким образом, представленная характеристика двух зарубежных моделей, может помочь нам придумать самые оптимальные приемы для его усовершенствования во всевозможных сферах.

Библиографический список:

  1. Камысбаев, М.К., Омарбакиев, Л.А., Ералина, Э.М. Особенности принципов управления персоналом в развитых странах и возможности применения в Казахстане// Вестник университета «Туран». 2020; (4):96-101.
  2. Немцов, Д.В. Роль внедрения Кайдзен в формировании корпоративной культуры // Инновации и инвестиции, 2020. — № 5.
  3. Маймакова Л.В. Методология логистической интеграции в концепции «бережливое производство» //Региональные проблемы преобразования экономики, №6, 2021.
  4. Батусова, А. О., Молодецкая, Д. А. Зарубежный опыт в управлении: особенности японского менеджмент // Бизнес и дизайн ревю, 2019. — № 1 (13). С. 4.
  5. Лебедева, И.П. О бедности и неравенстве в Японии// Ежегодник Япония. Т. 47. С. 126–148.
  6. Зыкова, Н.В. Особенности японской модели менеджмента//Научные междисциплинарные исследования. 2020.
  7. Жолдаспаев, С. Философия японского менеджмента — возможна ли ее трансплантация?: Доклад на VII Алматинском форуме по качеству. 4-6 октября 2012 г. //URL: http://kinsmark.com/index.php/ru/articlestqm/957-zhold1  Дата обращения: 16.10.2021.
  8. Боробов, В.Н. Современные зарубежные модели управления // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики, 2017-№3. — с.6-10.
  9. Харченко, Н.П. Современные модели управления персоналом// Вестник Северо-Кавказского федерального университета, 2015-№ 5(50). – с.144-147.
  10. Устаев, Р.М., Парахина, В.Н. Кадровый инновационный потенциал предприятия: структура и механизм формирования // Вестник Северо-Кавказского федерального университета, 2015. — № 2 (47). — 310 с.

Трансформация цифровых практик в период пандемии

Введение

Глобальные перемены современного мира, возникшие в результате ускоренного технологического прогресса и использования инновационных механизмов сетевого взаимодействия, проложили путь к новому этапу общественного развития – информационному обществу.

Данный термин появился в научном лексиконе благодаря американскому (австрийскому) экономисту Ф. Махлупу, который впервые использовал его с экономической точки зрения в работе «Производство и применение знания в США» в 1962 г. [3]. Свой вариант трактовки данного понятия предлагают ещё несколько исследователей; особо заметен вклад учёных Японии. Эта страна к 1970-ым годам вошла в число юго-восточных стран, прорыв которых в состав лидеров мировой экономики назвали «экономическим чудом». В 1963 г. в труде «Теории информационной индустрии: рассвет грядущей эры эктодермальной индустрии» японский антрополог Т. Умесао писал, что следующим этапом общественного развития после аграрного и индустриального обществ будет формирование информационного общества [10]. Позже, в 1969 г. понятие «информационное общество» использовал и популяризировал японский экономист Ю. Хаями в книге «Информатизированное общество: от индустриального общества к интеллектуальному обществу» [12]. А японский социолог Ё. Масуда определил понятие «информационное общество» как общество, в котором главная роль принадлежит компьютеризации, и факторами его формирования он особо выделял производство нематериального: знания и информации [13].

 

Обсуждение

Становление информационного общества начинается в середине XX века, когда в послевоенное время постепенно осознаётся возрастающая значимость информации. Существуют различные интерпретации названий данного общества: информационное, постиндустриальное, кибернетическое общество, общество постмодерна, сетевое и другие. Цифровизация и цифровые практики – это следствие и результат глобальной информатизации, поэтому название «информационное общество» наиболее распространено и применимо при раскрытии данной темы.

Большой вклад в построение теоретического фундамента информационного общества внесли европейские и американские учёные Д. Белл, Э. Тоффлер, У. Ростоу, М. Кастельс и другие. Данную тему исследовали также и отечественные учёные В. А. Трапезников, В. Л. Иноземцев, И. А. Негодаев и другие.

Теория постиндустриализма является одной из известных теорий информационного общества. Американский социолог Д. Белл является первым, кто сформулировал теорию постиндустриального общества. Она была изложена в его книге «Грядущее постиндустриальное общество», впервые изданной в США в 1973 г. [1]. Понятие постиндустриального общества Д. Белл ввёл ещё в 1950-е гг. Но вскоре, в 1980 г., когда началось стремительное развитие микроэлектронных технологий, он заменил его на понятие «общество знания и информации», в котором заключена главная идея Д. Белла о главенствующей роли информации и знаний в будущем развитии общества. Под информацией учёный понимал «обработку данных в широком смысле слова», а под знаниями – «организованный набор фактов или идей, представляющих некоторые суждения или экспериментальный результат, который передаётся другим с помощью какого-либо средства коммуникации» [11]. Быстрое распространение цифровых технологий в разных сферах жизнедеятельности – в промышленности, школах, офисах, семье и привело к возникновению понятия информационного общества в 80-е гг. XX в., будущий портрет которого он раскрывает в труде, названном выше.

Американский футуролог и социолог Э. Тоффлер излагает свою концепцию в книге «Третья волна», впервые изданной в 1980 г. [9]. Суть её: человечество в своём развитии последовательно проходит три этапа цивилизационных волн, каждая из которых характеризует определённый тип развития общества. Так он выделяет аграрную, индустриальную и постиндустриальную волны. Первая волна, возникшая около 10 тыс. лет назад, именуется аграрным (традиционным) обществом. Её главный смысл заключался в обеспечении человечества доступными продуктами питания. Данную волну следует считать завершённой примерно к 1750-ым гг. Вторая волна, по Э. Тоффлеру, представляет собой этап индустриального общества, продолжавшийся с XVIII в. по XX в., основной целью которого было обеспечить человечество стандартным и доступным массовым продуктом. Главные принципы этого периода заключаются в механизации, стандартизации, специализации, концентрации и централизации производства, а также атомизации городской жизни. Следующая волна, начавшаяся после Второй мировой войны – это формирование постиндустриального общества, также называемое Э. Тоффлером информационным. Для такого общества характерна ведущая роль информации, интенсивное использование цифровых инноваций и распространение научных знаний, что актуально и в XXI веке.

Фактически, теоретики, изучающие информационную эпоху, используют в своих концепциях различные её наименования, тем не менее, они описывают один и тот же этап развития общества, акцентируя своё внимание на разных аспектах его проявления.

Информатизация общества представляет собой «совокупность процессов, происходящих во всех сферах общества и связанных с качественно новым уровнем производства, переработки и распространения информации» [2]. Расширение сферы информационной деятельности модернизирует цифровые технологии, что позволяет им совершенствоваться в самых различных сферах, упрощать коммуникативное взаимодействие между людьми, обеспечивая в то же время рациональное использование человеческих ресурсов. Так, проведение онлайн-мероприятий позволяет участникам процесса эффективно коммуницировать, территориально находясь в удалении друг от друга. Благодаря такому прорыву технологий и инноваций цифровые практики начали закрепляться в повседневной жизни людей. Подобные изменения в техническом базисе общества и в сфере взаимодействия между людьми всё интенсивнее приобретают интернациональный и универсальный характер.

Постоянная цифровая трансформация является одним из главнейших факторов, оказывающих влияние на формирование и развитие информационного общества в XXI веке. Цифровые технологии оказались особенно востребованными в последний год в связи с распространением новой короновирусной инфекции в мире. Привычный ритм и образ жизни миллионов людей на всей планете резко изменился: какие-то формы деятельности и общения не встроились в перемены и перестали существовать, но большинство повседневных практик по-разному, но трансформировались в дистанционный формат с применением цифровых технологий. Такой «цифровой бум» вызвал изменения в культурной (проведение мероприятий в онлайн-формате) и трудовой (переход на удалённую работу) видах деятельности, в образовании (электронные дневники и журналы), здравоохранении (медицинские смарт-приборы), в политических практиках (онлайн-голосование, использование электронных документов). Подобное внедрение цифровизации в нашу жизнь в месяцы самоизоляции обеспечило безопасное социальное взаимодействие, дало возможность многим людям реализовать свои цели и стало неким стимулом для личностного роста.

Проникновение цифровых технологий почти во все сферы бытия общества особенно актуализируется с установлением режима самоизоляции, связанного с введением ограничительных мер из-за угрозы короновирусной инфекции. Большая часть сотрудников офисов, учреждений и организаций перешла на удалённую работу, образовательная среда – на дистанционный формат обучения: форумы, конференции, различные массовые мероприятия проводились в онлайн-режиме, появилась возможность получать онлайн-услуги. Вследствие того, что цифровые практики оказались повсеместно востребованными среди населения, поле деятельности и возможности цифровой сферы значительно расширились, процессы цифровизации перешли на новый уровень развития и использования.

Необходимо уточнить, что цифровизация как техническая реализация социальных и культурных процессов начала развиваться достаточно давно, ещё до пандемии. Уже около 40 лет модернизируется цифровое пространство. И чрезвычайная ситуация, возникшая как результат распространения новой короновирусной инфекции, ускоряет преимущественно те тенденции, которые сформировались ещё в то недавнее, «здоровое» время. Как отдельные индивиды, так и социальные институты на любые внешние вызовы реагируют привычным для них образом; они не приобретают немедленно новые навыки или новые знания, данные процессы происходят постепенно, с последовательным внедрением в привычную жизнь появляющихся инноваций. Реакции на внешние вызовы обычно представляют собой продолжение и усовершенствование тех практик, которые в том или ином социуме уже сложились, поэтому внезапных появлений новых практик не возникает, они лишь трансформируются и переходят на следующий этап своего развития, вследствие возрастания спроса в новых экстремальных условиях.

С развитием инновационных технологий в информационном обществе цифровизация плотно вошла в повседневную жизнь людей и привнесла в их речевой оборот набор новых терминов и выражений: «цифровой разрыв», «фриланс–биржа», «таргетинг», «кибербуллинг», «фишинг», «монетизация веб–сайта», «публичные облака» и многие другие понятия, используемые в Интернет–среде.

 

Результаты исследования

Заслуживает внимания понятие «фриланс», которое стало очень популярным в условиях самоизоляции, связанной с пандемией 2020 г. Его трактовка определяется следующим образом: «фриланс – форма организации трудовой деятельности, позволяющая работнику или индивидуальному предпринимателю самостоятельно выполнять свои услуги  удаленно, т.е. вне места расположения работодателя или заказчика, применяя в процессе осуществления трудовых функций современные информационные и коммуникационные средства связи» [8].

Данное определение включает три важных составляющих, которые характеризуют фриланс-деятельность. Первая составляющая – это самостоятельная форма занятости работника: фрилансер не принадлежит ни к какой конкретной организации, он исключён из организационной среды, самостоятельно ищет себе работу и выполняет свои услуги индивидуально. Вторая – это сфера деятельности фрилансера. Это теперь труд не физический: фрилансер не производит товар, он предоставляет услугу умственно-интеллектуального и творческого характера. Ещё одна составляющая – трудовая автономия, которая предполагает независимость фрилансера, его свободу в принятии решений по широкому кругу вопросов (отсюда и название: от англ. free – «свободный»). Фрилансер не зависим от места работы (он работает удалённо с применением цифровых коммуникаций), трудового распорядка, количества заказчиков, финансов, он также не подвержен управленческому контролю и корпоративной культуре (дресс–код, посещение мероприятий).

Введение ограничительных мер во время глобальной пандемии вызвало спад экономики практически во всех странах, следствием чего стали кризисные явления, и в результате возникла совокупность проблем, связанных с трудоустройством, зарплатами и нестабильностью рынка труда. Таким образом, появился спрос на удалённую работу, что популяризировало сегмент фриланс-рынка. Фриланская деятельность может реализовываться как на фриланс-биржах, где осуществляется поиск заказчиков, так и на таких электронных социальных платформах как Instagram, You Tube, Telegram и т.д. Поле деятельности фриланс-работника достаточно широко, оно включает в себя множество профессиональных направлений: копирайтер, SMM-специалист, контент-менеджер, пиар-менеджер, сторисмейкер, таргетолог, программист, Веб-дизайнер и другие.

В конце февраля 2020 г., незадолго до периода активного перехода на режим самоизоляции, «ВЦИОМ-Спутник» провёл опрос среди россиян с целью выявить их отношение к такой трудовой практике как фриланс. Россиянам был задан закрытый вопрос о том, как они в целом относятся к фрилансерам. Результаты данного исследования показали, что среди всех опрошенных почти половина (49%) относится к фрилансерам безразлично и 41% проявляет положительное отношение к ним. И всего 6% выразили негативное отношение к данной социальной группе [4].

Аналогичный вопрос также был задан россиянам и в сентябре 2020 г. Среди молодёжи в возрасте от 18 до 24 лет те, кто относится положительно или негативно оказались почти в равных долях (56% и 43% соответственно от всех опрошенных). Безразличное отношение к фрилансерам чаще проявляют лица в возрасте от 60 лет и старше, то есть те, кто менее всего включён в цифровую среду [5]. За период пандемии доля россиян, которые отрицательно воспринимают социальную группу фрилансеров. возросла в 2 раза. Если в начале марта эта доля составляла 6% среди опрошенных, то к сентябрю доля отрицательно относящихся к фрилансерам составила уже 12% от общего числа опрошенных. Такой рост может быть обусловлен тем фактором, что в фриланс–работниках видят возможных конкурентов на рынке труда.

Также в феврале и сентябре 2020 г. тем россиянам, которые не участвуют во фриланской деятельности, был задан закрытый вопрос: «Вы бы хотели или не хотели стать самозанятым или фрилансером?». Ответы распределились следующим образом. Среди всех опрошенных 23% (в феврале) и 22% (в сентябре) скорее хотели бы присоединиться к социальной группе фрилансеров. И в феврале, и в сентябре 2020 г. одинаковый процент (70%) россиян скорее не хотели бы переходить на удалённую работу [4, 5].

Также в ходе проведённого исследования в феврале 2020 г. были выявлены причины того, почему жители России хотели бы заниматься фриланской деятельностью. В числе наиболее значимых причин и обстоятельств были названы: получение дополнительного заработка (34%), возможность работать на себя (24%) и наличие гибкого рабочего графика (18%). Также россияне отмечали появление большего количества свободного времени (10%) и имеющуюся возможность самореализации (8%), которые появляются при переходе на фриланс [4]. Аналогичное распределение ответов составило и в феврале 2021 г. [5].

Появление большего количества свободного времени на фрилансе обусловлено тем фактом, что данная деятельность реализуется с помощью дистанционной коммуникации на различных цифровых платформах. Таким образом, пандемия и связанная с ней самоизоляция существенно повысили спрос на применение цифровых коммуникаций в сфере труда, а также изменили организацию профессиональной деятельности многих сотрудников, которые перешли на цифровые платформы, тем самым влияя на трансформацию цифровых практик среди населения и подавая пример сомневающимся в эффективности подобного рода занятости.

Цифровая среда стала неотъемлемой частью информационного общества. В настоящее время сложно представить повседневную жизнь современного человека без использования цифровых устройств. Данные практики прочно закрепились в его сознании, ведь цифровые инновации окружают индивида повсеместно: и в пространстве профессиональной трудовой деятельности, и в сфере досуга, и в обыденной жизни.

Цифровая инфраструктура испытала и продолжает испытывать мощную трансформацию; затронуто множество сфер деятельности: экономическая, политическая, судебная, культурная и даже духовная. Вспышка короновирусной инфекции побудила почти всё население мира совершить революционный «прыжок в онлайн». Показательны трансформации в культурной сфере, которая заметно преобразилась за период вынужденной самоизоляции, она также была вынуждена перейти в цифровое измерение. За период самоизоляции социальное дистанцирование стало новой нормой повседневности, карантинные ограничения распространились на посещение культурных учреждений. Подобный вызов обществу своевременно сформировал обратную реакцию, было реализовано большое разнообразие технологических решений с целью создания качественного и полезного досуга для разных категорий населения.

При использовании цифровых разработок появилась возможность посетить виртуальные экскурсии, галереи, музеи, онлайн-выставки и прочие культурные мероприятия, находясь в условиях самоизоляции. Возросло количество виртуальных платформ, воспроизводящих спектакли, балетные и оперные постановки.

В мае 2020 г. ВЦИОМ провёл опрос совершеннолетних россиян о практиках посещения музеев в условиях самоизоляции. По результатам исследования было выявлено, что 82% опрошенных информированы о возможности виртуального посещения музеев. При этом 32% россиян хорошо об этом знают [6].

Также, тем жителям России, кто пользуется интернетом хотя бы эпизодически, был задан закрытый вопрос о том, посещали ли они какие-либо виртуальные музеи. Процент респондентов, кто не занимался подобной практикой, составил 81%, а те, кто практиковал подобное посещение, составил всего 19%. Среди них наибольшее количество опрошенных (57%) посещали виртуальный музей в самый разгар распространения короновирусной инфекции: в апреле-мае.

По итогам опроса выяснился факт, что россиянам интереснее было бы посетить исторические виртуальные музеи (47% от всех опрошенных), на втором месте – художественные, а затем – технические. Художественные виртуальные музеи наиболее привлекли женщин (53% по сравнению с 25% опрошенных мужчин), а технические – мужчин (49% по сравнению с 14% опрошенных женщин). Наиболее популярные исторические виртуальные музеи в равной степени заслужили внимание как мужчин (48%), так и женщин (46%). Наименьшее количество россиян (12%) хотело бы побывать в виртуальных музеях, посвящённым писателям и поэтам.

В ходе опроса респондентам было предложено выбрать несколько вариантов ответов среди российских музеев, которые они хотели бы посетить. Наиболее востребованным среди россиян оказался Государственный Эрмитаж. Его выбрало 23% опрошенных. С небольшим отрывом в 4% второе место заняла Государственная Третьяковская галерея. На третьем месте оказался Государственный музей А.С. Пушкина, его захотели посетить 7% опрошенных россиян. Из зарубежных музеев лидером среди всех остальных оказался Музей Лувра, его выбрали 26% россиян [6].

Также по культурной тематике в декабре 2020 г. ВЦИОМ проводил исследование, чтобы выявить оценки россиян и сотрудников культуры о состоянии культурной деятельности в короновирусное время. 27% опрошенных дали положительную оценку тому, в каком положении находится культурная сфера в период пандемии. 51% респондентов средне оценили положение культурной сферы в данное время. Среди тех, кто отмечал, что ситуация в культурной сфере за 2020 г. в России ухудшилась, считают, что в большей степени этому поспособствовало введение ограничительных мер, связанных с короновирусом (38% среди населения в целом и 80% среди сотрудников культуры). Почти треть сотрудников культурной сферы отмечают низкий уровень финансирования объектов культуры (27%). Такая оценка, сделанная самими работниками сферы культуры, может быть обусловлена тем, что они «изнутри» знают о проблемах и болевых точках в данной сфере [7].

Для выявления степени удовлетворённости мерами, принятыми для обеспечения безопасности посещения культурных учреждений, ВЦИОМ исследовал ответы россиян, которые показали, что 57% опрошенных оказались удовлетворёнными принятыми мерами [7].

Инновационные разработки в культурной сфере трансформируют способы взаимодействия населения с объектами культуры и стимулируют формирование новых форм цифровых практик, что обеспечивает более доступную для всех слоёв населения культурную среду. Использование новейших технологий даёт новые возможности существующей аудитории и привлекает новую, и поддерживает интерес к культурным ценностям, которыми владеет Россия.

 

Заключение

Таким образом, условия, в которых оказалась большая часть населения из-за ограничительных мер пандемии, отразились на обществе и способствовали глобальным последствиям, особенно затронувшими цифровой мир. Повсеместное распространение цифровизации наложило отпечаток на повседневные практики людей. Наблюдая за столь масштабным прогрессом внедрения цифровых технологий, можно ожидать большие перемены в развитии и интенсивном использовании их в повседневной деятельности каждого человека и общества в целом. Происходящие перемены формируют новое проблемное поле для изучения социальными науками; описание и рационализация этого сегмента социальной реальности – новая задача в том числе и социологии.

Библиографический список:

  1. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное социального прогнозирования / Пер. с англ.; изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Аcademia, 2004.
  2. Гвишиани, Д.М., Лапина, Н.И., Коржева, Э.М., Наумова, Н.Ф. Краткий словарь по социологии. — М.: Политиздат, 1989.
  3. Махлуп Ф. Производство и распространение знаний в США. — М.: Прогресс, 1966.
  4. Аналитический обзор от 04.03.20 «Россияне полюбили фриланс» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/rossiyane-polyubili-frilans (дата обращения: 06.02.2021).
  5. Фриланс – новая реальность постковидной эпохи? // URL: https://wciom.ru/fileadmin/file/reports_conferences/2020/2020-09-28_Frilansery.pdf (дата обращения: 06.02.2021).
  6. Аналитический обзор от 18.05.20 «День музеев онлайн» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/den-muzeev-onlajn (дата обращения: 06.02.2021).
  7. Аналитический обзор от 28.12.20 «Культура-2020» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/kultura-2020 (дата обращения: 08.02.2021).
  8. Сорокина, А. Н. Современные подходы к определению понятия «Фриланс» и его классификации // Проблемы современной экономики (Новосибирск). 2013. №11.
  9. Тоффлер, Э. Третья волна, — М.: АСТ, 2010.
  10. Умесао, Т. Теория информационной индустрии − рассвет грядущей эпохи эктодермальной индустрии // Информация и цивилизация. Собрание сочинений Умесао Тадао. Том 14. Токио: Тюо Коронся, 1991.
  11. Уэбсте,р Ф. Теории информационного общества.- М.: Аспект Пресс, 2004.
  12. Hayashi, «Johoka shakai: Hado na shakai kara sofuto na shakai». Tokyo: Feo, 1969.
  13. Masuda, Y. The Information Society as Postindustrial Society. Washington: World Future Society, 1983. 171 p.

Статистическая оценка состава и структуры объектов в составе имущественных комплексов предприятий в Российской Федерации

Введение

Региональный характер конкурентной борьбы, преобладание ценовой конкуренции, значительное влияние факторов внешней среды, которые свойственны рынку строительных услуг обуславливают, что традиционные конкурентных преимущества, таких как: снижение себестоимости строительно-монтажных работ, длительный опыт работы на рынке подрядных работ, применение прогрессивных технологий производства материалов и строительных работ и т.д. не позволяют полностью реагировать на изменения внешней среды.

Научный интерес представляет рассмотрение закономерностей развития и преобразования организаций и предприятий инвестиционно-строительного комплекса не только в позиции классической теории управления, но и с точки зрения повышений уровня их конкурентоспособности в результате формирования и управления их имущественным комплексом.

Изучение сущности и элементов имущественного комплекса предприятий предполагает системный анализ термина «имущественный комплекс» с учетом законодательных основ [1]. На основе данных исследований, с нашей точки зрения, под составом имущественного комплекса следует понимать:

1) недвижимое имущество (земельные участки; здания, сооружения; многолетние насаждения; инженерная инфраструктура; незавершенное строительство; прочие объекты недвижимого имущества);

2) движимое имущество и вложения (машины и оборудование, передаточные устройства, вычислительная техника; измерительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь, рабочий и продуктивный скот, другие основные средства; капитальные вложения и авансы (включая стоимость неустановленного оборудования); долгосрочные (на срок больше года) финансовые вложения (включая вклады предприятия в доходные активы: акции, паи, облигации, векселя и прочие ценные бумаги других предприятий); прочие активы по статье «Основные средства и прочие внеоборотные активы»);

3) запасы и затраты: производственные запасы (сырье, материалы, топливо, малоценные и быстроизнашивающиеся предметы, запасные части и прочее); незавершенное производство; расходы будущих периодов; готовая продукция; товары и прочие запасы и затраты.

4) денежные средства и прочие финансовые активы: денежные средства в кассе и на счетах в банках; краткосрочные финансовые вложения предприятия в доходные активы других предприятий; стоимость отгруженных товаров; дебиторская задолженность и другие аналогичные средства, отражаемые в активе баланса.

5) прочие активы, неотраженные в балансе: объекты, находящиеся на консервации; объекты, находящиеся в запасе и в резерве; объекты, переданные в аренду или доверительное управление; средства, вложенные предприятием, в том числе за рубежом.

6) нематериальные активы: права пользования водой и другими природными ресурсами; авторские права на использование в коммерческих целях продуктов творческой деятельности; льготы и другие имущественные права; регистрируемые объекты «промышленной собственности» (изобретения, патенты, лицензии, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания и прочее); нерегистрируемые объекты «промышленной собственности» (ноу-хау, научные отчеты и монографии, конструкторская и технологическая документация, макеты и опытные образцы, инструкции и методики по эксплуатации); прочие нематериальные активы (бизнес-планы, технико-экономические обоснования, практический опыт организации бизнеса, список клиентов и иная конфиденциальная информация).

Структурированный подобным образом состав имущественного комплекса позволяет заключить, что его основу составляют активы предприятия, то есть то имущество, которым оно владеет как обособленный объект хозяйствования. С точки зрения деятельности строительных организаций имущественный комплекс можно рассматривать как мощный механизм, способствующий разработке своевременных управленческих решений, способствующих приспосабливаться к условиям внешней среды [2,3].

Изучение научных подходов к пониманию сущности имущественного комплекса предприятия, позволило нам представить собственную трактовку этого понятия: имущественный комплекс предприятия — это сочетание различных элементов, органично встроенных в целостный механизм ресурсного потенциала предприятия, определяющих возможности формирования его конкурентных преимуществ [3].

 

Результаты исследований

Исследования показали, что обновление и наращивание различных элементов имущественного комплекса не всегда стабильно, о чем свидетельствует сокращение ввода в действие основных фондов в Российской Федерации по виду деятельности «Строительство» (табл. 1, рис. 1).

 

Таблица 1. Динамика ввода в действие основных фондов в Российской Федерации по виду деятельности «Строительство» в 2017-2020 году

Анализируемый период
 Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
сооружения 18 637 77 994 75 578 69 171
машины и оборудование 62 780 174 498 142 235 83 238
транспортные средства 35 829 94 577 82 591 51 151
нежилые здания 26 053 85 341 118 739 41 411

 

Динамика коэффициентов выбытия и обновления основных фондов, в том числе элементов в составе имущественных комплексов строительных организаций, в Российской Федерации в 2017-2020 году по виду деятельности «Строительство»

Рис. 1. Динамика коэффициентов выбытия и обновления основных фондов, в том числе элементов в составе имущественных комплексов строительных организаций, в Российской Федерации в 2017-2020 году по виду деятельности «Строительство»

 

Это способствует развитию рынка аренды, величина арендной платы в данном случае варьируется в зависимости от производственной программы строительных организаций и необходимостью обеспечения производственного процесса. Величина арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам (табл. 2, рис. 2).

 

Таблица 2. Величина арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.) [4]

Анализируемый период
Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
нежилые здания 1 287 478 7 299 607 4 146 929 5 417 615
сооружения 73 268 565 947 1 503 630 613 269
машины и оборудование 1 031 779 2 241 816 8 713 822 7 064 351
транспортные средства 1 031 779 5 540 771 3 631 518 3 994 434

 

Динамика арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.)

Рис.2. Динамика арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.)

 

Фактическая стоимость по итогам сделок купли-продажи (рыночная стоимость) основных фондов, а именно: зданий, машин и оборудования, транспортных средств (тыс. руб.) по итогам 2020 г. увеличивается в несколько раз, за исключением сооружений (табл. 3, рис. 3). Данная тенденция характеризует заинтересованность в приобретении машин и оборудования, транспортных средств, нежилых зданий, чтобы применять собственные ресурсы и развивать внутренние составляющие для обеспечения производственных процессов.

 

Таблица 3. Фактическая стоимость по итогам сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями [4]

Анализируемый период
 Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
нежилые здания 3 030 366 3 130 821 1 101 454 7 622 712
сооружения 336 312 320 404 7 616 155 437 110
машины и оборудование 9 490 248 5 941 180 925 392 9 276 872
транспортные средства 10 277 880 13 549 652 13 549 652 30 831 948

 

Динамика сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств в стоимостном выражении (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями

Рис. 3. Динамика сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств в стоимостном выражении (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями

 

Заключение

По итогам выполненного анализа о составе имущественного комплекса строительных организаций, произведенного на примере подрядных организаций целесообразно обратить внимание, что наращиванию всех элементов имущественного комплекса еще не уделяется существенного значения. Малые строительные организации не формируют имущественный комплекс по причине финансовых затрат на их приобретение, даже средние подрядчики в большинстве случаев прибегают к аренде строительных машин и механизмов. Имущественный комплекс, в составе которого имеются как движимое, так и недвижимое имущество, обладают только некоторые крупные строительные организации, которые создают объединения и группы. При этом они сами используют имеющуюся технику в производстве строительно-монтажных работ. Тем самым, наблюдаются завышенные арендные ставки на строительные машины и оборудование, транспортные средства, что отражается на существенных затратах и дополнительном времени на поиск необходимой строительной техники.

Библиографический список:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 21.12.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 29.12.2021) [режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/7b14f3572ac092fdf0b4b29126a3b93bf96e05b7/] [Электронный ресурс]
  2. Filippova T.Ya., Kuzovleva I.A. Assessment of the Competitive Environment and the Contractor Selection Criteria for the Execution of State and Municipal Contracts// Materials and Technologies in Construction and Architecture. International Conference on Construction and Architecture: Theory and Practice of Industry Development (CATPID 2018): материал. Conf. Series forum.- IOP conference series.- Кисловодск: — 12, 2018.- fol 698.- [режим доступа: https://doi.org/10.4028/www.scientific.net/MSF.931.1187] [Электронный ресурс] – С.1187-1194.
  3. Силкина Т.Я. Обеспечение конкурентоспособности инновационно активных строительных предприятий на основе изменения структуры их имущественного комплекса: автореферат дис. … кандидата экономических наук : 08.00.05 / Силкина Татьяна Яковлевна; [ Брян. гос. ун-т им. акад. И.Г. Петровского]. — Брянск, 2011. — 24 с.
  4. Федеральная служба государственной статистики [режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/14304] [Электронный ресурс]

Этико-правовые аспекты защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований

Введение

Геномика и генетика человека имеют фундаментальное научное значение и коммерческую ценность. Данные области научного знания приобрели известность в эпоху роста государственного и частного финансирования исследований и разработок в области биотехнологии и фармацевтики. В данном контексте патенты на технологии ДНК — центральный элемент, иллюстрирующий, как патентное право адаптируется к новым геномным технологиям. Патенты в значительной степени сыграли свою важную роль в привлечении инвестиций в инженерные разработки, включая дорогостоящие клинические исследования. Патенты на методы секвенирования последовательности ДНК, относящиеся к клиническому генетическому тестированию, свидетельствует о наличии большего количества проблем, нежели преимуществ, связанных с их использованием, что в значительной степени продиктовано особой практикой лицензирования научных учреждений (университетов). Секвенирование генома человека приведет и уже приводит к нарушению выданных патентов и связанным с этим судебным спорам, вместе  с тем юридическая доктрина пока не выработала единые подходы к защите прав участников рассматриваемых правоотношений.

Управление по патентам и товарным знакам США (USPTO) создало базу данных патентов ДНК, включающая патенты, в которых упоминаются термины, относящиеся к нуклеиновым кислотам (например, ДНК, РНК, нуклеотид, плазмида и т. д.). Специфичность указанной терминологии позволяет учитывать патенты, которые в значительной степени имеют отношение к исследованиям в области генетики и геномики и защищают результат таких исследований. Начиная с 1970-х годов патенты были частью истории развития генетики и геномики, поскольку наука и коммерческая деятельность были плотно взаимосвязаны друг с другом. Кроме того, генетика и геномика имели прямое отношение к биотехнологиям в медицине, сельском хозяйстве, энергетике, сфере защиты окружающей среды и других секторов экономики. Первые «ДНК-патенты» были выданы в 1970-х годах, но в середине 1990-х их число резко возросло, когда развитие молекулярно-генетических методов позволило производить патентоспособные изобретения. С этого момента в западных государствах возникла острая необходимость в разработке правового регулирования защиты результатов научных исследований, связанных с новейшими биотехнологиями. При этом экспертное сообщество осознавало, что правовые аспекты защиты результатов таких исследований должно тесно переплетаться с необходимостью соблюдения норм этики.

Патент можно определить как предоставление государством исключительных прав на ограниченный период времени в отношении нового и полезного изобретения, действие которого обычно ограничивается территорией государства, выдавшего патент (Grubb P.W. Patents for Chemicals, Pharmaceuticals and Biotechnology // Oxford: Oxford University Press, 2004. Pp. 165–166.). Следовательно, патентная охрана за пределами государства требует наличия индивидуального патента в каждой стране, чему способствуют централизованные международные процедуры подачи патентных заявок. Патентное право на изобретение защищает его от несанкционированного коммерческого использования другими лицами.

Генетическая материя, которая может быть воспроизведена с помощью выделения или клонирования гена, считается искусственным изобретением и, следовательно, может быть запатентована при условии, что эта материя, её функция или способ создания являются изобретением, соответствует критерию новизны, неочевидности с точки зрения современных знаний и промышленной применимости.

Рекомендация по лицензированию генетических изобретений ОЭСР определила генетическое изобретение как включающее нуклеиновые кислоты, нуклеотидные последовательности и продукты их экспрессии; трансформированные клеточные линии; векторы; а также методы, технологии и материалы для создания, использования или анализа таких нуклеиновых кислот, нуклеотидных последовательностей, клеточных линий или векторов (OECD: Guidelines for the licensing of genetic inventions. OECD Council, 2006.).

Основными критериями патентоспособности являются: а) отнесение патентуемого объекта к изобретению; б) новизна; в) изобретательский уровень и г) промышленная применимость. Данные критерии отражены в Европейской патентной конвенции (EPC), а также в национальных законах о патентах. После выдачи патента его можно использовать для ограничения коммерческого и профессионального использования другими лицами: чтобы иметь возможность использовать запатентованный метод, потенциальному пользователю нужна лицензия. Примером изобретения, глобально используемого посредством лицензии, является технология ПЦР, защищенная патентами, принадлежащими F Hoffmann-La Roche Ltd. Считается, что быстрое развитие биотехнологии возможно благодаря сотрудничеству и совместному лицензированию между несколькими участниками [7].

В данной статье авторы анализируют зарубежный опыт патентной защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований, особое внимание уделяя проблемам судебной практики. На основе анализа авторами сформулированы рекомендации российскому законодателю.

 

Основная часть

Целями настоящего исследования являются изучение, взаимное сопоставление и оценка моделей защиты результатов научной деятельности на примере Европейского Союза,  формулирование предложений по модернизации правового регулирования Российской Федерации в области защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований.

В основу исследования были положены два метода, которые являются одновременно общенаучными и специальными юридическими: системный подход и сравнительный метод в его правовом аспекте (юридическая компаративистика). Другие применяемые юридические методы: формально-юридический анализ источников права, исторический (историко-правовой), метод правового моделирования.

Как только патенты на биотехнологии увидели свет, экспертное сообщество стало относится к ним с подозрением, поскольку считалось, что речь идет о «патентовании форм жизни». Вместе с тем, хотя ген и может быть секвенирован или идентифицирован с использованием биологических тканей отдельных пациентов, запатентованный продукт представляет собой неживую (искусственную) часть информации, касающейся генетической материи [4]. Кроме того, звучали аргументы о «святости» человеческой жизни, что поддерживало тезис об оскорблении человеческого достоинства введением таких патентов. Вдобавок были поставлены под сомнение новизна и природа патентуемых результатов генетических исследований, поскольку они относятся к материалам, существующим в природе [5]. Существует точка зрения, согласно которой прослеживается взаимосвязь между патентами на природные химические соединения и генетические патенты, что косвенно может выступать аргументом в поддержку последних. Противники данной точки зрения говорят, что эта аналогия игнорирует тот факт, что ДНК — это не просто молекула, а биологическая инструкции для построения белков, поэтому о патентовании её не может быть и речи.

Ключевым в данном контексте остается вопрос, должен ли какой-либо субъект обладать исключительным правом на гены. Не секрет, что идея патентования генов находится в серьезном противоречии с общечеловеческими представлениями о справедливости и морали, о человеческом достоинстве, геномной наследственности и общих интересах. Человеческий ген или его часть считается явлением природного (естественного) происхождения и поэтому он может быть только обнаружен, но не изобретен. Возможность изолировать отдельный ген или подвергнуть его иной обработке не влияют на данный факт. Примечательно, что, хотя информация о естественном гене не покрывается патентом на его клонированную и изолированную последовательность, любое использование информации о гене нарушит патент на его клонированную или изолированную часть [1]. Именно поэтому, формулировки статьи 5 Директивы Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 98/44/EC от 6 июля 1998 г. о правовой охране биотехнологических изобретений (Прим.: Согласно пункту 1 статьи 5 Директивы «тело человека на разных этапах его формирования и развития, а также простое открытие одного из его элементов, включая последовательность или частичную последовательность генов, не может представлять собой патентоспособное изобретение». В соответствие с пунктом 2 указанной статьи «элемент, выделенный из тела человека или произведенный иным образом посредством технического процесса, включая последовательность или частичную последовательность генов, может представлять собой патентоспособное изобретение, даже если структура такого элемента идентична структуре естественного элемента».) (далее — Директива о биотехнологиях) представляют собой не что иное, как семантическую игру.

Директива о биотехнологиях признает, что патентное право должно применяться таким образом, чтобы уважать фундаментальные принципы защиты достоинства и неприкосновенности личности, и ссылается на данные принципиальные положения, отраженные в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Например, Европейское общество генетики человека (Европейское общество генетики человека (ESHG)-некоммерческая организация, которая продвигает исследования, облегчает коммуникацию и поощряет передовую практику применения человеческой и медицинской генетики, особенно в Европе.) в контексте патентов на гены BRCA выразило озабоченность по поводу заявок, в которых явно затронуты расовые, семейные и этнические аспекты. Патентообладатели учитывали пределы патентоспособности, когда сделали следующее указание в формуле для сохранения патента: «диагностика предрасположенности к раку груди у ашкеназских еврейских женщин». С другой стороны, не совсем понятно, почему такое указание не является корректным.

Вопрос о том, вторгаются ли генетические патенты в природу человека, нарушают ли они человеческое достоинство и неприкосновенность, демонстрируя отношение к личности как к товару, по-прежнему остается открытым. Часто утверждают, что человек — это нечто большее, чем просто совокупность генов. Также справедливо утверждать, что личная неприкосновенность состоит не только из совокупности генов, но и из определенных черт, которые в некоторых случаях определяются генами. Уважение автономии личности предполагает, чтобы лицу, генетический материал которого используются в изобретении, была предоставлена соответствующая информация и на основании этой информации им было дано соответствующее согласие.

Конвенция о правах человека и биомедицине 1997 года устанавливает, что «тело человека и его части не должны как таковые являться источником получения финансовой выгоды» (URL: https://rm.coe.int/168007d004). Это положение касается коммерциализации и незаконного оборота человеческих органов и тканей. Тем не менее, как правило, на национальном уровне законодательно не запрещено возмещать необходимые расходы донорам крови или зародышевых клеток. Причины предотвращения коммерциализации оборота органов и тканей заключаются в следующем: во-первых, человеческое тело не должно использоваться в инструментальных целях, во-вторых, данная позиция направлена на защиту тех, кто из-за нехватки финансовых ресурсов решится на продажу органов и тканей. Данная Конвенция не регулирует вопросы патентования, однако, ряд экспертов утверждает, что принцип некоммерческого использования человеческого тела не может быть истолкован как препятствие патентованию искусственно выделенных генов.

В данном контексте важно сказать несколько слов об информированном согласии. Оно призвано защитить неприкосновенность личности. Добровольное информированное согласие — из наиболее устоявшихся принципов регулирования геномных и генетических исследований и постулатов медицинского законодательства: проведение геномных и генетических исследований без соответствующего согласия запрещено и криминализированы во многих странах (например, кража генетической информации в Великобритании, нарушение процедуры проведения исследований в Финляндии и т. д.). Ссылаясь на статью 5 (b) Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека 1997 года, Международный комитет по биоэтике (МКБ) ЮНЕСКО потребовал неукоснительного соблюдения этого универсального биоэтического принципа (URL: https://ru.unesco.org/themes/etika-nauki-i-tehniki/deklaratsiya-genom-prava-cheloveka).

В преамбуле Директивы о биотехнологиях указано, что «если изобретение основано на биологическом материале человеческого происхождения или если в нем используется такой материал, при подаче заявки на патент лицо, чей генетический материал использовался в изобретении, должно иметь возможность выразить свободное и осознанное согласие на это в соответствии с национальным законодательством» (Directive 98/44/EC of the European Parliament and of the Council of 6 July 1998 on the legal protection of biotechnological inventions OJ L 213, 30.7.1998, p. 13–21. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A31998L0044). Несмотря на то, что существует некоторая неопределенность в отношении того, является ли положения преамбулы Директивы обязательными, настоятельно рекомендуется также проинформировать субъекта исследования о предоставлении информированного согласия.

Положение об информированном согласии поддерживается также абзацем 16 преамбулы Директивы о биотехнологиях, в которой говорится, что патентное право должно применяться таким образом, чтобы уважать основополагающие принципы защиты достоинства и неприкосновенности личности. Необходимо отметить, что нормативные положения о необходимости предоставления информированного согласия не было включены ни в одну из статей Директивы из-за активного лоббирования данной позиции со стороны представителей биотехнологической индустрии (Directive 98/44/EC of the European Parliament and of the Council of 6 July 1998 on the legal protection of biotechnological inventions OJ L 213, 30.7.1998, p. 13–21. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A31998L0044).

Одним из наиболее резонансных дел, посвященных вопросам информированного согласия, стало дело, рассмотренное судом США – дело Мура [5]. В рамках данного дела суд постановил, что пациентам следует обеспечить право распоряжения собственным телом и предоставить всю необходимую информацию для получения согласия на медицинское вмешательство.

Обеспечение открытости исследований и достоверной информации об их результатах имеют решающее значение для поддержания общественного доверия к исследованиям и привлечения участников. Предоставление достоверной и достаточной информация для субъектов исследования — это первый шаг. Имеет значение также общее расширение прав и возможностей отдельных лиц, поскольку полноценная автономия воли не обязательно реализуется лишь через процедуру информированного согласия.

Тем не менее, Суд Европейского Союза подтвердил, что сфера действия Директивы о биотехнологиях должна быть ограничена установлением принципов, применимых к патентоспособности биологического материала и обеспечению правовой защиты. Впоследствии был сделан вывод о том, что Директива не может регулировать вопросы информированного согласия, которое по-прежнему регламентируется национальным законодательством. Генеральный адвокат подчеркнул тот факт, что Директива не направлена на регулирование использования биотехнологических изобретений, а затрагивает лишь их патентоспособность. Далее в его заключении утверждается, что «действие, кроме того, подчеркивает важность регулирования на национальном уровне использования биотехнологического материала именно потому, что такое использование, поскольку оно выходит за рамки параметров патентоспособности, не регулируется — да и не может регулироваться Директивой» (URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:61998CJ0377&from=EN). В частности, должны быть приняты соответствующие меры для обеспечения соблюдения принципа информированного согласия всякий раз, когда из тела человека взят биологический материал, который может быть использован в научных или технологических целях (пункт 228 в заключении генерального адвоката Джейкобса по делу C-377/98) (URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:61998CJ0377&from=EN).

Особое значение в контексте обеспечения защиты результатов научной деятельности в области геномных исследований отведено вопросу распределения выгод от применения таких результатов. При этом все чаще и чаще слышится мнение в пользу совместного использования выгод, что означает, что выгоды, полученные от использования генетических данных человека, протеомных данных человека или биологических образцов, собранных для медицинских и научных исследований, должны быть возвращены обществу, группам населения или индивидам, принимающим участие в исследованиях. ЮНЕСКО отмечает следующие формы совместного использования благ, связанных с результатами исследований:

1) особая помощь и признание правосубъектности лиц и групп, принявших участие в исследовании;

2) доступ к качественной медицинской помощи;

3) применение новых диагностических и терапевтических методов или продуктов, полученных в результате исследований;

4) поддержка служб здравоохранения;

5) обеспечение доступа к научным и технологическим знаниям;

6) развитие и укрепление потенциала развивающихся стран по сбору и обработке генетических данных человека и иные условия.

Во Всеобщей декларации ЮНЕСКО о биоэтике и правах человека, принятой на Генеральной конференции ЮНЕСКО, состоявшейся в октябре 2005 г., указанный вопрос рассматривается в статье 15, где указано, что «блага, связанные с проведением любых научных исследований и применением их результатов, следует использовать совместно со всем обществом и международным сообществом, в частности с развивающимися странами». Особое значение имеет то, что в документе также упоминается применение новых диагностических и терапевтических методик или продуктов, разработанных в результате исследований. Данная статья практически идентична статье 19 Международной декларации о генетических данных человека 2003 года (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/genome_dec.shtml). Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека 1997 года (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/human_genome.shtml) также утверждает, что «следует обеспечивать всеобщий доступ к достижениям науки в области биологии, генетики и медицины, касающимся генома человека, при должном уважении достоинства и прав каждого человека» (статья 12) (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/human_genome.shtml).

Организации генома человека (HUGO) (Human Genome Organisation (HUGO). Bermuda Declaration, International Strategy Meeting on Human Genome Sequencing (Bermuda, 25th–28th February, 1996), 1996.) провозгласила, что геном человека является наследием человечества, что требует свободного публичного доступа к генетической информации, полученной в рамках общественных проектов. Кроме того, в 2000 г. HUGO сделала четкое заявление о совместном использовании благ, в котором, в частности, рекомендовала, чтобы «все человечество совместно использовало блага, полученные в результате генетических исследований, и имело доступ к ним» (Human Genome Organisation (HUGO). Ethics Committee: Statement on Benefit sharing, 2000.). HUGO также признает, что исследователи, учреждения и коммерческие организации должны иметь право на справедливую прибыль за интеллектуальный и финансовый вклад в создании баз данных генетической информации. HUGO представила модель, в которой коммерческие организации выделяют определенный процент (например, 1–3%) своей годовой чистой прибыли на инфраструктуру здравоохранения и (или) гуманитарную деятельность (Human Genome Organisation (HUGO): Intellectual property committee: statement on patenting of DNA sequences in particular response to the European biotechnology directive, 2000.). Такая идеология совместного использования благ в значительной степени поддерживается мировым сообществом. Однако необходимы практико-ориентированные инициативы, чтобы продемонстрировать, как исключительность генетических патентов вписывается в положения о совместном использовании выгод.

Директива о биотехнологиях, а также Европейская патентная конвенция содержат отдельные этико-правовые положения, исключающие патентоспособность некоторых результатов генетических исследований. В соответствии с Директивой о биотехнологиях изобретения считаются непатентоспособными, если их коммерческое использование противоречит общественному порядку или морали. Правовая концепция общественного порядка относится к защите основополагающих общественных интересов.

Наличие лишь запретительных мер в нормативном акте не означает, что коммерческое использование изобретения противоречит общественному порядку или морали. Директива о биотехнологиях перечисляет некоторые способы и методы генетических исследований, которые предполагают непатентоспособный результат.

Европейская патентная конвенция предусматривает, что изобретения, публикация или использование которых противоречили бы общественному порядку или морали, не могут получить патент. Использование изобретения не должно рассматриваться как нарушение общественного порядка только потому, что оно запрещено в некоторых или во всех государствах-участниках указанной Конвенции.

Патентное право предполагает, что патентный орган не должен обращать внимание на последствия патента. Нормы этики и права содержательно варьируются в государствах Европы, например, в отношении определения юридического начала жизни и, следовательно, правил исследования эмбриона. Следовательно, изобретение не может быть противоречить нормам морали только потому, что некоторым оно не нравится, а только в том случае, если оно глубоко оскорбительно для подавляющего большинства населения [3].

Аналогично, рассмотрение экономических последствий патентования не входит в компетенцию Европейского патентного ведомства, поэтому тот факт, что патент может привести к негативным экономическим последствиям для какой-либо третьей стороны, не является причиной для отказа в патентной защите.

Должен ли патентный орган выполнять функции этического контроллера? Совет Наффилда по биоэтике (Nuffield Council on Bioethics: The ethics of patenting DNA, a discussion paper. Nuffield Council on Bioethics 2002) заявляет, что оценка вопросов морали или общественного порядка требует философских, этических и других знаний. Включение норм этики в Европейскую патентную конвенцию не является допустимым в том числе и потому, что положение о публичном (общественном) порядке не может помешать кому-либо делать что-то противоречащее нормам этики. Кроме того, за патентным органом не закрепляются полномочия определять инновационную политику [6]. В качестве  контраргумента может выступать тезис о том, что патентная система также не должна поддерживать явно неэтичную практику. Также следует признать, что патент, даже если он вступил в силу, еще не оправдывает его использование. Использование патента должно соответствовать и другим правилам. Поскольку в Патентный закон США не содержит норм этики, европейское нормативное регулирование по аналогии также стремилось ограничить использование норм этики, чтобы не допустить создание барьеров развитию инноваций.
Любопытен случай с выдачей патента в связи с «мышами Harvard-ONCO» [5]. Было установлено, что польза исследований для человека перевешивала страдания мышей (Harvard / ONCO-mouse (1991) EPR 525) (URL: https://register.epo.org/application?number=EP85304490). Претензии в связи с причинением страданий млекопитающим были признаны недействительными как противоречащие общественному порядку и морали.

Одним из известных случаев использования генетического материала человека является процедура возражения по патенту, выданному на белок «H2 Relaxin» (Howard Florey / Relaxin (1995) EPOR 541) (Howard Florey / Relaxin (1995) EPOR 541). Выделение белка потребовало удаления ткани у беременных женщин. Отдельные эксперты сочли участие беременных женщин в исследовании аморальным, поскольку, в частности, коммерциализация уязвимого положения беременных женщин рассматривалась как нарушение человеческого достоинства, что вполне могло привести к «современному рабству» (Nationaler Ethikrat (German National Ethics Council): The patenting of biotechnological inventions involving the use of biological material of human origin. Opinion. Nationaler Ethikrat, 2005.). Вместе с тем было указано, что женщины дали осознанное согласие, и ни одна женщина не будет связана этим конкретным патентом. При этом аспект человеческого достоинства не затрагивался.

В свое время Международный комитет по биоэтике (МКБ) предложила Всемирной торговой организации (ВТО) разъяснить, что в соответствии с положением статьи 27 (2) Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) геном человека не подлежит патентованию на основании изложенных в нем соображений общественных интересов, в частности, общественного порядка, морали и защиты жизни и здоровья человека (International Bioethics Committee. Report of the IBC on Ethics, Intellectual Property and Genomics (Justice Michael Kurby, rapporteur), Paris 2002,). МКБ рекомендовал несколько способов разработки этически обоснованного подхода к проблеме интеллектуальной собственности и геномики. В отсутствие прогресса решения вопроса МКБ заявил, что он рассмотрит возможность рекомендовать глобальный мораторий на выдачу дополнительных патентов на Генеральной конференции ЮНЕСКО (International Bioethics Committee. Report of the IBC on Ethics, Intellectual Property and Genomics (Justice Michael Kurby, rapporteur), Paris 2002,).

Необходимо также подчеркнуть, что основания общественного порядка и морали рассматривались как основания для отказа в выдаче патента Европейским патентным ведомством лишь только в очень редких случаях. Вместе с тем, по мере развития геномных технологий, их стремительного проникновения в нашу жизнь вопросы, подобного рода вопросы будут возникать все чаще.

 

Заключение

Представленный анализ европейского этико-правового регулирования защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований свидетельствует о размытости формулировок, к которым прибегает европейский законодатель в части включения этических аспектов в контекст патентования. Наднациональное регулирование, рассмотренное в настоящей статье, может быть использовано в качестве примера для включения аналогичных по своему содержанию норм (в части формулировки критерием исключения патентоспособности изобретения) в Евразийскую патентную конвенцию (URL: https://www.eapo.org/ru/?documents=inventions), действующую во взаимоотношениях государств — участников Евразийского экономического союза. Как известно, Евразийская патентная конвенция содержит значительное количество процедурных норм. Материально-правовым регулированием охвачен небольшой круг вопросов (в том числе в аспекте критериев исключения патентоспособности Конвенция не содержит релевантных формулировок).

Что же касается правового регулирования патентования результатов научной деятельности в области геномных исследований, то здесь необходимо отметить, что в Гражданском кодексе Российской Федерации (статья 1349) перечислены непатентоспособные объекты. К ним относятся: 1) способы клонирования человека и его клон; 2) способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека; 3) использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях. В качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств), в том числе к применению продукта или способа по определенному назначению. Изобретение охраняется правом, если оно является новым (то есть ранее подобного не было), имеет изобретательский уровень (для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники) и промышленно применимо. Уровень техники для изобретения включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения. Вместе с тем ряд вопросов остается без ответа, что требует совершенно определенной реакции законодателя. Нормативные лакуны затрагивают следующие аспекты:

а)  претендование/непретендование доноров биоматериала на патент или часть прибыли от использования «биотехнологического» патента;

б) развитие патентования геномных биотехнологий в условиях цифровизации.

Ответы на указанные важнейшие этико-правовые вопросы смогут не только обеспечить эффективную юридическую систему защиты новейших объектов патентных прав, но и позволят стимулировать развитие рынка геномных и генетических технологий.

Библиографический список:

  1. Baldwin T. Problems in applying the patent system to human genes and possible solutions to these problems // The Ethics of patenting human genes and stem cells. Conference Report and summaries, The Danish Council of Ethics, 2004.
  2. Bovenberg J. Whose tissue is it anyway? // Nature Biotech, 2005. № 23. Pp. 929–933.
  3. Grubb P.W. Patents for Chemicals, Pharmaceuticals and Biotechnology // Oxford: Oxford University Press, 2004. Pp.165–166.
  4. Launis V. Multidimensional Bioethics. A Pluralistic Approach to the Ethics of Modern Human Biotechnology // Turku: Painosalama Oy, 2001.
  5. Laurie G. Genetic Privacy, A Challenge to Medico-Legal Norms // Cambridge: Cambridge University Press, 2002. Pp. 304–307.
  6. Mason J.K., Laurie G.T. Mason and McCall Smith’s Law and Medical Ethics // Oxford: Oxford University Press, 2006.
  7. Nunnally A.C., Webster C.J., Brown S.A., Cohen G.A. Genetic patent protection in the pharmaceutical and biotechnology industries // Community Genet, 2005. № 8 (4). Pp. 209–216.

Рост цифровых кинотеатров и платформ как альтернатива телевидению

Введение

В настоящее время, в связи с глобальной цифровой революцией, берущей свое начало в середине 20 века, появляется множество новых форм производства и потребления различных материальных и духовных благ. Прародителями этих форм производства и потребления являются цифровые технологии, которые вместе с тем меняют и все сферы жизни человека (быт, коммуникацию, профессиональную деятельность, культуру, политику и т.д.).

Мы живем в эпоху развития информационных технологий, где интернет становится важнейшим фактором производства. Практически любой бизнес, на сегодняшний день, так или иначе связан с использованием всемирной паутины. Не исключением стало и кино.

Одно из основных изменений, произошедших по причине появления и развития таких интернет-технологий, как онлайн-кинотеатры, это то, что человек стал потреблять гораздо больше медиа контента, чем это было раньше. Так, например, исследование, посвященное изучению медиа-потребления в России за период с 2012 года по 2015 год, проведенное исследовательским центром «Делойта», показало, что за эти 3 года объем медиа-потребления среди жителей России увеличился (37% опрошенных отмечают увеличение собственного потребления медиа-контента), 61% опрошенных связывают этот факт с внедрением посредством интернета новых технологий. Также причинами такого роста могут послужить: во-первых, то, что выпускаемого съемочными студиями контента стало в разы больше, появилось невероятное множество различных сериалов, а новые фильмы появляются чуть ли не каждый день; во-вторых, возможностей просмотра стало гораздо больше, мобильные устройства такие, как: ноутбуки, планшеты, смартфоны помогают людям смотреть кино, где бы они не находились и чем бы не занимались.

 

Результаты исследований

О стремительном росте онлайн кинотеатров, в последнее время, можно свидетельствовать, опираясь как минимум на два источника. Во-первых, исследование интернет-портала «LiveInternet.ru», являющегося сервисом для сбора статистики интернет ресурсов, показало, что за период новогодних праздников в 2016 году проект, созданный компанией «Афиша.ru», под названием «Новогодний Кинозал», который объединил 11 онлайн-кинотеатров, посетило на 17% больше человек, чем за тот же период в 2015 году. Во-вторых, Аналитическое агентство «ТМТ Консалтинг» результатом своего исследования показало, что аудитория онлайн-кинотеатров, пользующаяся платными подписками, по итогам 2020 года выросла на 52%, общая аудитория – на 16%, а в целом российский рынок онлайн-кинотеатров за год вырос на 66%. Эти два исследования одни из множества фактов, показывающих заинтересованность людей в потреблении контента на просторах онлайн-кинотеатров.

По праву одним из первых онлайн-видеосервисов, предоставляющим просмотр продуктов кинематографа по запросу является американская компания Netflix. Эта компания была основана в 1997 году ученым и математиком Ридом Хастингсом и директором по маркетингу Марком Рудольфом на часть суммы, вырученной за продажу Хастингсом своей компании Pure Software. Изначально компания Netflix занималась сдачей в аренду дисков с фильмами. Происходило это следующим образом – любой желающий мог заказать на сайте любой фильм на DVD, взяв его напрокат и заплатив за это 6 долларов (4 доллара за сам прокат, 2 доллара за пересылку). Спустя время появляется новый способ оплаты – месячная подписка, но стоимость ее уже значительно дороже — 18 долларов. Любой подписавшийся заказывает тот или иной диск с фильмом на сайте, и по прошествии определенного времени отсылает его обратно, после чего получает другой. Так происходит до того момента, пока не закончится подписка.

Весь контент, представленный на Netflix, полностью принадлежит этой компании и производится ей же почти во всех странах мира. Эта практика нацелена на то, чтобы угодить всем желаниям и потребностям людей разных культур и ментальностей. В свою очередь для того, чтобы контент был понятен всем потребителям из любого уголка земного шара, контент должен быть переведен на разные языки и иметь субтитры. В Netflix эта проблема решилась путем создания в 2017 году платформы для онлайн-тестирования переводчиков, которую назвали – Hermes.

В России первые видеосервисы, предоставляющие легальный просмотр фильмов онлайн, начали появляться еще в 2008 году, одним из первых был «Рамблер.Кинозал», который, используя рекламный тип монетизации в своей деятельности, не завоевал доверия, и не стал востребованным среди пользователей. Так, в настоящие время основные игроки на российском рынке онлайн-видеосервисов используют другие типы монетизации, отличающиеся от типа монетизации свойственного «Рамблер.Кинозал»:

  1. AVoD (Advertising Video on Demand) – это такой вид монетизации, при котором доступ к видеофайлу предоставляется пользователю за счет спонсоров, рекламные ролики, которых появляются во время просмотра видео с некоторой периодичностью;
  2. SVoD (Subscription Video on Demand) – данная модель предоставляет пользователю любой контент, входящий в подписку, которую он может приобрести за определенную плату на определенный срок, обычно это недельная, месячная или годовая подписки. Также многие сервисы предоставляют возможность новым пользователям оформлять пробные подписки – это такая же подписка, как и обычная, только приобрести ее можно исключительно новым зарегистрированным пользователям, ни разу не приобретавшим какую-либо из них. Обычно такие подписки возможно оформить сроком на три дня или одну неделю, далее придется платить деньги;
  3. TVoD (Transactional Video on Demand) – тип монетизации, дающий возможность пользователю арендовать фильм на определенный срок, который ограничен либо количеством возможных просмотров, либо временным промежутком, за который его можно посмотреть;
  4. EST (Electronic Sell-Through) – модель монетизации, предоставляющая возможность пользователю приобрести фильм за определенную стоимость и дает право на дальнейший его просмотр в любое время и без каких-либо ограничений (например, рекламы).

С приходом на российский рынок платных услуг онлайн-кинотеатров начинается их стремительный рост. Это активное развитие начинается с запуска в феврале 2010 года онлайн-кинотеатра «ivi.ru», который в первый же день привлек на свой сайт около 180 тысяч человек. На данный момент этот сайт является крупнейшим интернет видео-сервисом в России, аудитория которого достигает 48 миллионов человек. Владельцем данной платформы является кипрская компания Ivi.ru Media Limited. Данный сервис сотрудничает с такими студиями, как Paramount Pictures, Sony Pictures, 20th Century Fox, Universal Studios, Walt Disney Pictures, Warner Bros., Columbia Pictures, Централ Партнершип, Базелевс, СТС, НТВ и т.д. Отличительной особенностью данного «онлайн-кинотеатра» является появление новинок российского проката, после их премьеры в кинотеатрах, до релиза их на DVD, а в некоторых случаях и совместно с прокатом в кинотеатрах.

В ноябре 2011 года свою работу начал сервис «Megogo.net». Владельцем этой платформы является кипрская компания Magavin Enterprises Limited. Видеосервис вышел на рынок в тот момент, когда в сети интернет активно были развиты «пиратские» сайты, по причине чего, первым типом монетизации Megogo выбрал бесплатный просмотр фильмов с рекламой. В последствии основной моделью стала ежемесячная подписка, отличающаяся по количеству предоставляемого контента и качеству изображения.

В 2011 году появляется еще один онлайн-видеосервис – «ökko», позиционирующий себя, как премиальный. Владельцами данного кинотеатра являлись «Rambler Group» до того момента, пока их не выкупил «Сбербанк». По данным официального сайта «okko.tv», в каталоге этого онлайн-кинотеатра 35000 фильмов, мультфильмов и сериалов. «Ökko» — первый онлайн-кинотеатр, в котором используются передовые технологии звука и изображения такие, как: 4K, Ultra HD, 3D, Dolby, Dolby Atmos. Все эти форматы качества создают ощущения кинотеатрального просмотра.

В 2013 году компания ЗАО «Амедиа» совместно с компанией «SPB TV» запустили сервис под названием «Амедиатека». Он объединяет в себе контент телекомпании «Амедиа», а также специализируется на показе сериалов от телесети «HBO». В июле 2017 года онлайн-кинотеатр «Амедиатека» получил статус «Home of HBO», это означает то, что теперь все сериалы данной телесети будут выходить в России в то же время, что и в США.

Рассмотрев основных игроков на рынке онлайн видеосервисов, предоставляющих на своих просторах контент не собственного производства, стоит также выделить видеосервисы, которые полностью переняли модель Netflix. Одним из таких сервисов является онлайн-кинотеатр START. Запущен данный видеосервис был в октябре 2017 года. Контент, представленный на данной площадке, также как и Netflix, принадлежит и производится самой компанией. Сам же контент включает: кино, сериалы и мультфильмы. Единственным типом монетизации сервиса является ежемесячная подписка с фиксированной ценой. Данный онлайн-кинотеатр по данным с официального сайта, доступен по всему миру, и каталог его сериалов меняется в зависимости от страны пользователя.

Вторым видеосервисом, построенным на наиболее похожей модели Netflix, является онлайн-кинотеатр «Premier», основанный 16 августа 2018 года и принадлежащий компании Газпром-медиа. Контент, представленный на площадке, принадлежит и производится этой компанией (Газпром-медиа) и включает в себя: сериалы, фильмы, спортивные матчи и шоу телеканалов, которыми владеют («ТНТ», «ТНТ4», «2×2», «ТВ3», «Матч ТВ» и «МАТЧ ПРЕМЬЕР»).

Еще одним видеосервисом, который также построен на близкой Netflix бизнес-модели, выступает More TV. Эта онлайн платформа была создана в 2019 году. Владельцами сервиса являются «Национальная медиа группа» и принадлежащая ей «СТС медиа». Часть контента, представленного на просторах этой площадки, является ее собственностью. Также контент онлайн-видеосервиса включает в себя: зарубежные премьеры, одновременно со всем миром, 42 телеканала, российские сериалы, до премьеры на ТВ, турниры UFC, а также классика мирового кино. Тип монетизации видеосервиса – ежемесячная подписка с фиксированной ценой. Аналогично двум вышеописанным онлайн-кинотеатрам, данный сервис также работает по всему миру, предоставляя контент в зависимости от страны пользователя.

Таким образом, по итогу рассмотрения функционирования онлайн-видеосервисов в России, становится явным, что их бизнес-модель, позаимствованная у Netflix и в некоторых моментах модернизированная под российский рынок, имеет плодотворное развитие и в наших отечественных реалиях, она не стоит на месте и с каждым годом своей деятельностью доказывает свой потенциал на новом рынке, что в свою очередь дает возможность предполагать о появлении и развитии нового типа потребительских практик – онлайн потребления.

Онлайн-платформы создают качественно новый уровень ведения бизнеса, способствуя созданию новых практик и областей интереса, возникновению массового потребления онлайн контента, улучшению процесса предоставления и производства услуг, а также удовлетворению потребностей своих пользователей. Работа онлайн-видеосервисов нацелена на привлечение все большего количества пользователей, а также на создание лояльности своих пользователей, для дальнейшего увеличения продолжительности проводимого ими времени на цифровых площадках. Описанное выше функционирование онлайн-видеосервисов способствует созданию новых практик потребления, вызывая изменения в культуре этого потребления.

В связи с цифровизацией производства и дистрибуции услуг кинематографа, происходят изменения в сфере потребления кино, по этой причине важно уделить внимание рассмотрению процесса изменения потребления кино в обществе. До появления в России широкополосного доступа в интернет, проводить досуг за просмотром кино люди имели возможность либо дома, либо непосредственно в самом кинотеатре. Домашний способ просмотра подразумевал наличие телевизора, подключенного к аналоговому телевидению, либо видеопроигрывателя, подключаемого к телевизору. Просмотр любого контента ограничивался тем, какие фильмы, шоу или сериалы были в программе телеканала, либо тем, какие кассеты или DVD-диски с записанными на них фильмами или сериалами имелись в наличии. Для того, чтобы посмотреть желаемый фильм приходилось либо ждать его показа в определенный день или определенного времени, когда его будут транслировать по телевизору, либо искать его «DVD» версию в магазине, что могло доставлять трудности при поиске нужного «диска» с фильмом, вынуждая людей обходить несколько магазинов в поиске такового. При этом, наиболее почитаемым людьми вариантом просмотра кинокартин был кинотеатр. Кинотеатр выступал тем местом, в котором человек мог полностью погрузиться в мир, показанный на экране. Походы в кинотеатр стали целой культурой, сам процесс получения информации о фильмах и показах требовал выхода на улицу и изучения киноафиш. Для того, чтобы приобрести билет на киносеанс требовалось много времени, чтобы отстоять в очереди, нередко людям приходилось сталкиваться со «сложными ситуациями коммуникации и конфликтами с другими потенциальными зрителями». Таким образом, раньше поход в кинотеатр представлял собой многоступенчатую модель, преодоление которой, требовало много времени, а также «напряжения физических и душевных сил, была связана с преодолением пространства, с ожиданием и волнением». Иными словами, существовала особая культура потребления кино, где поход в кинотеатр имел большую значимость для людей, а просмотр кино был чем-то особенным.

Новые возможности просмотра, возникшие благодаря стремительному росту онлайн-кинотеатров, изменяют процесс потребления кинематографа, и тем самым трансформируют культуру просмотра кино.

Выбирая контент, который смотрит большинство (рейтинг которого выше), пользователь онлайн-видеосервисов, сам того не осознавая, потребляет ценности, навязанные большинством. При этом данные ценности могут не перениматься, что связанно с описанным выше увеличением потребления контента.

Анализ того, какие ценности в основном транслируются российскому потребителю услуг онлайн-видеосерисов, проведен на примере наиболее популярного контента онлайн-видеосервиса – ivi, с помощью классификации ценностей. Используемый для анализа контент в свое число будет включать: наиболее просматриваемые фильмы и сериалы российского и зарубежного производства.

В таблице приведен перечень наиболее популярных фильмов и сериалов, рейтинг которых на 2021 года является наиболее высоким. Также определены жанры и транслируемые ценности этих продуктов кинематографа.

 

Таблица 1. Наиболее популярный контент среди российского потребителя

Название Год Жанр Транслируемые ценности
Российские фильмы Спутник 2020 фантастика, триллер, драма героизм
Марафон желаний 2020 комедия, мелодрама любовь, самореализация
Т34 2019 драма, военный, боевик, история героизм
Один вдох 2020 драма, спорт спортивные достижения
Гудбай Америка 2020 мелодрама, комедия самореализация
Российские сериалы Мажор 2014 Детектив, криминал любовь, семья
Нежность 2020 мелодрама, комедия любовь, карьера, самореализация
Триггер 2020 Драма карьера, самореализация
Тест на беременность 2014 Мелодрама здоровье, любовь, семья, самореализация
Метод 2015 триллер, криминал, драма самореализация
Зарубежные фильмы Гарри Поттер и философский камень 2001 фэнтези, приключения, семейный дружба, семья, героизм
Джокер 2019 триллер, драма, криминал самореализация, толерантность
Алладин 2019 мюзикл, фэнтези, мелодрама, приключения, семейный дружба, любовь, семья
Покемон. Детектив Пикачу 2019 фантастика, фэнтези, детектив, приключения, семейный дружба, семья, героизм
Форд против Феррари 2019 биография, спорт, драма, боевик дружба, спортивные достижения, семья
Зарубежные сериалы Теория большого взрыва 2007 комедия, мелодрама самореализация, дружба, любовь, статус в обществе
И повсюду тлеют пожары 2020 Драма статус в обществе, семья
Викинги 2013 история, драма, боевик, мелодрама, приключения, военный дружба, любовь, семья
Хороший доктор 2017 Драма образование, любовь, семья, толерантность

 

Так можно обнаружить, что существует определенная иерархия ценностей, транслируемая российским и западным контентом. Самыми популярными ценностями среди этого контента являются: семья, любовь, самореализация и дружба. Подобный результат может говорить о том, что для подавляющего большинства пользователей онлайн-видеосервиса жизненными целями и нравственными ориентирами являются создание ячейки общества и дальнейшая счастливая семейная жизнь, взаимопонимание и поддержка в кругу родных людей, постоянная работа над собой и достижение поставленных целей, развития себя как личности, а также наличие хороших и верных друзей.

Сравнивая транслируемые ценности российского и зарубежного контента, можно наблюдать, что число транслируемых ценностей западного контента включает «толерантность», одновременно отсутствующая в продуктах кинематографа отечественного производства, что может быть объяснено тем, что странам Запада в большей степени свойственны ценности самовыражения, в то время как, посткоммунистическим странам свойственны ценности выживания.

 

Выводы

Таким образом, цифровые платформы становятся движущими силами, запускающими трансформации различных аспектов жизни людей. Новая культура потребления кино, порожденная онлайн-видеосервисами способствует трансформации различных социальных практик, которые, в свою очередь, способны влиять на производимый контент. Обосновав теоретический подход к изучению этих практик, возникает необходимость проведения эмпирического исследования, с целью их детального рассмотрения.

Библиографический список:

  1. Близнец, Е.В. Социокультурные аспекты цифровизации и формирования цифровой культуры // Сборник научный статей преподавателей, аспирантов, магистрантов, студентов. 2019. С. 131-135.
  2. Вартанов, А. С., Сальникова, Е. В. Советский «поход в кино» как культурологический феномен // Художественная культура. 2019. №3. С. 116 — 117.
  3. Григорьев, М. «Газпром-медиа» вышел из состава совладельцев видеосервиса START // 2020. URL: https://telesputnik.ru/materials/companies/news/gazprom-media-vyshel-iz-sostava-sovladeltsev-videoservisa-start/ ИЦ Делойта «Медиапотребление в России. Ключевые тенденции.» // С. 22.
  4. Кошельник, Д. История Netflix: как компания по онлайн-прокату дисков стала крупнейшим поставщиком потокового мультимедиа // 2015. URL: https://vc.ru/story/11739-netflix-story
  5. Липанова, Л. Forbes: «Сбер» покупает Rambler Group только ради Okko // 2020. URL: https://vc.ru/finance/175370-forbes-sber-pokupaet-rambler-group-tolko-radi-okko
  6. Комфортно ли нам? Вообще нет». Как убедить пользователей платить за фильмы — история MEGOGO // 2018. URL: https://probusiness.io/experience/4260-komfortno-li-nam-voobshche-net-kak-zastavit-polzovateley-platit-za-filmy-istoriya-videoservisa-megogo.html РБК МТС присмотрела кино на свой вкус // 2019. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/04/09/5cab154f9a7947b6952daf66
  7. Российский рынок онлайн-кинотеатров- 2020 // URL: http://tmt-consulting.ru/napravleniya/media/video/tmt-rejting-rossijskij-rynok-onlajn-kinoteatrov-2020/
  8. Онлайн-кинотеатр IVI назвал самые популярные фильмы и сериалы 2020 // URL: https://corp.ivi.ru/onlajn-kinoteatr-ivi-nazval-samye-populyarnye-filmy-i-serialy/
  9. MailRuGroup «Онлайн-кинотеатры отбирают аудиторию у традиционных» // URL: https://corp.mail.ru/ru/press/releases/9505/
  10. TelecomDaily «Кинопоиск» вышел на второе место по популярности// 2021. URL: https://telecomdaily.ru/news/2021/03/19/telecomdaily-kinopoisk-vyshel-na-vtoroe-mesto-po-populyarnosti

 

Интернет-ресурсы:

  1. Официальный сайт онлайн-кинотеатра START // URL: https://start.ru/faq
  2. Официальный сайт онлайн-кинотеатра Premier // URL: https://premier.one/info/tntp/faq/
  3. Официальный сайт онлайн-кинотеатра More TV // URL: https://more.tv/faq

О возможности прохождения практики по получению первичных профессиональных умений и навыков студентов в процессе проведения выставочного мероприятия

Введение

Процесс организации выставочного проекта начинается задолго до его презентационного явления посетителям. Выставочный проект планируется не менее, чем за год до его начала; он может существовать как единичное явление, а может быть встроен в систему мероприятий учреждения или вуза и проходить в рамках ежегодной профориентационной деятельности.

Мы обратили внимание, что в период новогодних праздников в начале января в каникулярное время школьники или гуляют на улице, или ходят в гости, либо гуляют по магазинам торговых центров. В этот период обучающиеся обычно посещают только кинозалы (кинотеатры).

Профориентационная кампания по привлечению школьников к поступлению в вузы действует в течение всего учебного года, в том числе и в каникулярное время. Мы разработали выставочный проект, который поможет заинтересовать жителей нашего города разных возрастов, в том числе и школьников — будущих абитуриентов. Это мероприятие специально будет проводиться во время зимних январских каникул, когда у людей достаточно много свободного времени.

Школьникам можно будет посетить выставку и мастер-классы вместе с одноклассниками, с друзьями или с членами семьи. Впечатления от мероприятия могут помочь абитуриентам в вопросах поступления в вуз или в выборе факультета в вузе.

 

Концепция проекта

На первоначальном этапе проектирования выставочного мероприятия необходимо выстроить его концепцию, определить цели, основные задачи, желаемые результаты. Также надо сделать обзор аналогичных мероприятий; выявить, в чём будет состоять уникальность разрабатываемого проекта, и определить круг заинтересованных участников.

Идеей для разработки этого проекта стал поиск новых форм и новых подходов к содержанию профориентационной работы в образовании. Также важной целью в концепции стало предложение соединить учебную студенческую практику по получению первичных профессиональных умений и навыков с проведением выставочного мероприятия. Наш проект может органично войти в профориентационную работу вуза.

Концепция выставочного проекта «Цветы и лёд» — это комплекс мероприятий, в который войдут:

  • выставка флористических ледяных скульптур;
  • выставка электротехнического оборудования;
  • проведение мастер-классов;
  • чтение мини-лекций;
  • фотопроект «Природа рядом»;
  • проведение профориентационной викторины для школьников– потенциальных абитуриентов.

Стратегическая цель выставочного проекта – профориентационная работа по привлечению внимания школьников–будущих абитуриентов к деятельности вуза. Это познавательное проведение школьниками и членами их семей совместного времени на выставке, рассматривание красоты замороженных природных объектов и одновременно развитие интереса к современным техническим достижениям.

Тактические цели выставочного проекта: организация досуговой и информационно-познавательной деятельности посетителей, в том числе школьников–потенциальных абитуриентов; практика организации выставочного проекта и практика технологий деятельности для студентов.

Задачи выставочного проекта:

  • разработать концепцию проекта, временное и материальное его наполнение; собрать команду проекта;
  • в процессе реализации создать композиции-скульптуры из бионического материала (цветов) во льду с учётом цветовой гармонии и тенденций флористического дизайна;
  • разместить флористические композиции-скульптуры так, чтобы их посещение было доступно максимальному количеству людей;
  • предусмотреть размещение фотозон для памятных фотографий;
  • организовать проведение мастер-классов для посетителей разных возрастов (например, по созданию букетов или декоративных цветочных композиций);
  • организовать размещение стендов с инженерным или электротехническим оборудованием;
  • организовать проведение мини-лекций для посетителей;
  • организовать викторину (блиц-опросы) для школьников – потенциальных абитуриентов;
  • проинформировать администрацию школ города и области о возможности внеклассного мероприятия во время новогодних каникул.

Мы провели обзор мероприятий-аналогов.

В феврале 2011 года в г. Петрозаводск в рамках Международного зимнего фестиваля «Гиперборея-2011» состоялась выставка «Цветы во льду». Жители города самостоятельно создавали букеты-композиции из живых цветов, веток, ягод; заморозили их и доставили на набережную города. Выставка ледяных цветов была очень оригинальной и произвела большое впечатление на всех посетителей.

В 2015 году художник-флорист Макото Азума в г. Токио представил проект «Iced flowers». Это были 16 ледяных блоков, которые содержали внутри оригинальные цветочные композиции. Выставка-инсталляция проходила в большом цехе с бетонным полом, который сохранял холод, и художник успел сделать качественные фотографии арт-объектов [3].

В декабре 2017 года выставка цветов в ледяных скульптурах проходила в г. Киев. Экспонатами стали цветочные композиции, на которые ушло около 1000 бутонов. Каждая цветочная композиция символизировала либо какое-то событие, либо определённое место (район) города. Для сохранения режима холода над ледяными экспонатами были закреплены тканевые трёхметровые шатры.

В феврале 2018 года на Манежной площади в г. Москва проходила выставка ледяных арт-объектов «Сакура. Преодоление». На открытом месте поставили 7 колонн из льда, в каждой из которых внутри были ветки цветущего дерева. Среди зимы зрители могли любоваться красотой цветущего дерева через прозрачный лёд [4]. Посетители внимательно рассматривали необычные ледяные скульптуры, с удовольствием фотографировались вместе с ними.

Уникальность этих композиций во льду заключается в новых технологиях создания ледяных скульптур, которые позволяют замораживать объекты, не повреждая их. Цветы, ветки, букеты, представленные внутри ледяных скульптур, замораживают при температуре минус 25 градусов Цельсия, и в таком состоянии они могут находиться неограниченное время.

Обзор мероприятий-аналогов показывает, что идея с созданием арт-объектов — ледяных скульптур с цветочными композициями является достаточно новой и должна привлечь большое количество посетителей на выставку.

Местом проведения выставочного проекта «Цветы и лёд» предлагается парковая зона перед входом в Донской государственный технический университет (ДГТУ) г. Ростова-на-Дону и холл главного (первого) корпуса ДГТУ, в котором проводятся главные профориентационные мероприятия. Здание вуза расположено в центре города, на пересечении проспекта М. Нагибина и ул. Текучёва с большим количеством транспортных маршрутов, что облегчает посетителям возможность добраться до места.

На открытой площадке парковой зоны будут размещены ледяные букеты-композиции с защитными навесами, холодильное оборудование; организованы фотозоны. Перед входом в главный корпус ДГТУ будет смонтирована мобильная сцена и установлена аппаратура для проведения различных профориентационных мероприятий. В холле главного корпуса ДГТУ пройдёт выставка инженерного и холодильного оборудования; будут организованы мастер-классы, мини-лекции, стендовые экскурсии.

Для подготовки к мероприятиям понадобится подобрать участников проекта и создать команду проекта. В соответствии с матрицей ответственности сотрудников в команду проекта могут войти: автор (инициатор); руководитель проекта; охрана, творческие группы: флористы, скульпторы, мастера светового и холодильного оборудования, ведущие (звуковики, видеооператоры, фотографы), дизайнеры и волонтёры — сотрудники и студенты (консультанты, аниматоры, экскурсоводы). Именно для группы волонтёров можно привлекать обучающихся по направлениям 38.03.02 Менеджмент, 54.04.01 Дизайн, 16.03.03 Холодильная криогенная техника и системы жизнеобеспечения. Для студентов этих направлений деятельность в процессе проведения профориентационных и выставочных мероприятий может быть организована и оформлена как практика по получению первичных профессиональных умений и навыков.

Студенты-будущие менеджеры могут направлять потоки движения посетителей, предлагать информационные буклеты, организовывать проведение познавательных и профориентационных мероприятий, поддерживать общение со школами. Студенты-будущие инженеры могут работать экскурсоводами у стендов с оборудованием, вести экскурсии, давать пояснения, отвечать на вопросы посетителей и абитуриентов, проводить опросы и викторины. Студенты-будущие дизайнеры могут организовать фотозоны, составлять цветочные композиции, выполнить дизайн буклетов, информационных листов, флаеров и навигации по мероприятиям, проводить мастер-классы.

В процессе деятельности и общения на выставках, на мастер-классах и экскурсиях студенты вуза не только проведут активную агитационную и профориентационную работу. Обучающиеся покажут работы по своей специальности, приобретут навыки командной деятельности, опыт рекламы своих достижений, увидят организацию крупных мероприятий изнутри, потренируются в выработке таких качеств, как исполнительность и ответственность. То есть, в процессе практической деятельности студенты смогут частично или полностью сформировать необходимые в их будущей деятельности профессиональные компетенции. Например, такие:

  1. «Способность организации работы творческого коллектива исполнителей, готовность к принятию профессиональных и управленческих решений, определению порядка выполнения работ и поиску оптимальных решений при создании продукции с учетом требований качества, надёжности и стоимости (ПК-9);
  2. способность к трансформации художественных идей, результатов научных исследований, внедрение их в практику и организацию проведения художественно-творческих мероприятий (ПК-11)» [1, С. 12].

В процессе подготовки нашего выставочного проекта «Цветы и лёд» можно выделить несколько основных фаз.

  1. Начальная фаза — фаза создания концепции проекта. В этот период были проведены сбор исходных данных (опрос в социальных сетях) и выявлены основные требования: организовать выставочный проект, нацеленный в основном на абитуриентов, но не являющийся только профориентационным. Выставочный проект должен отличаться оригинальностью, иметь рекламную, познавательную и развлекательную направленность, подходить для коллективного или семейного посещения.

Была разработана предварительная концепция выставочных мероприятий, спроектировали цели, задачи; обдуманы сроки и возможные участники. Авторы идеи провели обзор мероприятий-аналогов, изучили потенциальных участников проекта, предложили программу наполнения выставочного проекта. Идея показа флористических композиций в ледяных скульптурах является достаточно новой и должна привлечь большое внимание посетителей. Начало января с небольшими минусовыми температурами поможет поддерживать ледовые цветочные скульптуры  достаточно долго. Также оригинальным стало предложение не устанавливать уже готовые небольшие ледяные скульптуры, а выполнить их заморозку в присутствии зрителей.

  1. Фаза разработки выставочного проекта. В ней идут процессы планирования и расчётов основных компонентов и мероприятий проекта.

Руководитель проекта создаёт проектный коллектив, устанавливает деловые контакты, подписывает контракты и соглашения. Руководителю выставочного проекта надо будет активно взаимодействовать по всем вопросам с администрацией вуза и города. Агитацию сотрудников и студентов-волонтёров он может поручить членам проектного коллектива. Руководитель должен определить основные работы по подготовке выставочного проекта, составить календарные планы и графики работ, предусмотреть возможные риски. После определения необходимых материальных, информационных и человеческих ресурсов он может сам или с помощью сотрудника бухгалтерии рассчитать смету и бюджет проекта.

  1. Фаза реализации выставочного проекта. В этот период идут все основные работы: привозят материалы, доставляют оборудование, собирают временные конструкции, проверяют аппаратуру. В холле главного корпуса вуза размещают выставку оборудования, монтируют стенды, расставляют мебель для мастер-классов, организуют зоны отдыха. Руководитель контролирует всё материально-техническое обеспечение, проверяет оборудование и технику безопасности.

 Сроки проведения выставочного проекта «Цветы и лёд» — с 3 января по 10 января — это период новогодних праздников и новогодних каникул. В первый день работы выставки планируется создание ледяных скульптур в присутствии зрителей. Вначале дизайнеры-флористы вместе со зрителями создают букеты и цветочные композиции, которые на следующем этапе будут с помощью холодильных машин заморожены. Затем скульптор с помощью электроинструментов спиливает лишние части, придавая ледяной скульптуре задуманную форму. Композиции цветов во льду устанавливают на специальные холодильные установки, оборудованные подсветкой. Для защиты от солнца и для ограждения экспонатов используют специальные вантовые конструкции. Магистрант-дизайнер Евгения Дадаян предложила возможную визуализацию арт-объектов выставки «Цветы и лёд».

В день открытия на выставке будет проводиться культурно-развлекательная программа с ведущими и аниматорами.  А в холле главного корпуса ДГТУ посетители могут увидеть на стендах выставку современного инженерного и холодильного оборудования, прослушать мини-лекции или получить консультации сотрудников и студентов вуза, работающих на выставочных модулях.

В холле главного корпуса также можно будет участвовать в мастер-классах, составляя миниатюрные композиции из цветов, веток, ягод. В этом же помещении можно будет отдохнуть, погреться, выпить согревающий чай и подкрепиться в буфете. Все посетители могут фотографировать цветы в ледяных скульптурах и сразу отправлять фотографии в социальные сети.

Студенты-волонтёры проведут блиц-опросы посетителей (и прежде всего, школьников-потенциальных абитуриентов). В последующие дни также будут проводиться флористические мастер-классы и мини-лекции в холле главного корпуса ДГТУ. На выставке в дневное время ежедневно будут работать консультанты, проводя профориентационные беседы.

  1. Завершающая фаза – фаза окончания выставочного проекта [2]. В этой фазе подводят итоги по организации и качеству работ, оценивают достигнутые результаты. Руководитель готовит итоговые документы. Сотрудники производят демонтаж оборудования, проводят заключительные операции по договорам.

Сотрудники и студенты-волонтёры обрабатывают анкеты, собирая опытный материал для последующих проектов; руководитель делает вывод о необходимости продолжения проекта. Проектный коллектив заканчивает работу, и все возвращаются к своим основным рабочим обязанностям.

Предварительные расчёты финансовых затрат на покупку материалов, оборудования и оплату труда работающих на выставочном проекте составили 295000 рублей. Покупка материалов и оборудования окупится через год-два, а вуз сможет привлечь ещё больше поступающих благодаря необычному мероприятию.

В рамках этой статьи мы рассмотрели только концептуальную идею проведения нового для нас и оригинального выставочного проекта, который может входить в рекламную и профориентационную деятельность вуза. Мы не приводили в статье план подготовки к выставке и матрицу ответственности; не рассматривали примеры сметы затрат; не рассматривали вопросы монтажа и охраны инженерного оборудования; не описывали вопросы взаимодействия творческих и инженерных кафедр одного вуза, так как это достаточно объемные теоретические изыскания для отдельных статей.

 

Заключение

В заключении отмечаем, что в рамках нашей работы мы предложили концептуальную идею интересного досугово-информационно-познавательного проекта. В нём можно выделить несколько основных мероприятий, интересных для разных групп посетителей. Также мы видим, что имеется возможность студентам, которые все дни будут работать на мероприятии, зачесть эти виды деятельности как практику по получению первичных профессиональных умений и навыков.

Рекомендуемое зимнее каникулярное время проведения удобно как с точки зрения свободы людей от работы, а школьников от занятий, так и сточки зрения погодных условий. Классные руководители могут привести школьников на выставку в рамках внеурочного мероприятия, что тоже даст им дополнительные рейтинговые баллы по внеклассной работе.

Экспонаты для выставки предложены в соответствии с зимним сезоном. Оригинальность экспонатов-ледяных скульптур привлечёт на мероприятия выставочного проекта и на мастер-классы большое количество посетителей-школьников. В период работы выставки можно будет проводить направленную профориентационную работу среди школьников-будущих абитуриентов.

Библиографический список:

  1. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего образования по направлению подготовки 54.04.01 Дизайн (уровень магистратуры). Приказ № 255 от 21 марта 2016 г. // URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/fgosvom/540401.pdf. [Дата доступа 20.12.2021].
  2. Управление проектами / под ред. И.М. Харитонова. — М.: Академия-АйТи, 2010. – 613 с.
  3. Магия цветов со льдом Макото Азума// URL: http://flowery-blog.ru/poleznie-statiy/interesnoe-o-cvetah/magiya-cvetov-so-ldom-makoto-azuma.html. (Дата доступа – 20.12.2021).
  4. У Манежа открылась ледяная инсталляция с изображением цветущей сакуры// URL: https://paperpaper.ru/papernews/2018/02/08/sakura-3/. (Дата доступа – 22.12.2021).