Главная страница » Публикации

Публикации

Анализ значимости нефтяных цен в процессе планирования инвестиций в НИОКР в химической промышленности региона

Введение

В настоящее время, при планировании инвестиций в научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) в химической промышленности региона, значительное внимание уделяется анализу нефтяных цен. Это связано с тем, что колебания цен на нефть могут оказывать существенное влияние на экономическую ситуацию и инвестиционную активность в данном секторе. Четкое понимание и анализ динамики цен на нефть представляют собой необходимое условие для правильного определения приоритетных направлений развития и распределения инвестиционных ресурсов. В исследовании представлен анализ значимости нефтяных цен при планировании инвестиций в НИОКР в химической промышленности региона.

В научной литературе выработаны определенные подходы к оценке влияния мировых нефтяных цен на корпоративные инвестиции.

В частности, в статье Ли Л., Чен Х., Сян Ж.[1] была выявлена корреляция между неопределенностью цен на нефть (далее – НЦН) и инвестиционно-инновационной активностью. Аналогичные выводы были сформулированы в статье Ян Б., Сонг Х. [2]

Вышеуказанная причинно-следственная связь усложнилась ввиду интеграции экологических требований в систему инвестиционных и инновационных отношений. В научных изысканиях в современных условиях весьма значима роль исследований в области изменения климата. О возможностях повышения эффективности технологий смягчения последствий изменения климата (далее — СПИК) в условиях роста нефтяных цен свидетельствуют результаты анализа, опубликованные в статье «На пути к устойчивому развитию: стимулирует ли рост цен на нефть инновации в технологиях смягчения последствий изменения климата?» [3].

На основании анализа влияния политики в области изменения климата на «зеленые» инновации, результаты которого были опубликованы в статье «Экологическая политика и инновации в области возобновляемых источников энергии», был сделан следующий вывод: политика СПИК увеличивает количество «зеленых» патентов, а эффект с течением времени постепенно возрастает [4].

Отдельно следует выделить группу исследований, связанных с изучением тенденций развития корпоративных инвестиций в НИОКР в химической отрасли.

Так, в научной статье «Стремление к устойчивой зеленой химии в исследованиях полимеров» выявлены следующие тенденции развития химии в контексте производства экологически чистых полимеров: экологичность катализаторов, разнообразие сырья, разлагаемость полимеров, рециклинг полимеров, энергосбережение, отказ от опасных химикатов, оптимизация молекулярного проектирования [5].

Авторы научной статьи «Современные и возникающие электрохимические подходы к химическому производству» в процессе исследования широкого спектра подходов к электрохимическим преобразованиям, обладающим потенциалом для химического производства, включая производство водорода, сокращение выбросов диоксида и монооксида углерода (CO2, CO), указали на необходимость инвестиций в НИОКР [6].

Аналогичные выводы сформулировали авторы научной статьи «Потенциальный скрининг анодной химии вместо реакции выделения кислорода в системах электролиза: путь к практическому применению», отметив, что НИОКР в области альтернативной анодной химии в системах электролиза, которая включает в себя модернизацию химических веществ и разложение загрязняющих веществ, способна активизировать соответствующие электрохимические отрасли промышленности [7].

Аналогичные исследования проведены отечественными учеными. В частности, потребность НИОКР в производство водорода в контексте стратегирования отечественной энергетики обоснована в научной статье «Формирование программы «энергетика больших мощностей нового поколения» в неравновесных экономических условиях» [8].

В научной статье «Проблемы производства судовых энергетических установок на базе топливных элементов в Российской Федерации» систематизирован опыт отечественных промышленных предприятий и НИИ в части реализации НИОКР в области мембранных технологий для топливных элементов и электролизных установок [9].

В работе проанализированы подходы к оценке инвестиций в химической отрасли. Результаты авторов показали, что чистая приведенная стоимость (NPV) от реализации проекта с учетом рисков выше, чем при реализации проекта с исходными условиями [10]. Схожие выводы содержатся в работе [11], в которой проведен анализ инновационного проекта по производству химического продукта — формалина. Были получены распределения вероятностей для проекта, определены средние значения изменений его целевых параметров (курса евро к рублю и объемов спроса). Автором подтверждена гипотеза о том, что использование корректных подходов к оценке эффективности инвестиций в инновационные продукты позволяет принимать более взвешенные решения, учитывать риски и выявлять факторы, оказывающие влияние на эффективность инвестиций. Аналогичные выводы сформулированы в статье «Инновации как фактор цифровой трансформации национальной экономики» [12].

Можно также отметить исследования, рассматривающие вопросы финансирования НИОКР в производстве отдельных видов химической продукции. Так, роль НИОКР в развитии производства такой химической продукции, как поливинилхлорид (далее — ПВХ) была исследована авторами научной статьи «Библиометрическое и сопутствующее исследование системной инженерии процессов, применяемой при производстве поливинилхлорида (ПВХ)» На основе проведенного исследования авторами была выявлена общая корреляция между двумя вышеуказанными рейтингами. Три крупнейшие страны-производителя ПВХ — Китай, США и Германия, — также являются ведущими странами с точки зрения результатов НИОКР в области «моделирования» и «ПВХ»; эта корреляция говорит о том, что страны с сильной промышленностью ПВХ, как правило, больше инвестируют в НИОКР [12].

Авторы научной статьи «Индустрия 4.0 и химическая промышленность: технологии, способствующие стратегическому росту химических компаний» в контексте концепции Индустрия 4.0 обосновали потребность инвестиций в НИОКР для модернизации химической промышленности посредством реализации, в частности, широкого спектра стратегий 3D-печати катализаторов, включая методы прямого нанесения чернил (DIW), моделирования плавленого осаждения (FDM), стереолитографии (SLA), цифровой обработки света (DLP), селективного лазерного плавления (SLM) и селективного лазерного спекания (SLS) [14].

Авторы научной статьи «Определяющие факторы, влияющие на предпочтения потребителей в отношении местного парфюмерного продукта (тематическое исследование: множество ароматов)» обосновали необходимость инвестиций в НИОКР в области производства парфюмерии следующим образом: рынок парфюмерии страдает от острой конкуренции со стороны иностранных конкурентов, которые контролируют внутренний рынок по низким ценам, а медленный рост выручки парфюмерных компаний обусловлен массовым маркетингом продаж парфюмерии мелкими конкурентами. Поэтому парфюмерия должна постоянно изучать меняющиеся потребности потребителей и тенденции рынка, чтобы сохранить значительную долю рынка в отрасли [15].

Авторы научной статьи «Выбор научно-исследовательского проекта с использованием метода оценки продукта по взвешенной агрегированной сумме с учетом неопределенных (серых) альтернатив» исследовали потенциал синтеза метода оценки продукта по взвешенной агрегированной сумме (WASPAS) и теории «серых систем» применительно для отбора проектов НИОКР в косметической промышленности [16].

Таким образом, в литературе достаточно широко представлены исследования в области зависимости инвестиций от нефтяных цен. Однако применительно к химической промышленности проблемы финансирования НИОКР в условиях нестабильности нефтяных котировок практически не представлены. Вместе с тем, колебания цен на нефть могут оказывать существенное влияние на экономическую ситуацию и инвестиционную активность в химической промышленности. Изменения цен на нефть могут повлиять на затраты на сырье и энергию, что в свою очередь может оказать влияние на рентабельность и конкурентоспособность предприятий в данном секторе. Нефтяные цены могут быть важным фактором для определения спроса на химическую продукцию. Изменения цен на нефть могут повлиять на спрос на нефтехимическую продукцию, так как многие продукты в химической промышленности производятся из нефти. Поэтому, учет нефтяных цен при планировании инвестиций в НИОКР может помочь предсказать будущий спрос на химическую продукцию и адаптировать производственные мощности соответственно.

Таким образом, изучение значимости нефтяных цен в процессе планирования инвестиций в НИОКР в химической промышленности является важным для принятия обоснованных решений и достижения успешных результатов в данном секторе.

 

Результаты исследования

В химической промышленности региона инвестиции в НИОКР формируются под влиянием множества факторов. Потребность в переосмыслении значимости рынка нефти и иных энергетических ресурсов в контексте склонности к инновационной активности обусловлен общественный запросом в части экологизации мировой и национальной экономических систем.

Целью настоящего исследования является теоретический и эмпирический анализ влияния мониторинга нефтяного рынка на процесс формирования инвестиционного обеспечения НИОКР на предприятиях химической индустрии региона.

В рамках вышеуказанной цели определены следующие задачи. Во-первых, необходимо идентифицировать общие и специфические тренды инвестиционного обеспечения отраслевых инноваций. Во-вторых, следует эмпирически проверить гипотезу относительно значимости цен на нефтяном рынке на инвестиционно-инновационную активность предприятий химической индустрии в разрезе стран мира.

Для эмпирической проверки гипотезы о влиянии нефтяных цен на инвестиционное обеспечение НИОКР на предприятиях химической индустрии региона был использован метод наименьших квадратов для двухфакторной модели (см. формула 1), раскрывающей независимое воздействие двух переменных – нефтяных цен и альтернативной переменной, — на объем инвестиций в НИОКР на предприятиях химической индустрии в разных странах мира.

                      (1),

где: Yi — объем инвестиций корпораций в НИОКР в химической индустрии исследуемой страны за i-ый год (по паритету покупательной способности в ценах 2005 года);

x1i — цена нефти сорта Brent за i-ый год (цена спот в долларах США, по формуле средневзвешенной за год);

x2i — значение индекса S&P 500 за i-ый год (по формуле средневзвешенной за год);

a0, a1i, a2i – регрессоры;

e – случайная ошибка.

 

Для целей данной статьи среди маркерных классов была выбрана нефть Brent, поскольку спотовая цена барреля нефти Brent, которая свободно торгуется на фьючерсном рынке, чаще используется в качестве индикатора цены на нефть, чем спотовая цена барреля нефти WTI.

В данном исследовании используется фондовый индекс S&P 500 в качестве альтернативного показателя цены на нефть марки Brent, который имеет значительное значение для инвестиционной и инновационной активности. Рост индекса S&P 500 часто рассматривается как положительный сигнал для экономики, тогда как его снижение может указывать на потенциальные проблемы. Инвесторы используют фондовый индекс S&P 500 в качестве индикатора для своих портфелей.

С помощью публичной базы финансовых данных, размещенных на платформе Investing.com, была определена динамика средневзвешенных цен спот (в долларах США) на нефть сорта Brent за период 2005-2022 гг. [17].

Интерактивная база данных финансовой платформы Investing.com была также использована для создания первоначального набора данных о годовых изменениях средневзвешенного фондового индекса S&P 500 с 2005 по 2022 год. [18].

Для количественной оценки корпоративных инвестиций в НИОКР, как правило, применяют показатель BERD, динамика которого была определена благодаря публичной базе статистических данных ЕС [19].

Для отраслевой группировки инвестиций корпораций в НИОКР была использована Статистическая классификация видов экономической деятельности в Европейском сообществе (NACE Rev. 2) [20].

Статистика инвестиций корпораций в НИОКР в разрезе 24 стран за период 2005-2021 гг. по виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов» анализировалась только по тем странам, по которым период непрерывных данных по вышеуказанному показателю составил не менее 12 лет.

Обработка данных осуществлялась с использованием программного пакета GRETL.

По результатам анализа были получены следующие результаты.

 

Таблица 1. Результаты эмпирического анализа

страна уравнение регрессии (в скобках под регрессорами указаны стандартные ошибки) период наблюдения Т* R-квадрат
1 Бельгия  Yi = 245 + 0,430*x1 — 0,00685*x2
(37,4)  (0,323)       (0,00844)
2008-2021 14 0,294
2 Болгария  Yi = 5,45 — 0,0711*x1 + 0,00222*x2
(2,57) (0,0237)    (0,000598)
2005-2021 15 0,759
3 Хорватия  Yi = 1,06 + 0,00872*x1 + 0,000390*x2
(0,487) (0,00459)   (0,000117)
2005-2021 17 0,455
4 Кипр  Yi = 0,428 + 0,00222*x1 — 0,000180*x2
(0,237) (0,00205)    (5,36e-05)
2008-2021 14 0,657
5 Чехия  Yi = 30,3 + 0,149*x1 + 0,00353*x2
(7,94) (0,0748)   (0,00190)
2005-2021 17 0,278
6 Эстония  Yi = 2,64 — 0,000694*x1 + 0,000291*x2
(2,64) (0,0208)      (0,000776)
2007-2019 13 0,019
7 Финляндия  Yi = 103 — 0,0203*x1 — 0,00706*x2
(15,3) (0,132)    (0,00346)
2008-2021 14 0,317
8 Германия  Yi = 2794,52 — 1,11*x1 + 0,171*x2
(138)      (1,22)        (0,0314)
2007-2021 15 0,79
9 Венгрия  Yi = 12,3 + 0,0264*x1 + 0,000134*x2
(5,23) (0,0443)    (0,00150)
2005-2020 16 0,03
10 Италия  Yi = 326 — 0,654*x1 + 0,0342*x2
(35,6) (0,313)   (0,00808)
2007-2021 15 0,766
11 Япония  Yi = 4727,61- 1,14*x1 + 0,389*x2
(256)    (1,85)      (0,120)
2005-2016 12 0,573
12 Латвия  Yi = 0,952 — 0,00192*x1 + 0,000119*x2
(0,630) (0,00503)    (0,000141)
2010-2021 12 0,162
13 Литва  Yi = -8,89 + 0,0813*x1 + 0,00565*x2
(5,10)  (0,0440)     (0,00115)
2008-2021 14 0,69
14 Португалия  Yi = 18,1 — 0,0245*x1 + 0,00633*x2
(6,33) (0,0557)    (0,00144)
2007-2021 15 0,697
15 Румыния  Yi = 23,5 + 0,00754*x1 — 0,00702*x2
(13,9) (0,120)        (0,00313)
2008-2021 14 0,382
16 Словакия  Yi = 2,26 + 0,00678*x1 + 0,00108*x2
(1,37)    (0,0129)         (0,000329)
2005-2021 17 0,449
17 Словения  Yi = 11,6 + 0,0749*x1 + 0,00130*x2
(4,93)  (0,0426)    (0,00111)
2008-2021 14 0,227
18 Южная Корея  Yi = -495 + 7,95*x1 + 1,05*x2
(534)  (3,87)        (0,250)
2005-2016 12 0,682
19 Испания  Yi = 200 + 0,0848*x1 + 0,0202*x2
(29,2) (0,252)       (0,00659)
2008-2021 14 0,503
20 Турция  Yi = -35,2 + 1,12*x1 + 0,0449*x2
(37,3)  (0,325)     (0,00854)
2009-2021 13 0,744
21 Великобритания  Yi = 333 — 0,628*x1 + 0,0246*x2
(94,5) (0,712)   (0,0309)
2007-2018 12 0,219

Примечание: Т* — количество наблюдений, лет

 

По виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов» в Республике Кипр, Финляндии, Германии, Японии, Португалии, Румынии, Словакии, Испании цена нефти марки Brent существенно не влияет на объем корпоративных инвестиций в НИОКР, а индекс S&P 500 влияет на вышеуказанные виды инвестиций в значительной мере. В выборке анализируемых стран отсутствовали признаки противоположной ситуация, когда цена нефти марки Brent оказывает значимое влияние на объем корпоративных инвестиций в НИОКР по виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов», а индекс S&P 500 значимого влияния на вышеуказанные виды инвестиций не оказывает.

По виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов» в Болгарии, Хорватии, Чехии, Италии, Литве, Южной Корее и Турции цена нефти марки Brent и индекс S&P 500 существенно влияют на объем корпоративных инвестиций в НИОКР. В Болгарии и, в особенности, в Турции вышеуказанное влияние весьма значительное, а в Италии — умеренное. По виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов» в Хорватии, Италии, Литве и Южной Корее на объем корпоративных инвестиций в НИОКР цена нефти марки Brent влияет существенно меньше, чем индекс S&P 500.

Предприятиям химической индустрии, чья активность в области инвестиций в инновации тесно коррелирует с динамикой нефтяных цен или иными экзогенными факторами, целесообразно применять эффективные инструменты планирования корпоративных инвестиций в НИОКР, адаптированные к условиям неопределенности, в том числе потенциал фьючерсного и опционного рынков.

 

Обсуждение

Региональная дифференциация взаимосвязи корпоративных инвестиций в НИОКР на предприятиях химической индустрии и нефтяных цен гипотетически может быть объяснена отраслевой структурой экономики анализируемых стран. Поэтому необходим дополнительный анализ вышеуказанных факторов для уточнения того, в какой мере цена барреля нефти значима в контексте планирования корпоративных инвестиций в НИОКР по виду экономической деятельности «Производство химикатов и химических продуктов».

Целесообразно уточнение состава переменных с учетом тенденций обеспечения технологического, энергетического и продовольственного суверенитета, объективно требующих переоценки важности нефтяных цен в качестве долгосрочного ориентира в планировании корпоративных инвестиций в НИОКР на предприятиях химической промышленности региона.

Библиографический список:

  1. Li, L., Chen, H., Xiang, J. Oil price uncertainty, financial distress and real economic activities: Evidence from China //Pacific-Basin Finance Journal. – 2023. – Т. 81. – С. 102103
  2. Yang, B., Song, X. Does oil price uncertainty matter in firm innovation? Evidence from China //International Review of Financial Analysis. – 2023. – Т. 88. – С. 102687
  3. Wang, J. Z. et al. Toward sustainable development: Does the rising oil price stimulate innovation in climate change mitigation technologies? //Economic Analysis and Policy. – 2023
  4. Bettarelli, L. et al. Environmental Policies and Innovation in Renewable Energy //IMF Working Papers. – 2023
  5. Cheng, H. N., Gross, R. A. The Pursuit for Sustainable Green Chemistry in Polymer Research //Sustainable Green Chemistry in Polymer Research. Volume 1. Biocatalysis and Biobased Materials. – American Chemical Society, 2023. – С. 1-14.
  6. Biddinger, E. J., Kenis, P. J. A. Current and Emerging Electrochemical Approaches for Chemical Manufacturing //The Electrochemical Society Interface. – 2023. – Т. 32. – №. 2. – С. 41.
  7. Chen, H. et al. Screening potential anodic chemistry in lieu of the oxygen evolution reaction in electrolysis systems: the road to practical application //Energy & Environmental Science. – 2023
  8. Михайлов, В., Кругликов, П., Верткин, М. Формирование программы «энергетика больших мощностей нового поколения» в неравновесных экономических условиях // ЭП. 2023. №5 (183). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-programmy-energetika-bolshih-moschnostey-novogo-pokoleniya-v-neravnovesnyh-ekonomicheskih-usloviyah (дата обращения: 10.12.2023)
  9. Розов, И. В., Титов, С. В., Черных, Е. В. Проблемы производства судовых энергетических установок на базе топливных элементов в Российской Федерации // Научные проблемы водного транспорта. – 2023. – №. 76. – С. 120-131
  10. Васильева, Е. Ю. Оценка эффективности инвестиций в инновации в химической промышленности / Е. Ю. Васильева, Т. Ю. Кудрявцева, Д. В. Овсянко // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. – № 9-1. – С. 13-18.
  11. Васильева, Е. Ю. Совершенствование методики оценки эффективности инвестиций в инновации в химической промышленности путем учета вероятности рисков проекта / Е. Ю. Васильева // Бизнес. Образование. Право. – 2020. – № 2(51). – С. 214-220.
  12. Гарипова, В. В. Инновации как фактор цифровой трансформации национальной экономики / В. В. Гарипова, А. В. Коба, Э. Р. Ковалева // Евразийский юридический журнал. – 2020. – № 8(147). – С. 387-388.
  13. González-Delgado, Á. D., Ramos-Olmos, M., Pájaro-Gómez, N. Bibliometric and Co-Occurrence Study of Process System Engineering (PSE) Applied to the Polyvinyl Chloride (PVC) Production //Materials. – 2023. – Т. 16. – №. 21. – С. 6932
  14. Kolhe, N. S. et al. Industry 4.0 and Chemical Industry: The Technology Enablers behind Strategic Growth of Chemical Companies // International Journal for Research in Applied Science & Engineering Technology. – 2023. – Т. 11. — № 1. – С. 58-71
  15. Ginting, P. Y., Dellyana, D. Determinant Influencing Factors For Customer Preferences In Local Fragrance Product (Case Study: Multitude Fragrance) //Journal of Economics and Business UBS. – 2023. – Т. 12. – №. 1. – С. 63-78
  16. Halil, Ş. E. N. R&D Project Selection with Gray-WASPAS Method //The European Journal of Research and Development. – 2023. – Т. 3. – №. 1. – С. 37-45
  17. Исторические данные по фьючерсам на нефть марки Brent [Электронный ресурс] // Investing.com. URL: https://www.investing.com/commodities/brent-oil-historical-data, свободный (дата обращения 10.12.2023)
  18. Исторические данные индекса S&P500 [Электронный ресурс] // Investing.com. URL: https://ru.investing.com/indices/us-spx-500-historical-data, свободный (дата обращения 10.12.2023)
  19. BERD by industry orientation (NACE Rev. 2 activity) [Электронный ресурс] // Eurostat. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/databrowser/view/rd_e_berdpfr2__custom_8360928/default/table?lang=en, свободный (дата обращения 10.12.2023)
  20. Statistical classification of economic activities in the European Community [Электронный ресурс] // Eurostat. URL: https://ec.europa.eu/eurostat/documents/3859598/5902521/KS-RA-07-015-EN.PDF, свободный (дата обращения 10.12.2023)

Анализ значимости нефтяных цен в процессе планирования инвестиций в НИОКР в химической промышленности региона Read More »

Анализ состояния и перспектив улучшения индустрии туризма и гостиничного хозяйства Москвы

Введение

Туристическая сфера сегодня – это быстро развивающаяся сфера мировой и российской экономики, которая, несмотря на сложное международное положение и последствия пандемийных ограничений, является одним из драйверов экономического роста и выхода из кризиса.

Государственное регулирование и помощь экономическим субъектам этой сферы происходит  на всех уровнях управления – национальном, региональном и муниципальном. Московское правительство в рамках общей Стратегии развития туризма в РФ до 2030 годы приняло свои соответствующие документы, в которых были отражены особенности развития сферы туризма и гостеприимства в московском регионе. Для укрепления репутации Москвы, как важнейшего  туристического центра, были намечены следующие основные инициативные направления: укрепление и координация деятельности различных структур туристского рынка Москвы;  продвижение  турпродукта города Москвы на туристических рынках за рубежом и в российских регионах; проведение общенациональных и  международных мероприятий и другие подобные меры. В результате принятия этих мер планируется увеличить ежегодное количество туристов и экскурсантов в г.Москве более чем в 1,5 раза за пять лет с 2020 по 2025 год[3].

 

Объем туристического и экскурсионного потока г.Москвы в соответствии с реализацией государственной программы г.Москвы, млн.чел.

Рис.1.Объем туристического и экскурсионного потока г.Москвы в соответствии с реализацией государственной программы г.Москвы, млн.чел.

 

При этом в условиях ухода иностранных операторов с гостиничного рынка крупных городов, таких как Москва и Санкт-Петербург и удорожания зарубежных поездок, возникли реальные перспективы развития внутреннего туризма и, следовательно, роста заполняемости гостиниц в любое время года[4].

При анализе обрабатывались данные статистических материалов Управления Федеральной службы государственной статистики по г. Москве и Московской области. Использовались материалы научных работ по проблемам и перспективам развития гостиничного хозяйства России и г. Москвы, применялись статистические методы анализа динамики, табличный и графический методы.

 

Результаты исследования

В мае 2023 года на совещании российского правительства и Владимира Путина были обсуждены вопросы развития туризма, были предложены ключевые меры поддержки туристического в т.ч гостиничного бизнеса.  Правительством Москвы в программе развития туризма были заложены значительные вливанию из бюджета города Москвы [3].

 

Динамика вливания финансовых ресурсов из бюджета г. Москвы для   туристической программы за 2020-2025 гг.

Рис.2. Динамика вливания финансовых ресурсов из бюджета г. Москвы для   туристической программы за 2020-2025 гг.

 

Из данных рисунка следует, что общий объем финансовых потоков из городского бюджета в продвижение туристического потенциала и туристского продукта г. Москвы возрос с 1 675 млрд. рублей в 2020 году до 4 667 млрд. рублей в 2023 год, т.е практически в 3 раза.

Москва является одним из крупнейших центров делового и развлекательного туризма в нашей стране. По итогам первого полугодия 2023 года в Москве функционирует более 1300 предприятий гостиничного типа, которые единовременно вмещают более 300 тыс. человек. По вместимости номерного фонда Москва занимает первое место в России, уступая по количеству коллективных средств размещения  только Краснодарскому краю[4].

Обобщенная характеристика туриста — «московского гостя» —  заключается в том, что их возраст — от 24 до 45 лет (72%),  доход оставляет от 50 до 100 тыс.рублей, среднее количество дней проживания составляет от 2 до 4 дней, средний гостиничный чек — от 8,4 тыс.рублей до 12,3 тыс. рублей.

За 2022 год в гостиницах Москвы проживало более 8,2 млн.человек, из них более 767 тыс. человек составляли иностранные граждане. Общий доход гостиниц Москвы от предоставляемых услуг составил в 2022 году 74, 3 млрд., рублей, что превысило уровень 2021 года на 10,7 %.[6].

Рассмотрим динамику коэффициента заполняемости московских гостиниц и средней стоимости проживания по сравнению с другими регионами России в августе 2023 года.

 

Динамика показателей эффективности работы гостиничного бизнеса по городам России в августе по сравнению с январем 2023 года, %

Рис.3. Динамика показателей эффективности работы гостиничного бизнеса по городам России в августе по сравнению с январем 2023 года, %

Анализ данных рисунка 3 показывает, что наибольший рост показателей эффективности гостиничного хозяйства произошел в Калининграде, Москва находится на втором месте. Средняя стоимость номера(ADR) выросла в Москве за 8 месяцев на 15,6 %, коэффициент загрузки (OCC)– на 14,6 %.

Положительным моментом также является значительный рост всех показателей в 2022 году по сравнению с 2021 годом: общее число гостиниц выросло на 14,9 %, единовременная вместимость гостиниц–на 26,2%, численность размещенных лиц– на 13,6%. Показательным является также тот факт, что общее число ночевок возросло за год в 2,5 раза, доходы гостиниц увеличились практически в 1,5 раза[1].

Для оценки экономической эффективности гостиничного хозяйства проанализируем различные показатели, такие как: средняя продолжительность проживания(Average Length of Stay), средний доход на гостя (revpac), средний отпускной тариф (ADR), коэффициент загрузки (Occupancy) и др. Рассчитаем данные показатели по Москве за  период 2020-2022 гг.

 

Таблица 1-Динамика качественных показателей эффективности деятельности гостиниц г.Москвы за 2020- 2022 гг.

Показатели 2020 2021 2022 Темп роста 2022 к 2020,%
Среднее число мест на одну гостиницу 207 226 228 110,1
Средний доход на гостя (revpac), руб. 7115,7 6587,1 8900,3 125,1
Средняя продолжительность проживания (Average Length of Stay), суток 2,44 3,79 5,23 214,3
Средний отпускной тариф (ADR)б руб. 2919 1740 1701 58,3
Коэффициент загрузки (Occupancy), % 20,5 35,5 40,1 195,7

 

Данные таблицы 1 показывают увеличение  таких качественных показателей гостиничной индустрии по сравнению с допандемийным периодом, как среднее число мест на одну гостиницу – на 10,1%,средний доход на одного гостя на 25,1%, коэффициент загрузки на 95.7 %,средняя продолжительность проживания – в 2,1 раза. По сравнению с 2020 годом фактически все показатели эффективности гостиничной деятельности в 2022 году показали уверенный рост, что свидетельствует о быстром восстановлении этой отрасли.

Общие тенденции развития гостиничного бизнеса г.Москвы  свидетельствуют о том, что для того, чтобы избежать убытков и удержаться на рынке в непростых экономических условиях необходимо учитывать новые рыночные условия и передовые подходы  к управлению этим бизнесом.

В качестве перспектив для роста рынка гостиничных услуг Москвы можно выделить следующие факторы [2,4,6]:

  • развитие внутреннего туризма и повышение привлекательности Москвы за счет специфических развлекательных мероприятий и внедрения новых подходов в познавательном туризме. В этом направлении Мостуризм сейчас запустил программу Moscow City Pass Express, используя карты которой можно ознакомиться с основными достопримечательностями города   с 15% экономией от цены билетов;
  • переориентация потенциального туристического потока иностранных туристов на азиатские и ближневосточные страны, такие как Китай, Иран, Катар, Турция и ОАЭ, для чего упрощаются визовые режимы, вводятся новые возможности бронирования гостиниц, учитываются специфики требований гостей из этих стран при размещении туристов;
  • расширение предложений оздоровительных услуг и спортивного туризма в отелях для гостей, которые не хотят пропускать постоянные тренировки в период командировок и отдыха;
  • развитие услуг для сектора «цифровых путешественников», которые могут работать удаленно, с предоставлением специально оборудованных рабочих мест, услуг бизнес-центров, оборудованных переговорных для проведения on-line конференций;
  • повышение комфортности условий гостиничного проживания за счет активного озеленения, привлекательного дизайна, расширенного спектра дополнительных услуг и т.п.

Кроме того для эффективного развития гостиничной индустрии необходимо принимать серьезные меры по улучшению деятельности менеджмента этих предприятий. Среди ключевых мер можно отметить:

  • оптимизация операционных и кадровых ресурсов для сокращения их объема в период неполной загрузки;
  • развитие новых каналов продаж и передовых методов бронирования;
  • выбор новых схем работы с поставщиками и подрядчиками;
  • широкое использование рекламных средств;
  • внедрение цифровых технологий в управление отелями и обслуживание гостей.

Стратегические перспективы открываются в этом бизнесе с развитием «зеленых» технологий в гостиничной индустрии. Данные социологических исследований рынка показывают, что большинство гостей гостиничных предприятий, понимают как деятельность гостиничных предприятий приводит к ухудшению экологических параметров[7].

Среди московских отелей можно отметить гостиницу «Radisson Blu Белорусская», которая широко использует экологический подход в своей деятельности. В частности, в гостинице принимаются следующие меры: отказ от использования полиэтиленовых мусорных пакетов; уборка с помощью неагрессивных моющих средств; разделение сбора отходов отеля. Интерес представляет участие в программе Earth Hour:  когда в гостинице выключается еженедельно выключается свет на целый час и зажигаются свечи, что создает особую романтичную обстановку для гостей.

 

Заключение

Результаты исследования показывают, что в туристическом бизнесе и гостиничной индустрии г.Москвы происходят значительные трансформации, определяемые внешними экономическими и политическими факторами. В соответствии с программой развития туризма г. Москвы общее количество туристов и экскурсантов, посещающих столицу, должно вырасти к 2025 году до 28 млн. человек, что в 1,5 раза превысит показатель 2020 года.   Анализ динамики количественных и качественных показателей деятельности гостиниц г. Москвы, показал успешный рост этих  индикаторов в 2022 году по сравнению с 2020 годом, хотя по ряду показателей гостиничный бизнес еще не достиг допандемийного уровня. Показатели эффективности работы московских гостиниц и в 2023 году опережают большинство регионов нашей страны.

Использование новых подходов в расширении рынка гостиничных услуг Москвы, а также повышения качества работы менеджмента с использование новых технологий и методов работы позволит успешно развивать эту отрасль в новых экономических условиях.

Библиографический список:

  1. Управление Федеральной службы государственной статистики[Электронный ресурс]. – URL:  https://77.rosstat.gov.ru/
  2. Гостиницы Москвы. Итоги, цифры 8 месяцев 2023 – URL:https://wtcmoscow.ru/company/news/2189/
  3. Государственная программа города Москвы «Развитие культурно-туристической среды и сохранение культурного наследия»- URL: https://budget.mos.ru/budget/gp/passports/0909
  4. Москва – выбор туриста 2022 // Центр международной торговли. Москва. [Электронный ресурс]. URL: https://corp.wtcmoscow.ru/services/international-partnership/actual/moskva-vybor-turista-2022/
  5. Платонова, Т. Е. Российский гостиничный бизнес — состояние, проблемы и перспективы развития в современной экономике / Т. Е. Платонова // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2023. – № 6-2. – С. 238-242.
  6. Топоровская, Е.В. Анализ рынка гостиничных услуг г. Москвы, решения в области управления гостиничным предприятием категории «пять» звезд в нестабильных условиях внешней среды // Modern Economy Success. 2023. № 5. С. 126 – 132.
  7. Dzhandzhugazova ,E.A., Maksanova, L.B-Zh., Bardakhanova, T.B., Ponomareva I.Y., Blinova, E.A. Ecotourism Development in Russia: Analysis of Best Regional Practices // Ekoloji 28(107) – 2019 – P. 411-415.

Анализ состояния и перспектив улучшения индустрии туризма и гостиничного хозяйства Москвы Read More »

Влияние Логистики 4.0 на формирование логистической стратегии компаний сферы общественного питания

Введение

Актуальность статьи обусловлено тем, что логистическая стратегия  является одним из ключевых бизнес-процессов, и, несмотря на ее важность, компании постоянно сталкиваются с проблемами в этой области. Стратегический менеджмент определяет направление деятельности компании на несколько лет вперед. Менеджеры и владельцы бизнеса, создающие стратегии, должны предвидеть и уметь видеть системно.  Перманентное развитие и усиление конкурентоспособности играют  решающую роль для  любого эффективного бизнеса.

Проблема исследования заключается в недостаточном исследовании вопросов разработки стратегической логистики в условиях цифровой трансформации и отсутствии необходимых фундаментального подхода и рекомендаций в данной области  для бизнеса общепита.

Цель заключается в усилении эффективности логистических процессов на основе выбора вариантов новой стратегии для повышения удовлетворенности клиентов, достижения оптимальных общих затрат на логистику и роста производительности логистической системы.

Новизна статьи заключается в предпринятой авторской попытке определения зависимости влияния Логистики 4.0 на формирование логистической стратегии компаний сферы общественного питания.

Гипотеза исследования: существенное определяющее влияние Логистики 4.0 на формирование логистической стратегии компаний сферы общественного питания.

Методология исследования. Для  исследования систематизированы подходы ученых и бизнес-сообществ. Для достижения цели исследования применен контент-анализ, позволяющий  сформировать комплексное преставление о проблеме и поиска путей их решения. В работе были использованы научные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, уточнение и сравнение.

Бизнесы находятся в постоянном поиске эффективной модели собственной идентификации  среди конкурентов и поддерживания интереса со стороны клиентов, в т.ч. с помощью логистики. Одной из ведущих логистических задач успешного и конкурентоспособного предприятия является сокращение сроков доставки, снижение логистических затрат и получения конкурентных преимуществ в части качества логистических услуг. Эффективная логистическая стратегия позволяет влиять на указанные факторы. Логистика – это область, в которой процессы видимы и осязаемы. Именно благодаря таким процессам экономия после оптимизации наиболее заметна. В современных условиях можно наблюдать существенное постоянное повышение интереса бизнеса к созданию логистической стратегии. Новые тенденции, такие как развитие навигации, информационных и коммуникационных технологий трансформируют  возможности, цели и формы логистических стратегий. В настоящее время  компании уже не в состоянии достигать успеха без применения широкого спектра логистических стратегий.

Как правило, логистические стратегии не в достаточной мере согласованы с другими функциональными стратегиями и со стратегиями более высокого уровня.

 

Результаты исследований

В настоящее время публикаций, посвященных логистической стратегии, относительно мало и в них описываются только некоторые выбранные инструменты и их использование для конкретных вопросов и задач [1]. Поэтому для бизнеса важной задачей является обеспечение соответствия логистических стратегий наиболее широким стратегическим целям отдельных предприятий и  и групп компаний, связанных вместе в цепочке поставок.

Предприятия в условиях жесткой конкуренции и часто меняющейся рыночной ситуации должны сосредоточиться на внутренних проблемах и ориентировать свою стратегию на внешние воздействия. В последние годы технологии стремительно развиваются, и бизнесу становится крайне важно  уметь использовать их для разработки логистической стратегии.

При этом, первично до создания эффективной логистической стратегии  предприятие должно иметь определенную миссию, цели, направление и видение. На предприятиях сферы общепита существует проблема недостаточного внимания к разработке современной логистической стратегии. Среди предприятий существуют разные взгляды на логистическую стратегию. У некоторых нет определенной стратегии, а у некоторых есть определенная стратегия для некоторых типов бизнес-логистики, например, логистики распределения. У одних  компаний существует стратегия, определенная материнской компанией. Другие бизнесы могут разработать ее самостоятельно.

Логистическую стратегию можно определить как набор альтернативных решений по работе и поведению логистической системы предприятия, ведущих к достижению логистических бизнес-целей  и описанию того, как система должна реализовать каждый шаг стратегии [2].

В условиях, когда основное внимание компания уделяет повышению эффективности логистики и  ускорению потоков в логистических цепочках, то это может обеспечивать оптимизацию запасов и высвобождению капитала вместе с сокращением логистических затрат. В зрелой рыночной среде активное участие логистики в разработке стратегии компании является предпосылкой конкурентоспособности бизнеса.

Стратегия предприятия определяет миссию и цели бизнеса. К основным целям относятся приоритеты логистической системы предприятия, для достижения которых формируется логистическая стратегия. В итоге это определяет подцели – рост производительности и наращивание экономических бизнес-преимуществ. Для достижения этих целей выбираются различные методы и пути [3]. Контроль реализации постановленных логистических целей обеспечивает логистический контроллинг, позволяющий принимать своевременные корректирующие действия бизнес-процессов.

На логистическую стратегию в современных условиях влияет внешняя среда, преимущественно в виде инновационных разработок и внешних систем. Логистика — это область, где еще есть возможности для снижения затрат и оптимизации процессов, но необходимы первоначальные инвестиции в современные цифровые технологии  в условиях развития Индустрии 4.0 или Четвертой промышленной революции

В последние годы цифровая трансформация в рамках Индустрии 4.0 стала необходимостью для предприятий, т.к. позволяет бизнесу становиться гибким, маневренным и оперативно реагирующим на стремительные изменения. Логистика не является исключением, т.к. перманентно претерпевает существенные трансформации в условиях развития передовых технологий Четвертой промышленной революции, радикально изменяющих логистические процессы и операции.

Современные условия  развития бизнеса предопределяют существенную корреляцию между стратегической логистикой компании и выбранными технологиями Индустрии 4.0.

Бизнес-среда развивается в настоящее время в условиях интенсивных  трансформаций,  ускоряющихся изменения и динамичного развития. За прошедшие годы в логистической сфере возникло множество радикальных изменений, и поскольку технологии продолжают трансформировать мир, их влияние на логистику будет постоянно усиливаться. В итоге это может привести к смене парадигмы в том, как компании оперативно и эффективно доставляют товары клиентам [4]. После пандемии коронавируса логистическая составляющая компаний общепита  испытывает большее, чем когда-либо, давление, требующее улучшения своих бизнес-процессов. Клиента  нужны бесперебойные логистические потоки без сбоев и проблем.

В современных реалиях Индустрия 4.0 существенно влияет на экономику каждой страны, т.к. осуществляет радикальные трансформации не только в логистике, но и целом в самом обществе и экономике мира. Индустрия 4.0 представляет собой осуществление автоматизации и цифровизации с применением новых инновационных технологий. Четвертная промышленная революция основана на соединении Интернета вещей с современными устройствами, которые общаются друг с другом через киберфизические системы и независимы от человека. Фактическое внедрение и последующее использование Индустрии 4.0 и ее технологий на в бизнесе относится и  к логистике, и ко всей цепочке поставок. Индустрия 4.0 приносит трансформационные изменения, обуславливающие и существенные  проблемы, и возможности, влияющие на многие аспекты логистики.

Исследования  в области цифровой трансформации с помощью   Логистики 4.0 в настоящее время имеют ограниченное присутствие в научной сфере. Частичные исследования, проведенные в ряде стран мира,  подтвердили важность цифровых технологий в логистической стратегии для обеспечения непрерывности и эффективного управления логистическими процессами и деятельностью с элементами искусственного интеллекта. Именно данный пробел в исследованиях создает предпосылки для будущих детальных  логистических анализов.

В настоящее время мир развивается в условиях Индустрии 4.0,  характеризуемой внедрением интеллектуальных технологий, которые связывают физический и биологический миры с цифровым миром. Четвертая промышленная революция – это интеграция производства с интеллектуальными информационными и коммуникационными технологиями, позволяющими производить продукцию в соответствии с индивидуальными требованиями клиентов. Индустрия 4.0 отличается от трех предыдущих промышленных революций повышением роли технологий. Отличительным фактором выступает  технологическая политики по созданию инновационной экосистемы. Суть Индустрии 4.0 базируется на бурном развитии цифровых технологий, включающих в себя Интернет вещей и киберфизические системы, искусственный интеллект, робототехнику и др. Четвертая промышленная революция приводит к большей гибкости производственных процессов и предоставляет инструменты, позволяющие более эффективно удовлетворять индивидуальные потребности клиентов. Индустрия 4.0 достигла уже значимых успехов, т.к. охватывает робототехнику и искусственный интеллект, в результате чего машины выполняют тяжелую работу, а автоматизированные роботы выполняют постоянно повторяющиеся операции [5]. В процессе развития Четвертой промышленной революции происходит цифровая революция, принципиально меняющая способы работы людей и использования передовых технологий.  Индустрия 4.0 обеспечивает более высокий уровень эффективности производства благодаря новым, прорывным, интеллектуальным технологиям. Эти технологии также направлены на влияние на социальную и экологическую устойчивость предприятий.

К основным столпам Индустрии 4.0 относятся: промышленный Интернет вещей, киберфизические системы, вертикальная и горизонтальная интеграция программного обеспечения, дополненная реальность, методы прогнозирования, автономные роботы, аддитивные технологии, массовая индивидуализация, инновационные методы сбора и обработки больших данных и многие другие методы анализа данных в реальном времени, использующие потенциал облачных вычислений.  По мнению многих экспертов, именно указанные выше столпы существенно влияют на деятельность в сфере общепита.

Для обеспечения гибкости реагирования  на динамические изменения в глобализированной внешней среде, важно, чтобы логистические стратегии становились наиболее эффективными, гибкими и безопасными. Предприятия могут добивать таких целей путем внедрения технологии Индустрии 4.0 в логистику. Задачей современной логистики является также управление цепями поставок – автоматизация процессов цепочки поставок. Автоматизация логистических бизнес-процессов остается одной из наиболее насущных потребностей, а управление текущим кризисом также затрагивает логистику [6]. Тенденция к цифровизации сделала Индустрию 4.0 неизбежной и играющей ведущую роль в разработке новых логистических концепций. Продолжающаяся цифровая трансформация логистики, включая всю цепочку поставок, является источником конкурентного преимущества. С помощью автономных и цифровых технологий Индустрии 4.0 логистическая стратегия позволит достигать более быстрых доставок и минимизации логистических затрат.

В рамках концепции Индустрии 4.0 активно развивается и Логистика 4.0. Основная цель Логистики 4.0 состоит в ускорении логистических процессов за счет обмена информацией в онлайн-режиме и минимизации ошибок. Преимущества Логистики 4.0 на предприятиях общепита включают: упрощенный мониторинг логистических систем, повышение информированности о логистике, минимизацию потерь затрат, времени и энергии, создание новых бизнес-моделей, создание гибких логистических бизнес-процессов, гибко реагирующих на изменения потребностей клиентов. Преимущества Логистики 4.0 особенно заметны в планировании ресурсов, системах управления транспортировкой, системах управления складами и надстройке интеллектуальных транспортных систем.

Логистика 4.0 в основном использует следующие технологии Индустрии 4.0: виртуальная и дополненная реальность, большие данные, Интернет вещей, современное моделирование, искусственный интеллект, интеллектуальные датчики и автономные роботы.

Таким образом, Логистика 4.0 — это компонент Индустрии 4.0,  обеспечивающий плавную интеграцию цепочек поставок: от закупок и складирования до транспортировки и доставки с применением передовых цифровых технологий и анализа данных для создания интеллектуальной, гибкой и эффективной сети [7]. Такая трансформация способствует созданию взаимосвязанной логистической экосистемы. Организации могут анализировать и использовать данные для улучшения каждой части логистических операций: от эффективности и скорости до устойчивости и обслуживания клиентов.

Первоначальные инвестиции, необходимые для цифровых  технологий, могут быть существенными для бизнеса, становясь  барьером для компаний с ограниченным капиталом. Лидерам может быть сложно оправдать расходы на передовые устройства Интернета вещей, системы искусственного интеллекта или технологии блокчейна, даже если окупаемость инвестиций не будет быстрой.

Кибербезопасность является еще одной ключевой проблемой. С ростом цифровизации и обмена данными возрастает риск кибератак. Защита конфиденциальных данных бизнеса и клиентов имеет решающее значение, однако многим компаниям сферы общепита не хватает ресурсов для инвестирования в сложные меры кибербезопасности.

Успех внедрения Логистики 4.0 во многом зависит от цифровой грамотности сотрудников. Все сотрудники должны быть заинтересованы и готовы научиться использовать любую новую технологию. Денежные и временные затраты на обучение персонала — еще одна значимая статья расходов для  предприятий, работающих с ограниченной прибылью.

Несмотря на эти проблемы, потенциальные преимущества Логистики 4.0 для компаний сферы общепита значительные. Мощные технологии могут повысить операционную эффективность, сократить отходы и улучшить обслуживание клиентов. Отслеживание в режиме реального времени, прогнозная аналитика и автоматизированные процессы могут помочь компаниям оптимизировать свою деятельность и предоставлять услуги, которые отличают их от конкурентов. Прорывные технологии означают, что небольшие компании могут уравнять правила игры с более крупным бизнесом.

Благодаря тщательному планированию, стратегическим инвестициям и сосредоточению внимания на повышении квалификации предприятия могут использовать Логистику 4.0 для стимулирования роста, повышения удовлетворенности клиентов и получения конкурентного преимущества в сегодняшней быстро развивающейся логистической среде.

Компании сферы общепита, которые адаптируются, внедряют инновации и используют возможности Логистики 4.0, не только выживут, но и будут процветать в новых условиях цифровых цепочек поставок. В мире логистики те, кто может доставить нужные товары в нужное место, в нужное время наиболее эффективным и устойчивым образом, всегда будут лидерами.

Основными компонентами Логистики 4.0 являются:

  1. Интернет вещей — это физические устройства, например, датчики, транспортные средства и бытовые приборы, подключенные к Интернету, обеспечивающие обмен и анализ данных. Интернет вещей расширяет возможности отслеживания в онлайн-режиме, мониторинга температуры и технического обслуживания по состоянию. Например, отслеживание транспортных средств значительно повышает видимость товаров. Операторы могут просматривать транспортные средства в своем парке, что снижает риск потерь и помогает операторам перенаправлять поставки в случае аварии или дорожного движения.
  2. Робототехника и автоматизация становятся все более важными в современных логистических операциях — технологии повышения производительности на складах с круглосуточной работой. Такие агрегаты выполняют повторяющиеся и трудоемкие задачи, освобождая персонал для решение более важных и стратегических задач. Такие технологии производят революцию в отрасли: от автоматизированных систем хранения и поиска на складах до автономных транспортных средств и дронов для доставки.
  3. Искусственный интеллект и машинное обучение обеспечивают возможности анализа данных, которые способствуют повышению производительности и эффективности в логистике. Такие технологии позволяют более разумно управлять запасами, прогнозировать спрос и оптимизировать маршруты за счет изучения закономерностей, включения исторических данных и составления прогнозов на основе данных.
  4. Технология блокчейна меняет управление цепочками поставок в рамках Логистики 4.0. Будучи децентрализованным и неизменяемым реестром, блокчейн обеспечивает прозрачный и безопасный метод записи транзакций, повышая отслеживаемость и качество проверки товаров на каждом этапе цепочки поставок. В отрасли, где доверие и подотчетность имеют первостепенное значение, блокчейн может снизить уровень мошенничества и упростить создание и исполнение контрактов.

Влияние Логистики 4.0 на сферу общепита выражается через:

  1. Повышение прозрачности и отслеживаемости. Например, Интернет вещей и блокчейн, позволяют отслеживать товары на каждом этапе цепочки поставок, от поиска до окончательной доставки, повышая операционную эффективность и укрепляя доверие со стороны клиентов. Автоматизация этих процессов с помощью технологий повышает эффективность и снижает риск ошибок.
  2. Повышение эффективности бизнеса. Логистика 4.0 позволяет более точно прогнозировать спрос, оптимизировать маршруты и управлять запасами за счет использования таких технологий, как искусственный интеллект, машинное обучение и расширенная аналитика.

Автоматизированные процессы уменьшают количество человеческих ошибок и повышают производительность, а данные в реальном времени помогают быстро выявлять и устранять недостатки. Результатом является более упорядоченная и эффективная логистическая операция, которая может быстро адаптироваться к меняющейся динамике рынка.

  1. Повышение устойчивости бизнеса. На долю логистики приходится чуть более трети мировых выбросов CO2. Таким образом, экологическая устойчивость стала ключевой проблемой в отрасли. Искусственный интеллект и машинное обучение могут определять оптимальные маршруты транспортировки и доставки, используя данные из таких источников, как транспортные средства, информацию о дорожном движении и исторические данные о маршрутах. Оптимизированные маршруты и грузоподъемность сокращают расход топлива и выбросы, а интеллектуальное складирование сводит к минимуму потребление энергии.
  2. Точная доставка. Благодаря отслеживанию в реальном времени и прогнозной аналитике компании могут обеспечить своевременные и точные поставки даже в самых сложных цепочках поставок. Такая точность учитывается по всей цепочке логистических операций от управления запасами до складских операций, гарантируя, что продукты будут в нужном месте в нужное время.
  3. Сокращение отходов. Разумное использование данных помогает минимизировать потери в логистике. Прогнозная аналитика снижает затоваривание и недостачу запасов, а отслеживание в онлайн-режиме предотвращает потерю поставок.

Технологии также позволяют предприятиям оптимизировать использование ресурсов, способствуя устойчивости отрасли.

Цифровая трансформация в сторону Индустрии 4.0 стала необходимостью для предприятий, поскольку делает их более гибкими, маневренными и отзывчивыми в нынешней бескомпромиссной конкурентной среде. Логистика не является исключением, поскольку она постоянно претерпевает кардинальные преобразования при поддержке революционных технологий Индустрии 4.0, которые фундаментально меняют логистические процессы и деятельность.

 

Заключение

Исследования в области цифровизации логистической трансформации, цифровым технологиям, Индустрии 4.0 в логистике и Логистике 4.0 постоянно развиваются и актуальны в свете продолжающейся промышленной революции. Кроме того, исследования и разработки в данной области создают новые возможности и конкурентные преимущества  для бизнеса в сфере общепита, т.к. на уровне предприятий все еще существует множество пробелов, которые еще не были устранены в процессе развития Индустрии 4.0  Проведенное автором в представленной статье исследование цифровой трансформации логистики в условиях российских предприятий является одним из них.

Библиографический список:

  1. Азарова, С. П. Тенденции развития информационных технологий в сфере услуг общественного питания // Актуальные вопросы экономических наук. №17-2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tendentsii-razvitiya-informatsionnyh-tehnologiy-v-sfere-uslug-obschestvennogo-pitaniya.
  2. Бочаров, В. Ю. Занятость молодежи нового рабочего класса организаций общественного питания в период пандемии // Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология. 2022. Т. 15. Вып. 1. URL: https://doi.org/10.21638/spbu12.2022.102
  3. Крылова, Р. В. Современные форматы предприятий индустрии питания // АНИ: экономика и управление. 2017. №4 (21). URL:https://cyberleninka.ru/article/n/sovremennye-formaty-predpriyatiy-industrii-pitaniya
  4. Попов, Д.А., Парыгина, Г.С. Общественное питание современной России: утраты и приобретения // Вестник Хабаровского государственного университета экономики и права. 2019. №1 (99). URL:https://cyberleninka.ru/article/n/obschestvennoe-pitanie-sovremennoy-rossii-utraty-i-priobreteniya
  5. Сальникова, К. В. Способ определения оптимального места размещения объектов общественного питания / К. В. Сальникова // Вестник евразийской науки.– 2023. – Т. 15, № 3. – EDN GNFTEA
  6. Теплая, Н.А., Абдулрагимов, И.А., Шигапов, И.И., Михалев, А.П., Горбатко, Е.С. Статистический анализ основных показателей деятельности системы общественного питания в федеральных округах Российской Федерации //Инновации и инвестиции. № 6. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/statisticheskiy-analiz-osnovnyh-pokazateley-deyatelnosti-sistemy-obschestvennogo-pitaniya-v-federalnyh-okrugah-rossiyskoy
  7. Бизнес-секреты. 31.05.2023 г. URL: https://secrets.tinkoff.ru/lichnyj-opyt/teremok/

Влияние Логистики 4.0 на формирование логистической стратегии компаний сферы общественного питания Read More »

Современные информационно-аналитические системы принятия управленческих решений нефтегазодобывающими предприятиями

Введение

Современное развитие нефтегазодобывающей промышленности сопровождается ростом разнообразной по видам и форме информации (геолого-геофизической, промысловой, технологической, экономической и др.). И, в первую очередь, это относится к геологоразведочному процессу (ГРР), главная задача которого поддерживать баланс запасов углеводородного сырья (УВ) в компании. Генерация информации в геологоразведке  происходит,  начиная от проведения региональных геологических исследований до результатов интерпретации материалов ГИС в скважине, открывшей залежь (месторождение) УВ. В связи с этим, цифровизация процесса ГРР обусловила, в свою очередь, широкое внедрение в процесс принятия управленческих решений специализированных информационно-аналитических систем (ИАС). Данные системы позволяют решать задачи в области:

  • регионально-зонального прогноза перспектив территорий на поиски месторождений углеводородного сырья;
  • качественной и количественной оценки ресурсной базы активов ГРР;
  • структурированного хранения информации в цифровом виде;
  • принятия управленческих решений в геологоразведочном процессе.

Генерируемые подобными системами результаты позволяют компаниям, также, и разрабатывать стратегические программы геологоразведочных работ. Далее, на примере нескольких крупнейших российский компаний будет проведено рассмотрение возможностей ИАС.

 

Результаты исследования

В ПАО «Газпром» в течение нескольких последних лет для обеспечения процесса формирования программ геологоразведочных работ проводятся мероприятия, направленные на формирование единой Системы управления проектами и портфелями проектов ГРР [1]. Система содержит различные функциональные подсистемы, схематично представленные на рисунке 1. Работая совместно подсистемы позволяют проводить всесторонний анализ лицензионных участков компании (активов ГРР) и формировать выводы о целесообразности и объемах их дальнейшего освоения. Фрагменты модулей подсистем приведены на рисунках 2.

Разрабатываемую систему  в компании используют для формирования портфелей геологоразведочных работ и последующей статической и динамической их оптимизации.

 

Структура системы управления проектами и портфелем проектов  ПАО «Газпром»

Рис. 1. Структура системы управления проектами и портфелем проектов  ПАО «Газпром», по материалам [1]

 

Модули программно-аналитического комплекса оценки портфелей ГРР ПАО «Газпром»)

Рис. 2. Модули программно-аналитического комплекса оценки портфелей ГРР ПАО «Газпром»), по материалам [1]

 

Компания ПАО «Роснефть» разработала информационную систему «Оценка участков недр», которая оперативно анализирует как отдельные, так и объединенные в портфели активы [2]. Система аккумулирует актуальные данные о нераспределенных участках недр из открытых источников, генерирует карты геологической изученности, инфраструктуры, фонда скважин, сейcмосъёмки 2D/3D, лицензионных и аукционных участков.  Программное обеспечение основано на импортозамещающих технологиях, обладает быстрыми инструментами расчетов и гибкой архитектурой. В настоящее время информационный ресурс «Оценка участков недр» введен в промышленную эксплуатацию на предприятиях Компании.

В ПАО «ЛУКОЙЛ» в 2020 году был запущен инвестиционный проект развития информационной системы «Вероятностная оценка перспективных ресурсов углеводородов» (ИС ВОПРУ), [3]. Ранее, в 2019 году ИС ВОПРУ в результате опытной эксплуатации при выполнении геолого-экономической оценки перспективных ресурсов углеводородов, показала свою эффективность. Благодаря скорости выполнения расчетов, структурированному хранению данных и максимально исключённому «человеческому фактору» значительно повысилось качество проведения оценки проектов.

В настоящее время ИС «ВОПРУ» активно используется в дочерних обществах компании. Планируется расширение функционала системы для выполнения вероятностных оценок ресурсов категорий D0 (подготовленные) и D1 (перспективные) по российской классификации. Выполнение ВОПРУ станет ещё точнее и будет производиться как по российским, так и по международным стандартам, включающим распределённый сбор данных и управление ими, выполнение расчётов и подготовку аналитических отчётов. Также следует отметить, что система сможет функционировать на английском языке, что упростит совместную работу с международными аудиторскими компаниями. ​

Аналогичные системы разрабатываются и другими нефтегазодобывающими предприятиями. Однако, несмотря на наличие объективных преимуществ, описанные выше системы обладают и недостатками. Среди последних можно выделить следующие:

  • «механистичность» анализа, отсутствие возможности учитывать результаты концептуального геологического моделирования в полной мере;
  • отсутствие «геологических» инструментов формирования портфелей ГРР потенциально схожих геологических объектов  (по особенностям геологического строения и истории развития, типу коллекторов и ловушек, расположения относительно очагов генерации УВ и путей их миграции и др.). Формирование портфелей происходит на основе математического аппарата (например — целочисленной «бинарной» оптимизации), учитывающего схожесть величин технико-экономических показателей;
  • отсутствие возможности учесть эффект синергии от формирования различных портфелей ГРР.

Можно привести еще примеры недостатков данных систем, исходя из сегодняшнего их уровня автоматизации. Однако, общим для них всех будет, то, что их следует рассматривать как эффективный инструмент начального этапа формирования стратегических программ геологоразведочных работ нефтегазодобывающими компаниями, обеспечивающего специалистов, принимающих управленческие решения, геолого-экономическими показателями эффективности освоения активов.

 

Выводы

Таким образом, дальнейшее развитие и внедрение в корпоративные  информационно-аналитические системы алгоритмов геолого-экономических оценок портфелей (объектов) ГРР, учитывающих особенности процессов генерации углеводородов, формирования их скоплений и другие геологические процессы, в пределах региона проведения работ, позволят  нефтегазодобывающим компаниям свести к минимуму риски получения отрицательных результатов поисково-разведочных работ и максимизировать экономический эффект от проводимых геологоразведочных работ.

Библиографический список:

  1. Кисленко, Н.А., Литвин, Ю.В., Кулик, В.С., Фисенко, Д.Г. О разработке программно-аналитического комплекса оценки, формирования и эффективного управления проектами и портфелями проектов геологоразведочных работ на лицензионных участках Группы Газпром. Презентация. [Электронный ресурс]. – URL: Ссылка: https://nedra.gazprom.ru/d/textpage/d0/208/v.s.-kulik-niigazehkonomika.pdf (дата обращения: 04.05.2022).
  2. Роснефть развивает технологии оценки недр. Информационное сообщение. Дата публикации 29 апреля 2022. [Электронный ресурс]. – URL: https://neftegaz.ru/news/Geological-exploration/735798-rosneft-razvivaet-tekhnologii-otsenki-nedr/ (дата обращения: 02.05.2022).
  3. ЛУКОЙЛ-технологии начали инвестпроект по развитию вероятностной оценки перспективных ресурсов углеводородов. Информационное сообщение. Дата публикации 20 февраля 2020г. [Электронный ресурс]. – URL:   https://technologies.lukoil.ru/ru/news/news?rid=453224    (дата обращения: 02.05.2022).

Современные информационно-аналитические системы принятия управленческих решений нефтегазодобывающими предприятиями Read More »

Налоговое администрирование: теоретические подходы к определению понятия

Введение

В настоящее время нет законодательного определения понятия «налоговое администрирование». Более того, термин «налоговое администрирование» не применяется ни в Налоговом кодексе, ни в иных нормативных правовых актах. Этот термин стал применяться относительно недавно в научных и публицистических материалах.

Налоговое администрирование, как особый научно-практический процесс, по своему содержанию и организации является довольно объёмным. Оно включает в себя принципы налогообложения, которые сформировались в течении истории и модернизировались совместно с наукой. Налоговое администрирование занимает ведущую позицию в системе управления экономикой.

Развитие цифровых технологий и научно-технического прогресса привели к тому, что в течение последнего десятилетия основным направлением деятельности Федеральной Налоговой Службы Российской Федерации является совершенствование налогового администрирования.

 

Результаты исследований

На сегодняшний момент не существует единой трактовки понятия налоговое администрирование, но в данной работе мы попытались дать наиболее четкое определение налогового администрирования, сравнив подходы различных учёных по данному вопросу.

Как отмечается в научной литературе, проблема отсутствия единого и однозначного понимания категории налогового администрирования в теории поднимается практически каждый раз, когда исследователи пытаются высказать своё авторское видение сущности данного термина.

В последние годы понятийный аппарат налогового администрирования активно исследуется российскими и зарубежными авторами, которые рассматривают налоговое администрирование в узком и широком смысле.

В данной статье исследованы научные работы по налоговому администрированию российских учёных, таких как: Лев М.Ю.; Молчанов Е.Г.; Лобачев А.А.; Кузнецов Л.Д.; Ляпина Т.М. и др.

Изучение учебной и научной литературы приводит к выводу о существовании двух подходов к трактовке дефиниции «налоговое администрирование».

Например, Лев М.Ю., Болонин А.И., Лещенко Ю.Г. используют широкую трактовку понятия и сходятся во мнении, что налоговое администрирование является способом государственного управления в сфере налогообложения и непосредственно способствует укреплению экономической безопасности налоговой системы государства. Налоговое администрирование — один из ключевых элементов механизма управления государственными услугами.

Также широкую трактовку понятия использует Лобачев А.А. По его мнению: «Налоговое администрирование — это особый научно-практический процесс, который достаточно емок по содержанию, организации и условиям целевых установок. Сюда входит разработка правовой базы налогообложения на основе исторического опыта, инновационных технологий и передовой практики, создание условий для функционирования элементов налогового механизма (планирование, контроль, мониторинг)».

Узкой трактовки понятия придерживается Молчанов Е.Г. В его понимании: «Налоговое администрирование — это часть управления налоговой системой, обеспечивающая полноту и своевременность поступления налогов и сборов в бюджет государства.

По мнению Ляпиной Т.М., которая рассматривает понятие в узком смысле, налоговое администрирование — это процесс управления налоговым производством, реализуемый налоговыми органами и налоговыми администрациями, обладающими определёнными властными полномочиями в отношении налогоплательщиков и плательщиков сборов.

Одно из наиболее полных определений налогового администрирования в узком смысле было предложено профессором Кузнецовым Л.Д. Он считает, что «налоговое администрирование — это совокупность норм (правил), методов, приёмов и средств, при помощи которых специально уполномоченные органы государства осуществляют деятельность в налоговой сфере, направленную на контроль за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет налогов и сборов, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью внесения в соответствующий бюджет иных обязательных платежей».

Таким образом можно сказать о том, что налоговое администрирование является средством реализации налоговой политики и важной частью налогового процесса и представляет собой совокупность процессуальных действий, направленных на своевременное исполнение налоговой обязанности, создание комфортных условий для уплаты налогоплательщиками налогов и сборов, а также обеспечение законных прав и интересов участников налоговых правоотношений.

По нашему мнению, не следует отождествлять налоговое администрирование с управлением налоговой системой в целом, но и не следует «сужать» до налогового контроля.

Управление налоговой системой наряду с налоговым администрированием включает прежде всего деятельность законодательных органов по разработке основных принципов, форм и методов организации налоговых отношений, что составляет содержание законодательства о налогах. Налоговое администрирование, являясь важнейшей компонентой общего процесса управления налоговой системой государства, представляет собой управленческую деятельность государственных органов, направленную на реализацию законодательных норм.

Целью налогового администрирования следует считать обеспечение стабильного уровня налоговых поступлений в бюджетную систему в условиях оптимального сочетания методов налогового регулирования и налогового контроля на базе основных принципов налогообложения, а именно:

  • принцип бюджетного федерализма (установлены чёткие налоговые полномочия между различными уровнями государственной власти);
  • принцип единства (налогообложение едино на всей территории страны и для всех физических и юридических лиц одной категории);
  • принцип нейтральности (налогообложение нейтрально в отношении форм и методов законной экономической деятельности);
  • принцип однократности обложения (один и тот же объект облагается одним видом налога и только один раз за период);
  • принцип определённости (налогоплательщик осведомлён о размере налога, способе и времени платежа заранее);
  • принцип удобства (налогообложение удобно при взимании налогоплательщику и устраивает его по времени);
  • принцип умеренности (налогообложение соразмерно доходам налогоплательщика и не приводит к самоликвидации как хозяйствующего субъекта);
  • принцип справедливости (всеобщность обложения и равномерность распределения налогового бремени между налогоплательщиками соразмерно доходам);
  • принцип экономичности (издержки при взимании должны быть минимальны);

Налоговое администрирование должно быть направлено на соблюдение баланса интересов государства и налогоплательщиков.

Налоговое законодательство должны исполнять и сами налоговые органы, в том числе при проведении контрольных мероприятий в части реализации процедурных и процессуальных норм налогового законодательства.

Выполнение контрольных действий налоговыми органами невозможно без организационного, методологического и методического обеспечения их деятельности.

Формами организационного и методического обеспечения деятельности выступают: определение структуры и функциональных обязанностей (иерархия) различных уровней налоговых органов; разработка форм и содержания отчетности налогоплательщиков по налоговым платежам; процедуры представления, обработки и проверки налоговой отчетности налогоплательщиков; порядок регулирования налоговых платежей (предоставление налогового кредита) и применения налоговых санкций; планирование и прогнозирование налоговых платежей.

 

Выводы

Таким образом, налоговое администрирование представляется более узким понятием, в сравнении с общим понятием «управление налоговой системой», но более широким, чем налоговый контроль.

Управление налоговой системой представляет собой комплекс мероприятий на уровне законодательной и исполнительной власти, представленных методами и приемами, которые планомерно влияют на налогообложение в целях обеспечения финансирования нужд государства и общества.

Налоговое администрирование включает в себя контроль за исчислением и уплатой налогов и сборов налогоплательщиками, а также организационное и методическое обеспечение контрольной деятельности.

Таким образом, помимо собственно контрольных действий в сфере налогообложения, налоговое администрирование предполагает и их организационно-методическое обеспечение, которое включает в себя:

  • определение структуры и функциональных обязанностей различных уровней налоговых органов;
  • разработка форм и содержания отчетности налогоплательщиков по налоговым платежам;
  • процедуры представления, обработки и проверки налоговой отчетности налогоплательщиков;
  • порядок регулирования налоговых платежей (предоставление налогового кредита) и применения налоговых санкций;
  • планирование и прогнозирование налоговых платежей и т.д.

Развитие национальной экономики требует применения инновационных методов налогового администрирования, которые позволят стабилизировать и увеличить налоговые поступления в федеральный и региональные бюджеты. Важную роль в модернизации налогового администрирования играет цифровая трансформация. Она позволяет использовать инновационные цифровые технологии для минимизации налоговых разрывов, увеличения поступления налогов, а также для сокращения доли теневой экономики.

Следовательно, в условиях цифровой трансформации экономики налоговое администрирование можно определить как совокупность контрольных действий со стороны государственных органов за исчислением и уплатой налогов и сборов налогоплательщиками на основе внедрения цифровых технологий, а также организационное и методическое обеспечение контрольной деятельности с целью минимизации административных затрат.

В условиях цифровой экономики появляется возможность внедрения в процесс налогового администрирования новых информационных технологий, что повышает его качество и эффективность. Имплементация налоговыми органами современных IT-инструментов в условиях сформированной цифровой среды способна привести к минимизации рисков несоблюдения налогоплательщиками налогового законодательства, максимизировать эффективность налогового администрирования.

Цифровая трансформация налогового администрирования — это долгий путь, который займет много лет и потребует согласования многих элементов для реализации всех преимуществ. Потребуется разработка многих структурных элементов будущего налогового администрирования совместно с другими правительственными органами, представителями частного сектора и на международном уровне. Это позволит принимать более взвешенные и эффективные управленческие решения в сфере управления налогообложением.

Библиографический список:

  1. Конституция Российской   Федерации   (принята   всенародным голосованием  12.1993)  (с  учетом  поправок,  внесенных  законами  РФ  о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6 — ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014  N  2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) [Электронный ресурс]//Правовой сайт «Консультант Плюс» — 2023 — Режим доступа: [http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/];
  2. Налоговый кодекс Российской Федерации от 05.08.2000 No 117-ФЗ (принят ГД ФС РФ 19.07.2000), (ред. от 13.04.2016) [Электронный ресурс]//Правовой сайт «Консультант Плюс» — 2023 — Режим доступа: [http://www.consultant.ru/document/Cons_doc_LAW/];
  3. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ (ред. от 28.05.2022)[Электронный ресурс]//Правовой сайт «Консультант Плюс» — 2023 — Режим доступа: [http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28165/6e508f67e051bccbe249e6f0aebb2fa31f61a111//];
  4. Кузнецов, Л.Д. Налоговое администрирование как элемент налоговой системы России – 2020. – № 12. – Вестник Московского университета МВД России № 1 – 2020

[https://cyberleninka.ru/article/n/nalogovoe-administrirovanie-kak-element-nalogovoy-sistemy-rossii/viewer];

  1. Лев, М.Ю., Болонин, А.И., Лещенко, Ю.Г. Налоговое администрирование как механизм укрепления экономической безопасности налоговой системы государства // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 2. – С. 525-546. [https://1economic.ru/lib/114626];
  2. Лобачев, А.А. Некоторые вопросы осуществления налоговыми органами административного контроля в России – 2023. – № 12. Образование и право № 1 – 2023 [https://cyberleninka.ru/article/n/nekotorye-voprosy-osuschestvleniya-nalogovymi-organami-administrativnogo-kontrolya-v-rossii];
  3. Ляпина ,Т.М. Налоговое администрирование: учебное пособие для вузов / Т. М. Ляпина. — 2-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2023. — 235 с. — (Высшее образование). — ISBN 978-5-534-11285-6. — Текст: электронный // Образовательная платформа Юрайт [https://urait.ru/bcode/534593] (дата обращения: 24.12.2023).
  4. Молчанов, Е.Г. Инновационные инструменты налогового администрирования в условиях действия программы «Цифровая экономика в Российской Федерации» // Учет и статистика. 2023. N [https://cyberleninka.ru/article/n/innovatsionnye].

Налоговое администрирование: теоретические подходы к определению понятия Read More »

Логистический аутсорсинг при переходе на современные автоматизированные информационные системы

Введение

Аутсорсинг в логистике обычно бывает необходим в тех случаях, когда предприятие решает снизить свои неспециализированные расходы, которые связаны со спецификой бизнеса. В разных случаях компании как правило обращаются к специалистам из вне и это решение является самым лучшим шагом.

Функции аутсорсинга в логистике состоят в передачи части и полностью различных логистических задач, либо полноценных бизнес-процессов чужой (внешней) компании – аутсорсеру. Аутсорсер – это логистический посредник или по-другому это специализированная компания. Среди таких компаний (посредников) главную позицию занимают логистические провайдеры (компании, которые предлагают услуги по логистике на базе аутсорсинга. Второе наименование деятельности провайдеров – это контрактная логистика.

В настоящее время конкуренция между предприятиями в сфере грузоперевозок достаточно высока и стимулирует их к постоянному совершенствованию своей деятельности. В связи с этим особое внимание уделяется повышению эффективности процессов управления предприятием с помощью информационных технологий.

В настоящее время на отечественном рынке наблюдается дефицит отраслевых программных решений для автоматизации процессов управления автотранспортными предприятиями. Поэтому, целесообразно бизнес-функцию, такую как логистику, передать на аутсорсинг. У компании аутсорсера, как правило, активно используют технологии электронного бизнеса (торговые площадки, информационные сервисы для грузоперевозчиков, электронные топливные карты), технологии спутниковой навигационной связи в целях мониторинга транспорта, которые уже наделены некоторыми возможностями для автоматизированного управления своими бизнес-процессами.

 

Результаты исследований

Итак, что же такое аутсорсинг? Аутсорсинг или по-другому «использование внешних источников» – это осуществление посторонней организацией неких задач, бизнес-функций или бизнес-процессов, которые зачастую не оказываются частью главной деятельности предприятия, но нужны для полной работы бизнеса [1, с.2].

Аутсорсинг в логистике может быть полным или частичным, то есть на него может быть отправлена часть операций: управление закупками, запасами, складами, транспортировка; обработка заказов, упаковка или воплощение IT поддержки.

Специалисты выделяют четыре причины, при которых нужно прибегнуть к аутсорсингу в логистике:

  1. Не знание сотрудниками логистической деятельности. В этом случае аутсорсеры помогают устранить проблемы с помощью привлечения специалистов из этой области. И плюс к этому сотрудники компании-клиента получат возможность незамедлительного получения знаний, которые сделают их более просвещенными.
  2. Руководство организации понимает, что нужна помощь специалистов для перемен в собственной деятельности.
  3. Улучшение ряда показателей в работе отдела по логистике и сбыта без значительных расходов на обучение сотрудников.
  4. Воплощение новых задумок, для реализации которых нужно исключить не главную деятельность и сделать упор на базовою.

Обратимся к рынку Соединенных Штатов Америки и Европы. В целом по данным статистики данные рынки являются одними из самых передовых и первых развивающихся рынков провайдеров и аутсорсинга в сфере логистики.

С одной стороны, в современных реалиях логистический аутсорсинг стал очень популярен и в России, возросло число организаций, работающих в интернет-пространстве, которые планировали добавить в свою деятельность услуги логистики. С другой стороны, на рынке программного обеспечения существуют интегрированные транспортно-логистические информационные системы, функционал которых достаточно широк. Но в нем не нуждаются средние по размеру транспортные предприятия, занимающиеся только грузоперевозками, настолько, чтобы переплачивать огромные деньги.

Стоит поговорить о тенденциозности повышения аутсорсинга. В ней предусматривается самый высший уровень революции в информационных системах и технологиях, который формирует прирост количества разновидностей аутсорсинга. Переворот приводит к трансформации в экономике посредством механизма разделения деления работы и кооперации. Сначала происходят перевороты в технологическом делении работы, далее в отрасли (кругу) народного хозяйствования, а потом уже и в межнациональной экономике. Такой процесс был известен в годы революции в промышленности. Также было и в период научного технического прогресса, который начался со второй половины 20 века. Новейший переворот формируется в сфере вычислительной техники, IT и коммуникациях. Как ни странно, успех в отрасли приобретения, обработки, передачи и сохранения информации представлены основополагающей движущей силой в глобальной экономике. Нестандартность в сегодняшних реалиях технологической сферы является то, что они стали гораздо выше и переступили глобально экономический барьер, воплотив «безграничное» предпринимательство и развитие экономики.

В связи с этим возникла необходимость классификации провайдеров из-за обширных спектров предоставления услуг.

Рассмотрим пять уровней логистического обслуживания (рисунок 1):

 

Уровни логистического обслуживания

Рисунок 1 – Уровни логистического обслуживания

 

  • Первый-1PL. Этот уровень абсолютно независим, вся деятельность, связанная с логистикой организации, действует согласно плану и реализуется самим товаровладельцем.
  • Второй-2PL. Данный уровень частично относится к логистическому аутсорсингу. Организация по логистике предоставляет только транспорт для перевозки товаров и оказывает стандартные услуги по координации складских помещений.
  • Третий-3PL. Этот уровень характеризуется полноценным аутсорсингом. На нем организация логистики воплощается самим заказчиком, но здесь предприятие по предоставлению транспорта предлагает более широкий список услуг, чем во 2PLи плюс к этому воплощает ряд логистических задач сама.
  • Четвертый-4PL. Это уровень интегрированного аутсорсинга. Организации этого уровня находятся полностью в деятельности логистики предприятии-клиента. Аутсорсер сам придумывает и воплощает все бизнес модели и цепочки доставки. Данный уровень позволяет организациям достичь целей в сфере логистики на долгосрочной основе. Главными плюсами 4PL являются оптимизация затрат, средств труда, основного и оборотного капитала.
  • Пятый-5PL. Данный уровень относится к «виртуальной» логистике. Здесь организация по логистике исполняет весь перечень услуг с помощью IT- технологий. Партнер IT уровня обладает всей нужной информацией о состоянии внутреннего и внешнего рынка компании-клиента, а также может создать различные оптимальные потоки, которые будет охватывать множество сфер (материальная, трудовая, финансовая и т.д.), хотя он может и не иметь своих средств, которые будет использовать для реализации проекта. Цель данного уровня заключается в минимизации расходов на издержки связанные, с заключением контракта, исходя из этого возможности ПО должны иметь программу по поиску сотрудников виртуальной организации и находить нужный их состав.

Аутсорсеры 4PL и 5PL это организации, которые оказывают самый большой спектр услуг, связанный с логистикой самого высшего уровня.

Аутсорсинг в логистике основан на желании организации понизить затраты в данной сфере и сделать упор на основную деятельность своего бизнеса. Логистику следует вынести за борт компании, если следовать логике результативного управления. В данном случае использование поставщика, который будет обладать нужными средствами и возможностями (IT технологии, новшеств, обученные сотрудники), позволит понизить расходы, а также даст возможность повысить уровень добротности сервиса конечного клиента.

Логистические провайдеры (поставщики логистических услуг) – поставщик услуг, который обеспечивает логистические функции и комплексные операции в логистике (хранение на складских помещениях, перевозку, координирование заказов, распределение) и полностью координирует деятельность в логистике компаний крупного и среднего бизнеса. Плюс ко всему они также могут являться интегрированными менеджерами по логистике компаний своих клиентов.

Специалисты классифицируют провайдеров на 5 главных типов (рисунок 2):

 

Провайдеры логистики

Рисунок 2 – Провайдеры логистики

 

В настоящее время логистические организации пользуются современными информационными системами, позволяющие полностью компьютеризировать логистическую цепочку в секторе перевозок. Программные решения значительно понижают риск во время транспортировки и повышают уровень компании-заказчика. Поставщики логистических услуг при помощи электронного обмена, различных модулей и спутниковых систем, прокладывают маршрут груза и уведомляют клиента о местоположении водителя и времени доставки.

 

Обзор рынка автоматизированных информационных систем

Предложенный аутсорсинг на рынке является растущим сектором основных провайдеров, которые обычно включают следующие пакеты услуг: автоперевозки, упаковка, обработка партии товара, сборка, нанесение марок, загрузка и разборка у клиента, кроме того, спектр услуг по уничтожению, управлению по отслеживанию качества и IT услуги. Данные провайдеры чаще всего бывают дочерними. Они образовались из организаций чтобы воплотить желания клиента и предоставлять более большой список дополнительных услуг.

В современном мире формируется новейшее поколение провайдеров в системе логистике, которые объединяют стратегическое управление ступенями и цепочек поставок с оперативным управлением и внедрением стратегических решений.

Провайдеры последнего уровня в логистике – это предприятия, которые базируются на планах развития и усовершенствования процессов в логистике на протяжении всех уровней обслуживания. Сегодняшний рынок сервиса в логистике для данных провайдеров только начинает реализовываться. Но уже многие специалисты пишут о возможном внедрении новейшего аутсорсинга – «интегрантов цепи в логистике» или «главных управленцев в логистике» в кругу «общей операционной модели».

В рамках данного исследования был проведен обзор некоторых программных решений, актуальных для категории рассматриваемых предприятий, а именно:

  • 1С: Управление автотранспортом;
  • 1С-Рарус: Автотранспорт;
  • Респект: Учет путевых листов и ГСМ. Грузовой и Легковой транспорт.

Решение «1С: Управление автотранспортом» предназначено для автоматизации управленческого и оперативного учета в автотранспортных предприятиях и организациях, а также в прочих предприятиях, использующих автотранспорт для собственных нужд (например, торговые организации, производственные предприятия и т.д.). Решения являются самостоятельным продуктом, разработанным на платформе 1С:Предприятие 8, не требующим приобретения дополнительных продуктов на платформе 8.

Основные функциональные модули данной программы:

  • модуль, автоматизирующий работу диспетчерской службы транспортного предприятия;
  • модуль, автоматизирующий работу производственно-технического отдела автотранспортного хозяйства;
  • модуль управления ремонтами и обслуживанием автотранспорта т вести учет ГСМ;
  • модуль, позволяющий строить логистические маршруты с выгодой для бизнеса;
  • модуль взаиморасчетов с контрагентами транспортной компании.

Программа «1С-Рарус: Автотранспорт» разработана для учета логистической деятельности и автоматизации документооборота на предприятиях с небольшим автопарком (до 100 автомобилей), занимающихся в т.ч. международными автоперевозками и экспедированием грузов. Данное решение создано на основе типовой конфигурации программ «1С: Бухгалтерия» и, вследствие этого, позволяет реализовывать схемы учета, заложенные в типовой конфигурации, и интегрироваться с другими модулями системы программ «1С: Предприятие».

Основными возможностями данного программного продукта являются следующие:

  • выписка и обработка путевых листов;
  • учет экспедиторских услуг в международной логистике, проведение мультивалютных расчетов;
  • учет документов, необходимых для осуществления логистических маршрутов: страховки, визы, книжки МДП;
  • анализ фактических затрат в разрезе автомобилей и путевых листов;
  • расчет расхода топлива: нормативного и фактического;
  • расчет времени в наряде и в простое, пробега, грузооборота;
  • расчеты заработной платы водителя;
    • одновременный учет горючего, приобретенного различными способами (как за рубли, так и за валюту): за наличные, по картам безналичной оплаты, по талонам; полученного у стороннего поставщика, выданного со склада предприятия;
  • учет ремонта транспортных средств и технического обслуживания;
  • учет номерных запчастей и агрегатов;
  • учет выполненных работ и предоставленных услуг по заказчикам;
  • начисление износа транспортного средства и номерных агрегатов.

Программа «Респект: Учет путевых листов и ГСМ. Грузовой и Легковой транспорт» предлагает аутсорсинговые решения для работы автотранспорта на небольших предприятиях и у индивидуальных предпринимателей. К возможностям программы относятся:

  • ведение маршрутов следования автотранспорта;
  • автоматизированный учет пробега;
  • слежение за остатком топлива в баках;
  • списание топлива по нормам и по фактическим данным;
  • подготовка и печать бланков путевых листов;
  • ведение журнала путевых листов;
  • учет выработки водителей и автотранспорта по километражу и по часам;
  • формирование нормативной отчетности по путевым листам;
  • универсальная система отчетов для анализа путевых листов;
  • передача данных о расходе топлива в 1С:Бухгалтерию 8 и формирование проводок.

Лицензия на программу «Респект: Учет путевых листов и ГСМ» предусматривает наличие у компании-аутсорсера основной поставки 1С:Предприятия 8 [7].

Программные продукты «1С:Управление автотранспортом» и «1С-Рарус:Автотранспорт», предназначены для учета работы автотранспорта и автоматизации документооборота на автотранспортных предприятиях с небольшим автопарком (до 100 автомобилей), занимающихся, в том числе, международными автоперевозками и экспедированием грузов.

При разработке решения «Респект: Учет путевых листов и ГСМ», учитывались запросы среднего бизнеса, в котором нет необходимости в столь детальном анализе работы логистики предприятия, и в то же время есть потребность в учете путевых листов, выработки водителей и автотранспорта, горюче-смазочных материалов. Именно этот функционал и покрывается системой «Респект: Учет путевых листов и ГСМ».

К дополнительным преимуществам можно отнести то, что рабочая база полностью интегрирована в учетную среду 1С:Бухгалтерии 8, а «1С-Рарус:Автотранспорт» это автономная конфигурация, для работы которой так же требуется обмен данными с основной учетной системой.

Помимо путевых листов, представленных в обеих программах, программа «Респект: Учет путевых листов и ГСМ» имеет возможность поддержания форм путевых листов индивидуальных предпринимателей.

С точки зрения стоимости владения, для работы в сетевом режиме в программе «1С-Рарус: Автотранспорт» нет необходимо приобретать дополнительные лицензии, так как она уже, как правило, имеется у компании провайдера. В свою очередь программа «Респект: Учет путевых листов и ГСМ» не имеет ограничений на количество рабочих автоматизированных мест в границах рабочей базы.

Среди программных продуктов, автоматизирующих логистические процессы транспортного предприятия, особое место занимают «облачные решения». Представителем данного ПО является инструментальное средство и его функционал «KiberLog», предназначенное для управления основными бизнес-процессами и достижения быстрых, надёжных, качественных услуг в сфере логистики.

Цель системы — обеспечить быстрый и своевременный обмен информацией, SaaS документооборот между провайдером, заказчиками, грузоперевозчиками и транспортно-экспедиционными компаниями в едином информационном пространстве, используя интернет-портал.

Онлайн-система «KiberLog» — позволяет не только отслеживать грузоперевозки на всех этапах выполнения, но и автоматически формировать необходимые для совершения сделки пакеты документов:

  • информационная система позволяет отследить логистический канал от момента формирования договора между контрагентами до завершения сделки. Любой сотрудник предприятия сможет самостоятельно составить SaaS решения, где каждый пункт выполнения заявки, от создания договора до формирования оферты, доступен в интуитивно понятном интерфейсе для любого пользователя системой. Для руководителя данная ИС и компания аутсорсер по запросу сможет сформировать из существующих данных отчет любой сложности;
  • контроль порядка заключения договоров позволит контролировать приток новых организаций-контрагентов на предприятии. Здесь очень удобно отслеживать, как происходит SaaS документооборот с партнерами и новыми заказчиками, а создание отчетов по предприятию позволит избежать излишних затрат на перевозки грузов в целом. Система КиберЛог также позволит сократить и бухгалтерские расходы;
  • система по грузоперевозкам позволит не допустить неправильного оформления всех видов транспортных документов и посоветует, на каком этапе формирования документов нужно внести те или иные данные, которые необходимы для безошибочного заполнения всех разделов транспортных документов;
  • данное программное средство ускорит процесс подписания договор-заявки между исследуемым предприятием и контрагентом. Это осуществимо благодаря встроенной в программу функции отправления документов в формате PDF не только по электронной почте, но и сразу из самой системы. Имеется возможность заверять документы электронной подписью. То есть для совершения сделки можно подписывать необходимые документы, находясь за пределами предприятия;
  • с целью сохранения данных программа логистика перевозок «КиберЛог» производит регулярное резервное копирование на один из 2-х серверов, находящихся в Европе и надежно защищенных профессиональной системой защиты от взломов. Для контрагентов, находящихся в разных филиалах предприятия, для удобства работы в системе встроен чат. С его помощью пользователи информационной системы по грузоперевозкам «КиберЛог» могут обмениваться сообщениями.

Преимущества рассмотренного «облачного» программного обеспечения состоят в следующем:

  • круглосуточный доступ к системе с любой точки мира, при наличии интернета;
  • все данные хранятся в единой системе, а не на компьютерах сотрудников. Отчеты и документы всегда актуальны и под рукой;
  • сокращение затрат на приобретение серверов, их регулярное обслуживание, экономия на затратах, свойственных при внедрении «коробочных» решений;
  • автоматическая круглосуточная архивация данных.

Целесообразность использования логистики компании-клиента обычно используют логистическую систему по следующим причинам:

  • отсутствие в предприятии ноу-хау и знаний в области логистики;
  • близкая связь производителей и поставщиков продукции с транспортными организациями на всех этапах создания добавленной стоимости;
  • возможности для производителей отказаться от логистики;
  • понижение общих расходов и изменение их структуры;
  • положительное влияние логистического провайдера на общий стиль потребителя.

Партнер (провайдер) по логистике, который вопреки своим интересам, может воплощать идеи заказчиков, очень ценен, а значит востребован. Перед тем как заключить договор нужно разобраться со стандартами деятельности, чтобы потом при заключении понять, что нужно именно вашей компании. Проверенные провайдеры отличаются от остальных, во-первых, они способны держать на одном уровне целый комплекс современных  программ, который просто необходим для усовершенствования добротности, а так же такие провайдеры чаще всего указывают в договоре «метрики исполнения». Если надежды были оправданы с большим успехом, то партнеры по логистике готовы поговорить о соглашении на базе участия с делением общей прибыли. Но если же наоборот, то партнеры вынуждены выплатить компенсацию (штраф).

Растущие надежды организаций потребителей относительно полноты предоставляемых услуг, использования современных технологий, уникальности решений и развития всех этапов, приводящего к росту конкурентных плюсов организации, ведут к интеграции провайдеров в логистике. А значит в ближайшем будущем и слияния и поглощения.

Несогласованность и избыточность процессов выступают самой главной проблемой для организаций. Ориентация на потребителя, чаще всего влечет за собой создание множества типов условий предоставления заказов. Такое воплощение требует прописывания в сумме большого количества соглашений, и это все тянет за собой значительные расходы при сравнительно невысоком уровне сервиса. Полупрозрачность предложений и их схема реализации не может позволить идеальной раздачи обязанностей во внутренних процессах компании. И из-за этого идеи непосредственных заказчиков не могут быть воплощены в полной мере. Поэтому, сгенерировать деятельность структурных подразделений организации всегда можно посредством сравнения анализа текущей ситуации конкурентов и бенчмаркинга. И как ни странно, но базовые виды деятельности ведения бизнеса компании возможно заставить расти и приносить прибыль.

 

Выводы

Проведенное исследование еще раз доказывает, что среди транспортных отраслей наиболее испытывает дефицит в специализированных автоматизированных системах автотранспортный сегмент среднего бизнеса. Выбор доступных по цене решений очень узок.

В свою очередь, необходимо отметить, что существующее отраслевое программное обеспечение обладает достаточной функциональностью ИТ-систем для автоматизации автоперевозок, без широкого использования информационных технологий и персональных компьютеров эффективная деятельность транспортных предприятий невозможна.

Пользование механизмов в конкретной отрасли с аутсорсингом дает компаниям конкурентное преимущество, которое нужно для работы на рынке высокотехнологического периода развития. Данный подход называется «концепция логистического аутсорсинга». При ней компании не нужно использовать внутренние ресурсы. Эта концепция устранения необходимости для организации использовать внутренние ресурсы для выполнения логистических задач, которые передаются внешнему партнеру.

Стоит заметить, что после определения базовых процессов необходимо оптимизировать структуру поставок на каждом этапе деятельности. Специалисты отмечают следующие факторы, которые влияют на рост рынка аутсорсинга в логистике:

  1. Внешние факторы, политика и глобализация, привели к региональному расширению цепочек поставок и торговли. Совместная работа с местными поставщиками понизилась и теперь на их место выходит межрегиональная работа. Данные реалии изменили цепи в логистике в значительно сложные, и после этого организации которые не обладали в данной сфере навыками должны переориентироваться на возможность заключения контракта с провайдерами. Данное решение станет лучшим шагом для управления глобальной логистикой.
  2. Сложность контролирования этапами в логистике. Данный фактор влияет на скорость оборачиваемости товаров на складских помещениях и жизненный цикл продукции. Предприятия решают, что им необходимо расширить количество сотрудников, средств перемещения и т.д. Провайдеры же дают только необходимые средства для логистики без посторонних расходов на заработную плату, обслуживание средств перемещения, складских помещений. Кроме того, логистический провайдер сможет лучше кого-либо фиксировать перевороты на рынке и удерживать на одном уровне требования процесса интеграции.
  3. Деление спроса. Идеальный контроль над цепями в логистике, потакание нескончаемо растущим желаниям потребителей к воплощению идей и доставке, возрастание оборачиваемости продукции на складе, контроль над непростыми глобальными и региональными цепями поставок, поддержка равновесия среди расходов и добротность обслуживания. Все перечисленное является необходимым пунктом чтобы выжить среди конкурентов и достигнуть организацией высокого уровня прибыли.
  4. Внедрение аутсорсинга как бизнес-макет организации. Аутсорсинг можно назвать доступным ресурсом для построения, внедрения и координирования бизнес-макета организации, которая даст согласие перенаправить все ресурсы на работу вне своих компетенций.

Аутсорсинг современный тренд, который собирает и объединяет различные составляющие в единую систему. По этой паутине и в данной системе постоянно движется масса различной продукции и услуг. Владельцы бизнеса все чаще обращаются к логистическому аутсорсингу, который предоставляет качественные услуги на основе современных автоматизированных информационных систем. Бесконечное множество организаций с каждым днем все больше и больше начинают замечать огромные плюсы перевода логистических функций на специализированного оператора, который наделен нужным уровнем ИТ-технологий. Таким образом, полностью автоматизируются процессы, качество сервиса растет, выручка увеличивается, а издержки сокращаются. Все эти плюсы дает логистический аутсорсинг и современное программное обеспечение компаний.   За этим типом деятельности стоит будущее рынка.

Библиографический список:

  1. Гранберг, А.Г. Основы региональной экономики: учебник.4-е издание. – М.: Изд. Дом ГУ ВШЭ, 2004 г. 495с.
  2. 1С-Рарус: Автотранспорт – отраслевое решение 1С// URL: http://firma1c.ru/price_opisanie/rarus_avtotransport.html (дата обращения: 29.12.2023)
  3. 1С:Предприятие для автоперевозчиков и автотранспортных предприятий//https://solutions.1c.ru/news/125221/ (дата обращения: 29.12.2023)
  4. Македонский, С.Н. Аутсорсинг в стратегии современного бизнеса. Лучшие практики успешной работы с поставщиками услуг: учебник. – СПб.: Изд. «Питер», 2019 г. 398 с.
  5. Неруш, Ю.М. Транспортная логистика: учебник для вузов. – Москва: Изд. Юрайт, 2023 г. 351 с.
  6. Скворцова, Н.А., Лебедева, О.А. Влияние информационных технологий на развитие бизнеса // Теоретическая и прикладная экономика. 2018. № 1. С. 42-50
  7. Скворцова, Н.А., Марковская, Н.А. CRM-системы автоматизации бизнес-процессов // Научные записки ОрелГИЭТ. 2020. № 1 (33). С. 62-67
  8. Скворцова, Н.А. Использование Web-сервисов 1C для цифровизации малого и среднего бизнеса // 17-я Международная научно-техническая конференция «Современные инструментальные системы, информационные технологии и инновации» (17-18 марта 2022 года) Юго-Зап. гос. ун-т, Курск: Юго-Зап. гос. ун-т, 2022. С. 338-342
  9. Широкова, А. Особенности современного аутсорсинга в логистике// URL: https://cyberleninka.ru/article/n/osobennosti-sovremennogo-autsorsinga-v-logistike?ysclid=la746794sn671090404 (дата обращения:06.01.2024)

Логистический аутсорсинг при переходе на современные автоматизированные информационные системы Read More »

Актуальные аспекты государственного регулирования технологического развития АПК России

Введение

Актуальность технологического суверенитета агропромышленного комплекса (далее – АПК) является приоритетной задачей взаимодействия власти, общества и бизнеса. В условиях внешнеэкономических санкций достижение технологически самостоятельного производственного цикла в АПК приобретает особое значение для обеспечения продовольственной безопасности. В связи с этим изучение основных проблем и перспектив развития технологий в сфере АПК является актуальной для научного исследования.

 

Методы и материалы исследования

Основными источниками исследования выступили аналитическая и статистическая информация, опубликованная в статистических и аналитических отчетах; материалы государственных программ, докладов, дорожных карт в сфере технологического развития АПК; данные информационных сайтов Фонда развития промышленности, информационных порталов и платформ. Основными методами исследования являются анализ информации, сравнение данных, классификация, обобщение и синтез.

 

Результаты и обсуждение

АПК является одной из первых отраслей, в коих внедряется отраслевая система технологического прогнозирования, выступающая катализатором модернизации хозяйствующих субъектов и, соответственно, призванная обеспечить их планомерное развитие, снизить или предотвратить возможные риски, увеличить жизнеспособность и устойчивость агропромышленного комплекса к внешним и внутренним угрозам. Прогнозирование, помимо всего прочего, крайне важно с точки зрения определения наиболее перспективных векторов и тенденций модернизации при переходе на новый технологический базис. Преимущества и задачи его применения отражены на рис. 1[3].

 

Цель и направления прогноза научно-технического развития АПК

Рисунок 1. Цель и направления прогноза научно-технического развития АПК

 

Данные направления реализуются в условиях внешнеэкономического давления. В отношении АПК санкции проявляются прежде всего в нарушении международного экономического взаимодействия, прекращении участия иностранного капитала в российских инвестиционных проектах в сфере сельского хозяйства и переработки сельхозпродукции, нарушениях в поставках запчастей и комплектующих, поставках семян. При этом отключение от международных платежных систем приводит к тому, что финансовые обязательства по ряду договоров не могут быть обеспечены. Преодоление данных вызовов организовано на уровне системной государственной поддержки (рис.2):

В 2023 году государство оказало финансовую поддержку АПК в сумме 445,8 млрд рублей [4,5]. Трендами финансирования выступили направления, представленные на рис. 2 [4,5].

 

Тренды государственного финансирования технологического развития АПК в 2023 году

Рисунок 2. Тренды государственного финансирования технологического развития АПК в 2023 году

 

Поддержка инвестиционных проектов является особенно актуальной в связи с уходом иностранного капитала и повышения закупочных цен на ряд позиций. Как следует из аналитических данных, иностранный капитал активно участвует в реализации инвестиционных проектов в различных отраслях промышленности, в т.ч. в сфере АПК (рис. 3).

 

Участие иностранного капитала в российских инвестиционных проектах в 2015-2022 гг., млн. долл

Рисунок 3. Участие иностранного капитала в российских инвестиционных проектах в 2015-2022 гг., млн. долл. Источник:[1]

 

Однако уход части иностранного капитала из ряда проектов АПК вынужденно трансформировал или отложил их реализацию, например запуск фабрики кондитерских изделий в Калининграде, проект по увеличению мощности производства кормов в Ростовской области [7].

В связи с этим финансирование инвестиционных проектов в сфере АПК со стороны государства в сумме 173,4 млрд руб. обеспечивает стабильное технологическое развитие АПК в условиях ухода или приостановки участия иностранного капитала из ряда инвестиционных проектов [6].

Резкий рост иностранных вложений с 2021 года свидетельствует о повышении инвестиционной привлекательности со стороны дружественных России стран.

Поддержка ресурсного потенциала АПК (природных, материальных, инфраструктурных ресурсов), позволяющих достичь максимальной эффективности экономической деятельности, является следующим приоритетным направлением технологического развития. Как известно, земля — основной вид ресурсов, обеспечивающих потенциал хозяйственной системы, и она нуждается в постоянной поддержке, требует особого внимания со стороны сельхозпредприятий. В этих целях реализуется программа мелиорации сельхоз земель в части лесонасаждений, сохранения земельных угодий, защиты от эрозии, ветров, антропогенных факторов. Государство осуществляет субсидирование гидромелиоративных, фитомелиоративных и агролесомелиоративных мероприятий. Уровень финансирования в 2022-2025 гг. представлен на рис. 4.

 

Государственное финансирование программ по мелиорации земель сельхозпредприятий в 2022-2025 гг.

Рисунок 4. Государственное финансирование программ по мелиорации земель сельхозпредприятий в 2022-2025 гг. Источник:[2]

 

Реализация данных мероприятий позволяет восстановить сельскохозяйственные земли и повысить уровень урожайности. Однако одной мелиорации мало для улучшения состояния сельского хозяйства. Важным компонентом является и техника.

Как показывают данные Росспецмаша доля российского машиностроения сельскохозяйственной техники и оборудования растет и увеличилась за год на 10%, что было обусловлено снижением западных поставок из-за санкционного давления и расширением собственных производств, несмотря на приостановленное снабжение комплектующими, впрочем, эта проблема была частична решена их заменой китайскими запчастями [8].

 

Доля отечественной сельхозтехники на российском рынке в 2021 и 2022 годах, %

Рисунок 5. Доля отечественной сельхозтехники на российском рынке в 2021 и 2022 годах, % Источник:[8]

 

Однако рост в производстве машин наблюдается не по всей номенклатуре, в частности был снижен выпуск комбайнов, сеялок и пресс-подборщиков стали, опять же это искусственно созданные затруднения, которые вскоре будут решены с помощью дружественных стран и поддержки отечественной промышленности.

Еще одной актуальной в настоящий момент проблемой является создание собственного семенного фонда. Семеноводческая база в некоторых отраслях АПК на сегодняшний день состоит преимущественно из импортных семян. (рис. 6) [5].

 

Доля импортных семян в растениеводстве на 2022 год, % 

Рисунок 6. Доля импортных семян в растениеводстве на 2022 год, % Источник:[5]

 

Преодоление этой проблемы определено нормативными документами, согласно которым количество импортных семян должно составлять не более одной четверти. С 2023 года увеличена сумма на компенсацию расходов сельхозпредприятий по модернизации селекционно-семеноводческих комплексов, а также профинансировано выделение грантов на данные разработки. Важным подспорьем является и то, что ставка НДС не применяется для семян отечественной селекции.

 

Выводы

На основании проведенного анализа можно сделать следующие выводы: перед отечественным АПК стоит множество требующих решения проблем, к коим относятся усиление внешнеэкономического давления, высокий уровень импортной семенной базы, недостаток мелиорации сельскохозяйственных земель и необходимость их полноценного восстановления. Для борьбы с ними претворяются меры государственной поддержки, которые могут быть эффективными при условии софинансирования со стороны бизнеса и внедрения новых наукоемких технологий. Данные действия направлены на обеспечение опережающего экономического развития, модернизацию материально-технической базы, повышение инвестиционной привлекательности, рост объемов производства и расширение выпуска экологически чистой продукции.

Опираясь на полученные в ходе исследования данные, можно заключить, что в отечественный АПК при непосредственной поддержке государства следует внедрить: автоматизацию почти всех сельскохозяйственных процессов за счёт развития программного обеспечения и облачных платформ; инновационные способы безотходной переработки сырья, позволяющие использовать его до конца и без остатка — следовательно, с максимальной эффективностью извлекать из ресурсов заключённую в них полезность; селекцию высокоурожайных сортов сельскохозяйственных культур и разведение продуктивных пород животных, обеспечивающих, помимо всего прочего, высокий рост экономических показателей и, соответственно, всего АПК; биотехнологии, одно из главных направлений НТП на сегодняшний день.

Библиографический список:

  1. Банк России // https://cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/
  2. О Государственной программе эффективного вовлечения в оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации». Постановление Правительства РФ от 14.05.2021 г.№731 // https://programs.gov.ru/Portal/pilot_program/53/passport
  3. Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года / Минсельхоз России. — М.: НИУ ВШЭ, 2017
  4. Вектор аграрных инвестиций // https://www.agroinvestor.ru/investments/article/39368-vektor-agrarnykh-investitsiy-sredi-samykh-privlekatelnykh-napravleniy-teplichnoe-ovoshchevodstvo-mol/
  5. Минсельхоз усовершенствует меры господдержки АПК в 2023 г. // https://rg.ru/2022/12/30/gospodderzhka-apk-v-2023-godu-budet-rasshirena.html
  6. Министерство сельского хозяйства Российской Федерации // https://mcx.gov.ru/press-service/news/v-2023-na-gospodderzhku-apk-planiruetsya-napravit-bolee-475-7-mlrd-rubley/
  7. Рост инвестиций вопреки санкционному давлению // https://www.rbc.ru/economics/10/12/2022/6393002d9a794700dbfc8c07l
  8. “Росспецмаш”, в России выросла доля отечественной сельхозтехники в 2022 году // https://rosspetsmash.ru/rosspetsmash-v-smi/4975-v-rossii-vyrosla-dolya-otechestvennoj-selkhoztekhniki-v-2022-godu

Актуальные аспекты государственного регулирования технологического развития АПК России Read More »

Повышение качества санаторно-курортных услуг через стандартизацию

Введение

Люди  посещают курорты, санатории, реабилитационные центры, где курсы оздоровления и реабилитации помогают им  восстановить нарушенные функции организма, эффективно  проводить профилактику нежелательных последствий для здоровья.

Объективные, внешние факторы, как пандемия, мы не учитываем, так как для отдельного  юридического  лица  не контролируемы. Для туристской отрасли всего мира пандемия оказала  негативное влияние: по сравнению со вторым кварталом 2019 года число международных туристских прибытий в 2020г. сократилось по всему миру на 95,2 процента, в России – на 99,0 процента. Размер потерь варьирует в районе 300 млрд рублей ежеквартально [16].

В 2021 году, по данным Ассоциации оздоровительного туризма, в России функционировало 1768 санаториев, а число гостиниц превышало более 21,5 тыс. Средняя продолжительность пребывания в санаториях сократилась с 16,1 суток в 2005 году до 11,5 суток в 2021 году. Рынок санаторного отдыха держится на уровне 6 млн человек  в год с незначительными вариациями.

Доля туристов, путешествующих в целях получения современного медицинского обслуживания, составляет 40% от общего мирового туристического потока. Здравоохранение  относится к сфере, где уровень добавленной стоимости относительно высок. Следовательно, увеличивая  выручку за счет привлечения отечественных и зарубежных туристов можно добиться увеличения доли сферы курортного дела в валовом внутреннем продукте региона, страны. Однако, современное участие Республики Башкортостан в экспорте санаторно-курортных услуг характеризуется крайне невысокой степенью активности, слабым использованием конкурентных преимуществ (природные ресурсы, территория, вместимость гостиниц, экономическая доступность  медицины).

Проблема развития предприятий и территорий в проекции ESG в настоящее время решается преимущественно в ключе рейтингования последних, однако оценка объекта – это следствие внедрения эффективной/неэффективной методологии его развития. Так,   существует по разным оценкам от 30 до 400 методов рейтингования, в том числе компаний. Их появление связано с активным продвижением идеи ответственного инвестирования, сформировавших спрос на ESG-данные. Ряд исследований показывает, что компании с высокими рейтингами ESG могут иметь более высокие рыночные и финансовые показатели. Несмотря на то, что данная идея оспаривается, фактически прагматичный подход к стратегии развития призывает территории и предприятия осознанно выстраивать свои отношения со всеми заинтересованными сторонами, чтобы стать более успешными.

 

Материалы и методы

Единая система показателей, позволяющих оценить качество санаторно-курортной услуги пока не сформирована. Но государство стимулирует  меры по содействию создания современной качественной услуги. Так, для санаторно-курортных учреждении России  обязательной является сертификация в соответствии с нормами международного права. С 2018 г в России действует европейская система сертификации санаториев.

Методику  оценки качества услуги  следует разрабатывать  с учетом специфики понятия «Услуга»:  «качество услуг трудно оценить численно;  услуги выражаются в виде материальных и нематериальных благ;  потребители услуг выступают  субъектами  процесса оказания услуги;  совпадение времени производства и потребления услуг;  испытание  качества услуги с последующим его усовершенствованием является трудной задачей комплексность качества услуги; качество услуги оценивается индивидуально [14, с. 89].

 

Классификация методов оценки качества услуг

Рисунок 1 Классификация методов оценки качества услуг

 

Целесообразным будет объединение  методов оценки качества услуг в три группы: характеристические методы, качественные методы, количественные методы.

Метод SERVQUAL получил наибольшую популярность у специалистов СМК. Он позволяет  «определить разницу между ожиданиями и восприятиями получаемой потребителями услуги. Анкеты содержат подробную информацию о: надежности, материалоемкости, убежденности, отзывчивости и сочувствия» [5,6,9,13].

Следующим характеристическим методом оценки качества услуг сервисных предприятий выступает метод SERVPERF (в переводе означает «оказание сервиса»), разработанный Дж. Кронином и С.Тейлором. Он в отличии от предыдущего метода не включает параметр как ожидание потребителей и определяет только воспринимаемое качество полученной услуги сервисного предприятия. При оценки используется пятибалльная шкала и взвешенный показатель ранжирования атрибутов по степени важности потребителям.

Метод диаграммного проектирования, предусматривающий  построение диаграммы в виде «Домика качества» или QFD обеспечивает качество на каждом цикле,  состоящим из четырех фаз (идентификация цели, проектирование услуги, производственный процесс, обеспечение требуемого уровня качества) на каждой из которых строится свой «Домик качества».

Метод «критического случая» выявляет  отрицательные отзывы о качестве услуг, оказываемых предприятием.

Широко внедряется  метод «Тайного покупателя», который способствует  постоянному совершенствованию качества услуги и мотивирует сотрудников   к эффективному труду [16, с. 486].

Концепция метода Е.Р. Кедотта и Н. Терджен заключаетcя в том, что все элементы обcлуживания разделены на четыре  клаccификационные группы [16, с. 487].

Mетод INDSERV, анализирует две стороны одной медали. Первая — информация по воспринимаемому качеству респондентов. Вторая- определение воспринимаемого качества потребителем как иерархического показателя.

 

Результаты исследований

ESG — это набор стандартов деятельности компании, которые социально ответственные инвесторы используют для проверки потенциальных инвестиций. Экологические критерии определяют, как компания выступает в роли хранителя природы. Социальные критерии исследуют, как она управляет отношениями с сотрудниками, поставщиками, клиентами и обществом. Корпоративное управление касается руководства компанией, оплаты труда руководителей, аудита, внутреннего контроля и прав акционеров

Эффект от реализации предприятиями ESG-принципов отражается и на территориях их размещения. Отмечается, что изменение бизнес-моделей предприятий влияет на повышение эффективности использования ресурсов и сбалансированное, устойчивое экономически обоснованное развитие территорий. Учёными проводятся различные исследования, показывающие этот эффект, формируются карты устойчивого развития, фактически отражающие реализацию компаниями принципов ESG в территориальном разрезе. Исследования также показывают, что ESG-факторы могут рассматриваться как инструмент для государственного управления. Подчеркивается, что в целом действия компаний под влиянием глобальной конкуренции в целом приводят к положительным результатам, а государство может играть важную роль в этом процессе, продвигая такие действия через национальные учреждения.

Российские ученые также исследуют связь результативности предприятия и ее ESG рейтинга. Отмечается прямая взаимосвязь между тенденцией социально-ответственного инвестирования, доходностью активов и оценкой ESG критериев российских предприятий, утверждая при этом, что наличие высоких оценок социальной-ответственности компании повышает ее значимость в глазах инвесторов, что в свою очередь приводит к росту рыночной стоимости компании. Ученые отмечают, что несмотря на дискуссионность  положительной связи результативности предприятий с ESG критериями, доказательств обратного – то есть негативной корреляции нет.

Все отмеченное в совокупности актуализирует разработку и внедрение развития территорий и предприятий в проекции ESG.

Таким образом, на основе проведенного анализа подходов к оценке качества услуг можем сделать вывод, что в настоящее время имеется широкий спектр методов, каждый из них  имеет как свои преимущества, так и недостатки. Последовательное решение задач в области менеджмента качества  выявляет наибольшую актуальность вопросов стандартизации. При  отсутствии планирования результата процесса  целью становится не результат, а   выполнение  предписаний. Для целей управления лечебным процессом этого явно недостаточно. Чтобы ориентировать деятельность на повышение результативности и эффективности процессов, необходимо   решать вопросы стандартизации (лечебной  и управленческой деятельности) с позиции процессного подхода [13].

Cтандаpт оpганизации – это внутpенний документ, содержащий  процедуры осуществления и хаpактеристики пpоцессов производства, оказания уcлуг, выполнения работ. Каждая организация независимо от оpганизационно-пpавовой фоpмы имеет пpаво разработать  свой cтандарт .Необходимо помнить  о соблюдении ряда условии, прописанных в нормативных документах, а именно, принцип непротиворечивости положениям национальных стандартов, разработка планов и программ стандартизации предприятия и другие [8].

Негативными факторами, сдерживающими  активное внедрение в бизнес-процесс  организации стандартизации являются: затратоемкость разработки стандарта (временные, ресурсные траты); не четкость  критериев и показателей оценки результатов на всех стадиях процесса обслуживания, качества медицинских услуг и т. п.; обязательность  положений стандарта для всех сотрудников, что увеличивает нагрузку на систему управления кадрами.

Примерами стандартов ISO категории А с общей структурой HLS, применимых для совершенствования системы управления санатория, являются: ISO 9001 (менеджмент качества), ISO 14001 (экологический менеджмент), ISO 45001 (менеджмент здоровья и безопасности персонала), ISO 50001 (энерго0менеджмент), ISO 22000 (менеджмент безопасности питания), ISO 27001 (менеджмент информационной безопасности), ISO 30401 (управление человеческими ресурсами, управление знаниями), ISO

55001 (управление активами), ISO 20121 (устойчивое управление событиями), ISO 46001 (эффективность использования воды), ISO 21401 (средства размещения).

Большинство санаториев находится в хорошей экологической среде, где чистый воздух и вода хорошего качества. Спрос на ESG-данные обусловливается главным образом общественным и политическим вниманием к устойчивому развитию, а это оказывает давление на компании, определяя повышение ESG- эффективности для удовлетворения соответствующих потребностей заинтересованных сторон (население, проживающее на данной территории; органы государственной власти;, акционеры и инвесторы компаний; контрагенты (поставщики и покупатели), сотрудники компаний), и обеспечения устойчивого успеха в бизнесе. Степень удовлетворенности пациента в первую очередь зависит от четкого выяснения требований и ожиданий пациента, что должно проводиться до оказания услуги. Выяснение требований и ожиданий и четкое планирование услуги предотвращает возникновение проблем излишней или неправильно оказанной услуги, т.е. несогласованности вмешательства и не достижения запланированных результатов лечения.

Стандарты являются  средством улучшения сервиса [4,7,9].

Основными направлениями дальнейшего развития санаторно-курортной службы следует считать создание целевых программ оказания санаторно-курортной помощи различным категориям граждан, включая детей, студентов, больных с профессиональными заболеваниями и лиц, работающих во вредных условиях труда[1,2,3,11,12].

Направления деятельности санаторно-курортного комплекса взаимосвязаны с государственной политикой в области здравоохранения и качества жизни населения, поэтому необходимо учитывать  ряд нормативно-правовых документов:

  1. Государственная программа «Развитие здравоохранения» Подпрограмма 5 «Развитие медицинской реабилитации и санаторно-курортного лечения, в том числе детям», целью которой является повышение доступности санаторно-курортного лечения для лиц, нуждающихся в санаторно-курортном лечении и реабилитации, детей-инвалидов.
  2. Федеральная целевая программа «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2019-2025 годы)», предусматривающая комплекс мероприятий по развитию лечебно-оздоровительного туризма, санаторно-курортного комплекса на основе целевых показателей.
  3. Стандарты по оказанию специализированной медицинской и санаторно-курортной помощи, представленные Приказами Министерства здравоохранения и социального развития РФ и других ведомств.

Стандарты организации независимо от объекта стандартизации обязаны включать определенные структурные элементы, в них должна быть соблюдена  последовательность их расположения, а также требования к их содержанию  согласно ГОСТ Р 1.5-2012 Стандартизация в Российской Федерации. Стандарты национальные. Правила построения, изложения, оформления и обозначения.

Рассмотрим анализ качества предоставляемых услуг в санаториях на примере ГАУЗ РПНС «Акбузат».

Для исследования современного состояния, перспектив развития обслуживания и анализа качества предоставляемых услуг в санатории «Акбузат» мы разработали анкету оценки удовлетворительности потребителей, включающих 10 функциональных блоков.

 

Количество прибытий в  санатории «Акбузат»

Рисунок 2.  Количество прибытий в  санатории «Акбузат»

 

Анализ результатов анкетирования показал, что 69% численность опрошенных лиц посещали санаторий в первый раз, 24% — от 2 и более раз и 7% — были в санатории «Акбузат» более 4 раз. (рис. 2). таким образом, процент удовлетворенных клиентов, желающих получить услугу повторно низкий.

Для выявления наиболее значимых проблемных зон предприятия была разработана анкета для опроса потребителей о качестве предоставления услуг. Данные занесены в таблицу 2.

 

Таблица 2. Данные опроса потребителей

Наименование вопроса Сумма баллов Процент по каждому показателю Накопленный процент
Качество и организация питания в санаторно-курортной организации 108 22% 22%
Недостаточное освещение деятельности и новостей санатория в социальных платформах 104 22% 44%
Не   качественное выполнение должностных обязанностей медицинскими сотрудниками 99 21% 65%
Условия проживания в санаторно-курортной организации (интерьер комнаты, расположение корпусов) 79 16% 81%
Досуговая программа для детей 43 9% 90%
Оперативность принятия решений по Вашим требованиям 22 5% 94%
Полнота и достаточность сопроводительной документации 12 2% 97%
Результат обращения/лечения в санатории 10 2% 99%
Оказанные услуги в медицинском учреждении 5 1% 100%
Итого 482

 

Диаграмма Парето

Рисунок 3. Диаграмма Парето

 

Как видно из диаграммы Парето, в исследуемом нами санатории «Акбузат» основная неудовлетворённость потребителей  прослеживается в трёх следующих показателях: качество и организация питания в санаторно-курортной организации, недостаточное освещение деятельности и новостей санатория в социальных платформах, некачественное выполнение должностных обязанностей медицинскими сотрудниками. Это наиболее значимые проблемы, на которые предприятию следовало обратить внимание и предпринять меры по их устранению.

 

Выводы

В санаторий «Акбузат» назрела необходимость в улучшении качества оказываемых услуг. Для решения данного вопроса нами были разработаны  проекты СТО  «Обеспечение качества  предоставляемых услуг в социальной сети  Instagram санатория» — создаст условие для реального диалога и получения  обратной связи от населения   путем создания интернет-приемных, внедрения систем  Smart Hospital; «Обеспечение качества сестринского дела в санатории» — создаст конструктивные, партнерские взаимоотношения рядового персонала и руководства, основанные не на взаимном перекладывании ответственности друг на друга, а на диалоге и стремлении к совместной выработке механизмов решения проблем. Наметилась отчетливая тенденция к увеличению оздоравливающихся, желающих получить максимально полезный физический, социальный и психологический эффект от пребывания в санатории за непродолжительное  время. Следовательно, необходимо разработать такие лечебные программы и создать такие  условия, которые позволили бы повысить уровень удовлетворенности данной  группы перспективных клиентов (к примеру, современные процедуры, связанные с
очищением организма — мониторная очистка кишечника, тюбажи, лимфодренаж и прочее), методы лечения, направленные на улучшение метаболических процессов  (талассотерапия, др.), внедрить более широкий спектр косметологических программ.

Деятельность санатория, осуществляемая на основе системы  менеджмента качества, в том числе инструмента стандартизации позволит  значительно улучшить экономические показатели путем сокращения расходов, оптимизации использования всех ресурсов санатория, увеличения выручки, за счет признания качества услуг потребителем, а также обеспечит создание условий для выхода на зарубежный рынок   медицинских  и оздоровительных услуг.

Обеспечение условий повышения качества и доступности предоставления оздоровительных  услуг населению, а также увеличения эффективности расходования бюджетных средств, привлечения внебюджетного финансирования в социальную сферу.

Библиографический список:

  1. Bakieva,R., Muftieva, L.F. Management analysis as means of improving the business processes at the tourist enterprise: a case study//International Journal for Quality Research.- 2016.- Т. 10.- № 4. -С. 761-768.
  2. Borneman E.P., Salisheva E.G., Hamadeeva Z.A. The pricing and billing hotel services. Education Transformation Issues.- 2018.- № 2. — С. 81-87.
  3. Musaed, Sulaiman AlAli. COVID-19 Infection and Mortality Rates Effect on Asian Stock Markets Returns// Sochi Journal of Economy, 2020, 14(2).-С.227-230
  4. Růžena, Míková. Analýza dodavatelsko-odběratelských vztahů v českých firmách Analysis of Supplier-customer Relations in Czech Companies // Výkonnosť podniku — Ročník II — 2012 — č. 6-17
  5. Бакиева Г.Р., Баннова А.В., Хакимов Р.М. Эффективность трудовой деятельности в цифровой экономике.-Вестник Поволжского государственного университета сервиса. Серия: Экономика. 2020. № 4 (63). С. 11-18.
  6. Бакиева, Г.Р., Баннова, А.В.Обеспечение организационного развития производственного предприятия на основе улучшения качества продукции вестник поволжского государственного университета сервиса. серия: Экономика.- 2019.- № 4 (58). -с. 78-83.
  7. Бакиров, А.А. Здравницы Башкортостана: красота природы, современное оборудование, большие оздоровительные возможности и качественный сервис// Кто есть кто в медицине.-№2(85) — 2017 год. – С.72.
  8. ГОСТ Р 1.4 – 2004 Стандарты организаций. Общие положения. Деятельность Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии в цифрах за 2008 год. Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии.
  9. Дмитриев, А.Я., Митрошкина, Т.А., Балакин, С.А., Пестов, Ю.Д., Федосеева Л.С. Менеджмент качества и риска в здравоохранении в свете перспективных требований ISO 9001:2015 // Сб. материалов научно-практической конференции «Аспекты организации медицинской помощи в условиях модернизации». – 2014. – С. 89–98.-31
  10. Маркелова, Е.С., Абдрахманова, З.Р. О продвижении туристических брендов посредством приложения «Башстайл»//материалы 71-й научно-технической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых УГНТУ. В 2-х томах. 2020. С. 535.
  11. Некоторые аспекты формирования уфимского туристско-рекреационного кластера// Лебедев А.И., Ишбулатов Р.Ф., Салишева Э.Г., Матвеева Л.Д..-Стратегия Республики Башкортостан — 2030: приоритеты экономического роста: сборник научных статей Всероссийской научно-практической конференции. 2017.- С. 129-134.
  12. Организация санаторно-курортной деятельности: учебное пособие / А.М. Ветитнев, Я.А. Войнова. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Федеральное агентство по туризму, 2017. — 292 с.
  13. Пестов, Ю.Д., Дмитриев, А.Я. Обеспечение качества санаторно-курортного лечения на основе процессного подхода и метода анализа рисков FMEA//Качество и жизнь. -2019. № 3 (23). С. 10-14.
  14. Розина, Т.М. Оценка качества сервиса на основе учета ожиданий клиентов / Т.М. Розина // Социальные явления. – 2016. – № 5. – С. 88–95./25/
  15. Кильдюшкин, Р. COVID и море: 20% санаториев в РФ начали постинфекционную реабилитацию// газета «Известие».-https://iz.ru/1120263/roman-kildiushkin/covid-i-more-20-sanatoriev-v-rf-nachali-postinfektcionnuiu-reabilitatciiu
  16. О развитии внутреннего туризма в Российской Федерации. Постановление Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации от 2 декабря 2020 года № 546-СФ// http://council.gov.ru/activity/documents/121949/

Повышение качества санаторно-курортных услуг через стандартизацию Read More »

Методические подходы к прогностической оценке динамики ВРП региона в условиях санкционных атак

Введение

Санкционные атаки, обрушившиеся на экономику России актуализируют исследования, направленные на локализацию рисков нарушения устойчивого развития в условиях трансформации транснациональных логистических связей и продуцирующейся коррекции цепочек поставок. Между тем следует подчеркнуть, что работы по проблемам устойчивого развития национальной экономики в условиях системных преобразований (включающих в себя и вопросы санкционного давления на систему организации экономический отношений) носят, в целом, фрагментарный характер. Во многом это обусловлено позицией о конъюнктурной составляющей подобного рода исследований, что не предопределяет их фундаментальную новизну. Однако, набирающие обороты ограничения со стороны коллективного Запада накладываемые на экономику России и формирующиеся в результате структурные преобразования в социально-экономической среде во многом нивелируют данный подход и возвышают фундаментальную и прикладную значимость научных работ в рассматриваемой сфере.

В этой связи вопросы, связанные с прогнозированием возможных экстерналий, последствий, открывающихся возможностей и угроз, в условиях трансформирующейся институциональной среды приобретают сегодня высокий уровень значимости как для экспертного, так и научного сообщества. Между тем их решение носит сложный характер и предусматривает использование больших статистических данных, обработка которых открывает не только определение перспектив экономического развития в новой реальности, но и позволяет выявить наиболее уязвимые позиции в системе организации экономических процессов с учетом региональной и отраслевой специфики.

В целях дальнейшего развития методологических подходов, раскрывающих особенности моделирования экономического роста регионов РФ в условиях структурных пертурбаций внешнеэкономических связей, а также опираясь на актуальность рассматриваемых здесь проблем, основными задачами настоящего исследования являются:

  1. Идентификация нарушенных внешнеэкономических логистических цепочек Республики Татарстан в разрезе видов экономической деятельности в условиях санкционных ограничений.
  2. Оценка потенциального краткосрочного экономического ущерба и исследование экономической безопасности региона в новых условиях хозяйствования.
  3. Разработка прогноза динамики ВВП России в условиях возможной коррекции экономического роста в Республике Татарстан – одного из флагманов экономического роста РФ.

 

Материалы и методы исследования

Несмотря на набирающие обороты научно-исследовательского интереса к проблемам поиска моделей устойчивого развития экономики в условиях внешнего давления и ограничения транснациональных связей, купирующих в определенной степени внешнеэкономическую деятельность, следует констатировать о необходимости развития методологического аппарата в рассматриваемой сфере. Особенно актуальным данный тезис актуален на уровне региональных исследований. Учитывая различный уровень интеграции региональных экономических систем в процессы международного разделения труда, применение унифицированных алгоритмов и методов локализации санкционных шоков не будет способствовать оптимальному выходу регионов на траекторию устойчивого развития. Необходимо учитывать региональную специфику и на основе этого предлагать эффективные и адаптированные под каждый субъект решения, направленные на адаптацию к трансформирующейся институциональной среде и корректирующихся форматов организации внешнеэкономических хозяйственных связей.

Систематизируя в концентрированном виде сложившиеся подходы к решению поставленных вопросов, следует отметить работу академика Л. И. Абалкина [3]. В соответствии с позицией ученого эффективная политика импортозамещения в условиях фазовых сдвигов экономики является крайне востребованным инструментом государственной политики. Более того, эффективность ее организации во многом будет определять степень адаптации экономической системы к кризисным проявлениям.

Современные исследования развития регионов в рамках изменения объемов экспорта и импорта нашли также отражение в трудах таких авторов как Сухарев О.С. [5], Сафиуллин М.Р., Гафаров М.Р., Ельшин Л.А. [6], Чернова В.Ю. [7], Ярошевича Н.Ю., Мигунов В.В. [8], Уварова М.Н., Польшакова Н.В., Гришина С.Ю. [9] и многие другие эксперты.

Вопросы замещения импорта в условиях международных экономических санкций и экономическая безопасность страны отражены и в трудах зарубежных ученых Hoang D., Breugelmans E. [10], Karuppiah K., Sankaranarayanan B. [11], Koren M., Perlman Y., Shnaiderman M. [12], Bali M.[13], Bas M.[14], Kamidelivand M., Cahill C., Llop M., Rogan F., O’Gallachoir B. [15], Krugman P. [16] и др.

Между тем, несмотря на достаточно высокий уровень проработки поставленных в настоящем исследовании вопросов, следует констатировать, что абсолютное большинство работ, как российских, так и зарубежных авторов, концентрируются, как правило, на макроуровне. И вопросы, связанные с поиском оптимальных моделей государственного планирования и управления на региональном уровне, в определенной степени, остаются недостаточно проработанными. Тем самым, с высокой долей уверенности, можно говорить о необходимости заполнения образовавшегося методического вакуума. Особо «остро» данный вопрос сегодня стоит для экономики РФ, столкнувшейся с санкционным давлением и нуждающейся в выработке оптимальных решений, связанных с подавлением и преодолением экономических шоков и выходом на траекторию дальнейшего устойчивого развития. Учитывая же дифференцированную систему организации региональных внешнеэкономических связей, крайне важной задачей становится поиск моделей развития на мезоуровне, что, в конечном итоге, будет способствовать выработке национальной государственной повестки в сфере импортозамещения и конкурентоспособного развития на мировом уровне в условиях турбулентности внешнеэкономической среды.

Осмыслению и некоторому решению поставленных вопросов и посвящено настоящее исследование, основной целью которого является разработка и апробация методического инструментария оценки и прогнозирования развития регионов РФ в условиях деглобализации и трансформации международных отношений, санкционного противостояния, на основе конструирования и имитационной оценки региональных транснациональных цепочек поставок импорта.

Важнейшей особенностью оценки влияния ограничения импорта на устойчивость экономического роста является идентификация и систематизация товарных потоков, поставляемых в регион из-за рубежа. При этом крайне важным аспектом является группировка товарной номенклатуры по уровню ее значимости с точки зрения воздействия на потенциал устойчивого развития отдельных секторов экономики и региона в целом. Не менее важным методическим аспектом является группировка импортируемых товаров по географическому принципу с целью понимания перспектив устойчивости поставок. В структурированной форме изложенный подход можно представить в виде следующей блок-схемы (Рисунок 1):

 

Методика систематизации и анализа товарных потоков, импортируемых из зарубежных стран и встраиваемых в процесс создания добавленной стоимости

Рисунок 1 — Методика систематизации и анализа товарных потоков, импортируемых из зарубежных стран и встраиваемых в процесс создания добавленной стоимости

Источник: разработано авторами

 

Крайне важно обратить внимание на то, что предложенный подход включает в свое «исследовательское поле» необходимость разделения импорта товаров на категории «критический» и «некритический».

Информационная база и формируемые на ее основе последующие оценки и расчеты базируются на открытых федеральных статистических данных (ЕМИСС (Единая межведомственная информационно – статистическая система (ЕМИСС) URL: https://www.fedstat.ru/ (дата обращения 20.04.2023).), Федеральная таможенная служба РФ (Федеральная таможенная служба РФ. URL: Https://customs.gov.ru/?ysclid=lkjs8fzbn133763475 (Дата обращения: 10.06.2023))). Методика включает динамический анализ импорта в разрезе 97 товарных групп и стран-поставщиков, структурный анализ товарных позиций импорта потребляемого на территории региона, сопоставительный анализ в разрезе товарных групп и видов экономической деятельности в разрезе региона, систематизацию цепочек поставок в разрезе региональных секторов экономики.

Реализация процессов систематизации импорта товаров в соответствии с представленными выше аспектами, открывает возможность для построения моделей экономической динамики как на отраслевом, так и на региональном уровне в целом с учетом имитационного моделирования перспектив формирования зарубежных цепочек поставок.

 

Результаты и обсуждение

В целях оптимизации изложения результатов анализа, а также учитывая существенный объем статистической базы, подвергнутой обследованию, результаты проведенных оценок представлены на примере Республики Татарстан.

Полученные результаты свидетельствуют о наличии 14 основных товарных групп, поставляемых на территорию республики. При этом всего на долю данного объема импорта приходится 79,1% от общего объема импортируемой продукции в Республику Татарстан.

Результаты обработки статистических данных свидетельствуют о значительной зависимости региона от поставок импортной продукции (рисунки 2, 3).

 

Доля импорта в Республику Татарстан в разрезе товарных групп, в %

Рисунок 2. Доля импорта в Республику Татарстан в разрезе товарных групп, в %

Источник: рассчитано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

В соответствии с представленными данными необходимо констатировать о доминировании в поставках зарубежной продукции промежуточного и конечного потребления в Республику Татарстан так называемых недружественных по отношению к РФ государств. На их долю приходится, по данным за 2021 год, около 63,5% всего ввозимого импорта. В этой связи возникает необходимость оценки критичности зависимости региона от внешних поставок и возможности их замещения в соответствии с механизмом переориентации на дружественные страны, обладающих потенциалом замещения «выпадающего» импорта.

 

Доля страны, импортирующей продукцию промежуточного и конечного потребления на территорию Республики Татарстан, в % от общего объема импорта (по данным за 2021 год)

Рисунок 3. Доля страны, импортирующей продукцию промежуточного и конечного потребления на территорию Республики Татарстан, в % от общего объема импорта (по данным за 2021 год)

Источник: рассчитано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

 

Опираясь на результаты оценок, систематизирующих импортные поставки в регион по ряду признаков (страна поставки, товарная номенклатура, объемы), ниже представлены дальнейшие итерации, позволяющие классифицировать импорт товаров конечного и промежуточного потребления по уровню его критичности с точки зрения рисков устойчивого развития отдельных видов экономической деятельности и потенциала экономического роста региона в целом (Таблица 1).

В соответствии с полученными результатами к критическому импорту товаров, возможность замещения которого в рамках сложившихся цепочек поставок со странами-партнерами представляется затруднительной для Республики Татарстан, следует отнести:

  • живые животные (код ТН 01) / ОКВЭД 2 «Объем продукции сельского хозяйства всех сельхозпроизводителей»;
  • прочие химические продукты (код ТН 38) / ОКВЭД 2 «Производство химических веществ и химических продуктов»;
  • инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, прецизионные, медицинские или хирургические (код ТН 90) / ОКВЭД 2 «Производство компьютеров, электронных и оптических изделий».

На рисунке 4 представлены стоимостные объемы критического импорта на общую сумму 239,7 млн долларов США.

 

Таблица 1. Импорт товаров из недружественных стран в Республику Татарстан по уровню критичности воздействия на устойчивое развитие экономики региона

01 — шт-живые животные 04 — молочная продукция; яйца птиц; мед натуральный; пищевые продукты животного происхождения 27 — топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества; воски минеральные 29 — органические химические соединения 38 — прочие химические продукты 39 — пластмассы и изделия из них 40 — каучук, резина и изделия из них 73 — изделия из черных металлов 82 — инструменты, приспособления 83 — прочие изделия из недрагоценных металлов 85 — электрические машины и оборудование; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука 87 — средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, и их части и принадлежности 90 — инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, прецизионные, медицинские или хирургические 94 — мебель; постельные принадлежности; лампы и осветительное оборудование сборные строительные конструкции
Критический / некритический импорт 2 2 1 2 2 2 2 2 2 1 2 1 2 1
Смена географических цепочек поставок 2.2 2.1 2.1 2.1 2.2 2.1 2.1 2.1 2.1 2.2 2.1 2.2 2.2 2.1
1 — Некритический импорт товаров
2 — Критический импорт товаров
2.1 — Наличие возможности импортозамещения за счет смены географии поставок (переориентация цепочек поставок на дружественные страны)
2.2 Отсутствие возможности импортозамещения в рамках реализации концепции переориентации поставок на дружественные страны

Примечание: жирным выделены поставки импорта, относящегося к категории критического, формирующего наиболее уязвимые позиции для обеспечения экономического роста региона

Источник: разработано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

 

Стоимостные объемы критического импорта товаров, поставляемых из недружественных стран (условная группа 2.2) для Республики Татарстан, млн долларов США

Рисунок 4. Стоимостные объемы критического импорта товаров, поставляемых из недружественных стран (условная группа 2.2) для Республики Татарстан, млн долларов США

Источник: разработано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

 

В свою очередь, к критическому импорту, товарная номенклатура которого поддается возможности замещения в рамках усиления партнерских торговых отношений Республики Татарстан с дружественными странами – действующими поставщиками аналогичной продукции в регион, необходимо отнести:

  • молочная продукция; яйца птиц; мед натуральный; пищевые продукты животного происхождения (код ТН 04);
  • органические химические соединения (код ТН 29);
  • пластмассы и изделия из них (код ТН 39);
  • каучук, резина и изделия из них (код ТН 40);
  • изделия из черных металлов (код ТН 73);
  • инструменты, приспособления (код ТН 82);
  • электрические машины и оборудование; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телевизионного изображения и звука (код ТН 85).

Стоимостные объемы критического импорта товаров условной группы 2.1 в Республику Татарстан представлены на рисунке 5 и составляют 603,7 млн долларов США.

 

Стоимостные объемы критического импорта товаров, поставляемых из недружественных стран (условная группа 2.2) для Республики Татарстан, млн долларов США

Рисунок 5. Стоимостные объемы критического импорта товаров, поставляемых из недружественных стран (условная группа 2.2) для Республики Татарстан, млн долларов США

Источник: разработано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

 

Что же касается так называемого некритического импорта, то его общий объем в Республике Татарстан в 2021 году составлял около 1007,0 млн долларов США (Таблица 2).

 

 

Таблица 2. Распределение импортных потоков товаров, поставляемых на территорию Республики Татарстан, в соответствии с их критичностью с точки зрения обеспечения экономической безопасности развития региона, млн долларов США

01 — шт-живые животные 04 — молочная продукция; яйца птиц; мед натуральный; пищевые продукты животного происхождения 27 — топливо минеральное, нефть и продукты их перегонки; битуминозные вещества; воски минеральные 29 — органические химические соединения 38 — прочие химические продукты 39 — пластмассы и изделия из них 40 — каучук, резина и изделия из них 73 — изделия из черных металлов 82 — инструменты, приспособления 83 — прочие изделия из недрагоценных металлов 85 — электрические машины и оборудование; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, 87 — средства наземного транспорта, кроме железнодорожного или трамвайного подвижного состава, и их части и принадлежности 90 — инструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные, и др. 94 — мебель; постельные принадлежности; лампы и осветительное оборудование сборные строительные конструкции всего доля соответствующей категории импорта в общем объеме, поставляемого из недружественных стран, в %
Критический импорт 80,0 87,3 72,4 239,7 13,0
Возможность импортозамещения из дружественных стран 23,2 66,2 193,8 27,3 73,1 7,3 212,1 603,1 32,6
Некритический импорт 23,0 36,8 878,8 68,5 1007,03 54,4

Источник: разработано авторами по данным Федеральной таможенной службы РФ

 

Полученные результаты служат основой для проведения такого важного исследовательского этапа, как оценка возможных перспектив развития наиболее уязвимых секторов экономики региона в результате тотальной локализации так называемого критического импорта.

Последовательность расчетов и полученные на их основе оценки представлены ниже (на примере вида экономической деятельности «Производство химических веществ и химических продуктов»). В качестве базы данных использовались динамические ряды за 2010-2021гг. Приоритет отдавался моделям, учитывающих нелинейную «природу» взаимосвязей между динамикой критического импорта и параметрами роста изучаемого вида экономической деятельности. Данный подход во многом соответствует позициям ряда российских исследователей [21, 22, 23].

Демонстрация полученных оценок и разработанной логарифмической модели представлена в формуле 1.

   (1)

(t-статистика = 4,371; P-значение для экзогенного фактора составляет 0,001 и др.)

где

PC (Production of chemicals) – Производство химических веществ и химических продуктов, годовые темпы роста.

CI (critical import) – импорт товаров конечного и промежуточного потребления, потребляемого в исследуемом секторе экономики, млрд. руб.

 

Преобразовав полученное уравнение из логарифмического вида в степенную функцию, построена следующая логарифмическая модель:

   (2)

Результаты проведенного анализа демонстрируют ситуацию, при которой сокращение импорта товарной номенклатуры «Прочие химические продукты (код ТН 38)» на 1% формирует предпосылки замедления сектора экономики «Производство химических веществ и химических продуктов» на 0,0076%. Таким образом, в случае рассмотрения негативного сценария о полном прекращении зарубежных поставок рассматриваемого вида товаров конечного и промежуточного потребления из недружественных стран (-100% от текущих значений) исследуемый вид экономической деятельности может продемонстрировать снижение динамики роста на 0,76%.

В соответствии с предложенным алгоритмом исследования, прогностические оценки динамики роста валового регионального продукта предлагается строить на основе совокупных эффектов изменения темпов роста в отдельных секторах экономики на основе нелинейных логарифмических функций. Ключевая задача состоит в том, чтобы определить значения регрессоров в нелинейных функциях, характеризующих уровень влияния вида экономической деятельности на динамику ВРП, для последующего аккумулирования этих параметров с целью определения кумулятивного эффекта.

С целью демонстрации данного подхода, далее, на примере такого вида экономической деятельности Республики Татарстан, как «Производство химических веществ и химических продуктов», реализованы соответствующие исследовательские итерации с представлением полученных результатов.

Результаты полученного моделирования представлены в формуле 3:

   (3)

(R2 = 0,78; t-статистика = 4,876; P-значение для экзогенного фактора составляет 0,044 и др.)

где

GRP – валовой региональный продукт Республики Татарстан, темпы роста в % к предыдущему году;

PC (Production of chemicals) – производство химических веществ и химических продуктов, темпы роста в % к предыдущему году.

 

Руководствуясь представленным алгоритмом исследования, аналогичные оценки получены и для других секторов экономики Республики Татарстан, вошедшие в группу наиболее рисковых по уровню и профилю поставляемой товарной номенклатуры из недружественных зарубежных стран.

Результаты конструирования моделей и полученных расчетов свидетельствуют о наличии угроз нарушения устойчивого развития региона в условиях происходящих пертурбаций в поставках импортной продукции и сырья. Так, в соответствии с результатами имитационного моделирования, в случае отсутствия механизмов восполнения критического импорта, поставляемого на момент 2021 года из недружественных стран, совокупное снижение динамики ВРП региона может составить около 1,7%.

 

Заключение

Полученные оценки свидетельствуют о наличии рисков нарушения устойчивого развития исследуемого в качестве примере региона – Республики Татарстан в условиях происходящих пертурбаций в поставках критического импорта.

Важно отметить, что представленный методический подход к исследованию характеризуется, в первую очередь, тем, что он формирует оценки исходя из краткосрочных перспектив прогнозирования. Несомненно, ограничения критического импорта не будет означать, что зависимый от него вид экономической деятельности одномоментно остановит свою хозяйственную деятельность. Это связано со многими факторами, главными из которых выступают наличие текущих и оперативных запасов, перепостроение транснациональных цепочек поставок и др. Однако в случае отсутствия эффективных механизмов импортозамещения критически важных продуктов и товаров конечного и промежуточного потребления потенциал развития зависимых от импорта секторов экономики в среднесрочной перспективе может быть исчерпан. Таким образом программы замещения импорта в рамках переориентации географии поставок, наращивания научно-технологического потенциала, развития собственной производственной базы по критически важным направлениям являются сегодня для российской экономики и ее регионов наиболее приоритетными задачами. Их решение обеспечит не только возможность устойчивого развития наиболее зависимых видов экономической деятельности от поставок импорта, но и сформирует задел на укрепление их глобальной конкурентоспособности с перспективами выхода на траекторию реализации политики экспортоориентированного импортозамещения. Это, в свою очередь, будет формировать потенциал усиления конкурентоспособных траекторий устойчивого развития как на региональном, так и на национальном уровнях.

Кроме того, важно подчеркнуть, что предлагаемый алгоритм исследования не учитывает межотраслевые взаимосвязи, которые также во многом могут оказывать кумулятивное воздействие на перспективы экономического роста региона и национальной экономики в целом. К примеру, изменения в одном секторе экономики могут повлечь за собой определённые преобразования в смежных отраслях, что также будет отражаться на структурных изменениях в экономике и, соответственно, на динамике регионального экономического роста. Однако в целях понимания оперативных последствий, вызванных пертурбациями в сфере внешнеэкономических связей, предлагаемый алгоритм исследования вполне адекватно может позволить решить поставленные в настоящем исследовании задачи и сформировать направления адаптации к происходящим структурным трансформациям.

Библиографический список:

  1. Экономика импортозамещения: оценка влияния структуры внешнеторговых товаропотоков на развитие экономического потенциала и импортозамещения в Российской Федерации / В. С. Осипов, А. Г. Зельднер, С. В. Панкова [и др.] // Интеллект. Инновации. Инвестиции. – 2017. – № 7. – С. 31-44.
  2. Сафиуллин, М. Р., Ельшин, Л.А. Санкционное давление на экономику России: пути преодоления издержек и выгоды конфронтации в рамках импортозамещения. Финансы: теория и практика. – 2023. – Т. 27, № 1. – С. 150-161. – DOI 10.26794/2587-5671-2023-27-1-150-161.
  3. Абалкин, Л.И. Избранные труды: в 4-х т. Т. IV: В поисках новой стратегии / ВЭО России. — М.: Экономика, 2000. — 799 с.
  4. Пичурин, И.И., Блинов, Д.В. Обеспечение импортозамещения после вступления России в ВТО. — Екатеринбург: Изд-во УМЦ УПИ, 2014. — 144 с.
  5. Сухарев, О.С. (2023). Государственное управление импортозамещением: преодоление ограничений // Управленец. Т. 14, № 1. С. 33–46. DOI: 10.29141/2218-5003-2023-14-1-3.
  6. Сафиуллин, М.Р., Гафаров, М.Р., Ельшин, Л.А. (2022). Импортозамещение как инструмент обеспечения устойчивого развития экономики в условиях системных преобразований: регионально-отраслевой аспект // Экономические отношения. Т. 12. № 3. С. 407-432. DOI: 10.18334/eo.12.3.115210.
  7. Чернова, В.Ю. (2017) Импортозамещение и воспроизводственный потенциал модернизации: проблемы и перспективы // Управленец. № 2(66). С. 12–20.
  8. Ярошевич, Н.Ю., Мигунов, В.В. (2023). Устойчивое развитие vs эффективная конкуренция: эмпирический анализ отраслевых сопоставлений промышленных рынков машиностроения // Управленец. Т. 14, № 1. С. 47–59. DOI: 10.29141/2218-5003-2023-14-1-4
  9. Уварова, М.Н., Польшакова, Н.В., Гришина, С.Ю. (2022). Импортозамещение в сахаропродуктовом подкомплексе как приоритет обеспечения продовольственной безопастности // Евразийский юридический журнал. № 10 (173). С. 515-516.
  10. Hoang, D., Breugelmans, E. (2023). “Sorry, the product you ordered is out of stock”: Effects of substitution policy in online grocery retailing. Journal of Retailing, vol. 99, is. 1, pp. 26-45. DOI: 10.1016/j.jretai.2022.06.006
  11. Karuppiah, K., Sankaranarayanan, B. (2023). An integrated multi-criteria decision-making approach for evaluating e-waste mitigation strategies. Journal Pre-proof, 110420. DOI: 10.1016/j.asoc.2023.110420
  12. Koren, M., Perlman, Y., Shnaiderman, M. (2022). Inventory Management Model for Stockout Based Substitutable Products. IFAC-PapersOnLine, vol. 55, is. 10, pp. 613-618. DOI: 10.1016/j.ifacol.2022.09.467
  13. Bali, M., Rapelanoro, N. (2021). How to simulate international economic sanctions: A multipurpose index modelling illustrated with EU sanctions against Russia. International Economics, vol. 168, pp. 25-39. DOI: 10.1016/j.inteco.2021.06.004
  14. Bas, M., Strauss-Kahn, V. (2015). Input-trade liberalization, export prices and quality upgrading. Journal of International Economics, vol. 95, is. 2, pp. 250-262. DOI: 10.1016/j.jinteco.2014.12.005
  15. Kamidelivand, M., Cahill, C., Llop, M., Rogan, F., O’Gallachoir, B. (2018). A comparative analysis of substituting imported gas and
    coal for electricity with renewables – An input-output simulation. Sustainable Energy Technologies and Assessments, vol. 30,
    pp. 1–10. DOI: 10.1016/j.seta.2018.08.003
  16. Krugman, P.R., Obstfeld, M., Melitz, M. (2014). International Economics: Theory and Policy (10th Edition) (Pearson Series in Economics) 10th Edition. ‎ Pearson. 792 p.
  17. Рейтинг регионов России по импортозависимости их специализаций. Высшая школа экономики. URL: https://issek.hse.ru/mirror/pubs/share/821903380.pdf (Дата обращения: 16.06.2023)
  18. Ermakova, Ya. M., Larin, S.N., Khrustalev, E.Y. Identification of competitive advantages in the implementation of sectoral import substitution strategies // Proceedings of the International University Scientific Forum “Practice Oriented Science: UAE – RUSSIA – INDIA”. Part 1 (June 17, 2022. UAE). С. 42-48.
  19. Тренды российской экономики. Апрель 2023 года. Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. URL: www.forecast.ru/_ARCHIVE/SocMon/2023/Mon042023.pdf (Дата обращения: 10.06.2023)
  20. Кошовец, О.Б. Образы экономической реальности в науке, политике и публичном пространстве: тенденции ХХI века. М.: ИЭ РАН, 2023. – 376 с.
  21. Ermakova, Ya.M., Larin, S.N., Khrustalev, E.Y. Identification of competitive advantages in the implementation of sectoral import substitution strategies // Proceedings of the International University Scientific Forum “Practice Oriented Science: UAE – RUSSIA – INDIA”. Part 1 (June 17, 2022. UAE). С. 42-48.
  22. Кошовец, О.Б. Образы экономической реальности в науке, политике и публичном пространстве: тенденции ХХI века. М.: ИЭ РАН, 2023. – 376 с.
  23. Третьяк, В.В. (2018). Импортозамещение как фактор экономической безопасности страны // Ученые записки Международного банковского института. № 4 (26). С. 139-148.

Методические подходы к прогностической оценке динамики ВРП региона в условиях санкционных атак Read More »

Теоретико-методологический подход к формированию устойчивого развития экономики региона

Введение

Современные реалии глобального экономического развития заставляют задуматься о новых подходах в стратегическом управлении на всех уровнях принятия соответствующих управленческих решений, что определяет актуальность исследуемой темы.

Необходимо заметить, что изученность темы, посвященной разработке теоретических основ преодоления кризисных ситуаций, в достаточной степени не проработана. Разработка теоретических аспектов реализации стратегий, направленных на гармонизацию экономической ситуации в регионе, в большинстве случаев носит субъективный характер разработчика, а в трудах современной литературы лишь рекомендации по формированию направлений регионального регулирования.

Эмпирический анализ, как правило, сводится к описанию статистических данных и параметров распределений показателей, используемых в анализе [1, с. 96].

В связи с этим целесообразность исследования данной проблемы увеличивается с происходящими в последнее время изменения в глобальном мире: от падения цен на нефть, роста цен на металлы и, заканчивая общемировой пандемией инфекционных заболеваний. В процессе адаптации к новым условия мироповедения и федеральный уровень, и регионы ищут решения по стабилизации экономической ситуации, сохранению достигнутого уровня социально-экономического развития.

Таким образом, научная новизна заключается в предложении управленческих решений по оптимизации процесса разработки теоретических аспектов развития и роста экономики региона в процессе преодоления кризисных явлений. Целью настоящего исследования является разработка теоретико-методологического подхода к формированию устойчивого развития экономики региона. Для достижения цели необходимо решить задачу по систематизации существующих подходов, проанализировать их сильные и слабые стороны, конкретизировать прикладные методы изучения теоретических аспектов развития и роста экономики, а также предложить некоторые управленческие решения, содействующие скорейшему выходу из кризиса экономики региона. Поставленные задачи формируют круг теоретической и практической значимости представленного исследования. В первую очередь, тезисы статьи актуальны для дальнейшего изучения, приращения различных точек зрения при обсуждении подобной темы. Во-вторых, практическая сторона исследования заключается в использовании данного материала как отправной точки в начале пути преодоления кризисного явления, гармонизации социально-экономического положения в регионе.

Методология исследования носит междисциплинарный характер и базируется преимущественно на методе системного анализа и сопоставления.

 

Результаты исследований

После кризисных явлений в разные периоды становления российской экономики и ее реструктуризации экономические элиты озадачились проблематикой создания новых рабочих мест, усложнения глобальных цепочек добавленной стоимости, усиления конкуренции со стороны развивающихся стран, в первую очередь в традиционно базовых отраслях и сегментах рынка для развитых экономик [2, с. 27; 3, с. 89]. Оказалось, что перечисленные направления, недоступные ни в теории, ни тем более на практике, требуют глубокой проработки и должны быть равнонаправленными на всей территории реализации экономической политики.

Федеральные тренды характеризуют лишь направления социально-экономического развития, которым регион должен следовать и на этом фоне разрабатывать свои региональные стратегические документы, планы мероприятий, дорожные карты. Региональные исполнительные органы государственной власти занимаются формированием и разработкой нормативных правовых актов, содержащих теоретические аспекты развития и роста экономики как в период стабильности и устойчивости, так и в периоды кризисных явлений.

Самый распространенный документ после преодоления кризисных явлений нацелен на увеличенные объемных показателей развития промышленного сектора, сельскохозяйственной сферы, а также на повышение уровня и качества жизни населения региона (увеличение средней заработной платы, снижение безработицы, создание рабочих мест).

Исходя из кризисных явлений, случившихся в 2014 году, в Свердловской области был принят план первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году и на 2016-2017 годы [4]. Согласно данному документу Правительству Свердловской области, было необходимо обеспечить рациональное, эффективное и экономическое использование средств областного бюджета, осуществить меры, направленные на решение проблем, возникающих в краткосрочном периоде. В теоретическом плане под этими мерами подразумевались принятие инструментов, направленных на импортозамещение товаров и рост несырьевого экспорта промышленной продукции, на предоставление государственных гарантий субъектам инвестиционной деятельности, на поддержку малого и среднего предпринимательства. В эти годы Правительством региона было уделено внимание предоставлению мер поддержки отраслям экономики, в частности были предоставлены субсидии промышленным предприятиям на модернизацию и техническое перевооружение. Кроме того, расширены были мероприятия, направленные на социальную поддержку граждан, в том числе проводились мероприятия по предупреждению и выявлению неформальной занятости, профилактика социальной напряженности.

Безусловно, в теории (то есть написанном плане мероприятий) все направлено на достижение устойчивого развития, на поддержку каждого гражданина. Однако, при практическом применении принятых шагов оказывается недостаточно. К примеру, по итогам 2015 года индекс промышленного производства Свердловской области составил 96,6%. Другими словами, отдельная отрасль экономики региона – промышленность – по сравнению с кризисным 2014 годом не смогла выйти на достигнутые в этом году показатели. Хотя, дальнейшая статистика иллюстрирует рост и по итогам 2020 года данный показатель составил 102,3%.

Фактор развития промышленных отраслей является важнейшей характеристикой региональной экономической системы, преимущественно тех регионов, где основную долю внутреннего регионального продукта составляет промышленность. Как правило, наибольшего успеха достигают те регионы, которые обладают свойствами самоорганизации и саморегуляции [5, с. 60], поэтому данные регионы более устойчивы к изменяющимся условиям кризисного и посткризисного предобразования.

К слову сказать, 2020 год также ознаменовался кризисным явлением в виде закрытия границ ввиду распространения новой коронавирусной инфекции. Следуя теоретическим практикам 2014 года рядом субъектов Российской Федерации, также были приняты различные утверждающие документы, направленные на преодоление экономических рисков ухудшения социально-экономического положения. С уверенностью можно сказать, что не все, что запланировано, получается на практике и оказывается результативным.

При стратегическом планировании необходимо учитывать изменяющуюся конъюнктуру общемировой экономики и условия функционирования внутренних процессов. В первую очередь, разрабатываемые теоретические аспекты должны быть гибкими и предусматривать возможные риски и угрозы, которые могут возникнуть при реализации мероприятий. В этом случае необходимо избрать следующий «запасной» шаг [6, c. 156], который приведёт к нивелированию такого риска. Управление рисками или управление изменениями на данном этапе развития субъектов Российской Федерации, в частности, становится актуальным трендом, который нужно учитывать при формировании пакета стратегических документов. Что интересно, различные регионы стараются прибегнуть к новым инструментам, до этого еще не затронутым, что в свою очередь, также могут сопровождаться новыми рисками.

В связи с этим действенной мерой служит публикация лучших практик преодоления кризисных явлений на различных цифровых платформах. Это могут быть реализованные мероприятия субъектом Российской Федерации, отдельными крупными предприятиями и организациями, государственными корпорациями. На подобных платформах размещается теоретическая часть инструмента и описывается его практическое применение [7, с. 78; 8, с. 149]. При чем вектор развития в сторону совместного использования уже разработанных мер набирает обороты, многим регионам подобная практика пришлась «по вкусу». Можно согласиться с тезисом, что «решение многих вопросов и проблем экономического развития федеральный уровень возлагает на российские регионы» [9, с. 125], которые в зависимости от уровня развития дифференцированы от разработки, принятия и реализации отдельных основополагающих документов.

Так, существует типологизация отраслей экономики, которым свойственен определённый набор ключевых показателей и характеристик. Подробный теоретический анализ в отдельных отраслях экономики на региональном уровне иллюстрирует необходимость сравнения темпов роста одних показателей с другими. Можно привести следующую классификацию [10, с. 31]:

  • кризисная отрасль – резкое снижение объемов производства;
  • депрессивная отрасль – неясные перспективы развития, находится в состоянии застоя, доходы в ней практически отсутствуют;
  • стабильная отрасль – характеризуется показателями устойчивого и перспективного роста, о чем свидетельствуют показатели, превышающие средние по экономическому комплексу;
  • перспективная отрасль – обладает потенциалом развития, имеет инвестиции под конкретные, целенаправленные комплексные программы. Характерны малые объемы производства (поскольку находится в стадии зарождения), но в перспективе имеет наибольший эффект от вложения средств;
  • отрасль, находящаяся в стадии роста и имеющая в настоящий момент максимальную рентабельность. В этом случае организации отрасли работают на полную мощность и не испытывают сложностей при сбыте продукции.

Существует понимание факторов территориального развития как совокупности различающихся по сути и значению условий, ресурсов, их свойств, которые оцениваются технико-экономическими показателями развития отраслей, целесообразное использование которых предопределяет оптимальные результаты размещения производства и экономическое развитие региона [1, с. 98].

Теоретически государства в целом и регионы, в частности, стремятся
к интеграции, чтобы получать экономические выгоды, способствующие росту
и эффективному функционированию национальных экономик [11, с. 193]. В связи с этим каждый регион в состоянии рассматривать каждую отрасль своей экономики под призмой перечисленных характеристик и выявлять на какой стадии находится та или иная отрасль, тем самым выбирая модель (стратегию), согласно которой регион будет преодолевать кризисное явление.

Другими словами, применяя данную классификацию, можно формировать пакет антикризисных мер, направленных на преодоление уже сложившихся расбалансированных событий или возможных рисковых изменений в развитии рассматриваемой отрасли. Кроме того, необходимо вести учет возможных угроз со стороны внешнего и внутреннего контура развития отраслей как отдельной подсистемы экономики, так и всей целостной системы экономики региона. В целях достижения устойчивого стабильного равновесия в экономике, регионы разрабатывают стратегии социально-экономического развития, учитывающие все отрасли и векторы социально-экономического развития региона, в том числе устанавливающие значение отдельных показателей и включающие планы мероприятий и ответственных исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации. По такому же пути действуют и при разработке стратегий отдельных отраслей, которые рассматривают лишь те показатели и шаги развития, которые присущи конкретной отрасли [12, 13].

Вновь поднимая тему о постулате «теория без практики мертва», необходимо вносить изменения по мере улучшения или ухудшения социально-экономической ситуации, наблюдаемой в регионе или в отраслях в отдельности.

Необходимость внесения изменений в условиях нестабильности рыночной конъюнктуры провоцируется еще и кризисными явлениями, которые могут возникнуть на месте устойчивого развития. Важно понимать, что при происходящих некоторых событиях фазы явлений могут быть различны. Так же как и типологизация отраслей, рассмотренная выше, могут быть ранжированы и явления с точки зрения цикличности процессов. В этом случае выделяются [14, с. 50]:

  • кризис – это насильственный взрыв, неожиданный спад, нарушение равновесия во всей экономике;
  • депрессия – самая продолжительная фаза цикла. Для неё характерно «замораживание» экономики в том состоянии, в котором она оказалась в итоге кризиса;
  • оживление – характерно расширением производства средств производства, увеличением занятости, ростом заработной платы;
  • подъём – расцвет всех форм капитала, рост объёма кредитов, ссудного процента, фондового рынка, капитальных вложений;
  • рост производства ведёт к повышению спроса на товары, что вызывает рост цен, сокращается безработица.

Понимание того, на какой стадии находится экономика в целом и отрасль в отдельности, влечет за собой дальнейшие стратегические шаги.

Управление, рассматриваемое под углом преодоления кризисных явлений, становится инструментом налаживания связей в цепочке экономических процессов. Факторами роста при этом могут быть совершенствование системы мониторинга происходящих процессов, переориентация бюджетных средств в сторону более незащищенной отрасли экономики, или наоборот, в сторону сильной отрасли, поддержав которую в период кризиса, возможно будет опереться именно на нее.

Не всегда слабая сторона ослабевает совсем, а сильная сторона выдерживает любые препятствия. Часто случается именно так, потому как управленец начинает вкладывать больше средств, разрабатывать дополнительные меры поддержки именно тех отраслей, которые и до кризиса были представлены слабо, забывая о растущих отраслях, о тех, которые приносят больше налогов в наполнение регионального бюджета. Получается перекос в системе: депрессивная отрасль не может выйти на новый уровень в силу своей неразвитости, а сильная – в силу того, что кризисное явление развивается либо прямо в ней, либо косвенно касается. Например, коронавирусная инфекция, казалось бы, явление социальное, затрагивает сферу здравоохранения, но производственная сфера оказалась незащищенной в силу остановки деятельности производственных мощностей. При этом Правительством Российской Федерации в период пика распространения коронавирусной инфекции было разработано множество различных инструментов поддержки сферы услуг и торговли, а для промышленности – отдельные нормативные акты, регулирующие выдачу льготных кредитов, которые на практике оказались «закрыты» для большинства предприятий и организаций.

Теоретические аспекты развития и роста экономики прежде всего связаны с существующим достигнутым уровнем развития экономической системы. Каждый в отдельности регион можно рассматривать как индивидуальный элемент системы и как отдельную систему со своими «кирпичиками», представляющими отрасли экономики. А каждая отрасль экономики в свою очередь также состоит из множества элементов, и так до крайней точки можно строить прогнозы развития всех звеньев в одиночку или в совокупности друг с другом.

Рисунок 1 показывает, что экономика как система похожа на скопление «пузырьков», от которых она зависит. И каждый из них так же взаимосвязан как друг с другом, так и внутри самого себя развивает цепи «контрагентов».

Такой подход применим как для всей территории страны, так и для отдельных регионов, муниципальных образований, районов. Анализ отдельных элементов системы дает понимание развития совокупности факторов и процессов, происходящих внутри системы в целом в определённое время. В этот момент на первый план выходит не столько какие это факторы, а сколько под воздействием чего их формирование происходит именно таким образом.

 

Взаимодействие элементов экономического процесса

Рисунок 1. Взаимодействие элементов экономического процесса.

 

Задача управленца состоит в консолидации усилий и условий для формирования сбалансированной системы, характеризующейся набором услуг и ценностей, которые в состоянии придать импульс системе к новому росту, избежать стагнации в экономических процессах.

Значимым в этом направлении будет так называемая инвентаризация или внутренний контроль всех участников и составляющих экономического процесса [15, с. 550]. Упорядоченный состав факторов внутреннего контура развития системы (экономики региона в целом) придаст определённый шаг в постановке целей и задач развития и роста экономики посредством свободных инвестиционных ниш и при участии институциональных институтов развития как федерального, так и регионального значения.

Внешний контур региона совмещает такие факторы как бюджетная обеспеченность региона, способность региона самому удовлетворять социальные нужды и обеспечивать выполнение обязательств перед государством.

Взвешенные характеристики внешнего и внутреннего контуров системы экономических процессов создают теоретические основы для последующих циклов развития, что, в свою очередь, создает благоприятные условия для функционирования всех игроков и элементов, создающих именно этот экономический процесс. Используя данный метод, управленцу или разработчику теоретических планов развития будет понятным, каким образом выстраивать роли отраслей, достижение целей, задач, показателей. в этом случае первую скрипку играет программно-проектный подход, который совмещает как управленческую команду, которая внедряет в процесс новые инструменты и меры поддержки, а с другой стороны существует некая программа (план мероприятий, дорожная карта), согласно которой необходимо двигаться в целях достижения установленных целей.

 

Заключение

Таким образом, разработка и формирование некой теоретической основы для развития региональной экономики иллюстрирует то, что причины и риски, влияющие на развитие отдельных отраслей, являются теми векторами
и трендами развития всей целостной региональной социально-экономической системы. Поэтому для полного представления существующей картины, происходящей на сегодняшней арене экономического развития, и в целях недопущения последующих сбоев, необходимо прибегать к анализу всех составляющих экономического процесса, в том числе производственных, социальных, общественных, инвестиционных индикаторов. Важно наблюдать за этими показателями в динамике, каким образом формируется портфель их достижимости, благодаря каким мерам поддержки региону удается удерживать баланс сил и удовлетворять потребности своего населения.

Прикладной характер данной статьи заключается в своеобразном подспорье при разработке стратегических документов, направленных
на преодоление кризисных ситуаций. При этом необходимо обратить внимание, что предложение анализировать все стороны экономического процесса относится не только к исполнительным органам государственной власти регионов, но и к государственным корпорациям, крупным холдингам и организациям, осуществляющим свою деятельность на территории региона, оказывающим значительное влияние на экономику региона посредством разработки средне и долгосрочные планов финансово-хозяйственной деятельности.

Библиографический список:

  1. Казаченко, Л.Д. Факторы развития социально-экономической системы региона как объект исследования региональной экономической науки [Текст] / Л.Д. Казаченко // В сборнике: Управление экономическими системами, стратегическое развитие региона, проблемы и решения. Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции. Ответственный редактор В.Н. Гонин. –2017. –С. 94-100.
  2. Андрианова, Е.В., Давыденко, В.А., Худякова, М.В. Реиндустриализация: генезис проблематики и теоретические подходы к ее изучению в начале XXI века // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. – 2018. – Т. 4. – № 4. – С. 24-61.
  3. Назар, Н.М. Некоторые особенности инвестирования в экономику страны// Вестник НГИЭИ. –2018. –№ 1 (80). – С. 88-96.
  4. Постановление Правительства Свердловской области от 31.03.2015 № 228-ПП «О плане первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в Свердловской области в 2015 году и на 2016 — 2017 годы» [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://economy.midural.ru/sites/default/files/files/228-pp.pdf, свободный (дата обращения 03.03.2021).
  5. Баснукаев, И.Ш., Мусостов, З.Р. Некоторые проблемы устойчивого развития промышленного комплекса РФ на основе создания инновационных кластеров // Естественно-гуманитарные исследования. – 2020. – № 31 (5). –
    С. 59-63.
  6. Звягин, А.А. Высокие технологии. Госвмешательство VS невидимая рука рынка. // Экономика высокотехнологичных производств. – 2020. – Т. 1. № 4. – С. 155-172.

7.Кочурко, О.А., Янукович, О.В., Диковицкая, Д.В. Перспективы кластеризации региональной экономики // Вестник Барановичского государственного университета. Серия: Исторические науки и археология, Экономические науки, Юридические науки. – 2017. – № 5. – С. 77-81.

  1. Тарасюк, В.Н. Предпосылки и последствия расширения мер государственной поддержки перехода к «зелёной экономике» в России // В сборнике: финансовые аспекты развития зелёной экономики. Материалы Национальной научно-практической конференции. Санкт-Петербург. – 2020. – С. 148-151.
  2. Устинович, Е.С. Вопросы структуры категории «региональная экономическая политика» в современной политической науке // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: История и право. – 2020. –
    Т. 10. – № 4. – С. 123-128.
  3. Бечвая, И.Е. Теоретические аспекты повышения инвестиционной привлекательности отраслей экономики и регионов / [Текст] И.Е. Бечвая //
    В сборнике: Модернизация экономических систем: политика, экономика, общество и право. Материалы IV Международной научно-практической конференции. – Махачкала. – 2020. – С. 28-35.
  4. Ахтанова, М.Д. Возможности региональной интеграции в контексте экономического пояса шелкового пути // Вестник университета Туран. – 2019. – № 2 (82). – С. 191-195.
  5. Edward M. Regional Economic Development // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL:https://www.researchgate.net/publication/333390300_Regional_Economic_Development, свободный (дата обращения 01.03.2021).
  6. Iammarino, S., Rodríguez-Pose, An., Storper, M. Why Regional Development matters for Europe’s Economic Future // [Электронный ресурс] / Режим доступа: URL:https://ec.europa.eu/regional_policy/sources/docgener/work/201707_regional_development_matters.pdf, свободный (дата обращения 28.02.2021).
  7. Гарина, М.С. Кризис как часть экономического цикла / [Текст] М.С. Гарина // Вестник науки и образования. – 2018. – Т. 2. – № 1 (37). – С. 50-52.
  8. Хаджахмедова, Н.С. Роль внутреннего аудита в системе экономической безопасности // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2020. –
    Т. 10. – № 1-1. – С. 545-554.

Теоретико-методологический подход к формированию устойчивого развития экономики региона Read More »

Влияние управленческих решений образовательных комплексов Сингапура на эффективность системы обучения

Введение

Современные условия развития экономической и научной сферы требуют структурные перемены образовательных комплексов. Инновационность появления образовательных комплексов в разных странах является крайне нужным опытом для нашей страны. Под образовательными комплексами мы понимаем объединение  разных ступеней  образования и создания единого и непрерывного образовательного пространства с возможностью получать образование постоянно всю жизнь. Управленческие решения в новых образовательных комплексах предполагают не запрещать, а помогать, не ограничивать, а направлять, не командовать, а руководить. Одним из пионеров изменений в системе управления в образовательных комплексах был Сингапур. Достижения и результат Сингапура в политики образования очень актуальны для Российского образования, потому что многие мировые эксперты и организации оценивают достижения и уровень подготовки специалистов в Сингапуре очень высоко. Например, по данным PIRLS в чтении 2021 году Сингапур занял твердое 1 место. [1] «Мы создали систему, которая равноправна, то есть то, что вы получаете, полностью зависит от вашей работы. А ваша работа зависит от вашего образования, умений и способностей» — сказал Ли Куан Ю, основатель современного Сингапура. [2] Причинами того, что система образования Сингапура стала одной из самых лучших в мире, является то что, во-первых государство придает большое значение образованию и инвестирует в него значительные ресурсы. Во-вторых, сильная поддержка учеников и учителей позволяет им достигать высоких результатов в учебе и развитии личностных качеств. В-третьих, использование современных методов преподавания и технологий позволяет ученикам получать качественное образование, которое соответствует современным требованиям. Одной из самых главных отличительных особенностей системы образования Сингапура является тщательный отбор и дальнейшая активная поддержка учителей. Человеческий ресурс – это главное богатство города-государства. [3]

Н.В. Семенюк и О.А. Горощенова в своей статье отмечают что «одной из особенностей образовательной системы Сингапура является ее гибкость. Каждому ученику подбирается индивидуальная программа по способностям, это отличительная черта сингапурской модели. В Сингапуре множество различных школ и направлений. Здесь есть школы для инвалидов и одаренных детей, а индивидуальная программа позволяет сделать уклон на музыку, иностранные языки, искусство. Обучение чаще всего проходит на английском языке». [4]

 

Результаты исследований

Сингапурская система образования по праву входит в топ лучших по миру согласно многим рейтингам образования, потому как в ней сложилась уникальное влияние исторических, общекультурных и институциональных процессов. На контрасте от большинства стран Европы в Сингапуре строго сверхцентрализованная система образования, но при этом она довольно гибкая и эффективная.

Образовательная политика комплексов Сингапура  включает три ступени: начальное (от шести до двенадцати лет), среднее (от двенадцати до семнадцати лет ) и высшее (с семнадцати лет). Частные и государственные корпорации в связи с заинтересованностью в высококвалифицированных специалистах то же предоставляют возможность повысить квалификацию.

Начальное образование включает в себя  четыре года  обучения общим предметам и два года обучения специальным предметам. Основой структуры образовательных комплексов Сингапура является двуязычие и все обучающиеся выбирают некоторые из языков государственного общения такие как  (китайский, малайский или тамильский язык) при поступлении в начальную школу, чтобы гарантировать, что учащиеся смогут в будущем использовать возможности, которые можно найти в глобальной среде.

Средний уровень образования предполагает, что, по результатам PSLE (заключительный экзамен после четырехлетнего обучения в начальной школе) успешно сдавшие экзамен получают возможность выбрать три направления среднего образования: «Экспресс», «Нормальный (Академический)» или «Нормальный (Технический)» до 2023 года. С 2024 года студенты будут разделены на G1, G2 и G3 по схеме Subject-Based Banding.

Среднее образование включает четыре или пять лет обучения. В течении всех лет обучения проходит ежегодный экзамен экзамене O level. Оценки полученные в ходе экзамена  влияют на тип и уровень высшего учебного заведения в который ученики могут поступить. Результаты экзаменов O Level фиксируются от A1 (самый лучший) до F9 (самый худший).

Высшая система Сингапурского образования включает: Национальный университет Сингапура, Наньянский технологический университет, Сингапурский университет менеджмента, Сингапурский университет технологий и дизайна, Сингапурский технологический институт и Сингапурский университет социальных наук. Два крупнейших Высших учебных заведения (Национальный университет Сингапура и Наньянский технологический университет) ежегодно дают образование более 30 000 студентов. Все университеты предоставляют разные программы бакалавриата и магистратуры, а также дают возможность получить докторскую степень. Ведущие учебные заведения являются одновременно и исследовательскими центрами с более чем тысячами научных сотрудников, аспирантов и докторов. В 2022 году согласно рейтингу QS World University Rankings Национальный университет Сингапура и Наньянский технологический университет включены топ-20 в мире и в топ-10 в мире по версии Times Higher Education (THE). [5,6]

Управленческая политика Сингапура основана на принципе меритократии. Меритократия является главным принципом и идеологией в Сингапурском обществе, а также солидным правилом в системе образования, в том что направлена на обнаружение и приготовление гениальный начинающих студентов к командующим местам в той или иной организации. Налаженность методов управления образовательных организаций подчеркивает огромное стремление к эффективной академической успеваемости в виду выставлении оценок студентам и их поступлении на внеочередные программы и в университеты, правда именно это создает тревоги в отношении формирования избранности и элитарности. Академические оценки рассматриваются как беспристрастные результаты и уровни талантов и стараний учеников и студентов, независимо от их социального происхождения.  Наличие отличных и научных академических документов воспринимается в качестве  особенного показателя для того, чтобы студенты смогли добиться карьерных перспектив на рынке труда и чтобы их планы на будущие были высоко оценены. В связи с этим, учебные планы близки с исследующими предметами, а конкурентное преимущество этой системы подвела к расширению «десятилетних серий», что предлагает посмотреть на экзамены предыдущих лет и подучить их для того, чтобы подготовится к предстоящим экзаменам.

Билингвизм, так же по-другому называется двуязычием, или политический курс родного языка, представляет собой основу основ  сингапурской системы образования. Независимо от того, что английский язык считается главным языком в Сингапуре, а также основным курсом обучения в школах, большая часть учеников должны познавать и изучать «родной язык», каковой должен быть одним из трех официальных языков: стандартный мандаринский, малайский или тамильский. Выходец из Индии, который не принадлежит к тамильцам, может остановиться на тамильском или неофициальном языке, такой как хинди, пенджаби, бенгальский, гуджарати, или урду. Вместе с тем, китайские студенты, не знающие  мандаринского диалекта, так, например, говорящие на кантонском или хаккском  диалектах, должны изучать китайский язык, а студенты с индонезийских островов обязаны изучать малайский. Учащиеся, которые не обозначают себя китайцами, индийцами, или малайцами, предоставляется выбор одного из их языка (как правило представители  Японии Кореи и стран выходцев из Юго-Восточной Азии, которые не имеют родства с малайцами или индонезийцами, предпочитают  выбирать китайский). Собственный родной язык представляет собой обязательным экзаменационным предметом на выпускном экзамене в начальной школе (PSLE) и экзаменах уровня «O», «A» и GCE «N». Учащиеся обязаны показать сформулированное владения языком, а также определенный уровень тем, что правительство Сингапура имеет свое мнение по  их родным языком, в качестве априорного положения и предварительного соглашения для поступления в местные Сингапурские университеты. Учащиеся, приезжающие назад в Сингапур из-за границы, могут быть свободны от этой политического курса страны.

В 2015 году Сингапуром была установлена деятельная инициатива SkillsFuture, которая включает следующие цели:

  1. Помочь людям в принятии будущих решений в возможности получения образования, которые будут взвешены и обоснованы, а так же профессиональной подготовки и карьеры.
  2. Формирование целостной, высокого уровня системы образования и профессиональной подготовки, подходящей изо дня в день изменяющимся требованиям политики образования.
  3. Сотрудничество к принятию работодателями и карьерному росту, сформированному на высокой квалификации и знании. Выработка  культуры, поддерживающей и поощряющей образование, подготовку, курсы и обучение в течение всей жизни.

Правительство страны обеспечивает любому человеку, родившемуся в Сингапуре, возможность получить качественное и эффективное образование, которое пригодится на всю жизнь, а так же и вызвать желание к постоянной учебе и совершенствованию, мотивировать студента к стремлению познавать новое.

Таким образом, необходимо подчеркнуть, что главными принципами образования и организации формы обучения представляют:

  1. Диверсификация, имеющаяся в своей отличительной особенностью присутствием уникальных моделей школ и богатым ассортиментом образовательных программ. Так же в наличии школы, осуществляющие учебные планы О-уровня (O-Level) (учебные планы обучения основана на принципах классической английской школы 11-ти классов), в том числе широко оценненая миром сингапурский бакалавриат; школьная программа с развития в начальных классах и целостная программа, бикультурная программа обучения (тамильский язык) в некоторых средних школах и начальных колледжах; специализированные независимые школы, такие как Школа искусств, Школа наук и технологий, Школа старших классов для математики и естественных наук, а также Сингапурская спортивная школа.
  2. Вариабельность. В средних школах ученики, которые учатся на базовом (академическом или техническом) курсах основной общей школы имеют варианты освоения нескольких предметов на гораздо высоком уровне или в короткие сроки. У приобретающих знания есть вероятность перевода на иной курс, в случае если у них выявляются таланты, потенциалы или результаты в этой области; лучшие обучающиеся на базовом (академическом) курсе могут перейти на уровень типа «Нормальный» (N-Level) без сдачи экзаменов.
  3. Природосообразность в познании близкого языка (Mother tongue language, MTL), которая заключается в том, чтобы поддерживать достижение обучающимися возможного уровня языковой компетенции; предоставление возможности изучения третьего языка.
  4. Единство:
    1. формирование у обучающихся целостного образования, ориентированного как на академические, так и на неакадемические направления;
    2. предоставление детям опыта взаимодействия друг с другом и формирования прочных дружеских связей;
    3. развитие навыков и ценностей, необходимых для полноценного функционирования в мире;
  5. Обучай меньше, учись больше. Система поощрения стимулирует учиться более активно и самостоятельно. Педагоги справедливо считают необходимым воспитание любознательности, которая направлена на изучение материала вне официальной учебной программы, любви к получению образования в течение всей жизни. [7]

 

Заключение

В заключение следует подчеркнуть: чтобы обеспечить конкурентоспособность российского образования, важно взять лучший опыт образовательных систем стран-лидеров и внедрить его в отечественном образовании. Например, стоит позаимствовать следующие принципы сингапурского образования: гибкость, вариативность и обучение во взаимодействии.

Уникальное соединение исторического опыта, инструкций и культурных аспектов позволило создать невероятно эффективную систему. Однако эта уникальность ограничивает распространение сингапурской модели в мире. Пример сингапурских школ может показать, как границы могут быть полезны при обучении детей.

Библиографический список:

  1. Международные результаты PIRLS 2021 в чтении // URL: https://pirls2021.org/results/achievement/overall/
  2. Ли Куан, Ю. Мой взгляд на будущее мира. М.: Альпина Нон-фикшн, 2017. 446 с.
  3. Рейтинг стран мира по уровню образования, 2018 год // Гуманитарные технологии. Аналитический портал [Электронный ресурс] // URL: https://gtmarket.ru/ratings/educationindex/education-index-info (24.08.2019).
  4. Семенюк, Н.В. Образовательная система Сингапура О.А. — Молодежный вестник ИрГТУ. 2020. Т. 10. № 2. С. 163-168.
  5. Мировой рейтинг университетов QS // URL: https://www.universityrankings.ch/en/results/QS/2023
  6. Рейтинг университетов за 2023 год по версии Times Higher Education // URL: https://www.timeshighereducation.com/world-university-rankings/2023/young-university-rankings
  7. Bringing out the best in every child. Education in Singapore. Brochure 2015. Singapore Ministry of education. [Электронный ресурс] // URL: https://www.moe.gov.sg/docs/default-source/document/about/files/ moe-corporate-brochure.pdf (дата обращения 25.02.2019).

Влияние управленческих решений образовательных комплексов Сингапура на эффективность системы обучения Read More »

Маркетинговые инструменты будущего: ИИ и нейросети, нейромаркетинг и AR/VR технологии

Введение

На сегодняшний день темпы развития цифровых технологий достигли таких показателей, при которых перемены стали единственной константой. На фоне набирающей интенсивность конкуренции, беспрецедентных рыночных и мировых потрясений, цифровой маркетинг стал адаптивным, динамичным и интерактивным.

Маркетологи и предприниматели постоянно ищут новые способы привлечения и удержания внимания потребителей. Согласно исследованию компании Meltwater, к 2023 году население земли составляет 8,01 млрд человек, из них 68% (около 5,44 млрд человек) пользуются мобильными телефонами, и 64,4% (5,16 млрд человек) подключены к Интернету (The changing world of digital in 2023. We Are Social, 2023. URL: https://wearesocial.com/uk/blog/2023/01/the-changing-world-of-digital-in-2023/ (дата обращения: 31.10.2023)). В связи с этим цифровые технологии стали играть ведущую роль в построении маркетинговых стратегий. А с развитием искусственного интеллекта и нейросетей, а также дополненной и виртуальной реальности открываются новые возможности для маркетологов будущего.

Маркетинг будущего будет сильно отличаться от того, что мы знаем сегодня. С развитием цифровых технологий и науки, маркетологам придется адаптироваться к новым условиям и использовать новые инструменты для достижения успеха.

Актуальность данной статьи обусловлена необходимостью постоянного анализа и оценки новых маркетинговых инструментов, с целью понимания их потенциала и перспектив применения для формирования наиболее эффективных маркетинговых стратегий. Кроме того, изучение потенциала передовых маркетинговых инструментов позволяет определить наиболее вероятные тренды и направления инноваций, что, в свою очередь, помогает компаниям быть более гибкими и адаптивными к изменениям на рынке.

 

Результаты исследований

Вопросы развития цифрового маркетинга и его инструментария в будущем занимают многих зарубежных и отечественных исследователей. Можно выделить несколько основных тенденций:

1. Искусственный интеллект и нейросети

Несмотря на то, что искусственный интеллект (ИИ) был представлен как область науки в середине 1950-х годов, он до сих пор находится в процессе становления. На сегодняшний день он стал важным инструментом для организации и развития цифровых технологий. [1]

Искусственный интеллект разделили на две части: кибернетику и нейрокибернетику. Основываясь на мнении нейрокибернетиков, искусственный интеллект должен быть схож с головным мозгом человека. Нейрокибернетики изучают структуры, которые похожи на человеческую нервную систему. Именно нейрокибернетики стали пытаться создавать системы элементов, сходных с нейронами. Так появилось направление нейронные сети в развитии искусственного интеллекта. [2]

Ряд технологий на основе ИИ на сегодняшний день демонстрируют стремительное развитие. Среди них можно выделить технологии обработки естественного языка, системы распознавания речи и изображений, интеллектуальные алгоритмы машинного обучения и анализа данных, виртуальные агенты и чат-боты, обладающие высоким уровнем адаптивности и интерактивности и др. Кроме того, нейросети научились генерировать контент: тексты, изображения, видео, – что значительно облегчает деятельность маркетологов по всему миру. Возможности ИИ и нейросетей позволяют провести глубокий анализ целевой аудитории, ее поведения, реакций на рекламные материалы, что помогает маркетологом лучше сегментировать аудитории, прогнозировать поведение, предсказывать реакции на рекламу, а, следовательно, точнее планировать бюджет, длительность и результативность своей деятельности. ИИ и нейросети могут анализировать комментарии, отзывы в социальных медиа, такой анализ помогает оценить общественное мнение о контенте или продукте, также они помогают анализировать большие объемы данных для выявления тенденций и паттернов, что помогает в принятии бизнес-решений.

Все это активно используется в маркетинге, но потенциал этих технологий в будущем открывает перед маркетологами еще более захватывающие перспективы. Вот несколько примеров:

  • Создание гиперперсонализированной рекламы: используя данные о мозговой активности потребителей и анализируя их предпочтения, компании смогут создавать рекламные объявления, которые будут в максимальной степени соответствовать интересам каждого отдельного потребителя.
  • Оптимизация маркетинговых бюджетов: используя точные прогнозы о реакции потребителей на рекламу, компании смогут наиболее эффективно распределять свои маркетинговые бюджеты, вкладываясь в самые перспективные рекламные кампании и каналы.
  • Автоматизация креативного процесса: ИИ может помочь маркетологам сосредоточиться на стратегическом планировании, в то время как машина будет создавать контент, адаптированный под интересы целевой аудитории.
  • Более глубокое понимание мотивации потребителей: технологии на основе ИИ, с применением подходов нейромаркетинга, могут помочь маркетологам глубже понять, что мотивирует потребителей при совершении покупки, что позволяет создавать более эффективные и убедительные рекламные кампании.

В России внедрение ИИ в бизнес только набирает обороты. Это подтверждают результаты опроса от Авито Работа среди представителей 300 бизнесов. Согласно опросу, 32% компаний планируют начать вводить решения ИИ в бизнес-процессы в ближайшее время, 35% не собираются внедрять ИИ-технологии, еще 20% – на данном этапе только пытаются определить область применения ИИ-технологий в своем бизнесе. Среди сфер, в которых компании намерены внедрять ИИ-алгоритмы в первую очередь, 55% респондентов называют маркетинг и продажи.

Кроме того, совершенствование ИИ и нейросетей делает возможным развитие огромного количества других сфер и направлений, в том числе потенциально важных для будущего маркетинга.

 

2. Нейромаркетинг.

В течение последних 50 лет наблюдается неуклонное развитие и внедрение нейротехнологий, особенно с появлением методов нейровизуализации, которые позволили изучать активность мозга в реальном времени. Эти технологии нашли свое применение в различных сферах, включая фармацевтику, диагностику, восстановление функций мозга и, в том числе, маркетинг. [3]

Нейромаркетинг – не новое понятие. Впервые термин появился в 2002 году – его ввел профессор Университета Эразма Роттердамского Эйл Смидтс, которым описал коммерческое применение нейробиологии и технологии нейровизуализации, картирования мозга. [3]

Нейромаркетинг – это активно развивающаяся область, которая соединяет изучение потребительского поведения с нейробиологией и когнитивной психологией.

За последние 20 лет исследований в области нейромаркетинга произошел огромный прогресс в понимании фундаментальных мозговых процессов, лежащих в основе предпочтений и выбора потребителей.

Основная задача нейромаркетинга – лучше понять потребителя и его реакцию на маркетинговые раздражители путем прямого измерения процессов в мозгу и повысить эффективность методов маркетинга, изучая реакцию мозга. [4]

Вместо того чтобы полагаться на опросы и фокус-группы, нейромаркетологи используют психологический анализ поведения потребителей и различные технологии, чтобы изучать мозговые реакции потребителей на рекламные материалы. Две наиболее часто используемые нейромаркетологами технологии – это количественная электроэнцефалография (КЭЭГ) и функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ). [3]

Согласно исследованию профессора Гарвардской школы бизнеса Джеральда Златмана, 95% решений о покупке потребитель принимает подсознательно и эмоционально (The Subconscious Mind of the Consumer (And How To Reach It). Harward Bussiness School, 2003. URL: https://hbswk.hbs.edu/item/the-subconscious-mind-of-the-consumer-and-how-to-reach-it (дата обращения: 27.10.2023)). В стремлении лучше понять эти процессы, сегодня более 500 компаний занимаются исследованиями и разработками в области нейромаркетинга, в том числе и такие гиганты, как Intel, DEC, IBM, Motorola и др.

Вот несколько примеров применения нейромаркетинговых технологий:

Одно из первых нейромаркетинговых исследований, проведенное в 2004 году, было связано с брендами Coca-Cola и Pepsi. Сканируя мозг с помощью МРТ, испытуемым сперва дали попробовать оба напитка без указания бренда, а затем дали напитки, уже сообщая бренд. В варианте с анонимной доставкой наблюдалась последовательная нейронная реакция в орбитофронтальной коре, которая отвечает за принятие решений. В варианте с указанием бренда, знание бренда одного из напитков активировало дорсолатеральную префронтальную кору, которая отвечает за память и эмоции. Исследователи сделали вывод, что социальное влияние и узнаваемость бренда были гораздо важнее просто вкусовых качеств (McClure SM, Li J, Tomlin D, Cypert KS, Montague LM, Montague PR. Neural correlates of behavioral preference for culturally familiar drinks. Neuron. 2004. V. 44, I. 2, P379-387. URL: https://www.cell.com/neuron/fulltext/S0896-6273(04)00612-9 (дата обращения: 27.10.2023)).

В 2009 году компания Hyundai запустила эксперимент, в ходе которого 15 мужчинам и 15 женщинам предложили в течение часа рассматривать тестовую спортивную модель автомобиля и ее отдельные части: лобовое стекло, бампер, шины. Мозг этих людей все время сканировали при помощи ЭЭГ. В результате маркетологи Hyundai получили информацию о том, какие части авто больше нравились участникам эксперимента, чтобы в дальнейшем акцентировать на них внимание потенциальных покупателей в рекламе (Neuromarketing: Companies Use Neuroscience for Consumer Insights. Forbes, 2009. URL: https://www.forbes.com/forbes/2009/1116/marketing-hyundai-neurofocus-brain-waves-battle-for-the-brain.html (дата обращения: 27.10.2023)).

В 2018 году еще один пример использования технологий нейромаркетинга продемонстрировали исследователи факультета экспериментальной психологии Университетского колледжа Лондона (UCL).

Они отобрали фрагменты из аудиокниг и эквивалентные сцены кино-адаптаций “Игры престолов” и “Молчания ягнят”. Исследовали стремились выбрать эмоционально заряженные сцены, в которых звук и видео были бы практически идентичны. Аудиофрагменты были дольше видео, поэтому авторы эксперимента оценивали относительные временные диаграммы, которые выравнивали соответственно содержанию сцен.

Участники эксперимента оценили видеофрагменты на 15% более привлекательными, чем аудио, однако их физиологические показатели говорили об обратном. Частота сердечных сокращений была выше, когда они слушали аудиофрагмент, примерно на два удара в минуту; они имели больший диапазон пульса примерно на четыре удара в минуту, температура тела была больше в среднем на 1,66°C, а проводимость кожи (кожно-гальваническая реакция, КГР) была выше на 0,02 мкС.

Проанализировав результаты эксперимента, авторы выдвинули гипотезу о том, что прослушивание историй представляет собой более активный процесс взаимодействия с информацией, в ходе которого активнее задействуется воображение, чем при просмотре видеоматериалов. В процессе слушания аудиоинформации мозг воспроизводит ту же активность, которая характерна для процесса личного изложения истории. Для мозга это качественно и количественно близко к непосредственному участию в описываемых в истории событиях. Кроме того, мозговая активность не ограничивается отделами, связанными с языком и речевой деятельностью, но также включает эмоциональные, сенсорные и моторные системы, а это поддерживает представление о том, что слушатель на некотором уровне действительно “переживает” историю (Daniel C.Richardson. Measuring narrative engagement: The heart tells the story // Experimental Psychology, UCL, UK, 2018. URL: https://www.biorxiv.org/content/biorxiv/early/2018/06/20/351148.full.pdf (дата обращения: 26.10.2023)).

Маркетологи же могут сделать из этого исследования следующий вывод: с одной стороны, видеоконтент более привлекателен для потребителей и вызывает больше позитивных реакций, а значит, такой контент будет иметь больший коэффициент вовлеченности (ER), с другой стороны, аудиореклама дает потребителям большую иммерсивность, может лучше удерживать внимание и будет более запоминаемой, по сравнению с видео. Эту информацию можно использовать, чтобы подбирать оптимальные форматы рекламы под конкретные цели продвижения.

Еще пример продемонстрировал в 2020 году СберМаркетинг, который также запустил серию исследований в области нейромаркетинга. Исследователи СберМаркетинга разработали метод определения специфических психотипов, соответствующих целевым аудиториям определенного продукта или бренда. Основными объектами их исследований являются сам бренд и история его рекламных компаний. Исследователи разбирают успешные и неудачные рекламные кампании на составляющие, такие как цвета, геометрию, семантику сообщений и прочие признаки, отражающие психологические особенности целевой аудитории. Далее, используя кластерный анализ, из набора психометрических данных выделяют 2-3 основных устойчивых психотипа. В результате, маркетинговый отдел получает набор рекомендаций для создания рекламных кампаний, адаптированных под каждый из выделенных психотипов.

В результате применения метода, в ряде рекламных кампаний коэффициент конверсии (CR) вырос на 40%, а стоимость заказа (CPO) снизилась на 50% (Как технология нейромаркетинга может снизить CPA на 50%, VC.RU, 2023. URL: https://vc.ru/marketing/584927-kak-tehnologiya-neyromarketinga-mozhet-snizit-cpa-na-50 (дата обращения: 27.10.2023)).

Из приведенных примеров видно, что нейромаркетинг является весьма гибким инструментом с большим потенциалом и обширной сферой применения. На данный момент использование технологий нейромаркетинга ограничивается технической сложностью проводимых исследований, высокой стоимостью, трудностями в поиске релевантных испытуемых и негативным влиянием лабораторных условий на результаты эксперимента. [5]

Кроме того, не всем нравится идея развития и применения нейромаркетинговых подходов. У некоторых исследователей вызывает опасение перспектива, что с помощью нейромаркетинга можно будет манипулировать чувствами людей, играть на страхах потребителей или стимулировать бессознательные нейронные реакции на триггеры, которые буквально “заставят” человека совершить то или иное действие, купить тот или иной товар.

Несмотря на ряд сложностей и ограничений развития этой области, нейромаркетинг представляет собой важный и перспективный в будущем инструмент для маркетинговых исследований, позволяющий более глубоко и точно понять механизмы восприятия маркетинговых стимулов потребителями, а также адаптировать под них маркетинговые стратегии. Благодаря использованию достижений нейронауки и нейровизуализации, нейромаркетинг способен обеспечить более эффективное взаимодействие с потребителем и повысить успешность маркетинговых кампаний. В связи с этим, можно ожидать, что роль нейромаркетинга в маркетинговых стратегиях будет продолжать расти в ближайшие годы, а дальнейшие нейромаркетинговые исследования потребительского поведения откроют перед маркетологами огромные перспективы.

Предполагается, что виртуальная реальность станет важной частью нейромаркетинга в будущем. Гарнитура VR может быть объединена с устройством ЭЭГ для сбора неврологических данных. Это будет гораздо дешевле, чем покупка стандартного аппарата ЭЭГ, а также сведет к допустимому минимуму негативное влияние лабораторных условий на испытуемых и облегчит участие потребителей в нейромаркетинговых исследованиях.[6]

 

3. AR/VR технологии – дополненная и виртуальная реальность

В последние годы часто ведутся разговоры о возможностях дополненной (AR) и виртуальной реальности (VR). Основное различие между VR и AR состоит в том, что VR создает полностью цифровой мир, изолируя пользователя от реальности, в то время как AR дополняет наблюдаемую реальность виртуальными объектами и элементами, тем самым “обогащая” окружение пользователя.

На быстрый прогресс VR и AR особое воздействие оказало развитие мобильных устройств.

Растущие вычислительные способности цифровых устройств вывели технологии VR и AR на совсем другой уровень, уже сейчас они выбираются за границы сферы развлечений и входят в различные области человеческой деятельности.

На сегодняшний день происходит активная интеграция AR и VR технологий в индустрию развлечений, кроме того они применяются в различных программах и приложениях для инженеров, архитекторов, дизайнеров, художников, риелторов, используются в сфере образования и медицины, на их основе создаются обучающие приложения и тренажеры. [7]

Кроме того, технологии AR и VR используются многими глобальными брендами, такими как IKEA, Coca Cola, LOreal, Volvo и др. в их маркетинговой деятельности по всему миру.

Одной из сфер применения AR/VR технологий в маркетинге является виртуальная примерка. По данным Яндекс.Маркета на конец 2022 года, более 58% россиян покупают в интернете, еще 10 лет назад, в 2012 году доля составляла лишь 10%. Почти 45% опрошенных называют главной причиной покупок онлайн возможность никуда не ехать, не тратить силы и время. Самый популярный вид товара — одежда и обувь для взрослых (Развитие онлайн-торговли в России. 2022. Яндекс, 2023. URL: https://yandex.ru/company/researches/2022/ecomdash (дата обращения: 01.11.2023)).

Интернет-магазины всегда стремились делать карточки товаров максимально информативными, чтобы увеличить продажи и снизить количество отказов и возвратов. Несколько брендов для этих же целей внедрили AR-примерку.

Например, в 2017 году ИКЕА представила приложение IKEA Place, которое с помощью AR-технологии показывает, как мебель будет выглядеть в интерьере пользователя. Приложение вызвало большой интерес к бренду, что отразилось на росте поисковых запросов в Google и упоминаниях в СМИ, издание Fast Company включило IKEA в список 50 самых инновационных компаний (У IKEA появилось AR-приложение для выбора мебели. AdIndex,2017. URL: https://adindex.ru/news/innovations/2017/09/13/165705.phtml (дата обращения: 31.10.2023)).

В 2019 году компания Nike разработала дополнение к своему мобильному приложению в виде AR-инструмента Nike Fit, который позволяет пользователям определить точный размер обуви, не выходя из дома (Nike предложила использовать AR для определения размеров ступни покупателя при выборе обуви. Habr, 2019. URL: https://habr.com/ru/news/451424/ (дата обращения: 31.10.2023)). Компания предполагала таким образом повысить онлайн продажи и снизить количество возвратов. По итогам года онлайн-продажи продукции увеличились на 35% (Nike misses on earnings, but beats on revenues as customers buy more sneakers and sports gear, 2019. URL: https://www.cnbc.com/2019/06/27/nike-reports-fiscal-4q-2019-earnings.html (дата обращения: 31.10.2023)).

Snap развивает приложение для креаторов – Lens Studio. Линзы Snapchat позволяют совмещать изображение пользователя с двух и трехмерными объектами, и накладывать спецэффекты, отслеживая движение головы и мимику, а благодаря ряду внедренных функций, в Lens Studio стала возможной виртуальная примерка одежды, обуви и аксессуаров (Виртуальная примерка в Snapchat: новые технологии для фешн-индустрии. VC.RU, 2021. URL: https://vc.ru/s/httpool/335861-virtualnaya-primerka-v-snapchat-novye-tehnologii-dlya-feshn-industrii (дата обращения: 31.10.2023)).

Gucci одним из первых запустил рекламу в приложении, предлагая пользователям примерить кроссовки с помощью камеры смартфона. Фирма ставила целью только повысить вовлеченность пользователей и упоминаемость в СМИ, однако им удалось также увеличить продажи (Gucci successfully engages Snapchatters and drives sales with first ever virtual shoe try-on activation on Snap. Snapchat, 2020. URL: https://forbusiness.snapchat.com/inspiration/gucci-ar-tryon (дата обращения: 31.10.2023)).

Еще одна компания – Clearly, предложившая пользователям примерить очки с помощью Lens Studio, повысила продажи на 3,6%, а число уникальных посетителей их сайта увеличилось на 46%. (Clearly used Snapchat to drive a 3.6% purchase lift with virtual try-on. Snapchat for Business, 2020, URL: https://forbusiness.snapchat.com/inspiration/clearly-used-snapchats-to-drive-a-purchase-lift-with-virtual-try-on (дата обращения: 31.10.2023)).

На сегодняшний день тенденция внедрения виртуальной примерки брендами показывает уверенный рост. В сочетании с технологией Programmatic виртуальная примерка может стать самодостаточным рекламным инструментом в обозримом будущем.

Programmatic – это способ закупки трафика в режиме реального времени через интерфейсы рекламных систем, который позволяет покупать не весь массив трафика или контентного наполнения, а конкретных пользователей, которым будет интересен конкретный продукт. При этом одна из важных особенностей Programmatic заключается в возможности оптимизировать рекламные кампании в режиме реального времени по множеству параметров (Что такое программатик и как с ним работать? VC.RU, 2019. URL: https://vc.ru/marketing/70152-chto-takoe-programmatik-i-kak-s-nim-rabotat (дата обращения: 3.11.2023)).

Еще один пример использования AR/VR технологий – распространение AR-социальных сетей. Например, Octi – социальная сеть, которая использует AR для создания уникального опыта. Пользователи могут навести свой смартфон на другого человека с открытым приложением Octi и взаимодействовать с ним через иконки и кнопки дополненной реальности, просматривать ленту новостей AR, создавать посты, или смотреть кольцо иконок активных учетных записей в других социальных сетях. По мере расширения аудитории Octi будут появляться новые AR-инфлюенсеры, что откроет возможности для коллабораций, например, с брендами виртуальной одежды, такими как Fabricant (Octi launches a social network built around augmented reality. TechCrunch, 2020. URL: https://techcrunch.com/2020/01/22/octi-social-network-launch/ (дата обращения: 3.11.2023)).

Устройства AR могут значительно усовершенствовать маркетинговые кампании и помочь лучше понять потребности аудитории. Например, AR-очки, которые позволяют пользователям просматривать AR-эффекты без использования смартфона. Сейчас такие очки доступны разработчикам AR-эффектов и контент-креаторам, которые могут тестировать свои объекты в разных реальных условиях. Свои решения в этой области разрабатывает ряд компаний таких как: Magic Leap, Microsoft, Sony, Snap, Facebook, Intel, Apple и др. Несмотря на сложности разработки, технология стремительно развивается, и уже в ближайшем будущем очки дополненной реальности могут стать доступными для массового рынка, что откроет перед маркетологами новые перспективы (Очки дополненной реальности: где мы сейчас? Habr, 2020. URL: https://habr.com/ru/articles/503630/ (дата обращения: 6.11.2023)).

Устройства дополненной реальности гармонично вписываются в физический мир, и пользователи воспринимают их как часть реальности. Это подтверждает исследование, проведенное учеными Стэнфордского университета, согласно которому, даже после окончания AR-сессии, люди ведут себя так, будто цифровые объекты реальны. Например, они стараются не садиться на место, которое в дополненной реальности занимал цифровой аватар (Miller MR, Jun H, Herrera F, Yu Villa J, Welch G, et al. Social interaction in augmented reality. PLOS ONE 14(5), 2019. URL:. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0216290 (дата обращения: 6.11.2023)).

Так, восприятие цифровых объектов как часть реальности, позволяет развиваться такому феномену как виртуальные инфлюенсеры. Это цифровые аватары с огромной аудиторией подписчиков. Например, Лил Микела (США), которая выглядит, как реальный человек, ведет активную деятельность в социальных сетях, принимает участие в рекламных кампаниях таких брендов, как Calvin Klein и Prada. Или Алиона Полн (Россия) – виртуальная фотомодель, которая занимается дизайном одежды и увлекается живописью. Сотрудничает с российским брендом оптики Fakoshima, AliExpress и другими.

Виртуальные инфлюенсеры стали настоящим феноменом социальных сетей, они способны генерировать весомые доходы. Например, рекламное размещение у Микелы стоит 8,5 тысяч долларов, а годовой доход от рекламных интеграций может достигать более 11 миллионов долларов. Эти показатели доказывают, что виртуальные инфлюенсеры могут быть важным и весьма эффективным элементом маркетинговой стратегии бренда.

Виртуальные инфлюенсеры привлекают внимание новаторов и креаторов по всему миру. Можно ожидать, что популярность и влияние виртуальных инфлюенсеров продолжит расти, и это откроет перед маркетологами больше перспектив и возможностей для интеграций.

Виртуальные помощники тоже будут становиться все более интегрированными в жизнь человека. Это относится к новому этапу в развитии цифровых ассистентов, основанных на сочетании технологий виртуальной реальности и искусственного интеллекта. Они фактически могут заменить приложения, благодаря своей способности выполнять множество задач. Например, Алиса от Яндекса на сегодняшний день уже может заказать такси или собрать корзину в Яндекс.Лавке только на основе голосовых команд пользователя (Алиса поможет совершать покупки в Лавке. Яндекс, 2023. URL: https://yandex.ru/company/news/01-28-09-2023 (дата обращения: 06.11.2023)).

Текущие виртуальные помощники также будут совершенствоваться с развитием технологий распознавания речи и лиц, что сделает общение с ними более плавным и нативным. Кроме способности имитировать человеческое общение, виртуальные ассистенты также обретут эмоциональный интеллект. Например, компания Fable уже создает виртуальных персонажей с различными профилями, историями и характерами, с которыми можно общаться через мессенджеры, видео-чаты или по телефону. Разработчик предлагает познакомиться с девушкой-поэтом Шарли, спортсменом Бэком или персонажем Люси из книги “Волки в стенах” Нила Геймана (Fable Studio представила двух первых искусственных людей. Хайтек, 2020. URL: https://hightech.plus/2020/12/21/razrabotan-stabilnii-katod-bez-kobalta-dlya-litii-ionnoi-batarei (дата обращения: 06.11.2023)).

Наконец, стоит сказать о развитии AR/VR-рекламы для поколения Z. Установка интерактивных дисплеев в торговых центрах или на зданиях в мегаполисах, позволяющие разместить рекламу с дополненной реальностью, воспринимаются потребителями позитивно. Однако просмотреть такую рекламу на сегодняшний день можно, только если навести камеру смартфона в определенное место, что, конечно же, сильно ограничивает рекламный охват, так как у людей еще не выработался стойкий паттерн поведения, согласно которому, они рассматривали бы реальный мир через призму камеры все время. Однако, как только AR/VR девайсы, удобные для ежедневного использования, получат массовое распространение, такая реклама станет неотъемлемой частью нашей повседневной жизни.

Таким образом, проанализировав текущие тенденции, можно сделать вывод, что VR и AR, как технологии инновационного маркетинга, уже сейчас оказывают существенное влияние на интеграцию потребителя с брендом, укрепляя имидж последнего, помогают упростить процесс выбора товара и завоевать потребительскую лояльность. В будущем этот инструмент может стать одним из основных в маркетинговой стратегии брендов.

 

Выводы

Рассмотрев потенциал развития таких маркетинговых инструментов, как ИИ и нейросети, нейромаркетинг и AR/VR технологии, можно предположить, что в будущем они станут для маркетологов ключевыми, так как позволяют более эффективно взаимодействовать с потребителями, адаптировать свои продукты и услуги под их потребности и предпочтения, а также создавать уникальные маркетинговые стратегии. А глубокий анализ мотиваций потребителей, гиперперсонализация предложений и иммерсивный опыт будут важным условием успешных рекламных кампаний. Как следствие, для эффективной работы в будущем маркетологам следует уже сегодня приступить к изучению этих инструментов и разработке стратегий их интеграции в свою работу.

Библиографический список:

  1. Леонов, А.В., Пронин, А.Ю. Новая парадигма искусственного интеллекта // Компетентность. 2023. №2. С. 37–46.
  2. Горохов, А. В., Мартынов, В. А., Гаврин, В. А. Искусственный интеллект // Скиф. 2022. №4 (68), С. 159-162.
  3. Льюис, Д. Нейромаркетинг в действии. Как проникнуть в мозг покупателя. М.: МИФ, 2015, 304 с.
  4. Амирханова, Р.М., Тагирова, К.М., Нажмутдинова, С.А. Нейромаркетинг как новая Наука о поведении потребителя // Вестник Академии знаний. 2019. №6 (35). С. 44-47.
  5. Неделько, А. Ю. Возможности и ограничения использования методов нейромаркетинга // Управленческие науки. 2018. №4. С. 77-81.
  6. Бурцева, Д.Я., Луков, М.Ю., Менделеев, Е.А., Петров, Р.В. Нейротехнологии и VR. Принципы совместимости // Вестник НовГУ. 2021. №2 (123). С. 9-12.
  7. Утегенов, Н. Б. Виртуальная и дополненная реальности (VR И AR) // Universum: технические науки. 2022. №7-1 (100). С. 23-26

Маркетинговые инструменты будущего: ИИ и нейросети, нейромаркетинг и AR/VR технологии Read More »

К вопросу государственного регулирования института самозанятости в сфере осуществления образовательного процесса

Введение

Ход времени и, вместе с тем, перемены в политической, социальной и экономической жизни общества диктуют изменения и в сфере трудовой деятельности населения. В последние годы на территории Российской Федерации широкое распространение получило индивидуальное предпринимательство как форма ведения бизнеса, дающая гражданам возможность самореализации, развития полезных навыков, повышения уровня жизни и заработной платы, а также снабжающая государство и субъекты страны востребованными экономико-социальными продуктами. Особое место в рассматриваемом контексте занимает сфера образования, как ключевой элемент экономического благополучия и развития как отдельно взятого региона так и государства в целом, что подтверждается ознаменование 2023 года – Год педагога и наставника (Указ Президента РФ от 27 июля 2022 года № 401«О проведении в Российской Федерации Года педагога и наставника»).

Одним из обсуждаемых направлений реформирования системы образования в России является совершенствование не только нормативно-правового регулирования сферы образования и образовательной деятельности, но и рассмотрение деятельности индивидуальных предпринимателей и самозанятых граждан, связанных с оказанием образовательных услуг населению.

Особое место в сфере малого предпринимательства и самозанятости занимает осуществление частной образовательной деятельности, репетиторства по общеобразовательным предметам, искусству вне специализированных образовательных центров, школ и других образовательных учреждений. Тем не менее, частные педагоги не стремятся официально обозначать государству свою трудовую занятость и обременять себя уплатой налогов в государственную казну.

С зарождением института индивидуального предпринимательства в Российской Федерации наблюдается существенный прогресс по разработке и принятию нормативно-правовых актов, регламентирующих правовой статус предпринимателей. Однако в этой сфере остается еще очень много пробелов и вопросов, как с позиции правового регулирования так и правоприменения. В связи с чем, актуальность исследования обуславливается недостатком информации о правоприменительных нормах к предпринимательскому статусу, в частности к статусу самозанятого, и потребность в глубоком и последовательном изучении этого направления трудовой сферы.

Услугами индивидуальных предпринимателей и самозанятых в процессе своей жизнедеятельности пользуется большое количество людей. Наиболее часто население пользуется услугами частных преподавателей, а значит сфера оказания образовательных услуг несомненно нуждается в четком определении с точки зрения законодательства и налогообложения.

Самозанятость, несмотря на ее распространение в России и востребованность у населения, выгоду от получаемых услуг, зачастую осуществляется в тени правого и налогового поля. Это связано с недопонимаем системы предпринимательства и работы «на себя», отсутствием сформированной и структурированной законодательной базы, малое количество программ государственной поддержки трудового населения.

Подобные страхи и непонимание населения подчеркивают, что необходимо вносить изменения и пояснения в трудовое законодательство, а также вести наблюдение за рынком предоставления услуг (в первую очередь, образовательных) и товаров индивидуальными предпринимателями и самозанятыми гражданами. Также важным являются исследования и оценка социальных и экономических свойств и характеристик функционирования данной трудовой системы и создание условий для более эффективного правового регулирования. В модификации нуждается и способы мотивирования трудового населения к выходу из «теневого» ведения бизнеса и открытию легальных форм труда.

Вышесказанное позволяет указать на факт обусловленности актуальности данного исследования и анализа ряда острых вопросов для экономики и юридической науки.

 

Самозанятость как одна из форм индивидуального предпринимательства при организации образовательного процесса

Исследуя предпринимательскую деятельность в сфере образования, следует выделить и особенно популяризованное веяние последних лет – частное репетиторство, иными словами – оказание частных образовательных услуг. Несомненно, частное преподавание было распространено в нашей стране на протяжении многих веков, без индивидуальных занятий и сегодня едва ли обходится среднестатистический обучающийся школы. Занятия с репетитором помогают не только лучше понять школьную программу, но и получить более высокий уровень знаний по предмету, достойно подготовиться к важному экзамену или занять призовой место в образовательной олимпиаде.

Особенно возросло количество частных преподавателей во время недавних событий, связанных с пандемией COVID-19 — самоизоляция и, как следствие, изменение привычного для многих процесса обучения. Был зафиксирован большой спрос на репетиторские услуги, так как процесс получения образования был прерван переходом на новое, для многих ранее незнакомое и непривычное дистанционное обучение. Вследствие этого обнаружились значительные проблемы, которые сделали процесс получения и передачи знаний недостаточным, неглубоким, вовсе не всеобъемлющим. Проблемы организации дистанционного образовательного процесса повлекли за собой отсутствие знаний по конкретным темам, и даже целым блокам, особенно это касается младших школьников и школьников среднего звена.

Популярным стало также преподавание предметов онлайн, при помощи дистанционных технологий, интерактивных досок, в связи с чем большое количество людей, связанных с образованием, или просто готовых передавать свои знания другим, восприняло это как шанс попробовать себя в новой профессии и работать, не выходя из дома. Частное репетиторство сделало резкий шаг вперёд на рынке услуг. Тем не менее, несмотря на возросшее количество преподавателей, немногие из них сегодня официально оформляют свою деятельность.

Репетиторство, как правило, не всегда приносит хороший доход, особенно на первых порах, многие лишь пробуют себя в этом деле, особенно если речь касается выпускников ВУЗов или школьных учителей на пенсии [6]. Это является определяющим фактором, свидетельствующим о том, что у большинства частных педагогов просто нет необходимости и мотивации регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей, так как налогообложение будет для них довольно высоким, сопоставимо с низким уровнем заработка. Для таких случаев есть отличное решение – регистрация в качестве самозанятого.

В 2017 году в России в качестве эксперимента появилось такое понятие, как самозанятый. Это лицо, которое может не открывать ИП, но при этом оказывать услуги физическим и даже юридическим лицам. Самозанятые люди не имеют работодателя и непосредственного руководителя. Эти люди занимаются профессиональной деятельностью, от неё же и получают доходы. Среди всех видов деятельности самозанятых граждан в области образования как раз есть такое понятие как «репетитор».   Согласно федеральному закону «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход» от 27.11.2018 г. № 422-ФЗ (последняя редакция) образовательная деятельность относится ни к запретам, ни к ограничениям. Это значит, что самозанятый может оказывать такие услуги и платить с доходов от них налог на профессиональный доход [1].

Необходимо отметить, что с 2020 года преподаватель, занимающийся частными репетиторством, имеет право и возможность стать самозанятым, это возможно для:

  • физического лица, имеющего гражданство РФ;
  • физических лиц, для которых частное репетиторство может быть, как основным, так и вспомогательным источником дохода;
  • индивидуальных предпринимателей, не имеющих в подчинении работников, нанятых по договору найма;
  • физических лиц, чей годовой заработок не превышает 2,4 миллионов рублей;
  • иностранцев, обладающим гражданством государства, входящим в ЕАЭС. [13]

Образовательная деятельность, как правило, подразумевает полноценный бизнес с наймом сотрудников. Такого права у самозанятых нет в связи с чем, они занимаются частными уроками, а это относится к репетиторству. Лицензия на такие виды деятельности не нужна.  Если же нужно открыть образовательное учреждение – детский сад, школу, организацию дополнительного образования либо нанимать педагогов, в данном случае без лицензии не обойтись [7]. Правда, такая деятельность уже не подпадает под «самозанятость» без статуса ИП. Образовательную лицензию дают только ИП и организациям [3]. При этом самозанятый может заниматься репетиторством – для этого лицензия не нужна. Самозанятый может стать ИП, чтобы получить лицензию, однако ограничения и запреты, предусмотренные для рассматриваемой категории, останутся в силе. Если самозанятый захочет работать с сотрудниками, то ему придется отказаться от самозанятости и перейти на другой налоговый режим — общий или специальный.

Необходимо отметить, что стартовой площадкой для реализации проекта самозанятости стали несколько российских регионов, а именно Москва и Московская область, Калужская область и Республика Татарстан, позже опыт введения самозанятости переняли Санкт-Петербург и Ленинградская область, также Свердловская и Новосибирская области. В настоящее время, начиная с ноября 2022 года, данный проект действителен на территории всех субъектов Российской Федерации.

Становление и практика внедрения в социально-экономическую сферу проекта самозанятости в каждом субъекте Российской Федерации имеет свои особенности, при этом в целом вектор развития един. Как пример практического внедрения инновационного направления осуществления индивидуальной предпринимательской деятельности можно рассмотреть опыт Липецкой области. С 1 июля 2020 года Законом Липецкой области от 29.05.2020 № 389-ОЗ на территории Липецкой области также был введен «специальный налоговый режим «Налог на профессиональный доход».

Многие восприняли это как введение нового, дополнительного налога на профессиональную деятельность. Но как пояснили в Федеральной Налоговой Службе по Липецкой области, это не является еще одним налогом для граждан, а лишь новый специальный налоговый режим. Перейти на данный режим граждане могут добровольно.

Для регистрации в качестве участника налогового режима налогообложения необходимо [1]:

  • зарегистрироваться как самозанятый гражданин или как индивидуальный предприниматель;
  • заниматься деятельностью, соответствующей требованиями данного налогового режима;
  • осуществлять деятельность в одном из субъектов РФ, включенных в эксперимент.

Чтобы быть официально зарегистрированным в качестве самозанятого, гражданин должен быть зарегистрирован в качестве налогоплательщика в налоговых органах. Это позволяет легально вести бизнес и получать доход от подработок без рисков получить штраф за незаконную предпринимательскую деятельность. Физические лица и индивидуальные предприниматели на новом специальном налоговом режиме (самозанятые), уплачивают с доходов от самостоятельной деятельности только налог по льготной ставке — 4 или 6%.

В процессе обоснования и внедрения рассматриваемого налогового режима было разработано приложение «Мой налог», с помощью которого физические лица могут упрощенным способом зарегистрироваться как самозанятые. Для регистрации в качестве самозанятого необходимо ввести свои личные данные (ФИО, информация о документе, удостоверяющем личность) и самостоятельно вводить суммы, полученные в ходе выполнения работы. Приложение автоматически формирует чеки и направляет информацию в налоговые органы. После регистрации гражданину приходит извещение о налоговой службе о постановке на учет как самозанятый. Также самозанятый имеет право самостоятельно делать отчисления в ФСС и ПФР.

По состоянию на начало 2023 года в Липецкой области самозанятыми являются более 13 тысяч человек, также отмечается, что данный налоговый режим предпочитаем среди граждан, предоставляющих услуги индустрии красоты, у специалистов по ремонту техники и автомобилей, а также частных преподавателей. К сожалению, не представляется возможным узнать количество самозанятых репетиторов, так как налоговые службы не предоставляют данную информацию, но по анализу специализированных сайтов по предложению образовательных услуг, можно примерно подсчитать, что количество легально самозанятых педагогов составляет около 1000 человек.

Контроль за процессом регистрации граждан в качестве самозанятых и налогообложением осуществляется контрольно-надзорными органами по Липецкой области в соответствии с федеральным законом от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Также управление труда и занятости населения Липецкой области осуществляет контроль за добросовестностью и качеством предоставления государственных услуг путем проведения плановых(внеплановых) и выездных (документарных) проверок в рамках исполнения государственной функции по надзору и контролю за обеспечением государственных гарантий содействия занятости населения.

Таким образом, в современной России существую различные способы организации образовательного процесса, которые находятся в рамках закона и имеют правовые основы, одним из них является процесс перехода на самозанятость. Переход на режим самозанятости помогает гражданам предоставлять свои услуги легально, делая взносы в налоговые службы, и особенно это актуально и удобно для самозанятых педагогов, осуществляющих образовательный процесс и ответственно относящиеся к своей профессиональной деятельности [16].

Возможности, риски и проблемы перехода к самозанятости для педагогов

Как было отмечено ранее, самозанятость в сфере образования в настоящее время, а иными словами репетиторство, – одна из наиболее популярных ниш самозанятости. Однако множество людей, дающих частные уроки, не спешат выходить из категории теневого образования, так как существует недоверие к государственным структурам и большое количество вопросов, связанных с правовым статусом самозанятого педагога, системой налогообложения, социальными преимуществами [10].

Опрос общественного мнения среди репетиторов Липецкой области, проведенный в одном из закрытых профессиональных сообществ в социальной сети продемонстрировал, что более 70% опрошенных не работают официально, не оформляют самозанятость и находятся в «тени» системы государственного налогообложения [2]. Это связано с некоторыми аспектами, вызывающими у репетиторов нежелание обозначать свою профессиональную деятельность государству. Но для того, чтобы выявить недостатки системы самозанятости, также стоит выделить и преимущества, отмеченные респондентами.

Во-первых, многие индивидуальные педагоги отмечают, что, оформив самозанятость, начинают чувствовать себя увереннее и защищённее, если речь идет о системе налогообложения. Благодаря регистрации в системе «Мой налог» репетитор может узаконить свою деятельность легко и быстро, не выходя из дома и не предоставляя большое количество документов в специальные инстанции. Особенно удобным отмечают отсутствие сложностей в заполнении деклараций, отчетностей и в подсчёте взносов и налогов, так как это делается автоматически при использовании специального приложения.

При оформлении самозанятости репетиторы официально становятся налогоплательщиками, а значит им не стоит переживать о том, что налоговые органы могут проверить счета и заподозрить их в незаконном получении прибыли. Также, за незаконную деятельность и необлагаемый налогами доход предусмотрены штрафы, а также запреты на продолжение частой образовательной деятельности.

Несомненно, в качестве положительного момента, отмечается и возможность самостоятельно перечислять средства в пенсионный фонд, делать взносы на будущую пенсию и подтверждать трудовой стажа, но данный пункт довольно противоречив и вызывает много сомнений у самозанятых.

Официальная самозанятость репетиторов является для многих подтверждением профессионализма и ответственного отношения к деятельности. [9] Многие считают, что репетитор – это не совсем серьезная профессия, зачастую временная и для молодых людей. Но самозанятый педагог, исправно платя налоги, делая взносы в пенсионный фонд, обозначая видимость своих доходов государству только доказывает, что его деятельность более, чем серьезна. Имея легальный и налогооблагаемый доход, репетитору легче искать новых клиентов, рекламируя себя в социальных сетях или на поисковых агрегаторах, не боясь попасть в поле зрения налоговым службам как нелегальный бизнесмен, таким образом расширяя клиентскую базу и повышая доход, улучшая качество жизни.

Отдельные респонденты отмечают и улучшенное отношение клиентов к репетитору. Многие компании или физические лица предпочитают работать с официально зарегистрированным преподавателем, нежели с тем, кто находится в тени государственного налогообложения. Здесь имеется возможность предоставлять чеки об оплате, для клиента – последующая возможность сделать налоговый вычет за образовательные услуги (но в ситуации, если педагог оформлен как индивидуальный предприниматель), для репетитора – защищенность в суде, при проблемах с оплатой или недобросовестном отношении со стороны клиента.

В ходе данного исследования и проведения опроса общественного мнения среди самозанятых и неофициально трудоустроенных репетиторов видны и существенные недостатки системы самозанятости, количество которых зачастую превышают количество преимуществ, заставляя сомневаться педагогов в официальной регистрации в системе самозанятых. [5]

Во-первых, понятие самозанятость, в целом, является новым для рынка труда в России. Ввиду отсутствия понятных законодательных актов, регулирующих самозанятость и процесс выхода из «теневого преподавательства», у людей отсутствует юридическая грамотность и заинтересованность в обретении нового статуса. Особенно это проблема может затрагивать старшее поколение частных преподавателей, которые давно ведут образовательную деятельность в обход налоговой системы.

Во-вторых, для осуществления репетиторской деятельности не обязательно иметь специальные документы, подтверждающие профильное образование, уровень владения преподаваемым предметом, различные сертификаты и удостоверения о квалификации. Это делает профессию репетитора открытой для всех, кто хотя бы в наименьшей степени владеет информацией. Опасно это явление, скорее, для преподавателей классических школьных дисциплин. На различных агрегаторах по поиску репетиторов можно найти анкеты о предоставлении услуг преподавателей, большая часть из которых не имеют образования, опыта преподавания и иных подтверждений того, что они в полной мере владеют всеми аспектами ведения педагогической и образовательной деятельности. Передача опыта без базовых знаний педагогики, психологии, полного владения предметом является легким способом получения заработка, особенно распространенным среди студентов и даже вчерашних выпускников школ. Низкая стоимость и вероятность того, что на ученике «будут тренироваться» не всегда говорит о профессионализме педагога.

В контексте вопроса о специальных документах, стоит упомянуть и справку об отсутствии судимости. В российской правовой системе не предусмотрено требование к самозанятому осуществляющему образовательные услуги о предоставлении такого документа, несмотря на то, что для осуществления образовательной деятельности по трудовому договору это один из основных документов. Данное обстоятельство вызывает определенные непонимание среди субъектов образовательной деятельности.

Необходимо отметить, что самым очевидным и большим минусом для значительного количества опрошенных является факт того, что для государственных органов самозанятый почти приравнивается по своей сути к безработному. [15] Говоря о проблемах банковской системе, стоит упомянуть, что еще в 2019 году банки почти повсеместно отказывали в предоставлении кредита самозанятым. [4] В период пандемии COVID-19 и в настоящее время, когда возросло количество самозанятых, банки начали менять свою политику по отношению к самозанятым гражданам. Но несмотря на это, банковский кредит возможно получить только под большой процент, так как доход самозанятого часто не является стабильным и прогнозируемым, что делает его нежелательным клиентом. У самозанятого нет возможности получить справку о доходах, информацию о налоговых декларациях, доходы поступают на личную банковскую карту. Одним документом, который может подтвердить постоянный доход – это справка из приложения «Мой налог» или информация из личного кабинета на сайте Федеральной Налоговой службы. Из этого следует, что чеки, которые репетитор выдает клиентам, нужны лишь для видимого успокоения обоих сторон. Отмеченное служит основанием для банковского сектора изменять предложения по банковским продуктам, предлагая самозанятым гражданам потребительные кредиты, ставки по которым доходят до 18% годовых, что также невыгодно для самих самозанятых. Также невозможно получить налоговый вычет с крупных покупок, например, налоговый вычет при покупке квартиры получают только те, кто уплачивает НДФЛ [8], поскольку самозанятые не относятся к этому числу установленных налогоплательщиков.

Не смотря на все вышеизложенное, представляется самым «острым» по проблематичности с правовой точки зрения является договорная основа оказания образовательных услуг самозанятыми. Большое количество репетиторов указывают на то, что официальный и грамотно составленный договор между ними и клиентом сможет решить большое количество проблем, возникающих в процессе обучения, то есть предоставления образовательных и консультативных услуг. Запросы от клиентов на получение высоких результатов при обучении, особенно если это касается олимпиад, серьезных экзаменов, зачастую не зависят от самозанятых репетиторов, они никак юридически не обусловлены. Также самозанятые не застрахованы от потери дохода в случае отмены занятий, неоплаты в срок, таким образом они не могут прогнозировать свой доход и быть надежным клиентом, например, для банковской системы, что влечет за собой формирование «замкнутого круга».

Таким образом, можно сделать вывод, что самозанятые педагоги сталкиваются с рядом проблем и трудностей, связанных с неполным пониманием системы самозанятости, подвергая себя, свою репутацию и свой заработок риску. Наличие официального, общепринятого для всех самозанятых репетиторов договора, а также более понятного донесения информации о преимуществах самозанятости для граждан решило бы значительное число проблем, а также стимулировало тех педагогов, которые ведут деятельность в «тени», перейти в статус самозанятых.

Предложения по совершенствованию системы самозанятости для физических лиц, осуществляющих частную образовательную деятельность

Как было отмечено ранее на основе опросов общественного мнения, преимущества программы самозанятости не так очевидны для трудового населения, предоставляющего образовательные услуги. Более того, статус самозанятого для репетитора носит, в целом, мнимый характер, так как положительных изменений и социальных гарантий от официальной регистрации не становится особенно больше. В целом, это лишь выгода для системы налогообложения, так как от официально зарегистрированных педагогов приходит минимальный процент налогов, но при этом для них отсутствуют привычные для обычных трудящихся налоговые вычеты в пенсионные и социальные инстанции. Но для государства это все же лучше, чем отсутствие какой-либо уплаты от «теневых» репетиторов. Предлагается рассмотреть комплекс мер, который поможет сделать официальную трудовую занятость более понятной и желаемой для частных педагогов.

Во-первых, есть необходимость проведения правового ликбеза среди работающего населения и предоставления подробного информационного обеспечения. Предлагается модифицировать приложение «Мой Налог», добавив в него информацию об обязательных требованиях к самозанятым педагогам, о размерах налоговых отчислений, о социальных и пенсионных гарантиях, а также разработав калькулятор будущей пенсии на основе добровольных отчислений в Пенсионный фонд. Также важным является добавление информационного документа с последними изменениями законодательства по отношению к самозанятым для удобного отслеживания изменений, вступающих в силу. Это поможет мотивировать «теневых» педагогов регистрироваться официально, так как не будет необходимости в самостоятельном сборе во многих случаях недостоверной информации.

Многие самозанятые уплачивают налог на профессиональных доход без оплаты отчислений в фонды социального страхования, так как данные отчисления не являются обязательными и лишь рекомендуются трудящимся. Но недостаточность или полное отсутствие отчислений ведет к отсутствию трудового стажа и пенсионных накоплений, об этих негативных последствиях крайне редко задумываются «здесь и сейчас», особенно если речь идет о молодых специалистах. Для устранения финансовой незащищенности самозанятых во время болезней и выхода на пенсию, а также в иных ситуациях временной нетрудоспособности, предлагается определить обязательный минимальный для всех зарегистрированных частных преподавателей уровень ежемесячных отчислений в организации социального страхования. Представляется, что это повысит мотивацию к официальному заявлению о своей трудовой деятельности, так как граждане смогут рассчитывать на социальные выплаты в трудный период.  Со стороны страховых организаций также предлагается ввести минимальные пособия по нетрудоспособности в зависимости от размера отчислений, сделанных и зарегистрированных в налоговой системе самозанятым.

Наличие справки об отсутствии судимости должно стать обязательным требованием для самозанятых педагогов, особенно работающих с детьми и подростками, при регистрации в программе самозанятых. Также это станет преимуществом для репетитора при размещении анкет на специальных педагогических сайтах предложения услуг, так как информация об отсутствии криминального прошлого будет видна клиентам при выборе педагога. Системы и сайты по поиску частного педагога будут сотрудничать с приложением «Мой налог» и автоматически добавлять информацию о легальной регистрации педагога. Возможность создания выписки о доходах и налоговых отчислениях, которая будет считаться весомым и официальным трудовым документом, подтверждённым государством, также рассматривается как одна из новых возможностей для модификации приложения.

Ссылаясь на вышеназванное предложение о возможности создания официальной выписки, также стоит внести изменения в отношения банковской системы к самозанятым и иным образом высчитывать процент для выдачи кредита или ипотеки, основываясь на данных о налоговых отчислениях и доходе, который полностью регистрируется самозанятым в системе. Так, банки, имея полную информацию о финансовом положении самозанятого и видя добросовестное отношение к уплате налогов и возможность оплачивать кредит или иные заемные средства, будут охотнее сотрудничать с самозанятыми педагогами.

Думается, что важную роль для самозанятых репетиторов сыграет разработанный  утвержденный профильным министерством типовой договор, заключаемый между клиентом и педагогом, который будет иметь юридическую силу, основываясь на легальном предоставлении образовательных услуг и беря во внимание финансовую отчётность, ежемесячно предоставляемую репетитором. Подобный договор станет необходимым при разрешении судебных споров, ситуативно возникающих в ходе образовательного процесса и оказания образовательных услуг, обезопасив тем самым и клиента, и репетитора в ситуации возникновения разногласий и причинения морального или физического вреда.

Таким образом утверждается, что систему самозанятости для частных педагогов возможно усовершенствовать, сделав процесс перехода от теневой трудовой деятельности к официальной более четким и понятным, с указанием положительных особенностей. Основываясь на вышесказанном, представляется, что процесс оказания образовательных услуг при использовании представленных рекомендаций для самозанятых может стать более прозрачным не только для репетиторов и их клиентов, но и для государства в целом.

 

Заключение

На основе проведенного исследования можно утверждать, что предпринимательская деятельность сфере образования является одним из наиболее актуальных направлений развития предпринимательской деятельности в целом. Оценка эффективности предпринимательской деятельности в сфере образования не должна сводится к представлению ее как одного из способов дополнительного финансирования, так как предоставление образовательных услуг частными предприятиями способствует не только улучшению экономической ситуации в регионе, но также повышению качества знаний у граждан, пользующихся этими услугами.

В современной России регламентировано и успешно реализуются различные способы организации образовательного процесса, находящийся в рамках закона и имеющий правовую основу. Одним из них является процесс перехода к индивидуальному предпринимательству и самозанятости. Переход на режим самозанятости поможет гражданам легально оказывать свои услуги за счет отчислений в налоговые органы. Это особенно актуально и полезно для самозанятых педагогов, которые управляют образовательным процессом и несут ответственность за свою деятельность.

В системе правового регулирования образовательных процессов недостаточно четких рекомендаций и требований к самозанятым и предпринимателям в сфере образовательных услуг, частные педагоги ведут деятельность, оставаясь «в тени», не доверяют государственной политике и не видят четкой поддержки от государства. В связи с этим, для популяризации института самозанятости и предпринимательства необходимо проводить ликбез населения, модифицировать систему налогообложения, расширять спектр социальных гарантий, регламентировать документы (договоры) для частных преподавателей, имеющие юридическую силу.

Библиографический список:

  1. О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима «Налог на профессиональный доход»: федеральный закон Российской Федерации от 27 ноября 2018 г. № 422-ФЗ (в ред. от 21.11.2022 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2018. № 49 (часть 1). Ст. 7494.
  2. Грабова, О.Н. Проблемы выхода «из тени» самозанятых лиц в России: риски и пути их преодоления // Журнал Экономика и Управление. 2018. № 1. С. 108–118.
  3. Гулова, А.В. К вопросу о правовом статусе самозанятого в Российской Федерации // Эпомен. 2018. № 22. С. 90–94.
  4. Кредит для самозанятых: как оформить и получить [Электронный ресурс] // Бизнес.ру. — URL: https://www.business.ru/article/3853-kredit-dlya-samozanyatyh
  5. Кротова, М.А. Правовые проблемы, возникающие при налогообложении налогом на профессиональный доход и пути их совершенствования // Вестник евразийской науки. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pravovye-problemy-voznikayuschie-pri-nalogooblozhenii-nalogom-na-professionalnyy-dohod-i-puti-ih- sovershenstvovaniya
  6. Макеев, П.А. Репетиторство в России: нельзя увидеть, но можно услышать // ЖССА. 2020. № 3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/repetitorstvo-v-rossii-nelzya-uvidet-no-mozhno-uslyshat
  7. Мартинсон, Д.Ю. Правовое регулирование предпринимательской деятельности без образования юридического лица в Российской Федерации: дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук: 12.00.03. М., 2015. 179 с.
  8. Налоговый вычет для самозанятых в 2022 [Электронный ресурс] // Самозанятые.рф. — URL: https://самозанятые.рф/kb/bonus/nalogovyj-vychet-dlya-samozanyatyh
  9. Нестеренко, Ю.Н. Самозанятость в России: состояние и потенциал развития // Журнал народонаселение. 2019. №4. С.78– 89.
  10. Покида, А.Н., Зыбуновская, Н.В. Регулирование деятельности самозанятых граждан // Вопросы государственного и муниципального управления. 2020. №1.
  11. Поличка, Н.П., Федорова, Е.А. Развитие самозанятости в регионах: задачи для системы образования // Crede Experto: транспорт, общество, образование, язык. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/razvitie-samozanyatosti-v-regionah-zadachi-dlya-sistemy-obrazovaniya
  12. Полякова, В. В., Сумбатян, С. Л., Басалаев, В. А. Финансовые аспекты становления института самозанятости // Вестник ГУУ. 2020. №1.
  13. Репетиторство и налоги: что должен знать учитель [Электронный ресурс]. / URL: https://cokpat.com/repetitorstvo_nalogi
  14. Сенченков, Н.П., Суворова, Г.В. Правовое регулирование репетиторской деятельности в образовательной сфере // ЧиО. 2021. №2 (67).
  15. Тонких, Н.В., Бабинцева, А.В. Исследование самозанятости населения в Российской Федерации: общие и частные проблемы // Вестник ОмГУ. Серия: Экономика. 2020. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/issledovanie-samozanyatosti-naseleniya-v-rossiyskoy-federatsii-obschie-i-chastnye-problemy
  16. Шапсугова, М.Д. Правовое положение индивидуальных предпринимателей по законодательству Российской Федерации: автореферат дис. на соиск. учен. степ. канд. юрид. наук: 12.00.03. — М., 2015. 34 с.

К вопросу государственного регулирования института самозанятости в сфере осуществления образовательного процесса Read More »

Выбор оптимального решения при управлении рисками на промышленных объектах

Введение

В самой природе риска заложена неизбежность его реализации. Вопрос лишь места и времени, когда и где это произойдет и размер нанесенного ущерба.

Следовательно, необходимо быть готовым к реализации риска и основная цель в управлении рисками — это минимизация ущерба от реализации риска.

Существует достаточно много методов и способов управления рисками с целью их предупреждения и/или снижения негативных последствий от их реализации. При выборе определенного способа и метода необходимо придерживаться принципа оптимального решения.

 

Выбор оптимального решения при управлении рисками на промышленных объектах

Процесс управления рисками на промышленных объектах находится в постоянной эволюции от исполнения безусловных требований по обеспечению промышленной безопасности до внедрения высокотехнологичных систем (рисунок 1).

 

Эволюция процесса управления рисками на промышленном объекте

Рис.1 Эволюция процесса управления рисками на промышленном объекте

 

Ситуация с управлением риском на первом этапе упрощается в связи с тем, что существуют технические нормативы по безопасности различных машин и устройств, соблюдение которых обязательно для промышленных предприятий.

Поэтому относительно несложно определить перечень мероприятий по снижению риска, которые необходимо осуществить в первую очередь.

На определенном уровне развития на предприятиях внедряется системный риск-менеджмент. Принимаются политики и внутренние регламенты по управлению рисками. Дополнительно на предприятиях для промышленных объектов вводятся внутренние нормативы. Определяются критические с точки зрения надежности узлы и механизмы, пожаро и взрывоопасные материалы, и принимаются меры по повышению безопасности установки. Также устанавливаются различные системы контроля за развитием опасных процессов, датчики задымления, температуры и т.д. Разрабатывается план мероприятий по эвакуации персонала в случае аварии, проводится обучение работников правилам поведения в таких ситуациях.

Однако затем неизбежно встает вопрос о способах дальнейшего понижения уровня риска. И в этом случае проведение дополнительных предупредительных мероприятий уже не кажется очевидным, поскольку все они связаны с определенными затратами.

Снижение риска требует внедрения безопасных технологий и материалов, обновления технического парка, улучшения систем контроля и предупреждения и чем сложнее технологические решения, тем выше затраты.

Известно, что, начиная с определенного уровня, затраты на прямое снижение риска при помощи организационно-технических мер растут непропорционально быстрее, чем снижается сам риск. И в стремлении достигнуть 100 % надежности затраты также устремляются в бесконечность. Иначе говоря стопроцентной надежности нет и наступает порог бессмысленных затрат.

 

100% надежности нет - затраты стремятся к бесконечности

Рис.2 100% надежности нет — затраты стремятся к бесконечности

 

Следовательно, неизбежно стоит выбор дополнительных способов управления риском.

Существует 2 способа управления рисками — самофинансирование риска и страхование.

Выбор соотношения между этими способами есть управленческое решение и решение должно быть оптимальным.

Оптимальное управленческое решение — это баланс между возможностью эффективно управлять рисками, оставленными на собственном удержании, и стоимостью размещения рисков в страхование.

 

Оптимальное управленческое решение

Рис. 3 Оптимальное управленческое решение

 

В настоящее время страховой рынок находится в жесткой стадии, что характеризуется:

  • резким повышением стоимости страхования рисков;
  • отказ страховщиков брать в страховое покрытие риски нижнего уровня, где высока частота событий.

Резкое повышение стоимости размещения риска в страхование оказывает существенное влияние на уровень собственного удержания риска.

Следовательно ключевой вопрос Управленческого решениядопустимый уровень собственного удержания риска и эффективное им управление.

 

Как эффективно управлять остаточным риском?

Для промышленных объектов нефтегазовой отрасли наиболее крупные убытки происходят из-за реализации риска пожар, сопровождающейся взрывом.

Это обусловлено следующими факторами:

  • наличие разветвлённой системы трубопроводов подверженных повышенной коррозии;
  • сосредоточением на производственных площадках технологических установок, представляющих сосуды наполненные пожаро/взрывоопасной фракцией находящийся под высоким давлением;
  • наличие высокотемпературного технологического оборудования (печей), являющихся источниками воспламенения.
  • и т.п.

Как правило риск крупной аварии, с большими материальным ущербом, реализуется из-за на первый взгляд не существенных риск-факторов, которые последовательно с нарастающим эффектом как снежный ком приводят к катастрофе.

Следовательно, для эффективного управления рисками крайне важно понимать взаимодействие риск-факторов.

Выявление рисков и риск-факторов для качества и их оценка сами по себе не приносят результата. Результатом эффективного управления рисками является выбор и реализация оптимальной стратегии контроля за связанными риск-факторами с оптимальным планированием расходов на мероприятия по их предупреждению с учетом пресечения их взаимодействия.

Внедрение процесса выявления, контроля и управления риск-факторами в повседневную жизнь предприятия за частую не требует больших инвестиций и не подразумевает внедрения каких-то сложных систем и моделей.

Ниже приведен классический пример крупной аварии на нефтеперерабатывающем заводе, приведшей к человеческим жертвам и многомиллиардным убыткам, которую можно было бы пресечь при обеспечении контрольных мер по противодействию развития риск-факторов.

К реализации риска (пожар и взрыв) привело взаимодействие трех риск-факторов.

1 риск-фактор

Неисправность системы контроля за уровнем наполнения колоны (уровнемера) привело к переполнению колоны продуктом углеводородов и созданию избыточного давления.

2 риск-фактор

Избыточное давление в колоне передалось в систему трубопроводов в результате чего произошла разгерметизация трубопровода в месте повышенного коррозийного износа стенки трубопровода с сифонным выбросом продукта (легкой фракции углеводородов),

3 риск-фактор

В результате сифонного выброса произошло образование газовоздушного облака и из-за неисправности системы паровой завесы газовоздушное облако беспрепятственно достигло печи, что привело к возгоранию и объемному взрыву.

 

Взаимодействие риск-факторов, приведшее к реализации риска (пожар и взрыв) крупной аварии

Рис.4 Взаимодействие риск-факторов, приведшее к реализации риска (пожар и взрыв) крупной аварии

 

Заключение

  1. Оптимальное решение — баланс между возможностью эффективно управлять рисками, оставленными на собственном удержании и стоимостью размещения рисков в страхование.
  2. Основа эффективного управления рисками — понимание взаимодействия риск-факторов с пресечением эффекта «домино» и приоритезация контрольных мер с оптимальным планированием расходов.

Библиографический список:

  1. Каламанова, Е.Н., Проданова, Н.А. Основополагающие подходы к составлению риск-ориентированного плана // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №3 (96). Номер статьи: 9602. Дата публикации: 07.09.2021. Режим доступа: https://sovman.ru/article/9602/
  2. Каранина, Е.В., Гусейнзаде, Р.Н. Характеристика параметров оценки рисков экономической безопасности предприятий региона // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №2 (95). Номер статьи: 9503. Дата публикации: 06.05.2021. Режим доступа: https://sovman.ru/article/9503/
  3. Одинокова, Т.Д., Скороходова, Л.А. Суверенные финансовые риски: понятие и методы управления // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (104). Номер статьи: 10420. Дата публикации: 14.12.2023. Режим доступа: https://sovman.ru/article/10420/

Выбор оптимального решения при управлении рисками на промышленных объектах Read More »

Цифровизация системы внутреннего контроля как фактор обеспечения финансовой безопасности организации

Введение

Современная эпоха экономических преобразований основана на оцифровке, охватывающей все сферы человеческой деятельности. Процесс цифрового преобразования характеризуется очень сложным процессами. На них влияет множество различных факторов, но наиболее важным из них является то, что они «должны уметь своевременно выявлять и измерять, чтобы принимать соответствующие стратегические решения.

Телекоммуникационная отрасль – одна из основных отраслей, на которых основана экономика развитых стран. В отрасли уделяется приоритетное внимание инновациям и внедрению передовых технологий, разработке новых конкурентоспособных продуктов. Значение экономических инноваций в борьбе за конкурентные позиции в отрасли постоянно возрастает, и в этих процессах активно используются цифровые технологии. Цифровые инновации приводят к появлению новых технологий, организационных моделей и промышленного сотрудничества. Основой цифровой трансформации являются компьютерные технологии и цифровые измерительные приборы, которые позволяют нам осуществлять крупномасштабные промышленные инновации и развитие экономике страны. Во многих регионах страны цифровизация характеризует новую эру индустриализации, связанную с развитием новых цифровых технологий [1].

На нынешнем этапе развития цифровой экономики в социальных и производственных отношениях люди вовлечены в процесс внедрения инновационных технологий в различные сферы жизни современной цивилизации. Современность заставляет нас все больше и больше ориентироваться на новейшие достижения в области цифровых технологий, чтобы активно применять их к окружающим нас реалиям.

Современное общество на данный момент имеет свободный доступ к искусственному интеллекту, робототехнике, 3D-печати и нанотехнологиям. Широко используются квантовые компьютеры и нейронные сети. Все это влияет как на общую жизнь всех людей, так и на индивидуальную сферу, будь то экономическая или социальная. Современные организации также должны идти в ногу с общими тенденциями развития в области внедрения технологий оцифровки в области системы внутреннего контроля и  управления рисками на предприятии.  Фактически, мы находимся на пороге новой эры цифрового человеческого развития в обществе, пережив глобальную технологическую революцию, основанную на широком внедрении робототехники, высокоскоростного Интернета и искусственного интеллекта в повседневную жизнь общества. Наступает новая эра формирования современных бизнес-моделей. Такая цифровая революция является неизбежным переходом к новым экономическим и социальным стандартам.

Такая технологическая информационная революция заложит основу для создания беспрецедентно новой экономической жизни в стране и за рубежом и повысит конкурентоспособность отечественных товаров и технологий на мировом рынке. Это именно основа процесса оцифровки в современных учреждениях и компаниях в области управления рисками, внутреннего контроля и внутреннего аудита [2].

Система внутреннего контроля (далее-СВК) была создана для обеспечения финансовой безопасности организации и повышения качества ее бизнес-процессов.

Известно, что СВК внутри организации в первую очередь связана с финансовыми рисками для обеспечения финансовой безопасности, возникающими при их выявлении при анализе бухгалтерского учета (финансовой отчетности), проверке их надежности и расчете показателей, которые характеризуют, насколько бизнес является защищённым с финансовой точки зрения. Чтобы деятельность, которая проводится в сфере контроля, начала характеризоваться максимальным уровнем эффективности, должна быть сформирована соответствующая система (причём данная система должна представлять собой компонент общей управленческой системы, созданной на предприятии). Результаты, получаемые при проведении контроля, должны быть оцифрованы, поскольку без этого не будет создано возможностей для дальнейшего совершенствования функционирования предприятия [3].

Деятельность, которая инициируется для того, чтобы создавать СВК, может привести к появлению больших количеством проблем у предприятия. В 2019 году исследование, проведённое аудиторской компанией KPMG, позволило прийти к следующему выводу: большая часть российского бизнеса, провозгласившего курс на цифровую трансформацию, не имеет возможности реализовать данный курс, поскольку не разработаны и не введены в действие комплексные программы в сфере цифровизации. Вся цифровая трансформация в данных предприятиях, согласно мнению аналитиков KPMG, представляет собой создание отдельных цифровых решений, которые отделены друг от друга, не являются согласованными. И сегодня не существует возможности для того, чтобы российский бизнес действительно мог воплотить в жизнь программы цифровой трансформации, поскольку не подготовлено достаточное количество квалифицированных специалистов для этого [4].

Цель проведённой работы заключается в том, чтобы изучить цифровизацию СВК в коммерческом предприятии, вынужденном функционировать в условиях, предопределяемых рыночной экономикой и геополитической обстановкой в мире.

 

Материалы и методы

Научная новизна проведённого исследования обосновывается тем, что в нём представлены конкретные мероприятия, позволяющие улучшить степень цифровизации на коммерческом предприятии (с описанием конкретных технологий, используемых в данной сфере). Основными методами исследования явились системный подход, факторный анализ.

Гипотеза исследования: благодаря проведению мероприятий, связанных с цифровой трансформацией СВК, созданной в коммерческом предприятии, удастся избавиться от негативных последствий, возникающих в связи с человеческим фактором.

 

Результаты исследования

 

Исторические аспекты цифровизации

Прежде чем перейти непосредственно к теме исследования, необходимо сказать несколько слов о начале цифровой эры. Чтобы лучше понять концепцию оцифровки, важно сначала рассмотреть опыт промышленной революции. Развитие до «Индустрии 4.0″демонстрирует его влияние на все сферы человеческой жизни.

Первый этап хронологической истории развития, предшествовавший индустрии 4.0, была первая промышленная революция, начавшаяся с использования энергии пара в двигателях в конце XVIII века. На рубеже веков процесс массового производства с использованием электроэнергии в сочетании с ременной системой был омрачен второй промышленной революцией. В 1970-х годах произошла третья промышленная революция с использованием автоматизации, электроники и информационных технологий. Достижения, связанные с анализом данных с помощью датчиков и передачей данных в цифровую форму с использованием информационных технологий, реализуются в процесс анализа больших данных, который считается четвертой промышленной революцией.

Цифровая экономика представляет собой такое понятие, которое имеет собирательный характер. Фактически цифровая экономика начала своё существование после того, как возникла Индустрия 4.0. Она, в свою очередь, была продемонстрирована в ходе проведения такого мероприятия, как Ганноверская ярмарка (оно состоялось в начале 2010-х годов). Индустрия 4.0 предложила пользователям самые разнообразные новые технологии и концепции, среди которых выделяется, например, такая, как «Интернет вещей» (или же Internet of Things). Благодаря внедрению данной концепции, а также благодаря использованию новейших современных технологий, впервые представленных в ходе состоявшейся в 2011 году Ганноверской ярмарки, возможно делать производственные процессы, имеющиеся на самых разнообразных предприятиях, более эффективными, в большей степени соответствующими конечной цели.

Таким образом, можем сказать о том, что «Индустрия 4.0» представляет собой своеобразную базу, необходимую для дальнейшего распространения цифровой экономики. Само создание «Индустрии 4.0» предопределяет, что каждый процесс, который существует на предприятии, должен быть, во-первых, оцифрован, во-вторых, интегрирован в общую систему, где уже находятся все остальные процессы, запущенные бизнесом (причём немаловажным является то, что такая система имеет интеллектуальный характер). Чтобы предприятие смогло успешно инициировать цифровую трансформацию, оно должно обеспечить запуск соответствующей цифровой платформы. Цифровая платформа, в свою очередь, представляет собой совокупность, интегрирующую в себе инструменты, модели, а также данные. Благодаря цифровой платформе те субъекты, которые имеются на предприятии и несут ответственность за выполнение определённых задач, смогут взаимодействовать между собой (что потенциально увеличивает эффективность работы каждого из них) [5].

Цифровая экономика сегодня – это система, которая образовалась благодаря тому, что самые новые технологии активно разрабатываются, а также внедряются в повседневную деятельность человека. Среди данных технологий мы считаем необходимым выделить, например, такие, как облачные вычисления, дополненную реальность, а также искусственный интеллект.

Несколько лет назад специалистами ИСИЭЗ НИУ ВШЭ был создан Индекс, в соответствии с которым каждая экономическая, а также социальная отрасль в Российской Федерации могут оцениваться на предмет того, насколько качественно и тщательно в них проведена цифровизация (далее по тексту работы – Индекс). Как следует из проведённого исследования, в течение 2021 года Индекс продемонстрировал положительную динамику, поскольку он возрос в сравнении с результатом, зафиксированным в 2021 году, на 0,4 пункта (его итоговое значение было равным 1,57 пункта). Значительный вклад в рост численного значения Индекса внесли несколько субиндексов, находящихся в его составе. В частности, это такие субиндексы, которые характеризовали уровень цифровизации процессов, имеющихся в российских бизнес-предприятиях, а также уровень кибербезопасности, достигнутый в отечественной экономике (как продемонстрировано на рисунке 1).

 

Индекс цифровизации отраслей экономики РФ

Рисунок 1. Индекс цифровизации отраслей экономики РФ*

*На основании данных Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Индекс цифровизации отраслей экономики и социальной сферы. Режим доступа: https://issek.hse.ru/news/783750202.html. Дата обращения (15.12.2023)

 

Как следует из информации, приведённой на рисунке 1, значение такого субиндекса, что отражает уровень эксплуатации цифровых технологий отечественным бизнесом, по итогам 2021 года было увеличено до 3,35 пункта (тогда как по итогам предшествующего временного отрезка его величина была равной 3,18 пункта). Данный результат обусловлен, в частности, тем, что в 2021 году удалось довести до двадцати семи процентов долю отечественных предприятий, регулярно применяющих в своей деятельности облачные решения. Практически такой же показатель достигнут и по числу предприятий, применяющих в своей деятельности технологии из сферы Big Data (таких сегодня в Российской Федерации имеется двадцать пять процентов от их общего количества).

Положительной динамикой по итогам 2021 года характеризовался также и субиндекс, который даёт данные об уровне цифровизации процессов, запускаемых на бизнес-предприятиях. Свой вклад в это внесли технологии из сферы электронной торговли. Так, ещё на момент начала 2020 года только четырнадцать процентов всех отечественных предприятий применяли онлайн-возможности, чтобы реализовывать собственные товары. По итогам 2021 года доля данных предприятий возросла более чем на два процента [6].

Кибербезопасность в нынешних условиях является одним из тех направлений деятельности, на которое руководители крупного, среднего, а также малого бизнеса выделяют значительное количество ресурсов. Во многом благодаря этому значение субиндекса «Безопасность» превысило отметку в 5 баллов по итогам 2021 года, закрепившись на уровне в 5,02. Самыми распространёнными инструментами для совершенствования уровня кибербезопасности в современных отечественных предприятиях являются такие, как средства электронной подписи, а также средства аутентификации. Кроме того, некоторые компании (около сорока шести процентов от общего количества) применяют также и брандмауэры.

 

Организация СВК по Концепция COSO “Внутренний контроль» и Модель трех линий защиты

Любой бизнес стремится к тому, чтобы все цели, имеющиеся у его создателей, были реализованы в соответствии с поставленными сроками. Однако далеко не всегда это становится возможным, поскольку всегда, когда компания функционирует, она вынуждена сталкиваться с разнообразными негативными факторами (потенциально способными привести к тому, что предприятие не справится с поставленными перед ним задачами). Каждый такой негативный фактор потенциально способствует реализации рисков для предприятия. В связи с этим бизнес должен на постоянной основе проводить работу в сфере управления рисками. Данная работа предполагает, в частности, идентификацию рисков, их ранжирование, а также их обработку. Вовлекается в данную деятельность активно в том числе и система внутреннего контроля на предприятии.

Чаще всего отечественный телекоммуникационный бизнес, создающий систему менеджмента рисков, использует в качестве основы для неё Концепцию COSO. Авторы данной концепции характеризуют, во-первых, составляющие, наличие которых должно быть обеспечено предприятием, планирующем вести комплексную деятельность в сфере менеджмента рисков; во-вторых, описывают факторы и принципы, воздействующие на предприятие в то время, когда оно занимается идентификацией, ранжированием, а также структурированием и обработкой собственных рисков. Одна из моделей, которая имеет высокую степень распространения среди отечественных телекоммуникационных предприятий, стремящихся к минимизации собственных рисков – это Модель защитных линий. Данная модель характеризует, как именно следует распределять конкретные ресурсы, полномочия, а также ответственность в сфере менеджмента рисков. Иными словами, суть модели заключается в том, что она предоставляет возможность оптимально распределить обязанность и роли, присутствующие у конкретных подразделений, конкретных должностных лиц, привлекаемых к деятельности, инициируемой и проводимой с целью противодействия рискам.

Модель защитных линий предполагает формирование трёх защитных линий, которые действуют внутри предприятия. Те, кто относится к каждой из данных линий, имеют контроль, во-первых, со стороны своего собственного руководства, во-вторых, со стороны высшего органа управления предприятием. Обязанности, которые имеются у лиц, относящихся к первой защитной линии, заключаются в том, чтобы осуществлять менеджмент рисков (а также в том, чтобы всегда владеть актуальной информацией о всех тех рисках, что присутствуют у бизнеса в данный момент времени). Обязанности, которые имеются у лиц, относящихся ко второй защитной линии, заключаются в том, чтобы на постоянной основе обеспечивать мониторинг рисков (а также в том, чтобы предоставлять информацию, полученную по итогам мониторинга, в распоряжение уполномоченного руководства). Обязанности, которые имеются у лиц, относящихся к третьей защитной линии, заключаются в том, чтобы гарантировать устойчивость функционирования системы риск-менеджмента на предприятии. Именно данные лица занимаются внутренними проверками в отношении системы риск-менеджмента (иными словами, подвергают её внутреннему аудиту).

Важность каждой из трёх защитных линий из числа тех, что были описаны выше, является исключительно высокой. Все они должны функционировать максимально эффективным образом, поскольку только в этом случае предприятие сможет успешно и эффективно справляться с присутствующими у него рисками. Абсолютно все сотрудники предприятия (в том числе и те, что не вовлечены напрямую в функционирование системы риск-менеджмента), могут и должны проводить деятельность, направленную на сокращение рисков, присутствующих у предприятия. В том случае, если каждая из рассмотренных выше защитных линий будет располагаться в том месте, где она должна находиться, а также в случае, если функционирование каждой из данных линий станет характеризоваться максимально возможным уровнем эффективности, то предприятие сможет успешно справляться даже с существенными рисками, появление которых предвидеть по тем или иным причинам затруднительно [7].

Все вышеперечисленные процессы напрямую связаны с поведением конкретного сотрудника, поэтому при создании СВК — организациям следует избегать основных факторов риска (человеческих факторов).

Чтобы система риск-менеджмента, формируемая на предприятии, справлялась с поставленными пред ней задачами максимально эффективно, она должна своевременно выявлять факты ошибок, а также искажений в документации, фиксирующей результаты хозяйственной деятельности, проведённой бизнесом.

Использование цифровых технологий в деятельности коммерческих организаций позволяет избежать этих факторов риска (включая устранение или минимизацию человеческих факторов). Человеческий фактор раскрывает суть основной проблемы всех СВК. Сюда входят все пагубные последствия человеческого фактора (например, простая небрежность и небрежность в результате, преднамеренное мошенничество) может привести коммерческие организации к банкротству. Скорость изменений означает, что мы должны предвидеть, планировать и реагировать так, как многие могли бы себе представить еще несколько лет назад. Служба внутреннего контроля не является исключением. Однако для этого нам также необходимы талантливые специалисты и цифровые технологии.

Благодаря распространению цифровизации, а также появлению таких цифровых технологий, которые ранее никогда не существовали, бизнес-процессы могут качественно и быстро меняться, трансформироваться.

Согласно мнению И. Пережогина, которое поддерживается Ф. Растегаевой, трансформацию СВК, ранее созданной на коммерческом предприятии, следует проводить в соответствии с определённой последовательностью. Данная последовательность охарактеризована нами ниже и состоит из нескольких стадий. В ходе первой стадии создаются отдельные информационные каналы, благодаря использованию которых разные подразделения, находящиеся в составе предприятия, могут обмениваться данными между собой в автоматическом режиме. Когда запускается вторая стадия, то это означает, что деятельность в сфере внутреннего анализа, проводимая в стенах предприятия, начинает подвергаться цифровизации. На протяжении третьей стадии создаётся и внедряется система цифрового внутреннего аудита. Четвёртая стадия приводит к тому, что все отдельные системы контроля, ранее сформированные на предприятии, интегрируются в один общий программный продукт. Наконец, после окончания пятой стадии весь бизнес оказывается комплексно защищён от различных угроз.

Далее все описанные нами выше стадии трансформации СВК в компании будут разобраны более детальным образом [8,9].

 

Создание отдельных информационных каналов, благодаря использованию которых разные подразделения, находящиеся в составе предприятия, могут обмениваться данными между собой в автоматическом режиме

Сегодня отрасль связи является принципиально важной для экономики. Она относится к категории обеспечивающих, поскольку она создаёт условия, при которых иные компании, бизнесы, предприятия, учреждения могут оперативно обмениваться информацией друг с другом, применяя для этого те ресурсы и те технологии, что находятся в их распоряжении.

Количество цифровых сервисов, которые разрабатываются и внедряются как в деятельность компаний (учреждений), так и в жизнь отдельных членов обществе, постоянно увеличивается. Всё это приводит к тому, что и инфраструктура связи должна постоянно совершенствоваться, чтобы, как и раньше, удовлетворять всем тем запросам, что присутствуют у её потребителей.

Россия представляет собой такое государство, которое находится на лидирующих позициях во всём мире по темпам внедрения телекоммуникационных, информационных технологий новейшего образца.

Согласно имеющимся исследованиям, в течение десятилетия, начавшегося в 2012 году и завершившегося в 2022 году, количество Интернет-трафика, передаваемого по территории РФ, возросло более чем одиннадцатикратно. В конце 2022 года услугами фиксированного ШПД только в России пользовалось более тридцати пяти миллионов абонентов, причём по итогам каждого количества количество клиентов, подключённых к сети, продолжает возрастать (в среднем на два-три процента). Если же говорить о числе лиц, пользующихся мобильной связью, то оно является равным 256 млн абонентов. Иногда потребители обращаются также и к использованию спутниковой связи, которая представляет собой эффективный инструмент для того, чтобы избавиться от т.н. «цифрового неравенства». Сегодня спутниковая связь обеспечивает Интернетом более трёх тысяч населённых пунктов, находящихся на тех территориях Российской Федерации, где инфраструктура мобильной связи не является рентабельной для создания. Кроме того, именно благодаря спутниковым технологиям постоянно существует связь на всём Северном морском пути. Уже к началу 2023 года в Российской Федерации имелось более семидесяти миллионов устройств, которые находились в состоянии постоянного подключения к сетям Интернета вещей.

Стоимость услуг в сфере связи на территории Российской Федерации значительно меньше, если сравнивать её с общемировой. Так, например, даже в странах СНГ, а также в Китае услуги связи стоят в среднем в два раза дороже, чем на территории Российской Федерации. Разница же между РФ и иными государствами (в частности, европейскими) является ещё более значимой. Благодаря тому, что отечественные предприятия расходуют минимальное количество средств для подключения к Интернету, у них создаются важные конкурентные преимущества, позволяющие предлагать более качественные и более дешёвые услуги и товары (в сравнении с предприятиями из иных стран) [10].

Отрасль связи характеризуется также и как одна из наиболее социально значимых из всех тех, что имеются во всей отечественной экономике. Ведь благодаря именно её функционированию все члены общества могут находиться на связи со всеми теми, с кем они должны (и имеют желание) постоянно взаимодействовать. Уже на протяжении многих лет пользователи услуг связи имеют высокий уровень чувствительности к ситуациям, когда качество связи даже в течение небольшого временного промежутка ухудшается. Именно поэтому высокое качество оказания услуг связи является критически важным.

Представляется, что в тех условиях, в которых Российская Федерация находится в настоящий момент времени, предприятия, работающие в сфере связи, должны сгенерировать устойчивый и значительный спрос на высокотехнологичные услуги, товары. Без формирования данного спроса не будет выполнено одно из важнейших условий для комплексной трансформации всей отечественной экономики.

 

Цифровизация внутреннего анализа

В течение более чем 500 лет суть бухгалтерского учета была представлена в виде системы бухгалтерского учета с двойной записью, официально оформленной Фра Лукой Пачоли в 1492 году. Но в 21 веке с учетом цифровизации и промышленной революции 4.0 наступает эра под названием аналитика данных и Искусственного Интеллекта (ИИ). Сотрудники компаний в своей ежедневной работе по устранению рисков используют аналитику больших данных и, им в этом помогают передовые инструменты аналитики СВК. Фактически, данные организации становятся больше, намного больше, чем сотрудник в ручном режиме может обработать и проанализировать. Для того, чтобы специалист обладал возможностью справиться с поставленными перед ним задачами, он должен обладать пониманием того, как именно необходимо обращаться с данными. Таким образом, СВК должен давать возможность пользоваться разнообразными, разнонаправленными инструментами. Прежде всего такие инструменты должны давать возможность быстро осуществлять обработку больших данных. Следует обратить внимание ещё и на такие инструменты, которые относятся к группе RPA (Robotics Process Automation — Роботизированная автоматизация процессов). Благодаря их эксплуатации степень свободы, предоставляемой специалисту в решении поставленных перед ним задач, становится более высокой. Таким образом, сотрудник приобретает возможность направить больше ресурсов на решение тех задач, чей приоритет оценивается как более высокой.

Сегодня у большинства специалистов ВК не имеется тех умений, которые необходимы, чтобы обработка больших данных, осуществляемая ими, характеризовалась максимально возможной степенью автоматизации. Соответственно, таких сотрудников невозможно считать в полной мере готовыми к прохождению цифровой трансформации. Для того, чтобы подготовить данных сотрудников к соответствующему процессу, требуется развернуть работу, направленную на то, чтобы они учились программировать, учились применять технологии из сферы аналитики данных, а также знакомились с тем, как следует эксплуатировать новые технологии. Актуальной также представляется проблематика «чёрного ящика», которая является характерной для определённого числа методов машинного обучения. Сложность объяснения того, как алгоритм достигает своего решения, делает машинное заключение менее подходящим для принятия в качестве заключения эксперта.

В будущем организации должны разрабатывать стратегические планы по управлению данными и аналитике, а также увеличивать интенсивность деятельности, предпринимаемой для того, чтобы подобные методологии были соответствующим образом интегрированы в бизнес-процессы. С этой целью компании, могут, например, применять конкретные стимулирующие инструменты в отношении собственных сотрудников. Кроме того, целесообразно также создавать и общее позитивное восприятие новых технологий на предприятии.

Благодаря такому процессу, как цифровая трансформация, выполняемый сотрудниками СВК функционал пересматривается в иную сторону. Они начинают быть более сконцентрированными на тех задачах, которые не могут быть подвергнуты автоматизации в связи с их характерными особенностями. Что же касается тех видов деятельности, которые, во-первых, хорошо поддаются автоматизации, во-вторых, при выполнении их человеком могут приводить к существенному количеству ошибок, то они вследствие цифровой автоматизации начинают вестись не человеком, а машинами. В этом случае достигается сразу несколько положительных эффектов. Во-первых, машина, в отличие от человека, не может переходить в состояние утомления, в связи с чем появление ошибок, вызванных утомлением, для машины не представляется возможным. Во-вторых, машина, в отличие от человека, не имеет вариативности в последовательном выполнении одних и тех же действий (в связи с чем обеспечивается исключительно высокая степень воспроизводимости конечного результата) [11].

Та аналитика СВК, которая существовала раньше, характеризовалась преимущественно в качестве описательной. Благодаря развитию алгоритмов машинного обучения и ИИ сотрудники ВК организации теперь имеют доступ к лучшей предиктивной аналитике управления рисками. Вместо того, чтобы сосредоточиться на «что произошло», сотрудник теперь может сделать вывод «что может произойти в будущем».

Важный компонент цифрового анализа — аналитика данных. Как только первые наборы данных появятся, и сотрудники относительно уверены, что такие данные отвечают предъявляемым им критериям. При необходимости данные также могут быть структурированы (например, с использованием программно-прикладного пакета Excel). Однако не во всех случаях в этом имеется необходимость, поскольку анализ может быть осуществлён также и в отношении неструктурированных данных.

Сегодня разработано значительное количество инструментов, которые применяются для обработки больших массивов данных. Инструментарий для данных в этом смысле может включать статистику, визуализацию данных для анализа, интеллектуальный анализ данных, интеллектуальный анализ процессов, методы больших данных, искусственный интеллект и машинное обучение.

Цифровизация операций представляет собой деятельность, благодаря которой разнообразные учётные функции начинают выполняться в автоматическом режиме. Робот представляет собой рабочее место, которое осуществляет свой функционал без участия человека (или же с минимальным участием человека). Каждый бот может обеспечивать одновременное функционирование одного или нескольких процессов. Роботов целесообразно объединять между собой, поскольку они способны функционировать как параллельно, так и последовательно.

Современная учётная деятельность характеризуется тем, что в ней распространена технология RPA. Благодаря данной технологии можно быстро автоматизировать такие процессы, которые обладают высокой степенью шаблонности. После внедрения технологии RPA в деятельности компании появляются «виртуальные сотрудники», которые способны заменить собой часть функционала человека. Отличительной особенностью технологии RPA выступает то, что её внедрение не приводит к необходимости доработки разнообразных программ, а также систем, уже появившихся в компании ранее [12].

В каждом конкретном случае существуют свои возможности для роботизации. Чтобы их точно определить, следует внимательно отнестись к анализу тех учётных процессов, которые ранее уже были созданы и сформированы на предприятии. Такой анализ целесообразно осуществлять в соответствии с совокупностью критериев, среди которых могут быть рассмотрены, в частности, следующие: это объём операций, уровень повторяемости операций, а также уровень трудоёмкости операций.

Далее мы переходим к изучению стадий процесса, который необходим для обеспечения роботизации учётных операций. Прежде всего это составление характеристик в отношении всех тех процессов, которые рассматриваются в качестве кандидатов на роботизацию. Далее следует создание архитектуры решения по роботизации. Третья стадия предполагает создание дизайнерского решения в сфере роботизации. На четвёртой стадии создаётся чат-бот, а также проводится его тестирование. Заключительная, пятая стадия предполагает, что созданный чат-бот выводится в эксплуатацию.

Согласно данным исследования Брюханова, которое было проведено в 2020 году, один чат-бот обладает такой производительностью, что достаточна для замены от трёх до семи специалистов. Чат-бот может функционировать без перерывов, а значит, расходы на такие процессы, которые являются рутинными, сокращаются более чем на семьдесят процентов. Ещё одним положительным результатом, полученным благодаря началу эксплуатации чат-бота, является то, что резко сократилось количество нарушений, допускаемых в работе с данными, относящимися к категории конфиденциальных [5].

Цифровизация представляет собой такой процесс, вследствие которого обработка информации начинает протекать принципиально иным образом, нежели ранее. Благодаря цифровизации первичные документы, а также их внесение в учётные базы может производиться автоматическим образом. Благодаря этому создаются «цифровые двойники», которые, в свою очередь, дают управленцам сигналы о наличии определённых физических проблем. Если данные в учётные системы вносятся в автоматическом режиме, то в этих системах всегда находится актуальная информация, в которой нет никаких недостоверных данных. Соответственно, можно сократить временные, а также финансовые потери, вызванные процедурами по инвентаризации.

 

Создание и внедрение единой цифровой СВК и аудита

Процесс менеджмента рисков, который осуществляется на каком бы то ни было предприятии, будет результативным и эффективным при соблюдении следующего условия: это надёжность, актуальность исходной информации. Чаще всего современный риск-менеджмент основывается на той исходной информации, которая представлена в цифровом виде (передаваемой, соответственно, на хранение в разнообразные ИТ-системы). Что же касается «правил» риск-менеджмента, то они достаточно часто представляют собой алгоритмы (соответственно, такие правила могут применяться не только людьми, но также и машинами).

Массив информации, которая является исходной для проведения мероприятий в сфере менеджмента рисков, в обязательном порядке должен подвергаться предварительной проверке. Цель данной предварительной проверки формулируется следующим образом: это сопоставление имеющейся информации с действительностью, а также подтверждение соответствия между ними. Отдельно необходимо останавливаться на проверке алгоритмов, согласно которым ведётся деятельность в сфере риск-менеджмента: они, во-первых, должны являться понятными, во-вторых, они должны соответствовать требованиям прозрачности. Поскольку чаще всего информация, которая является исходной для риск-менеджмента, хранится в ИТ-системах, необходимо увеличивать штат сотрудников, подготовленных в достаточной степени, чтобы определять, действительно ли данные сведения соответствуют всем предъявляемым к ним требованиям и могут быть применены в процессе осуществления риск-менеджмента. Представляется, что с течением времени объём данной информации, хранящейся в электронном виде, будет только возрастать. Однако, несмотря на это, до сих пор полноценный переход к цифровой СВК не осуществлён на большинстве предприятий. Стоит обратить внимание на следующий факт: применение цифровой СВК никак не сказывается на основной её функции (которая, как и раньше, продолжает заключаться в том, что ресурсы, находящиеся в распоряжении предприятия, используются действенным, а также экономичным образом).

Чтобы повышать степень эффективности СВК, предприятие должно приглашать соответствующих специалистов (или обеспечивать повышение квалификации уже имеющихся сотрудников). Представляется, что именно для целей СВК штатные расписания компаний должны быть пересмотрены (с внедрением в них принципиально новых должностей) [13].

IPA (Intelligent Process Automation — Интеллектуальная автоматизация процессов) представляет собой такой инструмент, который характеризуется наличием отличий от RPA. Суть самого главного отличия между ними может быть охарактеризована следующим образом: IPA интегрирует RPA и модули ИИ. Сегодня IPA ещё недостаточно изучен с точки зрения его применимости как инструмента для ведения деятельности в сфере бухгалтерского аудита, бухучёта.

Алгоритмы машинного обучения могут сделать вывод или выполнить задачу «без явного программирования». Для тех алгоритмов машинного обучения, которые существуют в настоящее время, характерна значительная степень эффективности, а также экономичности. Обусловлено достижение соответствующего результата тем, что удалось сформировать принципиально новые алгоритмы машинного обучения, отличающиеся от своих предшественников прежде всего с точки зрения вычислительных возможностей. Благодаря машинному обучению человек может получать всю интересующую его информацию о тех закономерностях и тех факторах, исследовать самостоятельно которые он не способен. Сегодня машинные технологии ещё не развиты до такой степени, чтобы они могли выполнять весь тот функционал, что реализуется сотрудниками СВК. Однако темпы их совершенствования позволяют говорить о том, что уже через некоторое время соответствующий результат будет достигнут.

Однако даже самые современные алгоритмы машинного обучения являются достаточно ограниченными с точки зрения формулирования профессиональных суждений. В этом направлении они ещё значительно отстают от человека, и существующее отставание не будет преодолено в ближайшей перспективе. Соответственно, сегодня технологии СВК – это прежде всего способ для получения аналитических данных, пользуясь которыми, сотрудник СВК формулирует своё собственное профессиональное суждение.

Автоматизация СВК должна осуществляться в то же самое время, что и автоматизация корпоративной системы, обеспечивающей бухгалтерский учёт. Именно данный подход принят сегодня за основу практически всеми отечественными предприятиями. Разнообразие программ, применяемых российскими компаниями для ведения учётной деятельности, является значительным. Обусловлено это в том числе и разнообразными требованиями, которые предъявляются надзорными, контролирующими государственными органами с точки зрения сдачи отчётных документов. Благодаря распространению автоматизации бизнес способен до минимума сократить свои временные и финансовые потери на составление отчётности, а также сформировать отчётность, способствующую принятию более качественных и обоснованных менеджерских решений.

 

Комплексная защита всей системы экономического объекта (внедрение блокчейна)

Данная стадия характеризуется тем, что внимание акцентируется на улучшении защищённости предприятия. Уже несколько лет продолжают внедряться технологии, основанные на блокчейне, поскольку именно они дают возможность значительно и быстро усовершенствовать кибербезопасность предприятия. Блокчейн – это такая технология, которая предполагает создание большого количества блоков, взаимно связанных между собой определённым набором правил. Каждый из таких блоков характеризуется тем, что в него вносится определённая информация, которая последствии в нём хранится. Ни один из пользователей блокчейна не обладает доступом ко всему блокчейну, поскольку у него на хранении находятся только отдельные информационные блоки. Кроме того, следует отметить, что каждый из данных блоков защищён отдельной цифровой подписью.

По мере того, как блокчейн становится все более популярным, он начинает быть всё более задействованным в СВК предприятия. Представляется, что блокчейн – это такая технология, благодаря эксплуатации которой можно значительно увеличить эффективность деятельности предприятия в сфере контроля.

В том случае, если какое-либо предприятие пытается определить, насколько целесообразным для неё является внедрение блокчейн-технологии, она может осуществлять такую оценку через призму COSO. В этом случае качество оценки будет являться максимальным.

Как показывает современная практика, в том случае, если какое-либо предприятие принимает положительное решение по вопросу о возможности внедрения блокчейна, в ней начинают происходить существенные изменения. Касаться они могут самых разнообразных аспектов её функционирования, и прежде всего такого, как иерархия управления. Так, благодаря внедрению блокчейна в структуре организации могут формироваться принципиально новые единицы, которые работают на децентрализованной основе. Связь между данными единицами, входящими в структуру организации, обеспечивается за счёт того, что они обращаются к одному и тому же хранилищу информации (которое, в свою очередь, также имеет децентрализованный характер). Соответственно, мы имеем возможность говорить о том, что в связи с внедрением блокчейна на предприятии будут меняться также и обязанности, права, присутствующие у конкретных её сотрудников.

Многими современными специалистами поддерживается точка зрения, в соответствии с которой внедрение блокчейна в компании существенно трансформирует всю учётную её систему. Блокчейн, в частности, будет способствовать тому, что вся учётная деятельность, которая организована и осуществляется на предприятии, будет в максимальной степени автоматизирована. А это означает, в частности, то, что требования, предъявляемые по отношению к самым разнообразным работникам компании (например, к членам её высшего руководства, бухгалтерам, финансистам, а также финансовым менеджерам) будут в значительной степени скорректированы.

Термин «блокчейн» определяется совершенно по-разному современными специалистами. В данной работе мы будем исходить из следующего определения: блокчейн представляет собой бухгалтерскую книгу, в состав которой включены многочисленные приложения. Каждое из таких приложений, соответственно, представляет собой базу данных. Функционирование этой базы данных поддерживается большим количеством пользователей, каждый из которых обладает одинаковыми правами по отношению ко всем остальным. Все пользователи блокчейна имеют равную долю ответственности за согласование тех изменений, которые к нему предлагаются [14].

При формировании новой корпоративной системы внутреннего контроля, которая будет основываться на блокчейне, следует принимать во внимание все его характерные особенности. Представляется, что за счёт внедрения такой системы компания сможет получить сразу несколько важных положительных результатов. Например, она приобретёт возможность реализовывать контроль значительно более результативно и эффективно, чем ранее. Во-вторых, она сможет улучшить достоверность данных, отражаемых в генерируемой ею финансовой отчётности. В-третьих, компания сможет сократить количество ситуаций, при которых в её деятельности оказываются нарушенными требования, устанавливаемые законодательно, а также на уровне нормативно-правовых актов. Впрочем, стоит сказать также и о том, что вследствие внедрения блокчейна в компании могут реализоваться и принципиально новые риски, которые ещё не до конца известны к сегодняшнему моменту. И это означает, что перед предприятием встанет необходимость создания и использования новых методов контроля, которые требуются для того, чтобы осуществлять менеджмент таких рисков.

Блокчейн – это такая технология, в связи с использованием которых процессы проведения транзакций (где стороны способны не доверять друг другу по каким-либо причинам) могут проводиться более быстро, а также более эффективно. Блокчейн представляет собой своеобразный «публичный регистр», все участники которого обладают одним и тем же рангом (а значит, совершенно идентичными правами). Именно благодаря данному принципу блокчейн гарантирует, что все сведения, находящиеся в его блоках, являются неизменными.

Для блокчейна характерна высокая степень распределённости, а также то, что для защиты хранящихся в нём данных применяются разнообразные криптографические функции. Блокчейн максимизирует степень доверия к находящейся в нём на хранении информации, а также к тем сделкам, что проводятся между его участниками благодаря тому, что вся эта информация, а также все такие сделки должны быть подтверждены каждым участником блокчейна, прежде чем они будут изменены или подтверждены. Представляется, что благодаря своим характерным особенностям блокчейн обладает значительным потенциалом распространения в деятельности по аудиту и учёту.

Блокчейн уже в его сегодняшнем виде может применяться как до начала аудиторской проверки, так и непосредственно тогда, когда она осуществляется, а также после её окончания. В связи с этим достигается расширение тех возможностей, которые предоставлены в распоряжение пользователям блокчейна [14,15].

Использование блокчейна имеет важные последствия для контрольной среды. Так, высший менеджмент предприятия должен точно осознавать, с какой именно целью производится внедрение блокчейна, какой управленческой структурой он станет характеризоваться. Кроме того, высший менеджмент предприятия должен быть подготовлен к использованию блокчейна и с сугубо технологической точки зрения, поскольку в противном случае его представители не смогут надлежащим образом воплощать в жизнь свой надзорный функционал.

Блокчейн может предоставить организациям метод выполнения и регистрации транзакций с минимальным вмешательством человека. Кроме того, высокоавтоматизированный характер блокчейна в сочетании со способностью технологии подтверждать и записывать операции предоставит предприятию возможность, во-первых, сокращать количество ошибок, продиктованных человеческим фактором, во-вторых, снижать число случаев, когда вносятся заведомо недостоверные данные о проведённых операциях (что может быть обусловлено мошенническими действиями отдельных лиц).

Ещё одно положительное изменение, которое появляется в деятельности компании в связи с внедрением децентрализованной бухгалтерской книги, заключается в следующем: все данные, отражаемые в ней, являются наглядными, простыми для восприятия. А это значит, что члены управленческих команд предприятия смогут тратить меньше времени на выявление фактов, когда допускаются отклонения от положений стандартов и прочих руководящих документов, принятых в компании.

Иногда блокчейн рассматривается также и как инструмент, в связи с использованием которого руководство предприятия сокращает нагрузку, приходящуюся на него в связи с необходимостью ручного управления.

Хотя в целом использование блокчейна считается дальновидным и позитивным, действия по пропаганде, принятию и внедрению блокчейна могут столкнуться с сопротивлением, генерируемым отдельными сотрудниками предприятия, а также иными лицами (способными в том числе объединяться в многочисленные группы для этого). Таким образом, в связи с внедрением блокчейна компания способна столкнуться с принципиально новыми рисками, которые имеют в том числе и репутационный характер. Кроме того, ситуация может повернуться таким образом, что высший менеджмент предприятия утратит контроль за функционированием блокчейн-системы, поскольку окажется лишено соответствующих прав доступа.

Поскольку блокчейн-технологии продолжают оставаться новыми и неизведанными, достаточно сложно найти сотрудников, являющихся в достаточной степени компетентными для его внедрения, а также использования. А те специалисты, которые имеют высокий уровень подготовки в данной сфере, далеко не всегда лояльны предприятию, в связи с чем компания может столкнуться с рисками иного рода [16].

Чтобы сокращать уровень воздействия, оказываемого рисками, появляющимися из-за того, что руководство компании принимает решение о внедрении блокчейн-технологии, могут быть проведены разнообразные мероприятия. Некоторые из них нами будут рассмотрены далее:

— Оценить необходимость получения или накопления опыта в области технологии блокчейн (это требуется для того, чтобы блокчейн, внедрённый в деятельность предприятия, действительно смог дать положительный сдвиг в её функционировании);

— Убедиться, что у организации присутствуют все необходимые знания и навыки, которые нужны для того, чтобы подвергнуть изменения, случившиеся вследствие внедрения блокчейна, анализу. Это может быть достигнуто за счет внутренних ресурсов, привлечения сторонних ресурсов или их сочетания.

— Создать междисциплинарные команды, включающие специалистов по блокчейну и представителей всех аспектов бизнеса, на которые влияет внедрение технологии (например, ИТ, бухгалтерия, финансы, операционная деятельность и внутренний аудит). Такие команды должны быть задействованы на протяжении всего процесса планирования, разработки и внедрения.

— Оценить и, при необходимости, повысить способность совета директоров и аудиторского комитета понимать потенциальные возможности и риски, связанные с блокчейном, а также способность эффективно контролировать внедрение и использование блокчейна.

— Определить степени или уровни ответственности и полномочий в отношении технологии блокчейн, учитывая разделение обязанностей (например, привилегии на уровне доступа, доступ к закрытому ключу и возможность авторизации транзакций, а также соответствующая финансовая отчетность). Разработайте подходящий план преемственности для назначенных степеней или уровней полномочий и ответственности, связанных с блокчейном, которые являются ключевыми для ВК.

 

Заключение

При формировании в компании СВК необходимо обеспечивать разрешение большого количества задач. Основная из них заключается в том, чтобы усовершенствовать качество, а также интенсивность проверочных мероприятий. Следующая задача предполагает увеличение степени распространения инноваций в СВК. Также современные СВК должны предполагать работу не только с ретроспективными, но также и с перспективными данными.

Представляется, что после окончательного завершения внедрения цифровой технологии ВК будет непрерывным, а не дискретным. Благодаря этому он сможет осуществляться в режиме реального времени, а также характеризоваться максимально возможной степенью оперативности. Кроме того, он будет приводить к получению таких результатов, которые обладают максимальным уровнем объективности. [17].

Уровень распространения технологических инноваций в контролирующей деятельности увеличивается с каждым годом. Это происходит в том числе и благодаря постоянному появлению новых технологических достижений (например, прорывным оказалось такое, как создание блокчейна). Такие технологические достижения способны воздействовать в том числе и на повседневную человеческую деятельность. Для исследователей очень интересными представляются такие технологии, поскольку они потенциально могут предоставлять возможности, необходимые для извлечения принципиально новых аудиторских доказательств (находящихся в той информации о деятельности предприятия, что не имеет финансового характера).

Как нам представляется, широким потенциалом для дальнейшего внедрения в СВК характеризуется контрольное тестирование. Оно разбивается на несколько отдельных тестов, причём в ходе некоторых из них проверяется само существование контроля, а иные тесты посвящены тому, насколько контроль является эффективным. Аналитические тесты как форма сравнения агрегированных показателей, вероятно, будут зависеть от ИИ в формировании проверенных показателей. Технология блокчей должна использоваться во время подробного тестирования. Это наиболее трудоемкое направление. Это связано с тем, что переход от выборочного наблюдения за конкретными бухгалтерскими операциями к контролю всего массива должно осуществляется с минимальным риском для информации и без потери качества [8].

Использование данного СВК, как представляется, обязано оказаться катализатором трансформаций, происходящих в деятельности разнообразных предприятий и непосредственно касающихся внедрённых в них учётных систем. По нашему мнению, блок-

цепочки – это то, к чему должна быть сведена учётная деятельность абсолютно любого бизнеса. Если, используя имеющуюся в распоряжении технологическую основу, предприятие не может формировать блок-цепочки, а также соответствующим образом работать с ними, целесообразно рассмотреть вопрос о смене такой технологической базы (с внедрением принципиально новых технологий). Благодаря внедрению СВК предприятия могут в режиме реального времени получать в своё распоряжение все интересующие их данные о потенциальных, а также о состоявшихся клиентах, а также подвергать их анализу.

Подытоживая весь рассмотренный в работе материал, можем сказать о следующем. В связи с увеличением степени цифровизации систем аудита на предприятиях ландшафт контролирующей, а также учётной деятельности становится принципиально иным в сравнении с тем, что был ранее. Из-за увеличения степени цифровизации СВК уже в ближайшее время сформируется потребность в создании принципиально иных, инновационных продуктов, отличающихся от эксплуатируемых ранее функционалом, технологиями применения. Цифровизация аудиторских систем обладает также и далеко идущими социальными последствиями.

Представляется доказанным тот факт, что вследствие внедрения цифровых технологий бизнес формирует новые возможности (применяемые им, в частности, для того, чтобы изменить СВК, сделав её значительно более эффективной, чем ранее). В связи с появлением новых цифровых технологий уровень организационных рисков будет более низким, а уровень финансовой защищённости предприятия, соответственно, более высоким.

Библиографический список:

  1. Симченко, Н.А., Тимиргалеева, Р.Р., Цёхла, С.Ю., Гришин, И.Ю., О.А. Шпырко, Гербер, Ю.Б., Макареня, Т.А., и др. Устойчивое развитие промышленности в условиях цифровой поляризации: монография. – Севастополь: Филиал МГУ в г. Севастополе, 2022. – 242 с.
  2. Акимов, А.С. Цифровизация в областях управления рисками, внутреннего контроля и внутреннего аудита. Инновации и инвестиции. 2023. № 5. С. 97-101.
  3. Демиденко, Т.И., Замошникова В.П. Цифровизация системы внутреннего контроля как фактор обеспечения финансовой безопасности организации. В сборнике: Экономическая безопасность страны, регионов, организаций различных видов деятельности. Материалы Третьего Всероссийского форума в Тюмени по экономической безопасности. Отв. редактор Д.Л. Скипин. Тюмень, 2022. С. 252-257.
  4. Цифровые технологии в российских компаниях. Исследование KPMG. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://assets.kpmg/content/dam/kpmg/ru/pdf/2019/01/ru-ru-digital-technologies-in-russian-companies.pdf
  5. Бухгалтерский учет в XXI веке: монография / под ред. Гузова Ю Н., Ковалева В.В., Маргания О.Л. — СПб.: Скифия-принт, 2021. — 266 с.
  6. Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Индекс цифровизации отраслей экономики и социальной сферы. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://issek.hse.ru/news/783750202.html
  7. Anderson., Gina Eubanks, Эффективное применение COSO в модели трех линий защиты. Подготовлено The Institute of Internal Auditors, 2015г. Комитет спонсорских организаций комиссии Тредуэя (COSO).
  8. Растегаева, Ф.С., Пережогин, И.С. Трансформация системы внутреннего контроля коммерческой организации в условиях цифровизации экономики. Креативная экономика. 2020. Том 14. № 6. С. 1091–1104.
  9. Нигматуллина, Г.Р., Рысина, В.И., Шатунова, Е.В. Цифровизация системы внутреннего контроля. Международный научно-исследовательский журнал. № 3 (117).Часть 2. Март 2022г. С. 101-104.
  10. Постановление Правительства РФ «Стратегия развития отрасли связи Российской Федерации на период до 2035 года. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://gasu.gov.ru/sp/passport/files/version/464854537
  11. By Eva Lindström. ECA audit goes digital’ with the Digital Steering Committee. ECA Journal №1, 2020г. Big data and digital audit. pp. 35-37.
  12. Чекавинская, Г.А. Объекты цифровизации при внедрении и аудите систем внутреннего контроля. В сборнике: Устойчивое развитие цифровой экономики, промышленности и инновационных систем. Сборник трудов научно-практической конференции с зарубежным участием. Под редакцией Д. Г. Родионова, А. В. Бабкина. 2020. С. 413-416.
  13. Vasarhelyi, M.A., Cho, S., Chanyuan, C. Smart Audit: the digital transformation of audit. ECA Journal №1, 2020г. Big data and digital audit. pp. 27-32
  14. Burns, Jen., Steele, Er., Cohen, Sri, Dr. Blockchain and internal control. 2020, Committee of Sponsoring Organizations of the Treadway Commission (COSO). https://www.coso.org.
  15. ICAEW: Blockchain and the Future of Accountancy. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.icaew.com/-media/corporate/files/technical/information-technology/technology/blockchain-and-the-future-ofaccountancy.ashx
  16. Maslova, N. CMA, CTP, PMP, “Blockchain: Disruption and Opportunity,” Strategic Finance, July 2018. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://sfmagazine.com/post-entry/july-2018-blockchain-disruption-and-opportunity.
  17. Генералова, Н.В., Гузов, Ю.Н., Соболева, Г.В. Цифровизация учета и аудита: эволюция технологий, российский опыт и перспективы развития. Финансы и бизнес. 2021. Т. 17. № 4. С. 63-80.

Цифровизация системы внутреннего контроля как фактор обеспечения финансовой безопасности организации Read More »

Реализация молодежной политики и развитие устойчивости системы ценностных ориентаций молодежи Дальневосточного региона

Введение

Государственная поддержка молодежи состоит из многих компонентов. Наиболее важный из них – законотворчество в сфере молодежной политики.

В Российской Федерации в 2020 году принят   Федеральный закон № 489-ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации». В нем говорится, что молодые люди от 14 до 35 лет включительно, граждане РФ, имеют  статус молодежи, принятый в стране и могут, поэтому, рассчитывать на  поддержку своих прав по всем важнейшим сферам жизнедеятельности – политико-правовой, общественной, профессиональной, семейной, личной.

Молодежная политика определяется, как комплекс мер, которые предпринимаются обществом и государством в области финансово-экономической, нормативно-правовой, организационно-управленческой, научной, информационной или иной области взаимодействия молодежи с государственными и общественными структурами на всех уровнях.

В целях аргументации представленных тезисов, мы обратились к анализу научной литературы, в которой имеется оценка ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации» и дается анализ социальной активности и качества ценностных представлений современной молодежи.

В своей статье С.С. Аносов, [1] говоря о социальной активности российской молодежи, утверждает, что государственная молодежная политика и социальная инициатива молодежи   не вполне совпадают по своим целям и задачам. В частности, имеются барьеры в понимании взаимодействия всех уровней власти – федеральной, региональной и муниципальной, имеется некоторый «волюнтаризм» власти по отношению к молодежи и на местах финансирование молодежных программ осталось, как и прежде, на низком уровне.

Авторы Р.Р. Палеха  и Г.К.  Буравов [5] отмечают, что, несмотря на общее положительное впечатление, некоторые статьи ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации» и нуждаются в доработке. В частности, в той  части текста, где речь идет о целях и задачах работы  муниципальных органов власти  с молодежью, нужно было продумать механизм их непосредственного включения в процесс реализации программ для молодежи. Тогда в работе с молодежью на местах можно будет избежать недопонимания и формализма.

Кочетков А.В. [9] также указывает на недоработку этой части закона и считает, что на местах реализация данного закона носит бессистемный характер и это заложено в самом документе, поскольку не прописан механизм деятельности органов по работе с молодежью.

Ценности, формируемые  обществом и государством, должны совпадать, чтобы в дальнейшем избежать их деформации в процессе трансляции и передачи новым поколениям.

Князькова Е.В. [8] отмечает, что принятый  ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации»  в некоторых своих статьях противоречит другому федеральному документу «Основы государственной молодежной политики» действующего включительно до 2025 года.

Авторы С.К. Калашникова  и И.И.  Андриив [7] предлагают научно обоснованное решение по оценке усилий местных органов власти в реализации ФЗ «О молодежной политике в Российской Федерации», опираясь на разработанную ими систему индексов по соотношению миграционной убыли молодого населения и качеством финансирования молодежных программ в регионах.

В научных публикациях, посвященных анализу систем ценностей современной молодежи, [2,3,4,6] авторы указывают на общие и особенные черты систем ценностей, присущие новым поколениям.  Так, очевидно, что иерархия ценностей молодежи конца 90-х годов XX века и первой четверти XXI века  остается одинаково незыблемой: семья, качественное образование, здоровье, материальное благополучие. Подвергаются анализу новые смыслы, вкладываемые молодыми людьми в такое понятие, как  государство и сделаны выводы о его неясно-очерченных границах. Анализируются оценочные экспертные заключения о таких понятиях, как герой, и выявляется отношение молодежи к  современникам, которых общество и государство называет героями. Подвергаются анализу новые смыслы, вкладываемые молодыми людьми в понятия «Русская земля» и «Российское государство».

 

Цели государственной молодежной политики и задачи, на решение которых необходимо направить усилия

Цели молодежной политики ориентированы на формирование таких условий жизнедеятельности, в которых молодежь будет иметь возможность развиваться физически и  добиваться спортивных результатов, заниматься интеллектуальной деятельностью и получать качественное образование, использовать информационные ресурсы для реализации своих познавательных интересов и развития духовной культуры. Молодежь может рассчитывать на поддержку государства в области семейных отношений, рождения и воспитания детей.

Федеральное законодательство обеспечивает незыблемость  принципов реализации молодежной политики в том, что касается равноправия в получении  молодыми людьми государственной поддержки, в обеспечении взаимодействия всех уровней власти в вопросах реализации молодежной инициативы и  неослабного государственного внимания к проблемам социально-незащищенных категорий  молодежи.

Статьи 8,9,10 Федерального закона «О молодежной политике в Российской Федерации» определяют полномочия органов федеральной, региональной и муниципальной ветвей власти в вопросах регулирования государственной молодежной  политики. В частности, на уровне федеральных органов власти формируется нормативно-правовая база молодежной политики, осуществляется методическое руководство и координация взаимодействия  молодежи с государственными и общественными структурами и подготовка специалистов по работе с молодежью. На региональном уровне осуществляется разработка и  реализация  программ поддержки молодежных инициатив в целях улучшения социального самочувствия молодых людей и вовлечения их в общественную деятельность в области образования и защиты окружающей среды, в формировании волонтерского корпуса и  патриотическом воспитании.  На уровне муниципалитетов осуществляется  непосредственное прямое воздействие на молодежь и вовлечение ее в русло общественной деятельности, обеспечивая планомерное развитие и формирование  правильных ценностей, регуляцию и контроль.

В 2020 году разработан перечень  стратегических инициатив развития Российской Федерации до 2030 года. Среди приоритетов — повышение уровня профессиональных знаний, кроме того серьезное значение уделяется культурному развитию и креативности.

Молодежь — особая социальная  группа, агрегатор и движитель инноваций. В стратегии развития государства молодежи отведена своя роль. Молодежь,  накапливая и совершенствуя знания, создает информационное интеллектуальное пространство, где непреходящее значение имеет  креатив. Формирование креативных развивающих пространств – один из приоритетов социально-экономического развития страны на ближайшие годы.

Дальневосточный регион – это 41% всей территории страны. На территорию Дальнего Востока приходятся 77% добычи алмазов и 50% — золота. Дальний Восток богат пресной водой — 65%, рыбой -71%, лесом – 47% от  запасов страны.

Для страны экономическое освоение Дальнего Востока – приоритетная задача. Но Дальний Восток развиваться без людей не может. Поэтому в программе развития особый акцент делается на развитие инфраструктуры и строительство жилья. Государство поддерживает семейные ипотеки по сниженной процентной ставке, дает на развитие экономики и социальной сферы   Дальневосточный гектар. Особое внимание уделяется молодежи. Решаются вопросы по развитию наукоемких технологий, создаются и укрупняются уже имеющиеся университеты, вводятся новые направления подготовки. Можно сказать, что Дальний Восток – форпост России на ее восточной окраине.

Известно, что изменение ценностей населения происходит в ключевые для страны периоды. Именно сейчас большое значение имеет работа с подрастающим поколением по его социализации и воспитанию.

 

Результаты исследования

Культура, как мягкая сила, способна оказывать на мировоззрение молодежи свое воздействие. Как сказано в официальных документах (http://government.ru/news/47916/), в период до 2025 года при поддержке Министерства культуры  РФ будет создано три центра креативных индустрий в таких городах, как Благовещенск, Владивосток и Улан-Удэ. На территории Дальневосточного региона к 2025 году будут открыты филиалы ГИТИСа, Театрального института им. Б. Щукина и Всероссийского института кинематографии.

В рамках анализа ценностных  ориентаций молодежи воспользуемся открытыми данными (https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/cennosti-molodezhi). По мнению такого авторитетного источника, как ВЦИОМ, иерархия ценностей молодежи образца 2022 года выглядит так: семья и семейные ценности, здоровье, материальное положение.

Вторая группа ценностей касается образа жизни. Молодежь обращает внимание на экологию проживания, им важна развитая инфраструктура и  возможности для достижения личных целей, не на последнем месте у молодежи  возможность творческой самореализации. Менее всего молодежь озабочена участием в политической и общественной жизни, в т.ч.  в добровольческих организациях.

Сравним эти данные с теми, которые были получены  в ходе анкетирования молодежи Бурятии  двадцать лет назад 9 Матвеева Е.В. Культурные ценности, профессиональное самоопределение и социальная активность студентов (сер. 90-х нач. 2000-х г.г.). ИПК ФГОУ ВО ВСГАКИ, 2006 г. 124с.0.

На период начала нового столетия, молодежь Бурятии наиболее важным считала  ценность уважения старших и долга перед родителями. Традиции семейного воспитания заложены в восточных религиях, почтительное отношение к старшему поколению, высказывание уважения к старикам — все это принципиально отражено в повседневном и праздничном этикете Востока. Молодежь усваивает эти традиции в процессе общения. Таким образом, уважительное отношение к старикам и осознание сыновнего долга перед родителями отражаются в ответах респондентов вне зависимости от национальной принадлежности.

Материальная обеспеченность в иерархии ценностных предпочтений заняла вторую ступень. Ценность материальной обеспеченности наиболее важна для 18-24-летних (51,10%), 31,52% из них жители Улан-Удэ, причем почти все они из семей служащих, имеющих высшее образование, но нуждающихся материально (82,14%). С другой стороны, выходцы из села, составившие 68,38% респондентов, со   среднестатистическим показателем дохода на душу населения ниже, чем в городе, не считают, что материальная обеспеченность входит в разряд наиболее ценных.

Ценности  образованности и интеллектуальности было отдано третье место в иерархии ценностей начала 2000-х годов.

Таким образом, результаты исследования этого периода времени показали, что молодежи Бурятии характерно наличие трех наиболее значимых ценностей:

1)      уважение старших, долг перед родителями — 53,18%.

2)      материальная обеспеченность — 50,72%.

3)      образованность, интеллектуальность — 50,10%.

В исследовании ценностей молодежи начала 2000-х годов ценность идеологии и политических принципов стоит на самой последней ступеньке выборов, что в целом показательно и для ответов нынешнего  молодого поколения.

В сентябре 2023 года нами был реализован пилотный социологический срез проблемы социальной активности студенческой молодежи. В анкетировании  приняли участие 28 студентов вуза культуры. Целью исследования стало выявление уровня общественной  активности современной молодежи и ее компетенций в сфере добровольческой деятельности.

Выводы по  результатам предпринятого опроса состоят в следующем:

  • Общественной деятельностью молодые люди готовы заниматься, если это будет им интересно (57%) или если они испытывают  потребность развивать качества лидера  (29%).
  • Наиболее популярным видом мероприятий социальной направленности у студентов стали массовые праздники (100%) и общественные собрания (86%), поскольку в них они принимают участие в качестве зрителя, участника и даже организатора. А вот такие события, как забастовки и акции протеста молодежи не знакомы, лишь 14% из них указали, что наблюдали их в своей повседневной жизни. Многие студенты работают волонтерами (71%) или  наблюдали такие волонтерские акции (21%). Не принимали участия в добровольческой деятельности   8% респондентов.
  • Большинство респондентов высказались очень положительно о работе волонтеров (89%) и лишь 7% ответили, что им добровольчество не интересно — «мне все равно», ответили они.
  • Среди качеств, которые могут, по мнению респондентов, способствовать активному социальному формированию человека, наибольший выбор пришелся на общительность – 43%. На второй позиции такое качество как ответственность – 36%. Далее – самодисциплина (25%) и врожденные организаторские способности (21%). Альтруизм и высокую нравственность молодые люди, практически, исключили из данного перечня, т.к. на эти качества пришлось по 4% выборов.
  • На вопрос «Что для вас составляет смысл жизни?» ответы респондентов распределились так: «создать крепкую, полноценную семью» – 64%, по 43 % ответов пришлось на позиции «реализовать свой творческий потенциал» и «получать от жизни удовольствие»; для 39% студентов важно обрести финансовую независимость, при этом «стать богатым и знаменитым» хотят только 7% студентов; 32% считают, что смысл жизни  в том, чтобы любить и быть любимым, 25% хотели бы устроить свой быт и сделать его более комфортным, по 14% пришлось на успешное устройство своей карьеры и добросовестное выполнение своих профессиональных обязанностей, а бескорыстное служение людям актуально для 7% респондентов. Никто из студентов не выбрал позицию «жить сегодняшним днем», что, видимо, можно трактовать как то, что молодые люди подходят к своей жизненной стратегии рационально.
  • При ответе на вопрос «Что нужно, чтобы сделать свою жизнь успешной» большинство ответили, что способствует успеху высокая степень личной работоспособности (57%) и сильная воля  (46%). Уверенность в себе и хорошее образование также могут послужить инструментом для успешной жизни – по 39% выборов. Организаторские способности, умение рисковать, предприимчивость и даже талант, набрали примерно одинаково-небольшое, от 11 до 18 %% выбора.

 

Меры, которые принимаются на уровне муниципальных органов власти

Формирование мировоззрения молодежи Дальневосточного региона России решается через активизацию деятельности местных органов власти и реализацию муниципальных программ и проектов. На конец 2022 года в г. Улан-Удэ проживало более 140 тысяч человек в возрасте от 14 до 35 лет, что составляет 33 % от общего числа жителей города. Число студентов высших и средних специальных учебных заведений превышает 40 тысяч человек.

Среди наиболее важных направлений молодежной политики – вопросы жилья, временной занятости, поддержки молодых семей и молодых специалистов, участие в добровольческой деятельности, профилактика асоциальных явлений, пропаганда здорового образа жизни и патриотическое воспитание. Реализация молодежной политики в городе осуществляется на межведомственном уровне по двум десяткам направлений с охватом всех целевых групп молодежи.

Для решения проблемы временной занятости молодежи в городе действует проект «Молодежные трудовые отряды мэра г. Улан-Удэ», который стал по-настоящему востребованным и популярным у подростков.

Молодежь города вносит значительный вклад в реализацию регионального проекта «Социальная активность» национального проекта «Образование», который направлен на развитие волонтерского движения и поддержку творческой молодежи.

В Улан-Удэ  действуют 30 волонтерских отрядов на базе учебных заведений высшего и довузовского профессионального образования. В целом, к 2024 году, к моменту окончания действия проекта, стоит задача охватить добровольческой  деятельностью 45  тысяч жителей города.

На постоянной основе волонтеры оказывают подшефную помощь ветеранам, пожилым и маломобильным гражданам, проживающим в отдаленных микрорайонах города. Добровольцы проводят акции по оказанию бытовой помощи, в том числе: парикмахерские услуги на дому, весенние работы на огородах, рубка дров, уборка снега, повседневная и генеральная уборка помещений,  доставка лекарств и продуктов.

В рамках грантового конкурса для молодежи «Добрые дела любимому городу» средства в размере 1,5 миллиона рублей направлены на реализацию десяти новых социальных топ – проектов, в том числе на два приоритетных проекта по созданию молодежных креативных пространств. Это молодежный проектный офис «Навигатор» и Городской центр добровольчества и патриотического воспитания «Город трудовой доблести Улан- Удэ».

 

Заключение

Значение Дальнего Востока для России растет. На развитие  Дальневосточного региона Федеральный центр выделяет дополнительные средства, которые будут направлены на решение инициатив, разработанных для всей страны и актуальные для молодых жителей Дальневосточного округа. Наряду с финансированием, важнейшей является стратегия  формирования мировоззрения и ценностных ориентаций молодого поколения, которому предстоит стать главной  силой в решении социальных и экономических задач региона на ближайшее десятилетие.

Библиографический список:

  1. Аносов, С.С. Мобилизационная активность молодежи и государственная молодежная политика // Социология. 2023. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/mobilizatsionnaya-aktivnost-molodezhi-i-gosudarstvennaya-molodezhnaya-politika (дата обращения: 17.12.2023).
  2. Белов, С.И., Вантеевский, М.М., Ярошева, Д.В. Ценностные предпочтения современной российской молодежи: результаты обобщения экспертных мнений // Полит. наука. 2023. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsennostnye-predpochteniya-sovremennoy-rossiyskoy-molodezhi-rezultaty-obobscheniya-ekspertnyh-mneniy (дата обращения: 17.12.2023).
  3. Бессчетнова, О.В. Ценностные ориентации современной студенческой молодежи // Общество: социология, психология, педагогика. 2023. №2 (106). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsennostnye-orientatsii-sovremennoy-studencheskoy-molodezhi (дата обращения: 17.12.2023).
  4. Блинникова, О.Н., Пачина, Н.Н., Гончарова, В.А. Стратегии, технологии и механизмы реализации молодежной политики в регионе // Известия ТулГУ. Гуманитарные науки. 2023. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/strategii-tehnologii-i-mehanizmy-realizatsii-molodezhnoy-politiki-v-regione (дата обращения: 17.12.2023).
  5. Буравов, Г.К., Палеха, Р.Р. К вопросу о совершенствовании закона «О молодежной политике в Российской Федерации» // Право и государство: теория и практика. 2023. №2 (218). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-sovershenstvovanii-zakona-o-molodezhnoy-politike-v-rossiyskoy-federatsii (дата обращения: 17.12.2023).
  6. Евгеньева, Т. В., Селезнева, А.В., Скипин, Н.С., Тулегенова, Д.Д. Запрос на патернализм: идея и ценность государства в сознании российской молодежи // Вестник РУДН. Серия: Политология. 2023. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/zapros-na-paternalizm-ideya-i-tsennost-gosudarstva-v-soznanii-rossiyskoy-molodezhi (дата обращения: 17.12.2023).
  7. Калашникова, С.К., Андриив, И.И. Эвристический потенциал применения индекса оценки региональных государственных программ в сфере молодежной политики // Вестник РУДН. Серия: Политология. 2023. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/evristicheskiy-potentsial-primeneniya-indeksa-otsenki-regionalnyh-gosudarstvennyh-programm-v-sfere-molodezhnoy-politiki (дата обращения: 17.12.2023).
  8. Князькова, Е.В. Приоритеты стратегии молодежной политики в современной повестке дня // Вестник ПАГС. 2023. №2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prioritety-strategii-molodezhnoy-politiki-v-sovremennoy-povestke-dnya (дата обращения: 17.12.2023).
  9. Кочетков, А.В. Государственная молодежная политика: поиск интегративной модели управления // Наука. Культура. Общество. 2023. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/gosudarstvennaya-molodezhnaya-politika-poisk-integrativnoy-modeli-upravleniya (дата обращения: 17.12.2023).

Реализация молодежной политики и развитие устойчивости системы ценностных ориентаций молодежи Дальневосточного региона Read More »

Оценка состояния креативных индустрий и поиск инструментов по совершенствованию их функционирования

Введение

Драйвером развития экономики в современном мире являются креативные индустрии. Актуальность их изучения и функционирования детерминируется глобализацией мировой экономики, стремительными темпами экономического развития страны.

Креативная экономика — это один из перспективных, быстрорастущих секторов экономики, а инвестирование в него позволяет улучшать привлекательность городов, развивать инфраструктуру, формировать арт-кластеры, снижать социальную напряженность в поселениях, способствовать повышению качества жизни населения.   Креативные пространства способны обновлять территории за счёт ревилитализации старых зданий, сохранять и распространять культурное наследие, формировать новые точки притяжения для населения. Несмотря на стремительное развитие инновационных и цифровых технологий, творческие идеи становятся конкурентными в реальном секторе экономики, формируя новые коммерческие предложения.

Креативные индустрии способствуют формированию инновационной городской среды, развитию коммерческого сектора экономики, искусства и культуры. С учётом международного опыта, отечественные ученые и практики стали уделять больше внимания проблеме формирования благоприятных условий для стабильного социально-экономического и культурного развития страны.

Целью статьи является оценка текущего функционирования креативных индустрий в России, а также анализ сложившихся инструментов и форм социального партнерства бизнес-структур с креативными организациями.

 

История возникновения вопроса и степень его разработки

Исследователи по всему миру изучают креативные индустрии в различных контекстах. Некоторые из самых известных исследований в этой области проведены Ричардом Флоридой, который изучает роль креативных работников в развитии экономики и городской среды [5]. Джоном Хокингом, который изучает влияние креативной экономики на общество [6]. Более широкие аспекты развития креативных индустрий также изучались в рамках исследований университетов и академических институтов по всему миру.

Сегодня многие исследователи солидарны с определениями креативных индустрий Ч. Лэндри и П. Энглен, которые рассматриваются ими как важный компонент социального и экономического развития, как отрасль экономики, которая консолидирует вокруг себя бизнесменов и предприятия, занимающихся производством креативного продукта, реализацией творческих идей и интеллектуальной собственности [2]. Вопросами креативных индустрий занимаются А.Р. Агаева, К.Г. Григорян, Ю.О. Глушкова, А.В. Кошкин и др. Сегодня исследователи акцентируют внимание на проблематике становления креативной экономики, изучают вопросы продвижения культурного продукта на рынок. Формирование и условия функционирования творческих арт-площадок также находятся в поле зрения ученых и требуют дальнейшего изучения.

Перспективные исследования креативных индустрий как единой системы, посвящены разработке показателей оценки ее эффективности, анализу ее функционирования и развития с учётом зарубежного опыта.  Это позволяет определять креативные индустрии как ведущие направления развития экономики, разрабатывать инструментарий для успешной их интеграции в городскую инфраструктуру и эффективного использования, а также создания нормативно-правовой базы, регламентирующей и определяющей их деятельность.

Более 30 лет назад появилось понятие креативной индустрии, которое консолидировало в себе творчество и бизнес. Очевидно, что в основе их функционирования наблюдается единство разнонаправленных и, казалось бы, противоречащих друг другу операций. Однако реалии успешной реализации креативных практик, показывают, что в единстве этих процессов кроется глубинная их глубинная сущность. Так, с одной стороны, мы видим значимость тенденции персонализации спроса, создании эксклюзивных моделей, образцов. С другой стороны, мы наблюдаем черты индустриализации, массового тиражирования креативных продуктов, создание условий для их массового производства. Кроме того, с одной стороны, основу креативных индустрий составляет творческий процесс, который помогает в самовыражении и самореализации человека, а со второй, это продажа культурного продукта и получение прибыли.  В итоге объединения этих идей происходит процесс монетизации культурных продуктов. Таким образом, в креативных индустриях происходит использование творческих способностей людей и при посредничестве менеджеров и технологов создается новый товар или услуга, которые приносят прибыль.

Креативные индустрии относят к 4-му сектору экономики, базирующемуся на создании творческого продукта, имеющего культурную и экономическую ценность, в основу которого положены знания, информация, творчество. Творческая индустрия позволяет производить и реализовывать «творческий продукт», по сути, то же, что делают учреждения культуры — театры, музеи, дома культуры, выставочные залы. Однако в основе развития креативных индустрий лежит деятельность, развивающая творческий талант, идеи, при этом создает условия для развития местности, обеспечивает новые рабочие места, стимулирует развитие экономики в целом.

Креативные индустрии позволяют создавать новые товары и услуги, которые могут стать катализаторами развития инновационных идей в других сферах деятельности. Они позволяют приносить прибыль, развивать культурный туризм, давать вторую жизнь заброшенным постройкам, давать стимул для развития региона за счет развития промышленной и социальной инфраструктуры, усиливать конкурентную борьбу и повышать экономический оборот, привлекать высокопрофессиональных специалистов, инвесторов, стимулировать работников к созданию новых продуктов, реализации инновационных проектов и идей.

История взаимовлияния культуры и бизнеса в зарубежных странах начинает складываться после второй мировой войны и получает активное развитие в 60-ые годы, в связи с усиливающимся значением СМИ, кино, музыкальной и модной индустрии в общественной и политической жизни. Новый виток в развитии креативных индустрий произошел в 90-е годы в связи с активизацией использования Интернета, компьютерных и цифровых технологий. Это стало отправной точкой для становления креативной индустрии, продвигающей творческие продукты и услуги, занимая значимую позицию в экономике. Сегодня наблюдается динамика усиливающегося роста доли креативной индустрии в производстве внутреннего валового продукта практически во всех странах мира [4]. Кроме того, наблюдается тенденция международного сотрудничества в сфере креативных индустрий, обмене информационными, коммуникационными и культурными услугами.

В нашей стране креативные индустрии находятся в стадии становления как одного из значимых секторов экономики, в рамках которого происходит создание рабочих мест, возникновение капитала посредством реализации творческого потенциала населения, создания креативного продукта, основанного на художественных и культурных идеях. Очевидно, что в ближайшее время в России будет расти интерес к креативным индустриям, что обосновывается необходимостью подтверждения высокого статуса страны и удержания значимого места в мировой экономике, обеспечения высокого уровня экспорта информационных и инновационных услуг государства.

Несмотря на то, что развитие креативных индустрий в России началось значительно позже, чем на западном континенте, тем не менее, уже сегодня наша страна является значимым поставщиком креативного продукта на мировой арене и объем экспорта постоянно увеличивается.

Россия, начиная с 2017 г. ежегодно увеличивает экспорт информационно-коммуникационных услуг на сотни миллионов, что показывает значительный потенциал нашей страны в данной отрасли в мировой экономике. Однако, несмотря на это, в 2021 г. Россия занимала лишь 20 место. В 2022 году рейтинг лидеров в креативных индустриях возглавили США, Великобритания, Китай, Германия и Япония. Наша страна в настоящее время производит более 1% от общего числа креативных продуктов, что в 1,7 раз ниже доли в мировом ВВП [7].

Развитие креативных индустрий в нашей стране способствует экспорту творческих продуктов, которые содержат в себе инновационные и наукоемкие идеи, которые расширяют спектр услуг на мировом рынке. Среди актуальных и перспективных направлений российского экспорта креативных индустрий аналитики выделяют: индустрия моды, киноиндустрия, анимационная индустрия, IT индустрия, связанная с созданием цифровых программных продуктов [1].

Анализируя исследования других авторов, отметим, что среди инструментов, хорошо зарекомендовавших себя в повышении экспорта креативных продуктов на международном и отечественном рынке, можно выделить:

  • кураторская поддержка проектов;
  • консалтинг и аналитика внешнеэкономических отношений и маркетинга;
  • грантовая поддержка на участие в фестивалях, международных выставках, а также на развитие туристских, информационных, креативных продуктов и услуг;
  • информационная осведомленность в области креативных индустрий;
  • благоприятные условия для кредитования;
  • организация и проведение международных мероприятий, привлекающих внимание новых потребителей и расширение рынка сбыта креативных продуктов;
  • сетевые программы для социального взаимодействия объектов креативных индустрий [7].

Экспертами в рамках российской креативной недели, проходившей в 2022 г. в г. Москве, было определено, что креативные индустрии приносят 1-2% ВВП России, а в развитых странах этот показатель составляет 10-15% [3]. Данный факт демонстрирует малую долю доходов от креативных индустрий в экономику нашей страны.

В мировой экономике креативные индустрии служат инструментом для регионального развития. Анализ зарубежного, а теперь уже и российского опыта показывает, что интенсивное развитие креативных индустрий на не эксплуатируемых промышленных площадях происходит при грамотной организации взаимодействия бизнеса и культуры, благодаря чему формируются новые креативные пространства. Наличие их даёт возможность гражданам сочетать досуговое времяпровождение с покупками и участием в значимых мероприятиях. Стоит отметить, что креативные кластеры в значительной степени повышают притягательность территорий, обеспечивают положительное изменение имиджа поселения, рост цен на недвижимость, привлечение новых инвестиций в данную местность. Культурное разнообразие города обеспечивает высокую концентрацию людей, имеющих потребность в развлечениях.

Однако для более успешного развития креативной индустрии требуется создать дополнительные условия, учесть целый ряд факторов, влияющих на их работу. Для увеличения числа творческих продуктов и услуг требуется модернизация креативного сектора экономики и городской среды, развитие инфраструктуры, способствующей укреплению сотрудничества между потребителями и поставщиками креативных ресурсов.

Рассматривая объективные условия функционирования креативных индустрий, отметим, что возросла скорость оперативного реагирования на изменения спроса на рынке. Данный подход помогает представить потребителю креативный продукт и сформировать благоприятное представление о нем в короткие сроки. Компании, использующие данный метод более конкурентоспособны за счет учета потребностей целевой аудитории.  Удовлетворение потребителей качеством креативного продукта является значимой задачей всех субъектов (включая государство), производящих его.

В условиях рыночной экономики наиболее эффективными подходами в развитии креативной индустрии становятся не только проектный, но и продуктовый подход, подразумевающий создание таких услуг и товаров, которые являются клиентоориентированными, отвечающими требованию дифференциации потребностей населения. Важно, чтобы создаваемый креативный продукт нес в себе глубокую смысловую нагрузку, содержал в себе единство культурной и экономической ценности, был необычно представлен, тогда он будет востребован, и пользоваться спросом у потребителя.

Важным отличием индивидуального подхода является ориентация на потребности человека, и при разработке нового культурного продукта большая ставка делается на учет запросов аудитории, а не на увеличение объемов продаж.

Рассматривая условия, затрудняющие развитие креативного кластера, стоит акцентировать внимание на том, что сложная обстановка в стране затрудняет привлечение финансов в социокультурные проекты, требует поиска вариантов мотивации и эффективных механизмов вовлечения бизнеса в деятельность некоммерческих креативных организаций. Для увеличения заинтересованности бизнеса в поддержке творческих идей, необходимо установление партнерских отношений между бизнесом и креативным кластером, где каждый из них продвигает свои интересы, вместе с тем, создавая актуальные и значимые виды деятельности для населения.

В развитии креативных индустрий основным инструментом становится фандрайзинг, где могут использоваться государственные средства (гранты, участие в федеральных программах, например таких как «Волонтеры Культуры», «Развитие культуры» «Росмолодежь», «Формирование комфортной городской среды» и др.), а также частные капиталы (спонсоринг, патронаж, меценатство, обращение в фонды, например, благотворительные фонды В.Потанина, М.Прохорова, К.Хабенского, Фонд «Искусство, наука и спорт», «Вклад в будущее» и др.).

Самым актуальным инструментом для развития креативного сектора экономики является государственно-частное партнерство, которое может выступать мощнейшим катализатором для прогресса креативных индустрий и формирования инфраструктуры для их создания. В отечественной бизнес-среде получили развитие следующие формы государственно-частного сотрудничества: аренда и лизинг оборудования; совместные предприятия; контракты, включающие в себя различные виды работ.

Государственно-частное сотрудничество не должно быть направлено только на софинансирование проектов. Государственная поддержка должна быть использована для стимулирования креативных индустрий и решения кадровых вопросов, возникающих в отрасли. Значимой проблемой в решении кадровой политики креативного сектора экономики, является то, что чем старше сотрудники, тем им сложнее менять подход к деятельности, а современная ситуация требует от человека не только наработанного опыта, но и освоения и использования новых технологий.

При реализации государственно-частного партнерства в креативных индустриях государство имеет определенные выгоды. Так, например, при привлечении частных инвесторов для реконструкции объектов происходит уменьшение расходов из государственного бюджета; сохранение памятников индустриализации, объектов городской инфраструктуры за счет передачи частному партнеру полномочий по предпроектной подготовке, эксплуатации и содержанию объекта на условиях обременения.

При этом для инвесторов участие в развитии креативных площадок также открывает определенные возможности: увеличение финансовой надежности вложений за счет возникновения частной собственности; возможности инвестиций и гарантии окупаемости при изменении макроэкономической ситуации или нормативно-правовой базы; уменьшение кредитной ставки из-за предоставления объекта финансирующей организации в залог (лизинг); возможность государственной поддержки и софинансирование проекта.

Привлечение средств в отечественной практике существенно опережает научные исследования в этом направлении. Российские исследователи в последнее время акцентируют внимание на привлечение средств в некоммерческом секторе. Осознание значимости привлечения средств в деятельность НКО, а также рассмотрение фандрайзинга как механизма для поддержки значимых проектов и предпринимательской деятельности, стала увеличиваться доля привлекаемых средств в систему высшего образования, в социально-культурную сферу, культуру. В актуальных исследованиях кроме проработки теоретических знаний, рассматриваются механизмы проведения кампании по привлечению средств, раскрываются особенности работы со спонсорами, правила написание грантовых заявок. Для того чтобы понять интересы доноров и спонсоров, проводятся комплексные социально-экономические исследования.

Отметим, что инструменты по привлечению средств за период пандемии плавно переместились на интернет-площадки, были найдены новые механизмы для дальнейшего социального партнерства.  Очевидно, что для развития фандрайзинговых технологий важно знать не только объем инвестиций или спонсорских вливаний в тот или иной проект, а проследить мотивацию доноров, какие каналы для финансирования они используют и средний чек их пожертвований. Остается открытым вопрос, какие источники привлечения ресурсов наиболее популярны, какова доля онлайн-фандрайзинга и краудфандинговых площадок, значимость нетворкинга как важного компонента для взаимодействия при поиске средств.

Креативные индустрии всегда нуждаются в финансировании разработки, реализации и продвижения культурного продукта. Развитие креативной индустрии помогает привлечь внимание к бизнес-структурам, которые реализуют свои интересы не только в экономике и политике, но и социальной и культурной жизни общества.  Социальное партнёрство коммерческих и некоммерческих организаций помогает грамотно определить свою целевую аудиторию, выявить ее цели, потребности и интересы, а также взаимовыгодно использовать эффективные инструменты фандрайзинга. Важным аспектом в этом будет построение выгодных двухсторонних взаимоотношений: для креативного сектора важен поиск финансового ресурса для создания продукта, для донора важны выгодные инвестиции, а также возможности проявления благотворительности.

На определенном этапе взаимодействия стало очевидно, что интересы креативных индустрий стали совпадать со сферой бизнеса. С одной стороны, креативный сектор решает вопросы населения, развивает и облагораживает территории, с другой стороны, бизнес, поддерживая подобные проекты, одновременно заявляет о себе, укрепляет свой бренд, делает его более узнаваемым.

Спонсоры, работающие в различных отраслях экономики, оказывающие бытовые, транспортные, коммунальные и другие услуги, в процессе формирования собственного бренда нуждаются в положительном имидже организации, популяризации ее деятельности и продуктов. Это могут обеспечить участники креативного кластера, реализующие проекты, направленные на все категории населения. Поддерживая социально-культурные проекты, участвуя в жизни социума, бизнес формирует положительное, эмоционально окрашенное отношение к себе со стороны населения. Коммерческие организации, жертвуя деньги в культуру, креативные индустрии не только решают социально значимые проблемы, но и укрепляют свой положительный имидж.

Еще одной потребностью участия в жизни креативных индустрий является то, что сфера бизнеса испытывает проблемы с эффективным продвижением своих продуктов. Цифровые технологии, интернет, социальные сети позволяют достигать наибольшей эффективности в продаже продуктов. Увеличение использования данных инструментов продвижения становится настолько распространенным, что приводит к изобилию информации, притупляющей внимание, а потому результативность таких мероприятий быстро снижается. Поэтому предприниматели заинтересованы в инвестициях в креативные индустрии, где традиционные средства продвижения заменяют новыми, связанными с появлением цифровых технологий, а также используют эффективные акции и формы маркетинга продукта через креативный сектор.

Сегодня бизнес-сфера озадачена не только созданием новых форм продвижения продуктов, но и выполнением своих обязательств перед инвесторами, территориями, сотрудниками. Здесь также происходит совпадение интересов креативных индустрий и бизнес-структур.

Таким образом, участие бизнеса в креативных проектах позволяет расширить деловые контакты, усилить конкурентоспособность фирмы, повысить объемы продаж. Кроме того, взаимодействия с креативным сектором формирует положительный имидж компании, позволяет расширять целевую аудиторию, привлекать внимание потребителей к фирме и ее продуктам, а посредством креативных проектов транслировать ценности бренда и компании. Помимо этого, бизнес-партнеры могут испытывать моральное удовлетворение от поддержания традиций, от чувства единения со своим народом, от причастности к решению проблем общества.

Недостаточно внимания уделено поиску взаимных интересов спонсоров и организаций-реципиентов, механизмам их взаимодействия, которые трансформируются в связи с политическими, экономическими и социокультурными переменами в социуме.

Стоит признать, что в современном обществе становится все больше субъектов финансирования, которые нацелены на достижение своих интересов. Бизнес активнее включается в финансовую поддержку разного рода общественных инициатив, социально-ориентированных и культурных организаций, поскольку стратегически мыслящие предприниматели признали, что очевиден рост креативной составляющей в деятельности этих организаций, осознали, что существует не только имиджевый, но и экономический бонус от фандрайзинговой деятельности.

Успешная деятельность креативного сектора зависит не только от финансовой поддержки, но и от притока человеческого ресурса, осознающего, что данная деятельность – это не просто комплекс творческих, управленческих, маркетинговых знаний и навыков, но и определенных человеческих качеств. Очевидно, что сегодня происходит процесс создания креативного класса, что в свою очередь требует формирования среды для его развития.

Вызовы времени требуют повышения профессионализма и подготовки специалистов, умеющих создавать оригинальные, необычные, креативные проекты, обеспечивающие позитивные изменения в обществе, а также привлекать финансовые и человеческие ресурсы для их реализации. Для креативного кластера, сегодня нужны профессиональные кадры, обладающие коммуникативной культурой, креативностью, имеющие опыт управленческой, творческой, организаторской, фандрайзинговой, проектной и другой деятельности. Законодательная проработка вопросов развития креативных индустрий рассматривает в числе разнообразных мер поддержки, формирование новых форматов обучения. Учреждения образования должны обеспечивать не только передачу фундаментальных знаний, но и активно развивать творческие способности учащихся. Модернизация образовательной системы поможет развитию творческих талантов у школьников и студентов. Введение предметов и курсов, направленных на развитие креативности, таких как изобразительное искусство, музыка, танец, технологии, дизайн и другие, поможет учащимся раскрыть свой потенциал и развить креативные навыки. Сегодня важно создавать условия для практического применения полученных знаний и навыков. Это может быть достигнуто через сотрудничество с креативными индустриями и предоставление обучающимся возможностей для разработки и реализации собственных задумок. Такие практические задания и проекты помогут учащимся найти свое направление в креативных индустриях и применить полученные знания на практике. Кроме того, необходимо развивать у молодежи понимание востребованности творческих людей на рынке труда и значимость креативной сферы для личностного развития, профессионального роста, реализации потенциала. Этого можно достичь через проведение специализированных мероприятий, семинаров, ярмарок вакансий и других мероприятий, нацеленных на привлечение молодых людей в креативную сферу.

Сегодня в ряде вузов страны уже реализуются программы подготовки для творческой индустрии. Вузовское сообщество оперативно включилось в эти процессы, однако не везде они проходят гладко, имеются определенные трудности с материальной базой, методическим сопровождением, повышением квалификации и переподготовкой педагогического состава.

 

Обоснование и изложение результатов

Креативные индустрии — это важный катализатор социально-экономического роста, консолидирующий предпринимателей и творческое сообщество, продукты которого основаны на использовании интеллектуального потенциала. По результатам проведенного исследования можно сказать, что формирование креативного пространства является важным процессом, способствующим развитию различных секторов экономики и общества.

Существует целый ряд условий, которые способствуют созданию и успешному функционированию креативных индустрий. Одним из таких условий является заинтересованность региональной и федеральной власти. Когда государство понимает важность развития креативной экономики и готово поддерживать соответствующие инициативы, это может стимулировать рост развития креативных индустрий. Такая заинтересованность может проявляться в предоставлении финансовых и инфраструктурных ресурсов, а также в разработке векторов государственной политики, направленной на поддержку креативных инициатив. Развитие креативных индустрий является выгодной стратегией для государства, а потому определяя приоритеты культурной политики в этой области, оно признает значимость креативного сектора и включает его в стратегии развития, что способствует привлечению финансовых (грантов, налоговых льгот, федеральных программ, фандрайзинга) и человеческих ресурсов (волонтерство).

Проведенное исследование демонстрирует, что креативные индустрии уже стали неотъемлемой частью экономики государства. Они формируют рабочие места, способствуют экономическому росту территорий, привлекают инвестиции. Кроме того, креативные индустрии имеют огромный потенциал в плане инноваций и развития новых технологий, что только усиливает их роль в современной экономике.

Данное исследование подтверждает тот факт, что традиционные формы сотрудничества между креативными организациями и бизнесом, основанные на единовременной финансовой поддержке проектов ради упоминания в рекламе, уже не являются столь эффективными и выгодными. Это связано с изменением экономической, политической и международной ситуации, а также с изменением рынка. В связи с этим, требуется более глубокая интеграция интересов обеих сторон уже на этапе установления коммуникаций с общей целевой аудиторией, развитие долгосрочных партнерских отношений и стратегическое сотрудничество между креативными организациями и бизнесом.

В целом, результаты данного исследования подчеркивают необходимость развития новых подходов и моделей сотрудничества между бизнесом и креативным кластером, основанных на более глубоком взаимопонимании и обмене ресурсами. Такие инновационные партнерства будут способствовать устойчивому развитию обеих сторон и решению современных вызовов и проблем.

Не стоит недооценивать роль системы образования, которая может обеспечить специалистов для креативной сферы. В целом, система образования должна способствовать формированию и развитию творческих способностей учащихся, а также предоставлять возможности для практического применения полученных знаний и навыков. Это поможет не только увеличить интерес молодежи к креативным индустриям, но и удержать талантливых молодых людей в России, что даст им возможность внести свой вклад в развитие культуры и экономики страны.

 

Заключение

Креативные индустрии — это не только креативное публичное пространство, творческие продукты и богатство территорий, а еще и важный механизм для привлечения творческих людей. Креативный кластер начинает занимать все более значимую нишу в современной российской и мировой экономике.

Увеличение объемов экспорта творческих продуктов и услуг свидетельствует о наращивании темпов и расширении их потребителей. Важным аспектом для эффективного продвижения товаров и выход на новые рынки является необходимость в создании сети социальных институтов, которые осуществляют поддержку креативных индустрий.

Мы отмечаем, что в сложившийся ситуации назрели вопросы создания условий для более эффективного формирования и развития креативных индустрий. Государственно-частное партнерство позволяет запустить разработку и реализацию инновационных продуктов, усилить развитие городской креативной инфраструктуры.

Участие бизнеса в жизни креативного сектора проявляется не только в финансовой поддержке, но и позволяет обустраивать и развивать территории, формировать инфраструктуру поселений, создавать новые арт-объекты. Благодаря развитию креативных индустрий происходит формирование туристического имиджа региона, развивается мелкий и средний бизнес, повышается востребованность культурных, спортивных организаций, растет востребованность услуг ресторанного и гостиничного сектора, происходит решение социальных проблем, увеличивается прибыль в местный бюджет.

Библиографический список:

  1. Внешняя торговля технологиями России // Наука. Технологии. Инновации. [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/data/2019/08/01/1484726209/ NTI_N_138_01082019.pdf (дата обращения: 20.09.2022)
  2. Волкова, Ю.А. Формирование кластера креативных индустрий в современном городе/ Ю.А. Волкова // Ноэма. 2021. №2 (7). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovanie-klastera-kreativnyh-industriy-v-sovremennom-gorode (дата обращения: 11.12.2023)
  3. Заседание представителей профессиональных гильдий российской креативной недели «Безопасность креативных индустрий в условиях санкций и политики отмены» // Российская креативная неделя — 2022 [Электронный ресурс]. URL: https://creativityweek.ru/event/2251 (дата обращения: 11.12.2023)
  4. Кореньков, А.О. Инфраструктурные факторы развития креативных индустрий/ А.О.Коренько // Инновации и инвестиции. 2022. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/infrastrukturnye-faktory-razvitiya-kreativnyh-industriy (дата обращения: 11.12.2023).
  5. Флорида, Р. Креативный класс: люди, которые меняют будущее. М.: Классика-XXI, 2007.
  6. Хокинс, Дж. Креативная экономика: как превратить идеи в деньги. М.: Классика-XXI, 2011.
  7. Шкарина, В. С. Креативная экономика: мировой опыт и вызовы для России/ Шкарина В.С. // Вестник Московского университета. Серия 21. Управление (государство и общество). 2022. №4. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kreativnaya-ekonomika-mirovoy-opyt-i-vyzovy-dlya-rossii (дата обращения: 11.12.2023).

Оценка состояния креативных индустрий и поиск инструментов по совершенствованию их функционирования Read More »

Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт

Введение

По прогнозам McKinsey, к 2025 году около 30% корпоративного дохода в мире будут генерировать цифровые бизнес-экосистемы [1]. По мнению экспертов BCG, у экосистем есть несколько важных отличий от других бизнес-моделей: модульный принцип; кастомизация; многосторонние отношения; координация. В XX в. собственные экосистемы создавали крупные автопроизводители, такие как Toyota или Volkswagen. Они объединяли поставщиков и дистрибьюторов в огромные горизонтальные сети. Современный тренд на создание экосистем появился в середине 2010-х годов. Эту тенденцию задавали ИТ-гиганты. Как отмечается в статье [2], успех 7 из 10 крупнейших компаний в мире, деятельность которых основана на новейших цифровых технологиях, теперь зависит от развития экосистем.

Технологические изменения являются основными движущими факторами получения добавленной стоимости, они также открывают новые возможности для стартапов, малых и средних фирм, крупных предприятий. Инновационная активность крупного бизнеса в России зачастую является низкой, таким образом проявляется «слабость действующих в стране конкурентных стимулов на рынке инновационных проектов и отсталость используемых крупным бизнесом операционных моделей, а также организационных форм его взаимодействия с инновационными малыми и средними предприятиями» [3]. Это актуализирует поиск новых форм взаимодействия, в том числе, в рамках промышленных корпоративных экосистем.

В 2017 г. на Петербургском экономическом форуме Президент РФ  В.В. Путин обратил внимание на необходимость развития взаимодействия крупных и малых предприятий (стартапов) в сфере инноваций, в т.ч. обратился к руководству крупных высокотехнологичных государственных и частных корпораций по поводу создания подразделений по работе с малыми инновационными предприятиями и стартапами, а также венчурных фондов.

Цель работы – выявление особенностей формирования корпоративных экосистем в промышленности и взаимодействия внутри них малых и крупных предприятий, на базе изучения российского и зарубежного опыта.

 

Методы

Методология исследования основана на теориях управления инновациями и корпоративного управления, экосистемном подходе, концепции открытых инноваций Применены методы теоретического обобщения, системного, логического, структурного, сравнительного анализа, статистические методы, библиографический анализ. Таким образом, для решения поставленных задач используется комплекс взаимодополняющих методов исследования: методы теоретического анализа литературы по исследуемой проблеме; методы изучения, обобщения и анализа опыта существующих результатов практики управления; количественные и качественные методы сбора эмпирической информации.

В целях исследования был проведен обзор литературы по корпоративным экосистемам и формам взаимодействия крупных и малых промышленных предприятий, проанализированы статьи и доклады конференций, опубликованные до ноября 2023 года. Для анализа литературы использовались базы данных Scopus, ELibrary, научно-информационная сеть ResearchGate и другие онлайн-библиотеки.

Информационную базу исследования составили данные научных статей, исследований профильных организаций по теме венчурных инноваций, корпоративных экосистем (Dsight, Venture Guide), экспертные мнения руководителей корпораций, венчурных фондов и т.д.

 

Результаты

Современные условия Индустрии 4.0, цифровизации всех отраслей экономики, глобализации и сетевых эффектов диктуют потребность в новых способах сотрудничества в области инноваций, в области исследований и разработок.

Различные формы коллаборативного взаимодействия между крупными корпорациями и малыми предприятиями, в т.ч. стартапами, имеют положительные эффекты для внедрения новой продукции за счет сокращения издержек, технологического риска и рыночной неопределенности, а также взаимного доступа к новейшим технологиям.

В связи с этим формирование инновационных экосистем стало эффективной формой взаимодействия различных агентов. По мнению специалистов АСИ, в компании, стремящейся быть лидером в инновациях, необходимо создать условия для формирования пула инновационных проектов и их реализации. Для этого компании следует, в том числе, создать экосистему для работы с рискованными инновационными проектами [4].

По мнению Проскурина С.Д. и других авторов, инновационные экосистемы подразделяются на следующие виды по масштабу деятельности: мировая, национальная, региональная, отраслевая, корпоративная, предпринимательская, индивидуальная [5].

 

Теория открытых инноваций

В настоящее время наиболее распространенными подходами к созданию новых продуктов и услуг являются инструменты на основе «открытых инноваций». В данном случае для генерации и воплощения новых идей используются как внутренние, так и внешние ресурсы. На базе этой же теории развиваются и корпоративные инновационные экосистемы. Корпорации ищут инновационные проекты за пределами компании, сотрудничают с другими предприятиями, научными и образовательными организациями по поводу обмена знаниями, компетенциями, технологиями и т.д. [6]. При привлечении сторонних инновационных компаний ключевым моментом является юридические условия использования его интеллектуальной собственности.

Инструменты открытых инноваций включают в себя: конкурсы инновационных проектов, скаутинг, корпоративные акселераторы, корпоративные бизнес-инкубаторы, корпоративные венчурные фонды, корпоративные технопарки, финансирование внешних инновационных проектов, выделение внутренних разработок в спин-оффы, слияния и поглощения (Mergers & Acquisitions), приобретение компаний и др.[7, 8, 9]

Во многих отраслях реального сектора экономики (автомобилестроение, авиастроение, авиаперевозки) в течение десятилетий функционируют развитые экосистемы. Внедрение новых продуктов или технологий имеет длительный инновационный цикл. На начальной (посевной стадии) развитием инновационного продукта занимаются стартапы.

Рассмотрим основных участников экосистемы, которая позволяет внедрять инновации, за счет взаимодействия стартапов и корпораций. Глубокое технологическое сотрудничество зависит от многостороннего взаимодействия между участниками, у каждого из которых есть свои потребности и приоритеты. В целом, экосистемы могут включать большое количество агентов региональной экономической среды: малые инновационные предприятия (стартапы), крупные предприятия (корпорации), правительство, университеты и научные организации, инвесторы, пользователи (потребители), посредники и др.

Стартапы являются ключевым агентом инновационного процесса в экосистемах. Они могут позволить себе пойти на риски с целью внедрения прорывных инноваций, благодаря им происходит ускорение исследований и разработок, а также коммерциализации новых продуктов или технологий. Стартапы от участия в экосистеме получают преимущества в виде финансирования, доступа к рынку, технической экспертизе, деловым опыту и знаниям корпораций, инвесторов, научных специалистов [10]. При взаимодействии с корпорациями они могут получить доступ к лабораториям и инфраструктуре тестирования, производственным и рыночным возможностям корпораций.

Корпорации осуществляют технологическую интеграцию, предоставляют индустриальные и коммерческие возможности для стартапов. За счет экосистем они привлекают внешние инновации. В условиях Индустрии 4.0 появляются новые модели привлечения и использования новых знаний и технологий. Одна из них это как раз использование корпорациями инструментов открытых инноваций. При этом, у корпораций сохраняется настороженность по отношению к стартапам [11].

Все большее число компаний участвует в венчурном инвестировании. То есть наряду с традиционными венчурными фондами формируются корпоративные. Корпорации выступают как CVC-инвесторы, партнеры с ограниченной ответственностью. Они обладают более глубокими техническими и производственными знаниями, что выгодно их отличает от обычных венчурных инвесторов.

 

Опыт применения инструментов открытых инноваций в корпоративных экосистемах

Существует спорный вопрос, является ли разработка нового продукта внутри корпорации стартапом. Специалисты-практики считают, что да. Рассмотрим варианты, как стартап может существовать внутри корпорации: 1) инвестиционный проект; 2) предпроектная деятельность – исследовательский проект; 3) отдельное юридическое лицо (спинофф); 4) рабочая группа; 5) проектная команда или отдельный проект [12].

Авторами Шкарупета Е.В. и Казарцева А.И. [7] был проведен анализ зарубежного и российского опыта применения инструментов инновационного развития корпораций в аспекте применения концепции открытых инноваций, на базе этого исследования и ряда других источников нами была составлена таблица с примерами того, какие инструменты применяют корпорации  в рамках корпоративных экосистем, с акцентом на опыт российских промышленных корпораций (таблица 1).

 

Таблица 1 – Инструменты открытых инноваций, применяемые в промышленных корпоративных экосистемах

Корпорация Инструменты инновационного развития
3M Корпоративная культура поддержки инноваций; технический форум; финансирование исследований и разработок; собственные разработки; инструменты поддержки стартапов; M&A (Инновационная культура 3М на форуме «Открытые инновации» 2017. URL: https://publishernews.ru/PressRelease/PressReleaseShow.asp?id=654272 (дата обращения 24.10.2023).)
Airbus Инновационные центры; глобальная сеть акселераторов в сфере аэрокосмонавтики Airbus BizLab; венчурная компания Airbus Ventures и др. (Innovation ecosystem. Leveraging collective intelligence to deliver result / сайт Airbus. URL: https://www.airbus.com/en/innovation/innovation-ecosystem (дата обращения 24.10.2023).)
BMW Профильная инновационная группа
Баштехинформ, ПАО Северсталь Корпоративный бизнес-инкубатор
ПАО «Объединенная авиастроительная корпорация» Венчурные фонды; взаимодействие с вузами; проведение хакатонов и конкурсов; создание корпоративной «песочницы» и др.
ГК Ростех Центр открытых инноваций; система управления уникальными технологическими компетенциями; курсы дополнительной подготовки по теории решения изобретательских задач (ТРИЗ); программа-катализатор «Вектор»; корпоративные венчурные фонды [13,14]
ПАО «Объединенные машиностроительные заводы» Конкурсы  инновационных проектов;  программы обучения инженеров с целью развить общую инновационную культуру; корпоративный инкубатор-акселератор идей «Фабрика инноваций для поиска и управления талантами»
ПАО «Сибур» Конкурс-акселератор инновационных проектов «Большая разведка»; Кубок инновационных проектов»; внутренний акселератор «Менделеевский спринт»
ОАО РЖД Корпоративный  акселератор
Группа компаний ЭФКО Скаутинг; конкурс стартапов; акселератор; венчурный фонд и др. (ГК «ЭФКО» открывает «ЭФКО Инновации» – для расширения работы со стартапами и молодыми учеными. URL: https://agrovesti.net/news/corp/gk-efko-otkryvaet-efko-innovatsii-dlya-rasshireniya-raboty-so-startapami-i-molodymi-uchenymi.html (дата обращения 24.10.2023).)
ОАО «Татнефть» Инновационный центр
ПАО Северсталь Корпоративный акселератор Severstal SteelTech Accelerator
Компания «Русал» 6 конкурсов идей и проектных предложений на международной платформе Innocentive [15]

 

На выбор инструментов открытых инноваций, применяемых корпорациями, влияет этап инновационного цикла, уровень инновационной культуры в корпорации, а также стоимость инструментов. К недорогим инструментам можно отнести различные мероприятия для стартапов, конкурсы идей, хакатоны, скаутинг. Более дорогостоящие инструменты это корпоративный венчурный фонд, лаборатории и т.д. На первом этапе, при поиске инновационных идей, корпорации могут применять наибольшее количество инструментов, на этапе масштабирования продукта спектр инструментов минимален.

Рассмотрим подробнее основные инструменты открытых инноваций в корпорациях. Примеры их представлены в таблице выше. В исследовании KPMG можно подробнее ознакомиться с определениями этих инструментов [16]. Здесь же ограничимся перечислением и описанием некоторых из них: инновационные центры, или центры передового опыта; профильная инновационная группа; программа внутреннего предпринимательства; корпоративный бизнес-инкубатор; хакатоны; инновационные туры (экскурсии); инновационный аванпост / наблюдательный пункт; партнерство с технологическими центрами / университетами; внешний инкубатор / партнерские программы акселерации; приобретение / покупка стартапов.

В 2020 г. Поповым А.Н. [17] было проведено исследование 54 программ корпоративных инноваций. На его основе, а также данных годовых отчетов Dsight и исследования корпоративных инноваций в России от Deloittе автор выделил следующие часто применяемые инструменты развития корпоративных инноваций, которые потенциально приводят к дальнейшему внедрению инновационных решений стартапов в корпорации: 1) корпоративные акселераторы, рассчитанные на внешние проекты; 2) корпоративные венчурные фонды; 3) поглощение (выкуп мажоритарной доли компании) инновационных проектов корпорацией; 4) внутренние корпоративные акселераторы (акселераторы, ориентированные на проекты, созданные сотрудниками корпорации). Рассмотрим подробнее получившие наибольшее развитие в российской практике инструменты – корпоративные акселераторы и фонды.

 

Корпоративные бизнес-акселераторы

Наряду с традиционными бизнес-акселераторами, все большее развитие получают корпоративные акселераторы [18] как одни из важнейших и самых доступных инструментов «открытых инноваций». Первый корпоративный акселератор появился в конце 2011 г. В 2015 г. их количество выросло до 77, они были созданы на предприятиях из 18 отраслей в 32 странах. В корпоративной сфере с 2013 г. в РФ проведено около 70 акселерационных программ [14].

Долгосрочной целью создания корпоративных акселераторов является увеличение капитализации компании [19]. Этому способствует достижение следующих результатов работы акселератора: сокращение затрат, рост стоимости вложенных средств в стартапы, выделение внутренних проектов с спин-оффы, получение новых технологий, выход на новые рынки.

Одна из основных целей корпоративного акселератора – скаутинг технологий. Промышленные компании могут найти проекты, позволяющие им расширить производство или организовать новые [20]. Как указано в исследовании [21], реализация программ акселерации может осуществляться в двух основных видах: «технологический радар» и «катализатор развития технологий».

Исследование Ростеха показало, что самым востребованным на российском рынке видом реализации акселератора стал формат технологических радаров. В таком формате были проведены 53 из 70 исследованных программ. Корпорации выбирали существующие на рынке стартапы по определенной теме для 1) тестирования продуктов стартапа и улучшения собственных продуктов/процессов, 2) включения в цепочку поставщиков или 3) последующей процедуры M&A. Стоит отметить, что сейчас в России именно корпорации являются основными покупателями доли в стартапах на поздних стадиях развития проекта, то есть становятся важнейшими игроками  российского венчурного рынка. С 2017 г. появился формат внутренних акселерационных программ по поиску, отбору и вовлечению персонала в создание новых продуктов. Таких программ было 17 из 70. Среди них компании Камаз, Ростех (программа-катализатор «Вектор»).

В акселераторе могут развиваться не только внешние (независимые) технологические стартапы, но и внутренние проекты корпораций [22].

Отраслевая  специфика акселераторов в России: развитие технологических стартапов в сфере IT, робототехники, аддитивных технологий, новых материалов и Big Data [23]; медицины и фармацевтики. Проекты в отраслях нефтегазовой промышленности, металлургии, горнодобывающей отрасли, электроэнергетики чаще привлекаются в корпоративные акселераторы в индустриальных регионах, таких как Свердловская область, Пермский край, Республика Татарстан.

Приведем еще несколько примеров корпоративных акселераторов в промышленном секторе России. В 2019 г. ПАО «Северсталь» запустило акселератор Severstal SteelTech Accelertor [24]. Акселератор занимается поиском инновационных решений в промышленной сфере и их интеграцией в производственный цикл. В 2018 г. АО «ТВЭЛ» (топливный дивизион «Росатома») объявил о создании акселератора для стартапов и новых идей. РЖД в 2019 г. запущен корпоративный акселератор на площадке Всероссийского научно-исследовательского института железнодорожного транспорта (АО «ВНИИЖТ»).

 

Корпоративные венчурные фонды

Наряду с практикой развития частных и государственных венчурных фондов и других форм венчурного инвестирования, в развитых странах эффективным инструментом развития инновационной деятельности становятся собственные корпоративные венчурные фонды [25]. Они должны соединить в комплексе три основных элемента конкурентоспособности предприятия – стратегическое развитие, инновации и предпринимательскую инициативу [26].

Корпоративные венчурные фонды широко используются с 1970-х гг. «До 40% крупнейших компаний Европы и 60% компаний США выделяют средства на реализацию корпоративных венчурных программ» [27]. Последнее десятилетие по этому пути пытаются идти и крупные российские компании, такие как ПАО «Газпром», АФК «Система», «Промсвязьбанк» и др. В 2012 г. началась реализация проекта «Практика создания корпоративных венчурных фондов в российских компаниях». Инициатором выступила РВК, реализацию осуществляет НК «Клуб директоров по науке и инновациям» при поддержке Министерства экономического развития РФ.

Главные цели создания корпоративного венчурного фонда – это «получение быстрого доступа к новым технологиям, которые могут резко изменить структуру отрасли и являются потенциальной угрозой и источником дохода одновременно для рыночных лидеров» [28]. Корпорация может передать проекты, связанные с подрывными инновациями, дочерней фирме или отдельному стартапу с проведением финансирования через корпоративный венчурный фонд [29].

Корпоративные венчурные фонды оказывают поддержку проектам следующих видов. Первое, собственные внутренние и внешние проекты (стартапы). Если речь идет о внешних проектах, то это могут быть компании двух видов: спин-офф (spin-off) и спин-аут (spin-out). Они отличаются степенью автономности от материнской компании. Второе, сторонние фирмы: технологические стартапы, а также более зрелые компании, нуждающиеся в финансовых ресурсах для реализации своих перспективных проектов.

 

Российский опыт

По данным статьи [30], корпоративные инвестиции в России не является преобладающей формой венчурного инвестирования. Большая доля инвестиций приходится на государственные и частные фонды. (в отличие от США).

Согласно опросу Российской венчурной компании (2014 г.) [31 [i]], «62% российских крупных инновационно активных предприятий, преимущественно относящихся к машиностроению и информационным технологиям, участвовали в венчурном инвестировании, причем у 19% механизмы этого участия, включая создание венчурных фондов, созданы, регламентированы и реально функционируют».  Объем венчурного рынка России в 2014 г. составил 480,9 млн долл., в структуре по количеству сделок доля корпоративных инвесторов составляла 16%.

Примерами корпоративных венчурных фондов из российской практики, связанными со сферой промышленности, являются следующие. Инвестиционная компания «Алкор Финанс» образована при группе «Алкор Био», она инвестирует в высокотехнологичные проекты в сфере биотехнологий. В 2013 г. в статусе внутреннего подразделения инвестиционно-промышленного холдинга GS Group создан корпоративный венчурный фонд GS Venture [25 [ii]]. Фокусом фонда являются разработка и производство потребительской электроники и технологий, материалы и продукты на основе специфического наномодифицированного углеродного материала. Фонд Kirov Group Ventures – фонд Кировского завода (г. Санкт-Петербург), сосредоточен на поддержке и развитии индустриальных стартапов pre-seed и seed стадий. Фонд вкладывается в технологии Индустрии 4.0, AgroTech, EnergyTech, HR и DPA (digital process automation) в B2B сегменте (Кто вошел в топ самых активных венчурных фондов России за 2021 год / РБК-тренды. URL: https://trends.rbc.ru/trends/innovation/626a37239a794752c3ac4ba4 (дата обращения 23.10.2023).).

В структуре «Ростеха» действуют два венчурных фонда. Это корпоративный фонд «РТ – венчурные инвестиции» (создан в 2018 г., в 2023 г. сменил название на АО «РТ-медтех»), который сфокусирован на проектах из периметра «Ростеха», и фонд «Индустрия 4.0» (создан в 2019 г.), ориентированный на открытый рынок (Сухаревская А. «Ростех» вложит с партнерами 5 млрд рублей в стартапы // Ведомости. 08.07.2019. URL: https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2019/07/08/806116-rosteh-5-mlrd-rublei-v-startap (дата обращения 23.11.2023).). Они занимались поддержкой инновационных проектов высокотехнологичных предприятий и разработки прорывных технологий. В 2019 г. фонд инвестировал в проект в области оптических технологий. О других вложениях фонда информации нет. «Fuel For Growth» – корпоративный венчурный фонд акционеров «ЭФКО», крупного пищевого холдинга, создан в сентябре 2019 г.

Рассмотрим некоторые актуальные численные характеристики корпоративного венчурного финансирования на современном этапе 2022-2023 г.

Объем российского рынка венчурного финансирования в 2022 г. составил 819 млн долл., таким образом, произошло снижение на 68% относительно показателя 2021 г. – 2,93 млрд. долл. По данным аналитической компании Dsight, количество сделок по инвестированию в стартапы оказалось минимальным за 7 лет – 139. В 2021 г. их было 306 (Инвестиции в стартапы в России могут оказаться рекордно низкими в 2023 году. URL: https://www.forbes.ru/svoi-biznes/486532-investicii-v-startapy-v-rossii-mogut-okazat-sa-rekordno-nizkimi-v-2023-godu (дата обращения 30.11.2023).). В секторе корпораций количество сделок снизилось с 24 до 13. В 2022 г. инвестиционную деятельность снизили все участники венчурного рынка. В наибольшей степени это коснулось именно корпораций и корпоративных фондов. Резкое снижение инвестиций произошло с 424 млн долл. в 2021 г. до 15 млн долл. в 2022 г. Таким образом корпорации реагируют на шоки на рынке. Если говорить о госкорпорациях, то здесь изменения были менее драматичными. В 2021 г. объем финансирования о стороны госкорпораций и госфондов составлял 87 млн долл, в 2022 г. – 76 млн долл. Число сделок снизилось с 31 до 24.

Все большее число корпораций переходят от венчурных инвестиций к слияниям и поглощениям (M&A). В 2022 г. корпоративные инвесторы участвовали в 14 сделках на сумму 15 млн долл., что составило 4% от общего объема венчурного финансирования (в 2021 г. – 14%). Количество приобретенных корпорациями стартапов в 2022 г. снизилось незначительно: 22 покупки (28 покупок в 2021 г.) общим объемом 331 млн. долл., что составляет почти 80% от общего количества M&A за год. Корпорации продолжают оставаться основным покупателем стартапов.

В 2022 г. корпорации, работающие с открытыми инновациями, изменили форматы поиска стартапов [32]. Они стараются получить максимальный эффект при небольших вложениях и выбирают соответствующие инструменты. Так, в 2022 г. количество скаутинговых программ, позволяющих быстро найти решения под точечный запрос, увеличилось в 4 раза по сравнению с 2021 г. В то же время количество классических корпоративных акселераторов снизилось с 54 до 39. Количество хакатонов снизилось с 10 до 4, число технологических конкурсов изменилось незначительно (с 5 до 7). В 2023 г. при работе корпораций со стартапами на ранних стадиях также популярным инструментом стало пилотирование (используют 82% корпораций). Доля компаний, использующих корпоративные акселераторы, продолжает снижаться (27%). Растет интерес корпораций к программам внутреннего предпринимательства (intrapreneurship) (41%).

Если говорить о распределении количества частных корпоративных программ по индустриям заказчиков, то в 2022 г. 19% относилось к отрасли промышленность и энергетика. Речь и идет о следующих компаниях: Газпромнефть, Россети, Вымпелком, Уралхим и др.

В 2023 г. тенденции падения венчурного рынка продолжились. По данным исследования Dsight [33] за первое полугодие 2023 г. совершено 66 сделок. Объем инвестиций снизился до 27 млн долл. Доля корпораций в объеме инвестиций выросла с 3% до 22%. Корпорации вынуждены снижать расходы на исследования и разработки. При этом, их активность несколько растет. Число сделок в первом полугодии 2023 г. выше аналогичного в 2022 г. в два раза. Объем инвестиций показал незначительное падение.

Наиболее активными направлениями для стартапов России являются FinTech и здравоохранение. Также привлекательными для венчурных инвестиций являются кибербезопасность, проекты в области BioTech, EdTech, HRTech и PropTech. По количеству же сделок в первом полугодии лидирует Business Software (20%). Среди корпораций наиболее востребованной сферой вложения является искусственный интеллект (рис. 1). В сфере промышленности (также как и в сфере ритейла и логистики) ИИ применяют для прогнозирования цепочек поставок и транспортных поломок, видеоаналитики, самодиагностики систем.

 

Приоритетные технологии в 1-м полугодии 2023 г.  среди корпораций.

Рисунок 1 – Приоритетные технологии в 1-м полугодии 2023 г.  среди корпораций.

Источник [33]

 

При сокращении количества качественных стартапов корпорации переориентируются на разработку собственных продуктов вместо инвестирования или приобретения. Бюджеты на инновации не сокращаются. Зачастую, для решения задач импортозамещения корпорации занимаются развитием новых продуктов внутри компании, таким образом, становится актуальным такое явление как внутреннее предпринимательство.

 

Риски развития экосистем

Наряду с указанными выше преимуществами взаимодействия крупных и малых предприятий в рамках корпоративных экосистем, существуют и определенные риски. Так, участие в такой экосистеме может являться тормозом инноваций. Усложнение и рост организационной структуры, к которым ведет развитие экосистем, снижает способность бизнеса к инновациям. Недостатком может являться инерция крупной компании.

Со стороны корпораций в текущих условиях отмечаются следующие ограничения по росту взаимодействий со стартапами. Сокращение на рынке качественных решений из-за оттока большого числа перспективных стартапов за пределы РФ. Неадекватная оценка стартапами уровня зрелости своих решений. Юридические вопросы возникают при переходе компаний на российское программное обеспечение, в результате чего усложняется интеграция корпораций и стартапов. Ограничения в работе с открытыми инновациями объясняются и более традиционными проблемами. Это неразвитость нормативно-правовой базы, бюрократические вопросы.

 

Выводы

В современных технологических, экономических и геополитических условиях подтверждается актуальность экосистемного подхода к инновационному развитию корпораций, что особенно актуально для промышленных систем в России. На базе проведенного анализа подходов к понятию корпоративных экосистем показана применимость концепции «открытых инноваций» к корпоративному инновационному развитию промышленности. Мы представили основные модели корпоративных экосистем (модели кооперации крупного и малого бизнеса в сфере технологических инноваций), зарубежный и российский опыт их внедрения, с акцентом на отрасль промышленности. Более подробный анализ мы провели по наиболее часто используемым инструментам развития корпоративной инновационной экосистемы, а именно, корпоративному акселератору и корпоративному венчурному фонду. Текущая ситуация в сфере промышленных корпоративных венчурных инвестиций в России усложнилась ввиду внешних шоковых воздействий, корпоративные экосистемы проходят адаптацию, за счет изменения применяемых инструментов открытых инноваций. С одной стороны, большую популярность получают менее затратные и более точечные инструменты (скаутинг, пилотирование), с другой, развиваются внутренние проекты на базе внутреннего предпринимательства.

В целом, внедрение корпоративных инноваций путем развития различных инструментов на базе концепции открытых инноваций создаст для компаний, как крупных корпораций, так и малых предприятий,  возможности для улучшения своих позиций на рынке за счет увеличения скорости осуществляемых бизнес-процессов и удешевления процессов по внедрению инноваций на базе новых технологий.

Библиографический список:

  1. Что такое бизнес-экосистемы и зачем они нужны / РБК-Тренды. URL: https://trends.rbc.ru/trends/innovation/6087e5899a7947ed35fdbbf3 (дата обращения: 10.09.2023)
  2. Трофимов, О.В., Захаров, В.Я., Фролов, В.Г. Экосистемы как способ организации взаимодействия предприятий производственной сферы и сферы услуг в условиях цифровизации // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия: Социальные науки. 2019. №4(56). С. 43-55.
  3. Пахомова, Н.В., Рихтер, К.К., Малышков, Г.Б., Бондаренко, Ю.П. Организационно-институциональные условия формирования спроса на инновации // Вестн. С.-Петерб. ун-та. Сер. Экономика. 2015. Вып. 2. С. 4-33.
  4. Модель повышения инновационной открытости крупных компаний / Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов. URL: https://files-ice.asi.ru/iblock/cab/cab6fc3d6329858918523e78e01615c8/Standart_all_int.pdf (дата обращения: 16.09.2023).
  5. Проскурнин, С.Д. Создание самоорганизуемой инновационной экосистемы в зонах особого территориального развития // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. 2017. №4 (52). URL: https://eee-region.ru/article/5206/ (дата обращения: 16.11.2023).
  6. Ряжева, Ю.И. Формирование и развитие инновационной среды промышленного сектора на основе инновационной экосистемы // Московский экономический журнал. 2020. №1. С.615-623. DOI 10.24411/2413-046Х-2020-10062.
  7. Шкарупета, Е.В., Казарцева, А.И. Формирование корпоративной инновационной экосистемы на основе модели открытых инноваций // Организатор производства. 2020. Т. №1. С. 91-98. DOI: 10.25987/VSTU.2019.41.12.001.
  8. Xie,, Wang, H. How can open innovation ecosystem modes push product innovation forward? An fsQCA analysis // Journal of Business Research, 108. 2020. p. 29-41. DOI: 10.1016/j.jbusres.2019.10.011.
  9. Раунио, М., Нордлинг, Н., Каутонен, М. Платформы открытых инноваций как инструмент «треугольника знаний»: опыт Финляндии // Форсайт. 2018. Т.12. №.2. С.62-76. DOI: 10.17323/2500-2597.2018.2.62.76.
  10. Portincaso, M., de la Tour, A. The Dawn of the Deep Tech Ecosystem // Boston Consulting Group & Hello Tomorrow. 3/19. 44 р. URL: https://media-publications.bcg.com/BCG-The-Dawn-of-the-Deep-Tech-Ecosystem-Mar-2019.pdf (дата обращения: 16.10.2023)
  11. Ringel, M., Taylor, A., Zablit, H. Bringing Outside Innovation Inside // The Most Innovative Companies 2016: Getting Past «Not Invented Here». BCG report, January 2017. URL: https://www.bcg.com/publications/2017/growth-bringing-outside-innovation-inside (дата обращения: 16.10.2023).
  12. Батрименко, А. Внутреннее предпринимательство бизнес актив для внедрения инноваций / Онлайн-конференция «Внутреннее предпринимательство как бизнес-актив для внедрения инноваций», 6 октября URL: https://disk.yandex.ru/d/xUIIj7gmssn1wA (дата обращения: 16.11.2023).
  13. Каширин, А. И., Волобуев, Н.А. Центр открытых инноваций госкорпорации «Ростех» – новый инструмент по внедрению механизмов открытых инноваций // Инновации. 2016. №.2 (208). C.7-14.
  14. Взращивая бизнес: 10 лет эволюции корпоративных акселерационных программ / Академия Ростеха. URL: https://vc.ru/rostec.academy/128099-vzrashchivaya-biznes-10-let-evolyucii-korporativnyh-akseleracionnyh-programm (дата обращения: 6.12.2023).
  15. Лукша, О.П., Наталенко, А.А., Пильнов, Г.Б., Яновский, А.Э. Акселераторы открытых инноваций на основе информационных платформ // Инновации. 2017. №.12(230). С.87-95.
  16. Корпоративные инновации. KPMG. 2017. 15 с. URL: https://dokumen.tips/documents/-a-content-a-dam-a-kpmg-a-ru.html?page=3 (дата обращения: 20.09.2023).
  17. Попов, А.Н. Стартап-студия как перспективная модель развития инноваций в контексте венчурного рынка и корпоративных инноваций в России // Государственное управление. Электронный вестник. Выпуск 2020. №80. С.260-285. DOI: 24411/2070-1381-2020-10073. URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2020/vipusk__80._ijun_2020_g./upravlenie_innovazijami/12-10-53popov.pdf (дата обращения: 16.11.2023).
  18. Stayton,, Mangematin, V. Startup Time, Innovation and Organizational Emergence: A Study of USA-Based International Technology Ventures // Journal of International Entrepreneurship. 2016. vol. 14. iss. 3. p. 373-409. DOI: 10.1007/s10843-016-0183-y.
  19. Коротковская, Е.В., Коротковская, Е.С. Корпоративные акселераторы как инструмент «открытых инноваций» // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Экономика. Управление. Право. 2018. Т. вып. 1. С. 56–63. DOI: 10.18500/1994-2540-2018-18-1-56-63.
  20. Гершов, В.В. Корпоративный бизнес-акселератор. Как работают глобальные лидеры: SAP // Менеджмент инноваций. №2. С. 124-131.
  21. Gassmann,, Becker, B. Towards a resource-based view of corporate incubators // International Journal of Innovation Management. 2006. Vol. 10 (01). p. 19-45. DOI:10.1142/S1363919606001387.
  22. Hackett,M., Dilts, D.M. A Real Options-Driven Theory of Business Incubation // The Journal of Technology Transfer. 2014. vol. 29. iss. 1. p. 41-54. DOI: 10.1023/B:JOTT.0000011180.19370.36.
  23. Каменских, М.А. Исследование практики функционирования бизнес-акселераторов в России // Региональная экономика: теория и практика. 2018. Т. №9. С. 1725-1734. DOI: 10.24891/re.16.9.1725.
  24. Рождение корпоративных экосистем / В.В. Сараев, Д.С. Медовников, С.Д. Розмирович [и др.]. – М.: «Иннопрактика», 2020. – 86 с.
  25. Мотовилов, О.В. Корпоративное венчурное финансирование инновационных проектов // Вестник Санкт-петербургского университета. 2016. сер. вып. 4. С. 75-91. DOI: 10.21638/11701/spbu05.2016.404.
  26. Mason,, Rohner, T. The venture imperative: a new model for corporate innovation. Boston, MA: Harvard Business School Publishing, 2002.
  27. Россия: курс на инновации. Открытый экспертно-аналитический отчет о ходе реализации «Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года». Выпуск III / ОАО «РВК» при содействии Министерства экономического развития РФ. – М., 2015. – 172 с.
  28. Рогова, Е.М., Галактионов, С.С. Влияние корпоративных венчурных фондов на результаты инновационной деятельности материнских компаний // Инновации. 2017 №1(219). С. 12-18.
  29. Кристенсен, К.М. Дилемма инноватора. Как из-за новых технологий погибают сильные компании / пер. с англ. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. 237 с.
  30. Дуненкова, Е.Н., Лысова, Е.А. Венчурные экосистемы России и США: сравнительный анализ // Вестник университета. 2020. №12. С. 95-102. DOI: 10.26425/1816-4277-2020-12-95-102.
  31. Костеев, В., Никитченко, А., Пикулева, Е., Бобкова, Н. Корпоративные венчурные инвестиции в России: состояние и перспективы (2014-2015 гг.). – М.: НП «Клуб директоров по науке и инновациям», 2014. URL: http://www.rusventure.ru/ru/programm/analytics/docs/201412_Corporate_venture_capital_investments.pdf (дата обращения: 20.09.2023).
  32. Исследование Dsight «Венчурная Евразия 2022». URL: https://dsight.ru/research16 (дата обращения: 6.12.2023).
  33. Исследование Dsight «Венчурная Евразия. Итоги первого полугодия 2023». URL: https://www.tadviser.ru/images/c/c8/%D0%92%D0%B5%D0%BD%D1%87%D1%83%D1%80%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%95%D0%B2%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B8%D1%8F_1%D0%9Fpdf (дата обращения: 6.12.2023)

Корпоративные экосистемы в промышленности: российский и зарубежный опыт Read More »

Личность руководителя в системе профилактики профессионального выгорания у педагогов общеобразовательной организации

Актуальность

Востребованность психологического знания в современном мире обусловлено прежде всего тем, что оно способствует, а иногда просто незаменимо для решения актуальных проблем, стоящих перед обществом в экономической, социальной, политической и прочих сферах жизнедеятельности.

Наиболее значимой проблемой человечества, решением которой оно занималось всю сою историю существования является производительность труда, возможность наиболее эффективно решать проблемы удовлетворения потребностей населения в материальной и духовной сферах. Помимо этого, в современном обществе остро стоит проблема гуманизации, создания условий, при которых приоритетными становятся не интересы общества, а возможность удовлетворения потребностей, интересов человека, сохранения его здоровья. Попытка решения этой задачи инициировала ряд плодотворных концепций, позволивших понять сущность, этиологию, закономерности развития конфликтных ситуаций в личностной, межличностной, профессиональной сферах. Одной из таких концепций стало представление о конструкте burnout, целенаправленное изучение которого началось в 80-х годах прошлого века.

 

Современные представления о проблеме

В ходе многолетних дискуссий мировое психологическое сообщество  практически пришло к консенсусу, что синдром (сочетание)  burnout (выгорание) является трехкомпонентным конструктом (эмоциональное истощение, профессиональный цинизм, редукция профессиональных достижений), который в свое время был обоснован С. Maslach, S.B. Jackson [10], и является основой для самого популярного измерительного инструментария, который используется в соответствующих модификациях по всему миру, опросника «Maslach Burnout Inventory» (MBI). В отечественной психологии на основе этой методики создано несколько вариантов, учитывающих специфику деятельности различных профессиональных групп, авторами которых являются Н.Е. Водопьянова и Е.В. Старченкова [2]. Также известна методика А.А. Рукавишникова ОПВ-3-у для учителей, шкалы которой также валидизированы на основе методики MBI [6].

А. Пайнс выдвинула идею о том, что главной причиной выгорания является неудачный поиск смысла жизни в профессиональной сфере. По ее мнению, выгорание с наибольшей вероятностью возникает у высокомотивированных специалистов, отождествляющих себя с работой, считающих ее высоко значимой и общественно полезной, терпят неудачи в достижении своих целей и чувствуют, что не способны внести весомый вклад. Работа, которая была смыслом жизни для индивида, вызывает у него разочарование, развитие которого и приводит к выгоранию. Личность без высокой первоначальной мотивации может испытывать стресс, одиночество, депрессию, экзистенциальный кризис или усталость, но не выгорание [5].

На основе этой идеи у Maslach C. и Leiter M.P появилась гипотеза о взаимосвязи выгорания и профессиональной вовлеченности, которая активно проверяется за рубежом и в отечественной психологии.

Профессиональная вовлеченность (Work Engagement) рассматривается как антитеза профессиональному выгоранию. Авторами был выдвинут термин «увлеченность работой», который характеризовался прямо противоположными профессиональному выгоранию составляющими: энергичностью, включенностью в работу, профессиональной эффективностью [11]. По словам К. Маслач выгорание является основным источником разрушения вовлеченности в работу, который превращает энергичность в истощение, вовлеченность в цинизм, а эффективность в безрезультативность [8].

Исходя из положений данного подхода можно сделать важный вывод, ориентированный на соблюдения принципа активности при решении различных задач не только в психологии, но и других направлениях как научной, так и практической деятельности. В данном случае он предполагает не выстраивание защитных механизмов, направленных на предупреждение, профилактику, купирование профессионального выгорания, а создание условий для профессиональной вовлеченности, возможностей для раскрытия и реализации профессионального потенциала работника.

Традиционно, профессионально выгорание связывают с тремя группами факторов: личностными, индивидуально-психологическими характеристиками; социально-психологическими условиями деятельности; организационными (иногда рассматриваются как частное проявление социально-психологических) [7].

Если брать первую группу факторов для решения проблемы профилактики и предупреждения синдрома выгорания, то практическая ее реализация лежит в плоскости традиций отбора. В полном смысле профессиональный психологических отбор законодательно регламентирует отдельные виды деятельности, к которым педагогическая не относится. Видимо здесь можно использовать профориентационное направление, деятельности, в ходе которого изучается личность оптанта и в ходе профессиональной консультации обсуждаются варианты профессионального развития. В результате молодого человека, стоящий на распутье профессионального самоопределения, делает профессиональный выбор и в процессе дальнейшего обучения делает дальнейшие шаги в профессиональном самоопределении.

В качестве организационных и социально-психологических факторов выгорания выделяют общую неудовлетворённость профессией, определяемую заработной платой, материальной базой, взаимоотношениями в коллективе, не удовлетворенные потребности во власти, статусе, самоутверждения, условия, препятствующие межличностному общению, реализации духовных и просоциальных ценностей, отсутствие одобрения профессиональной деятельности [4].

 

Организация и проведение эмпирического исследования

На оценку широкого круга организационных, социально-психологических условий деятельности педагогов общеобразовательных организаций, а также личностных особенностей было организовано и проведено эмпирическое исследование, в котором приняло участие 125 учителей из 19 общеобразовательных организаций Белгородской, Кемеровской, Московской областей, Москвы, Санкт-Петербурга, Челябинска, республики Башкортостан, Кабардино-Балкарской республики, республики Северной Осетии-Алании.

Методом сбора выступал анонимный опрос с применением формализованного авторского опросника, включающего возможность изложения свободного мнения о происходящих процессах и явлениях. Также применялись стандартизированные методики «Профессиональное выгорание» в адаптации Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой, опросник «Утрехтская шкала увлеченности работой» в адаптации Д.А. Кутузовой, Методика изучения социально-психологического климата О.С. Михалюк, Н.Ю. Хрящевой, методика определения стиля руководства трудовым коллективом В.П. Захарова и А.Л. Журавлева, 16 PF Кэттелла, форма А. Достоверность результатов обеспечивалась установлением личных, доверительных контактов участников исследовательской группы с педагогами общеобразовательных организаций.

Для анализа взаимосвязей силы проявления синдрома выгорания, профессиональной вовлеченности, как антитезы выгорания, а также их компонентов: эмоционального истощения, профессионального цинизма, редукции профессиональных достижений, энергичности, энтузиазма и поглощенности с различными организационными, социально-психологическими и индивидуально-психологическими явлениями применялся корреляционный анализ.

В проведенном нами исследовании оказалось, что самым значимым фактором, определяющим риск возникновения и силу проявления синдрома выгорания, является личность руководителя. Его компетенции, природные и выработанные в ходе социализации, профессионализации паттерны поведения, методы решения профессиональных задач, особенности межличностного взаимодействия во многом определяют параметры профессиональной вовлеченности.

Для получения объективных данных о психологических характеристиках руководителя использовалась как индивидуальная, так и групповая оценка педагогами одной организации по пунктам авторского формализованного опросника и методики В.П. Захарова и А.Л. Журавлева.

В авторском опроснике, многие пункты которого построены на основе шкалы Р. Лайкерта, содержат прямые вопросы о степени развития управленческих компетенций и некоторые из них представлены ниже.

 

Образец стимульного материала

Рисунок 1. Образец стимульного материала

 

Также имеется ряд пунктов, которые напрямую не связаны с личностью руководителя, но отражают организационные процессы, во многом от него зависящие.

 

Результаты исследований

В настоящее время остро стоит проблема отношений учителя со сторонами образовательного процесса. В новостных каналах обсуждаются конфликтные ситуации как с родителями, так и с учениками. Каждый отдельный случай заслуживает индивидуальной оценки и установления объективных обстоятельств происходящего. Но в тоже время наблюдаются социально-психологические эффекты, преподносящие происходящее в тенденциозном виде, где педагог занимает априори невыгодную позицию. В частности, руководители всех рангов для минимизации общественного резонанса ущемляют права и интересы своих подчиненных, иногда безосновательно вставая на сторону учеников и родителей. Опрос, направленный на выяснения степени влияния позиции руководства на риск возникновения выгорания показал следующие результаты.

 

Таблица 1. Взаимосвязь готовности администрации защищать педагога в конфликтной ситуации с учениками (индивидуальная оценка) с показателями выгорания и профессиональной вовлеченности

r p
Эмоциональное истощение – 0.229 0.005
Энтузиазм 0.318 <0.001

 

Таблица 2. Взаимосвязь готовности администрации защищать педагога в конфликтной ситуации с родителями (индивидуальная оценка) с показателями выгорания и профессиональной вовлеченности

r p
Эмоциональное истощение – 0.303 <0.001
Профессиональный цинизм – 0.175 0.025
Выгорание – 0.182 0.021
Вовлеченность 0.156 0.046

 

Таблица 3. Взаимосвязь готовности администрации защищать интересы педагога в конфликтной ситуации (групповая оценка) с профессиональной вовлеченности

r p
Энтузиазм 0.220 0.007

 

Профессия педагога не предусматривает бурного карьерного роста в массовом порядке. Тем не менее, достаточно много векторов развития, за счет которых можно удовлетворять естественные потребности педагога в признании, профессиональном росте, творчестве, научной деятельности и т.д.  Не только поддержка в реализации этих планов, но и просто знание этих интенций руководством во многом помогает учителю придерживаться своих планов, сохраняя энергичность в профессиональной деятельности.

 

Таблица 4. Взаимосвязь представлений администрации о потребностях персонала и готовности оказать поддержку в реализации этих планов (групповая оценка).

r p
Профессиональный цинизм – 0.158 0.039
Энергичность 0.203 0.011
Вовлеченность 0.181 0.022

 

В многочисленных исследованиях по проблеме профессионального выгорания исследователи часто говорят о роли социально-психологических отношений в коллективе, особенно подчеркивая роль супервизора. Педагогический коллектив в этом отношении не является исключением. Его профессиональные знания, трудолюбие, активность, особенно характер взаимоотношений с подчиненными во многом влияют как на показатели синдрома выгорания, так и профессиональной вовлеченности.

 

Таблица 5. Взаимосвязь некоторых особенностей личности и поведения руководителя (индивидуальная оценка) с показателями выгорания и профессиональной вовлеченности

r p
Субъективна оценка трудолюбия руководителя
Профессиональный цинизм – 0.218 0.007
Выгорание – 0.202 0.012
Энтузиазм 0.170 0.029
Субъективна оценка активности руководителя
Профессиональный цинизм – 0.147 0.05
Редукция профессиональных достижений – 0.163 0.035
Выгорание – 0.166 0.032
Энергичность 0.155 0.042
Вовлеченность 0.161 0.036
Субъективна оценка требовательности руководителя
Эмоциональное истощение – 0.241 0.003
Профессиональный цинизм – 0.354 <0.001
Выгорание – 0.270 0.001
Субъективна оценка отзывчивости руководителя
Эмоциональное истощение – 0.276 <0.001
Профессиональный цинизм – 0.257 0.002
Выгорание – 0.228 0.005
Энтузиазм 0.228 0.005
Субъективна оценка способности руководителя разбираться в людях
Эмоциональное истощение – 0.341 <0.001
Профессиональный цинизм – 0.252 <0.001
Выгорание – 0.248 0.003
Энтузиазм 0.162 0.036
Субъективна оценка справедливости руководителя
Эмоциональное истощение – 0.371 <0.001
Профессиональный цинизм – 0.266 <0.001
Выгорание – 0.273 0.001
Энтузиазм 0.197 0.014
Вовлеченность 0.149 0.049
Субъективна оценка доброжелательности руководителя
Эмоциональное истощение – 0.274 <0.001
Общая групповая оценка качеств руководителя в целом (сумма всех показателей)
Эмоциональное истощение – 0.198 0.013
Профессиональный цинизм – 0.296 0.001
Выгорание – 0.285 <0.001
Энергичность 0.185 0.019
Энтузиазм 0.183 0.020
Поглощенность 0.203 0.012
Вовлеченность 0.194 0.015
Групповая оценка влияния руководителя на положение дел в организации
Эмоциональное истощение – 0.251 0.005
Профессиональный цинизм – 0.523 <0.001
Редукция профессиональных достижений – 0.193 0.015
Выгорание – 0.433 <0.001
Энергичность 0.185 0.019
Энтузиазм 0.183 0.020
Поглощенность 0.203 0.012
Вовлеченность 0.194 0.015
Директивны стиль управления коллективом на основе групповой оценки
Профессиональный цинизм 0.498 <0.001
Редукция профессиональных достижений 0.310 <0.001
Выгорание 0.394 <0.001
Энергичность – 0.156 0.048
Энтузиазм – 0.216 0.01
Поглощенность – 0.253 0.003
Вовлеченность – 0.220 0.003
Коллегиальный стиль управления коллективом на основе групповой оценки
Эмоциональное истощение – 0.250 0.003
Профессиональный цинизм – 0.560 <0.001
Редукция профессиональных достижений – 0.281 <0.001
Выгорание – 0.441 <0.001
Энтузиазм 0.332 <0.001
Выгорание – 0.441 <0.001
Поглощенность 0.307 <0.001
Либеральный стиль управления коллективом на основе групповой оценки
Эмоциональное истощение 0.196 0.018
Профессиональный цинизм 0.310 <0.001
Выгорание 0.227 0.007
Энтузиазм – 0.269 0.002
Поглощенность – 0.162 0.042

 

Обсуждение результатов

Анализ результатов исследования показывает, что личность руководителя влияет как на показатели профессионального выгорания, так и на показатели профессиональной вовлеченности, что подтверждает правомерность модели Maslach C. и Leiter M.P, рассматривающих эти явления во взаимосвязи.

Но необходимо отметить, что не все независимые переменные одинаково влияют как на выгорание и вовлеченность, так и их компоненты. Руководителю своим поведением гораздо легче создать предпосылки для выгорания педагогов, нежели условия для развития профессиональной вовлеченности. В исследовании обнаружено 12 переменных, значимо влияющих на развитие выгорания против 5 для развития профессиональной вовлеченности. Предпосылками в последнем случае являются трудолюбие, справедливость, способность влиять на положение дел в образовательной организации, с другой стороны, минимизация директивного компонента в стиле управления коллективом. Среди структурных компонентов профессиональной вовлеченности менее зависим от действий руководителя показатель энергичности. На него влияют параметры общей активности руководителя при минимальной составляющей директивного компонента в стиле управления коллективом.

Из компонентов синдрома выгорания показатели эмоционального истощения и профессионального цинизма имеют примерно одинаковое количество статистически значимых детерминант. Снижение чувства субъективной профессиональной эффективности зависит только от трудолюбия руководителя, реализации им преимущественно коллегиального стиля руководства и минимизации директивной составляющей.

Во многих исследованиях по проблеме выгорания указывается, что именно коллегиальный стиль управления является фактором, сдерживающим процесс развития выгорания. Но это во многом зависит от организационной культуры, характером официальных и неофициальных взаимоотношений, меры ответственности за принимаемые решения и совершаемые действия. Например, в исследовании проблемы у летного состава военной авиации был выявлен обратный эффект, при котором директивный стиль оказался более оправданным с точки зрения создания условий для профилактики синдрома [9]. Видимо это объясняется делегированием руководителям летных подразделений, как единоначальникам, наделенным правом принимать решения и при этом нести всю полноту ответственности за действия как свои, так и подчиненных. Соответственно последние психологически снимают с себя некоторую часть ответственности за свои действия и обращение к ним за советом, поиска поддержки воспринимается как слабость руководителя, нарушение установившегося порядка вещей с последующими негативными эмоциями.

Педагоги же образовательных организаций имеют несколько другие организационные традиции, более демократичные, основанные на служении высоким духовным ценностям, творчестве, поиску эффективных форм педагогического воздействия, что невозможно без тесного взаимодействия и взаимопонимания. Поэтому переменная коллегиального стиля управления является определяющей практически всех компонентов как синдрома выгорания, так и профессиональной вовлеченности педагогов.

Либеральный стиль управления педагогическим коллективом также, как и директивный, негативным образом сказывается на развитии синдрома выгорания, хоть и не так критично.

Не менее важной детерминантой, выгорания и вовлеченности со всеми компонентами оказалась переменная «способность руководителя влиять на положение дел в организации». Наблюдается на первый взгляд некоторое противоречие между необходимостью соблюдения признаков коллективного принятия решения с одной стороны, с другой принимать ответственные решения, эффективно оптимизировать отношения с внешней средой. Видимо, в этом и заключается искусство хорошего руководителя, подающего пример в трудолюбии, заряжающего своей энергичностью, создающего атмосферу взаимоуважения и защищающего подчиненного от угроз внешней среды.

В результате полученных данных можно сделать вывод о необходимости тщательного подхода к подбору кандидатов и назначения на должность руководителей общеобразовательных организаций. Для решения этой задачи должна проводиться экспертиза психологической компетентности и наличия умений и навыков по управлению поведением участников совместной деятельности. Оценку способности эффективно взаимодействовать с другими людьми в ходе профессиональной деятельности, способности адекватно ориентироваться во внутриличностном пространстве. Оценку способности воздействовать на коллектив с целью нормативной регуляции поведения и деятельности, формирования требуемых отношений. Личностные качества: высокие моральные стандарты, физическое и психологическое здоровье, справедливость, честность, отзывчивость, заботливость, доброжелательность, оптимизм, активность, уверенность в себе.

Также необходимо организовать работу по обучению, повышению квалификации с включением в программу разделов по психологической подготовке. Они могут содержать знакомство с передовым опытом, прохождение тренингов сенситивности, лидерских качеств, личностного роста и т.д.

 

Выводы

Таким образом, профессиональное выгорание, это длительное психическое состояние, разновидность профессиональных стрессов, которое возникает у высокомотивированных специалистов, отождествляющих себя с работой, считающих ее высоко значимой и общественно полезной и терпящих неудачи в достижении своих целей. При позитивном развитии событий возникает противоположное состояние профессиональной вовлеченности, характеризующееся энергичностью, энтузиазмом, поглощенностью содержанием деятельности. Важнейшую роль в обеспечении решении задачи профилактики синдрома выгорания и создания условий для профессиональной вовлеченности играет руководитель, который должен обладать высокими организационными компетенциями  и общечеловеческими духовными качествами. Решить задачу приведения в соответствие руководителя и вышеназванным требованиям можно путем тщательного отбора, в рамках подготовки кадрового резерва, развития в ходе профессиональной переподготовки, повышения квалификации, обмена опытом и целенаправленного развития необходимых качеств методическими инструментами психологического тренинга.

Библиографический список:

  1. Водопьянова, Н. Е. Анализ проблемы профессионально-личностных деформаций и выгорания учителей вечерних школ / Н. Е. Водопьянова, Л. Н. Голина // Психология XXI века: психология как наука, искусство и призвание : Сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых: В двух томах, Санкт-Петербург, 12–25 апреля 2018 года / Под научной редакцией А. В. Шаболтас, С. Д. Гуриевой. Том 2. – Санкт-Петербург: ООО «Издательство ВВМ», 2018. – С. 422-429. – EDN ZOVQHJ.
  2. Водопьянова, Н.Е., Старченкова, Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. 2-е изд. – СПб.: Питер, 2008. – 336 с.
  3. Зазыкин, В. Г. Психологическая компетентность руководителя : Учебное пособие / В. Г. Зазыкин, А. С. Карпенко. – Москва : ИПК госслужбы, 2008. – 375 с. – EDN VSFJUV.
  4. Наличаева, С. А. Самоактуализационный потенциал личности как детерминанта профессионального выгорания педагогов : специальность 19.00.03 «Психология труда, инженерная психология, эргономика» : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук / Наличаева София Александровна. – Москва, 2011. – 26 с. – EDN QHVRFX.
  5. Психология Учебник для гуманитарных вузов / Под общ. ред. В.Н. Дружинина. – СПб.: Питер, 2001. – 656 с.
  6. Рукавишников, А.А. Личностные детерминанты и организационные факторы генезиса психического выгорания у педагогов. Дис…канд. псих. наук: 19.00.3, 19.00.5, Ярославль, 2001.
  7. Сечко, А. В. Превенция синдрома выгорания в образовательной среде: теоретическое обоснование и практические методы / А. В. Сечко // Психологическая безопасность образовательной среды: проблемы, ресурсы, профилактика. – Москва : Общество с ограниченной ответственностью «Русайнс», 2022. – С. 240-260. – EDN TTYYEQ.
  8. Сечко, А. В. Профессиональная вовлеченность педагогов в системе психологических взглядов / А. В. Сечко, О. Р. Леонгардт // Психология обучения. – 2018. – № 5. – С. 104-113. – EDN XMHEZF.
  9. Сечко, А. В. Профессиональное выгорание летного состава ВВС Российской Федерации : специальность 19.00.03 «Психология труда, инженерная психология, эргономика» : диссертация на соискание ученой степени кандидата психологических наук / Сечко Александр Владимирович. – Москва, 2006. – 201 с. – EDN NNYBVR.
  10. Maslach, C., Jackson, S.E. Patterns of burnout among a national sample of publik contact workers. Journal of Health & Human Resources Administration, 1984,№7, pp 189-212.
  11. Maslach, C., Schaufeli, W.B. & Leiter, M.P. Job burnout // Annual Review of Psychology. – 2001. p. – 397-422

Личность руководителя в системе профилактики профессионального выгорания у педагогов общеобразовательной организации Read More »

Суверенные финансовые риски: понятие и методы управления

Введение

Суверен – это государство, представляющее своих граждан. Суверенный риск или риск государства — это риск того, что правительство страны может не выполнить свои обязательства перед контрагентами: населением страны, корпоративными игроками и международными структурами, выступающими в качестве потребителей услуг, партнерами и сопартнерами, инвесторами, кредиторами и иными лицами.

Фактически суверенный риск представляет собой сложную комбинацию рисков (рыночного, кредитного, финансового, операционного и др.), которые по различным направлениям влияют не только на состояние государственных финансов, но и на структуру имеющихся у государства активов и обязательств. При этом особый акцент приобретает «значимость (существенность)» конкретной составляющей комбинированного риска как влияющего фактора.

Реализация любого риска, входящего в состав суверенного риска в конечном итоге может привести к финансовым последствиям (снижение доходов, упущение выгоды, увеличение расходов) не только для правительства, но и для населения и корпоративного сектора страны. Поэтому неудивительно, что на современном этапе теоретического осмысления до сих пор не установилось единого мнения не только на понимание трактовок «суверенный риск», «финансовый риск», но и в отношении комбинации рисков, входящих в их состав.

Цель исследования – определить основные сложности, с которыми сталкивается российское правительство в процессе управления суверенными финансовыми рисками.

На основе методов системного и логического анализа уточнены понятия «суверенный финансовый риск» и «управление суверенными финансовыми рисками»; охарактеризованы основные методы управления суверенными финансовыми рисками; определены основные сложности, с которыми сталкивается российское правительство в процессе управления суверенными финансовыми рисками.

 

Результаты исследования

Понятие и виды суверенных финансовых рисков

Актуальность управления государственными суверенными финансовыми рисками имеет ключевое значение в современной экономической среде. По-нашему мнению «суверенный финансовый риск» — это неблагоприятные ситуации, которые способны неопределенным образом изменить запланированное состояние (объем, структуру, соотношение доходов и расходов) государственных денежных фондов и увеличить финансовые обязательства государства. И здесь возникает вопрос: какие и с кем должны возникнуть неблагоприятные события, которые могли бы неопределенным образом повлиять на активы и обязательства государства. Соответственно, ответом на данный вопрос будет являться определение тех границ, которые отсекают государственные интересы от частно-хозяйственных.

Так в рамках узкого подхода предлагаем рассматривать риски не только сектора государственного управления (Сектор государственного управления Российской Федерации включает органы государственной власти (государственные органы) и органы местного самоуправления и их учреждения, которые представляют собой структуры, образованные в результате политических процессов и обладающие законодательной, судебной или исполнительной властью в пределах определенной территории («ОК 028-2012. Общероссийский классификатор организационно-правовых форм» (утв. Приказом Росстандарта от 16.10.2012 N 505-ст) (ред. от 14.03.2023) (вместе с «Пояснениями к позициям ОКОПФ»)), но и финансовых и нефинансовых предприятий и корпораций, созданных под контролем и/или находящихся под управлением органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления. Тем самым, охватывая активы и обязательства, приобретенные в рамках осуществления финансовой деятельности государства.

Границы финансовых рисков государства в контексте широкого подхода будут определяться не только названными выше финансовыми рисками узкого подхода, но и обязательствами правительства страны в рамках осуществления государственного регулирования социально-экономических процессов и обеспечения защиты имущественных интересов заинтересованных лиц в случае реализации катастрофических и (или) системных рисков (рис. 1).

 

Авторское определение объектов финансового риск-менеджмента государства (широкий и узкий подходы)

Рисунок 1 – Авторское определение объектов финансового риск-менеджмента государства (широкий и узкий подходы)

 

При раскрытии информации в данной статье мы будем придерживаться трактовки финансового риска государства с позиции широкого подхода, чтобы показать с каким обширным спектром финансовых рисков оно сталкивается, какие методы управления задействует и какой объем обязательств на себя принимает.

Особого внимания заслуживает классификация финансовых рисков государства (табл. 1), поскольку от понимания того из каких составляющих состоит рассматриваемый объект исследования будут определены задачи раскрытия информации и выбора метода управления.

 

Таблица 1 – Критерии классификации и виды финансовых рисков государства

Критерий классификации Виды финансовых рисков
Возможность предвидения —   прогнозируемые
—   непрогнозируемые
Возможность распознавания —   явные
—   латентные (скрытые)
Возможность управления —   управляемые
—   неуправляемые (неизбежные)
Возможность распределения ущерба —   нераспределяемые
—   распределяемые
Сфера проявления —   внутренние (эндогенные)
—   внешние (экзогенные)
Сфера возникновения —   бюджетные, в том числе налоговые
—   долговые (риски долговых обязательств)
—   кредитные
—   процентные
—   валютные
—   инвестиционные
—   резервные
—   регулятивные (институциональные)
Длительность проявления —   краткосрочного характера
—   среднесрочного характера
—   долгосрочного характера
Уровень возможных потерь —   незначительные
—   значительные
—   катастрофические
Применение инструментов управления —   требующие применения традиционных инструментов управления
—   требующие применения специфических инструментов управления
Возможность передачи в страхование —   страхуемые
—   нестрахуемые

 

Отметим, что классификация финансовых рисков государства в данной статье представлена не в полном объеме. Мы показали только классификацию по основным критериям, исходя из наших целей исследования.

 

Методы управления суверенными финансовыми рисками

Не менее интересным вопросом при изучении специфики финансовых рисков государства является методы управления ими, при этом под управлением финансовыми рисками государства мы понимаем процесс воздействия органов власти на вероятность проявления и (или) минимизацию последствий проявления рисков с целью повышения стабильности, предсказуемости и эффективности проводимой финансовой политики. «Системное управление финансовыми рисками дает возможность более осмысленно подойти к процессу принятия управленческих решений и снизить подобные риски» [1, C. 98].

Схематично управление финансовыми рисками государства можно представить с позиции шести последовательных этапов (рис. 2).

 

Схема управления финансовыми рисками государства

Рисунок 2 – Схема управления финансовыми рисками государства

 

В процессе управления финансовыми рисками государства особый акцент делается на том, какие методы управления доступны государству как субъекту — носителя риска, которые можно условно разделить на:

  • методы по снижению вероятности проявления финансового риска государства, к которым относятся такие методы как:
  • избегание риска – ситуация, при которой государство в лице органов власти уклоняется от деятельности, мероприятий, принятия решений, характеризующихся высоким риском. Примерами принятия таких решений является отказ от рискованных инвестиционных или инновационных проектах, отказ от заключения контрактов с недобросовестными (ненадежными) партнерами, отказ от осуществления операций, уровень риска по которым чрезмерно высок. Однако избегание риска как метод управления для органов власти не всегда возможен в силу значимости государства как экономического института, от деятельности которого зависит жизнеспособность программ, проектов, предприятий и т.д.;
  • предотвращение риска – совокупность мероприятий, которые направлены на предупреждение проявления финансовых последствий за счет проведения профилактических (превентивных) мер. При этом, реализация превентивных мер не всегда позволяет полностью исключить наступление неблагоприятного события (реализацию риска). К данному методу управления риском можно отнести принятия таких государственных решений и мер как улучшение информационного обеспечения, применения современных инструментов и программ для более точного планирования и прогнозирования (например, бюджетных) показателей, повышение качества мониторинга, проведение профилактических бесед (например, с руководителями предприятий-налогоплательщиков) и др.;
  • лимитирование риска – установление предельной величины какого-либо показателя (бюджетных ассигнований, расходов, кредитов, инвестиций и пр.) с целью снижения концентрации неблагоприятных финансовых последствий и тем самым снизить вероятность проявления риска. Примером может служить введение в России в 2022 году «нового бюджетного правила», цель которого заключается в создании механизма для сдерживания чрезмерного роста расходов бюджета в благоприятные для экономики периоды и накопление резервов, которые можно было бы использовать в периоды неблагоприятные [2], и фактически определял процедуру использования нефтегазовых доходов и процедуру наполнения суверенных резервных фондов – Резервного фонда и Фонда народного благосостояния. После достижения нормативной величины Резервного фонда в размере 7 % ВВП дополнительные нефтегазовые доходы могли быть направлены в Фонд национального благосостояния и на финансирование инфраструктурных и других проектов [3, C. 631];
  • диверсификация риска – процесс распределения финансовых ресурсов государства между различными объектами, которые непосредственно не связаны друг с другом, проводимый с целью снижения вероятности проявления риска. Примером может служить распределение в определенной пропорции сформированных средств суверенных резервных фондов (золотовалютный резерв, фонд национального благосостояния) по различным валютам.
  • методы по минимизации последствий проявления финансовых рисков государства, включают:
  • резервирование (самострахование) – создание резервных (страховых) денежных фондов в натуральной (например, государственный резерв [4, С. 8]) или денежной (например, золотовалютные резервы, фонд национального благосостояния) формах, имеющие строго целевое их использование при наступлении определённых событий. Как правило, формирование, управление и использование указанных фондов закреплено законодательным или нормативно-правовым актом. Как показала практика, сами фонды, выступающие инструментом покрытия финансовых последствий, не застрахованы от влияния на них рисков (экономических, политических, криминогенных и др.). В связи с этим, сегодня особую актуальность приобретает внедрение на государственном уровне системы риск-менеджмента;
  • аутсорсинг – передача государством (муниципалитетом) внешним исполнителям (частным коммерческим организациям) определенной государственной (муниципальной) функции и, соответственно, риска финансирования последствий в случае реализации определенных неблагоприятных событий в процессе осуществления исполнителем принятого функционала за счет средств последнего. Практика аутсорсинга в государственном управлении в зарубежных странах получила достаточно широкое распространение. В российскую практику аутсорсинг в государственном управлении только начинает внедряться в части передачи таких функций как клининг, транспортное обслуживание, питание школьников, IT-поддержка, бухгалтерский учет, охрана и др. Так примером применения аутсорсинга на финансовом рынке является передача Банком России саморегулируемым организациям полномочий по проведению части контрольных мер (сбор отчетности, ее проверка и применение мер «по результатам проведения проверки полученной отчетности» [5]). Однако для широкого применения аутсорсинга в государственном управлении необходимо устранить имеющиеся «правовые коллизии» [6];
  • факторинг – покупка государством (муниципалитетом) у кредитора (частной организации) права предъявления «требования по долгам к третьим лицам» [7], в соответствии с которыми переходят и риски, связанные с этими долговыми обязательствами. Например, риски несвоевременности платежей (или риск ликвидности), неплатежеспособности, банкротства заемщика, мошенничества. В настоящее время факторинг в системе государственного управления стал достаточно легитимным инструментом и получил бо́льшее распространение в отличие от аутсорсинга;
  • франчайзинг – передача государством (муниципалитетом) частным организациям за определённую плату права на определенный вид деятельности. Передача осуществляется на основании поручения о создании предприятий по производству определенных товаров (работ, услуг), имеющих социальное значение, в соответствии с отраслевой или территориальной программой развития с обязательным применением мер поддержки и обеспечением доступа к необходимым (включая финансовым) ресурсам. Данные отношения оформляются в рамках долгосрочного соглашения с обязательным определением, детализацией и оценкой воздействия рисков на реализацию соглашения, а также распределением бремени риска между сторонами соглашения: государство или частная организация. Ярким примером, данного метода является заключение концессионного соглашения в рамках государственно-частного партнерства;
  • страхование – передача государством (муниципалитетом) страховым организациям за определённую плату бремя покрытия финансовых последствий в случае реализации определенных рисков. В мировой практике данный метод является одним из самых популярных, поскольку кому как не страховщикам известны все нюанса оценки и управления риском, а также покрытия финансовых последствий за счет формируемых страховых фондов. Государство с целью применения страхования как метода по снижению последствий проявления финансовых рисков может пойти по пути:
  • создания государственной страховой компании с целью страхования определенных финансовых рисков государства на основе субсидиарной ответственности. Примеры: российские внебюджетные фонды (Единый социальный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования), Агентство по страхованию вкладов (АСВ); во Франции Акционерное общество «Центральная касса перестрахования» (Caisse Centrale de Reassurance);
  • передачи финансового риска частной страховой компании на конкурсной основе и заключения с ней договора страхования. Пример: обязательное страхование лиц, привлеченных на государственную и военную службу;
  • субсидирования части страховой премии страхователя (гражданина или организации) и перечисления ее на счет частной страховой компании, с которой страхователем заключен договор страхования. Пример: страхование сельскохозяйственных рисков с государственной поддержкой, страхование льготной ипотеки в новых регионах России (в Донецкой и Луганской народных республиках, Херсонской и Запорожской областях);
  • передачи финансового риска государства частной страховой компании с условием перестрахования рисков последней (например, Государственная перестраховочная компания Japan Earthquake Reinsurance Company) в Японии);
  • передачи финансового риска государства частной страховой компании с условием субсидиарной ответственности государства (Акционерное общество «Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций» (АО «ЭКСАР») в России, Акционерное общество «Российская национальная перестраховочная компания» (АО «РНПК»); и др.

Виды основных финансовых рисков государства и наиболее часто применяемые методы управления ими представлены в таблице 2.

Как видно из таблицы 2, основными методами управления финансовыми рисками государства являются резервирование, лимитирование и диверсификация. Вторым по значимости и частоте применения можно определить страхование. Государство использует страхование как метод управления такими финансовыми рисками как бюджетные, кредитные, инвестиционные и регулятивные риски.

 

Сложности, с которыми сталкивается Россия в процессе управления суверенными финансовыми рисками

Как показал анализ российской практики, российское правительство при управлении суверенными финансовыми рисками сталкивается с несколькими проблемами, которые требуют системного подхода и принятия мер для их решения.

 

Таблица 2 – Основные виды финансовых рисков государства и наиболее часто применяемые методы управления ими

Виды финансовых рисков Некоторые составляющие рассматриваемого риска Наиболее часто применяемые методы управления рисками
Бюджетные риски Риски разбалансированности бюджетов бюджетной системы Резервирование, лимитирование
Риски выполнения обязательств перед лицами, привлеченными на государственную и военную службу Страхование, резервирование
Риски отсутствия финансовой защиты граждан при наступлении определенных событий (пенсионного возраста, материнства и др.) Страхование, резервирование, лимитирование, диверсификация
Риски нанесения ущерба государственному и муниципальному имуществу Страхование, франчайзинг
Риск чрезмерного роста расходов бюджета в условиях подъема экономики Лимитирование
Риск изменения объема резервных фондов в результате изменения (волатильности) курсовой стоимости валют Лимитирование, диверсификация
Риск роста затрат и ухудшения финансового положения государственных (муниципальных) предприятий Резервирование, лимитирование, предотвращение, факторинг, аутсорсинг
Долговые риски Процентные риски Лимитирование
Валютные риски Лимитирование, диверсификация
Риск неплатежеспособности Резервирование, диверсификация, предотвращение, избегание
Кредитные риски Риск неплатежеспособности заемщика Страхование, лимитирование, предотвращения
Риск пролонгации кредитного договора Лимитирование, резервирование
Процентные риски Риск роста затрат Лимитирование
Валютные риски Риск девальвации Резервирование, лимитирование
Риск недостатка иностранной валюты Лимитирование, резервирование
Резервные риски Риск обесценения финансовых ресурсов Диверсификация, лимитирование
Риск «заморозки» финансовых ресурсов в активах Избегание, диверсификация, лимитирование
Инвестиционные риски Процентные риски Диверсификация, лимитирование
Проектные риски Лимитирование, диверсификация
Риски концессионных проектов Лимитирование, диверсификация, франчайзинг, аутсорсинг, страхование
Риск мошенничества и коррупции Диверсификация, лимитирование
Регулятивные риски Риск неэффективности надзора в части выполнения некоторых функций Аутсорсинг
Риск неплатежеспособности и снижение финансовой устойчивости финансовых институтов Страхование, предотвращение, лимитирование
Риски роста числа банкротств финансовых институтов Страхование, предотвращение, лимитирование, факторинг
Риск ведения финансового бизнеса без соблюдения законодательных требований к финансовой устойчивости Предотвращение, лимитирование

 

Во-первых, одной из главных проблем является недостаточная диверсификация источников доходов страны и сильной зависимостью федерального бюджета от нефтегазовых доходов, что делает страну особенно уязвимой к изменениям на мировых рынках энергоносителей. Как следствие, это может привести к ухудшению финансового положения страны, проблемам с внешним платежным балансом и, соответственно, обострению суверенных финансовых рисков.

Во-вторых, недостаточная прозрачность и открытость государственных финансовых операций и долговых обязательств России создает трудности в оценке и контроле суверенных финансовых рисков, что усложняет решение проблем и принятие эффективных мер по снижению рисков и обеспечению стабильности финансовой системы страны.

В-третьих, высокая зависимость финансовой системы России от внешних факторов, в частности финансовых санкций со стороны других государств, как следствие, ограничивается доступ к международным рынкам капитала и снижается стабильность и предсказуемость финансовой политики страны.

В-четвертых, недостаток квалифицированных специалистов по управлению суверенными финансовыми рисками, что создает определенные сложности в разработке и реализации эффективных стратегий управления финансовыми рисками, а также в мониторинге и анализе текущей финансовой ситуации страны.

В-пятых, отсутствие эффективных инструментов стабилизации и регулирования рынка создает уязвимость для суверенных финансовых рисков и делает систему управления ими менее эффективной.

Все эти проблемы требуют разработки и реализации мер, которые должны реализоваться не по отдельности, а в комплексе, тем самым позволяя повысить эффективность деятельности как органов государственной власти, так и финансовых институтов, на которых возложен функционал по применению того или иного мет