Архивы: Публикации

Обзор современного состояния рынка ипотечного кредитования в Российской Федерации

Введение

Ипотека представляет собой важнейший фактор социально-экономического развития страны. Ее функция особенно очевидна для страны в период преодоления экономического кризиса. Данная потребность вызвана двумя факторами: острой нехваткой жилья и низкой платежеспособностью населения.

Ипотечное кредитование является выходом из инвестиционного кризиса и способствует созданию условий для устойчивого роста российской экономики за счет инвестиций в жилищный сектор и смежные отрасли. По этой причине ипотека является одним из перспективных направлений развития банковского кредитования.

Ипотечные кредиты используются для финансирования, покупки, строительства и ремонта жилых и промышленных зданий. В настоящее время ипотека является одним из наиболее эффективных инструментов решения важнейшей проблемы предоставления жилья населению. Однако важным вопросом с этой точки зрения является оценка потенциала ипотечных кредитов.

 

Результаты исследований

В конце 2019 года объем ипотечных кредитов в 2018 году не достиг рекордного уровня: банки выдали почти 1,3 млн ипотечных кредитов общей стоимостью 2,8 трлн рублей, что количественно на 14%, а в денежном выражении на 5% ниже уровня 2018 года. Снижение числа ипотечных кредитов привело к замедлению темпов роста ипотечного кредитного портфеля в 2019 году — до 17% по сравнению с 24% годом ранее, а объем общего ипотечного долга к 1 января 2020 приблизился к 7,5 трлн рублей.

Основными причинами снижения ипотечных кредитов являются наблюдаемый в течение большей части 2019 года более высокий уровень процентных ставок, рост цен на недвижимость и снижение объема ипотечного кредита при низком притоке средств из государственных банков.

По мнению экспертов, спрос на ипотеку может снизиться на 60%, а спрос на жилье восстановится после завершения пандемии. Чтобы банки не поднимали ставки на ипотеку Центральный Банк с 27 апреля 2020 г. решил снизить ключевую ставку сразу на 0,5 п.п. — с 6 до 5,5%. На рисунке 1 представлена динамика изменения ключевой ставки ЦБ за последние 3 года.

 

Динамика изменения ключевой ставки ЦБ с 1 января 2018 года по 1 августа 2021

Рисунок 1 — Динамика изменения ключевой ставки ЦБ с 1 января 2018 года по 1 августа 2021 [6]

 

Если говорить о текущем состоянии ипотечного кредитования в России, то следует сказать, что, начиная с января 2021 года, рынок недвижимости в России начал заметно стабилизироваться: цены по-прежнему растут, но не так быстро и бесконтрольно, как это было на протяжении всего 2020 года.

Вместе с тем интерес к недвижимости оставался на прежнем стабильно высоком уровне, хотя и был вызван другими факторами. В 2020 году кризис и девальвация рубля стали катализатором спроса. Люди боялись потерять (или обесценить) свои сбережения, поэтому они массово инвестировали их в недвижимость. В 2021 году спрос обусловлен увеличением объемов ипотечного кредитования.

За первый квартал 2021 года было выдано почти полмиллиона кредитов на сумму более 1,2 трлн рублей, что на 26% превышает показатели аналогичного периода годом раньше. Более 20% выданных ипотек пришлось на долю льготной ипотеки под 6,5%. В то же время, задолженность по жилищным кредитам граждан перед банками на 1 марта составила 9,574 трлн рублей, в том числе 81,573 млрд рублей просроченной задолженности [14].

Тревожным фактором является также продолжающийся экономически неоправданный рост стоимости квадратных метров. На фоне нестабильной экономической ситуации и низкой рентабельности депозитов недвижимость считалась более безопасной формой инвестиций. Таким образом, рост цен на первичное жилье показывает, что российский рынок недвижимости находится на грани перегрева. Например, темпы роста на первичном рынке жилья во втором квартале в годовом выражении составили 20,6%. В Москве эта цифра еще выше — 24%, в Санкт-Петербурге — 26%. На этом фоне россияне вынуждены брать ипотеку на крупную сумму, что увеличивает риски. В то же время рост ипотеки с низким первоначальным взносом и высоким показателем долгового бремени заемщика «вызывает беспокойство» и может привести к увеличению доли «плохих кредитов» в будущем [10].

Особого внимания заслуживает тот факт, что до 1 июля 2021 года на территории России действовала льготная ипотечная программа. В то же время он действует и сейчас, но на других условиях.

Таким образом, в нашей стране действует сразу несколько программ льготной ипотеки — каждая со своими условиями. Данная программа появилась в апреле 2020 года, в разгар пандемии. Тогда государство приняло решение выдавать кредиты всем желающим на новостройки под 6,5% — даже если у заемщиков нет детей. Все это делалось для поддержки строительства и смежных отраслей.

Сначала программа действовала до 1 ноября, потом ее продлили до 1 июля 2021 года. Свое дело она сделала — правда, результат получился не только положительный: вместе с продажами взлетели и цены.

В настоящее время, доля ипотеки с низким первоначальным взносом (10-20%) во втором квартале 2021 года на первичном рынке составила 46% против 40% годом ранее. При этом, в первом квартале 2020 года кредиты с первоначальным взносом от 10 до 20% составляли 27% выдач на первичном рынке [15].

С 1 июля 2021 года программа льготной ипотеки начала работать на совсем других, менее выгодных условиях для заемщиков [12]. Теперь льготная ставка составит 7%, а в кредит можно будет взять до 3 000 000 рублей.

Если по ставке 6,5% планировалось выдать кредитов на 1,85 трлн рублей, то под 7% — всего на 0,23 трлн рублей.

Эта программа доступна всем гражданам РФ — других требований на федеральном уровне нет. Но банки могут устанавливать свои критерии оценки заемщиков и вправе отказать.

Основное ограничение этой программы — объект, который можно купить в кредит [7].

C момента запуска программы льготная ставка составляла 6,5%. Разницу между ней и рыночной ставкой банку возмещало государство — реальными деньгами, в виде субсидий. То есть фактически часть процентов за покупателя платил бюджет [5].

Теперь ставка составит 7% на весь срок кредита. Дешевле ипотеку можно взять только по каким-то другим программам — если, например, есть дети или жилье покупают в сельской местности.

До 1 июля по этой программе можно было взять до 12 млн рублей для покупки жилья в Москве, Московской области, Санкт-Петербурге и Ленинградской области и до 6 млн — в других регионах [1].

Теперь банк выдаст под 7% максимум 3 000 000 рублей — где бы ни находилась квартира. Крупные города с дорогими квартирами автоматически выпали из программы: чтобы купить двухкомнатную квартиру даже в Московской области, нужно иметь приличную сумму собственных накоплений — минимальным первоначальным взносом теперь не обойтись [2]. Да и в регионах цены на новостройки выросли — при минимальном первоначальном взносе получится купить разве что однокомнатную квартиру в новом доме.

В настоящее время данная льготная программа на новых условиях официально продлена на год — договор можно заключить до 1 июля 2022 года включительно. Но это не значит, что условия внезапно не изменятся: могут повысить первоначальный взнос, еще раз уменьшить сумму кредита или увеличить ставку [11].

Одновременно с этой программой заработала обновленная «Семейная ипотека» [9] — и шансы взять в кредит до 12 000 000 рублей под 6% теперь есть даже у семей с одним ребенком.

Согласно прогнозам, до конца 2021 года ожидается рост средней ставки на ипотечный кредит до 9%. Об этом сообщается в обзоре рынка ипотечного кредитования аналитического центра «Дом.РФ» [4].

«Ожидается, что к концу 2021 года ипотечные ставки по рыночным программам банков вырастут примерно до 9% на фоне повышения ключевой ставки. Это приведет к замедлению спроса в рыночном сегменте ипотеки» [3], — говорится в обзоре «Дом. РФ», который есть в распоряжении URA.RU.

Региональные риелторы оценили отдельное и совокупное влияние множества факторов на рынок недвижимости каждого региона, и, совместно с аналитиками, составили рейтинг факторов по уровню значимости и продолжительности воздействия. На первом месте — ввод в 2020-м льготной ипотеки, которая «разогнала» рынок за несколько месяцев. Ведущим фактором роста льготную ипотеку признали почти 60% риелторов.

На второе место эксперты ставят саму пандемию — несмотря на то, что пандемия стала негативным трендом для экономики, покупателей спад и карантин в первой половине года подстегнули, вынудив решить жилищный вопрос в сжатые сроки. На третьем месте — ослабление рубля и рост курса доллара и евро. На фоне нестабильности на валютном рынке недвижимость оказалась очевидным выбором для сохранения наличных средств.

Также в числе значимых факторов специалисты РГР отмечают: снижение ставок по депозитам (16%), снижение предложения на рынке (7%) и программу господдержки семей с детьми (около 5%).

Эксперты РГР дают разнонаправленные оценки перспектив развития региональных рынок недвижимости. Преобладают умеренно-скептические прогнозы: больше половины риелторского сообщества считает, что 2021 год будет хуже предыдущего. 45% риелторов в 2021 году ждут стагнации: рынок исчерпал возможности для роста. Основные тенденции рынка 2021-2022 гг. — рост цен и спроса, сокращение предложения как на вторичном рынке, так и (особенно) на рынке новостроек.  Факторы, сыгравшие главную роль в изменении показателей рынка в 2020 году: рост курса доллара, снижение ипотечных ставок. Кроме того, в связи с изоляцией многие семьи оказались «заперты» в своих квартирах, что вынудило их решить жилищный вопрос.

Перспективы рынка: спрос, который был вызван вышеприведенными факторами, вскоре будет исчерпан, но и возможности роста, кажется, уже исчерпаны. Поэтому на вторичном рынке логично было бы ожидать стабилизации. А на рынке новостроек предложение сократилось настолько существенно, что дальнейший рост цен неизбежен. Возможно, снизится его темп, но направление вектора останется прежним.

Проведем анализ рынка ипотечного кредитования с использование методики анализа условий ипотечного кредитования с позиций заемщика. Для этого рассмотрим программы кредитования на рынке. Предпочтительный тип ипотеки зависит от конечной миссии покупателя. Существует ряд основных характеристик, характеризующих типы возникающих ипотечных кредитов.

Для начала рассмотрим существующие ипотечные программы ПАО «Сбербанк» (таблица 1).

 

Таблица 1 – Предложенные программы

Программа Макс. сумма, руб. Первоначальный взнос, руб. % ставки Срок кредита Доп. условия
Строящееся жилье без первоначального взноса 3 000 000 руб. 0 9-13% До 25 лет Залог недвижимости, обязательное страхование объекта недвижимости, жизни и здоровья всех заемщиков и созаемщиков
Готовое жилье без первоначального взноса 2 800 000 руб. 0 11-15% До 20 лет Залог недвижимости, обязательное страхование объекта недвижимости, жизни и здоровья всех заемщиков и созаемщиков

 

Проведя сравнительный анализ программ, можно отметить, что на данный момент ПАО «Сбербанк» не применяет кредитование без первоначального взноса, в данный пункт может резко увеличить спрос на ипотечные кредиты, таким образом, программы, которые предложены, будут основаны именно на этом.

Здесь нужно понимать, что развитие данного сегмента рынка в первую очередь зависит от стабильности экономики и решений, которые принимает Центральный банк. Не стоит рассчитывать только на поддержку, которую предоставляют правительственные программы. Снижение ставок будет постепенным и не стоит ожидать резкого обвала [10].

Приведем методику оценки качества ипотечного кредитного портфеля

Оценка или анализ ипотечной кредитной политики предполагает изучение двух блоков параметров [8]:

1) Структура выданных ипотечных кредитов и удельный вес ипотечных кредитов в общем объеме ссудного портфеля банка.

Предлагается рассчитать этот показатель по следующей формуле:

где  — доля ипотечных кредитов в общем объеме ссудного портфеля банка;
IR — сумма выданных ипотечных кредитов;
∑К — размер ссудного портфеля банка.

Этот показатель может отображать количество ипотечных кредитов в процентном соотношении на общем фоне банковских средств.

2) Динамика ипотечного кредитования (темп роста по сравнению с предыдущим периодом).

Рассчитать этот показатель возможно следующим образом:

где — темп роста ипотечных кредитов в периоде i по сравнению с предыдущим периодом j;
— ипотечные кредиты, выданные на i-й базовый период;
— Ипотечные кредиты, выданные за предыдущий сопоставимый период j.

В результате формируется показатель, который показывает, на сколько процентов меняются ипотечные кредиты в ту или иную сторону. Индикатор с отрицательным значением означает, что скорость уменьшения объема выданных кредитов (это возможно, если фактическая сумма кредитов, выданных за базовый период, окажется меньше той же суммы за предыдущий период), при положительном значении скорость увеличения объема выданных кредитов.

3) Соотношение ипотечной ссуды (долгосрочной) и других видов ссуд в ссудном портфеле банка.

Рассчитаем этот показатель по формуле:

где — объем ипотечной ссуды, выданной в i-м периоде;
— объем выданных потребительских и иных кредитов в ссудном портфеле банка в i-м периоде. Банк поддерживает определенное соответствие между долгосрочными и краткосрочными ссудами в своем ссудном портфеле и стремится перепродавать (рефинансировать) ипотечные ссуды (долгосрочные) с целью повышения ликвидности частных активов. Поэтому показатель соотношения размера долгосрочной (ипотеки) и краткосрочной (потребительской и др.) ссуды считается показателем работы ипотечного отдела банка.

4) Количество ипотечных сделок банка за год. Рассчитывается по методике складирования ипотечных операций банка к году. Этот показатель может характеризовать уровень долгосрочных требований, а также прогнозировать уровень резервов, которые могут быть созданы в случае вероятных убытков по ипотечным кредитам.

5) Кредитные организации создают резервы только в случае списания ипотечной ссуды, то есть в случае превышения стоимости ссуды из-за несоблюдения или ненадлежащего исполнения кредитных обязательств, взятых заемщиком перед кредитной организацией. В соответствии с критериями кредитного договора. Резервы создаются для конкретной ссуды или ряда однородных ипотечных ссуд, то есть группы ссуд с аналогичными характеристиками кредитного риска. Для определения суммы корректировки оценочной стоимости в связи с влиянием моментов кредитного риска ипотечные ссуды (ссуды) классифицируются в соответствии с профессиональным суждением (за исключением ссуд, сгруппированных в портфель схожих ссуд) на 5 категорий имущества. Категории:

  1. Высшая категория недвижимости (стандартные ссуды) — недоступность кредитного риска (вероятность потери денег из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком собственных обещаний равна нулю);
  2. Категория недвижимости (нестандартные ссуды) — низкий кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком взятых на себя обязательств, что приводит к снижению стоимости от 1 до 20 процентов);
  3. Категория недвижимости (сомнительные ссуды) — значительный кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего выполнения заемщиком обещаний, данных заемщиком, что приводит к обесценению от 21 до 50 процентов);
  4. Категория недвижимого имущества (проблемные ссуды) — высокий кредитный риск (вероятность денежных потерь из-за невыполнения или ненадлежащего исполнения заемщиком взятых на себя обязательств, что приведет к снижению стоимости на 51-100 процентов);
  5. (Самая низкая) категория недвижимости (безнадежные ссуды) — нет возможности фактически не погасить ссуду из-за неспособности или отказа заемщика выполнить залоги, что приводит к абсолютному обесценению (100%) ссуды.

Ипотечные ссуды II — V степени обесценены. Резервы создаются под необходимый основной долг (балансовая стоимость ипотечной ссуды). В номинальную сумму не входят: выплаты в виде % за получение ипотечного кредита, комиссии, штрафные санкции и другие платежи по кредитному договору. Грамотная оценка основана на результатах всестороннего и беспристрастного анализа работы заемщика с учетом его финансового положения, особенностей обслуживания ипотечного кредита заемщика, а также всей доступной кредитной организацией информации о всевозможных опасностях заемщика, информация о внешних обещаниях Заемщика, о функционировании рынка, на котором работает заемщик (таблица 2).

 

Таблица 2 — Определение качества ипотечного кредита с учётом финансового положения заёмщика и качества обслуживания долга

Обслуживание долга / Хорошее Среднее Плохое
Финансовое положение
Хорошее Стандартные Нестандартные Сомнительные
(I категория качества) (II категория качества) (III категория качества)
Среднее Нестандартные Сомнительные Проблемные
(II категория качества) (III категория качества) (IV категория качества)
Плохое Сомнительные Проблемные Безнадёжные
(III категория качества) (IV категория качества) (V категория качества)

 

Размер расчётного резерва определяется исходя из результатов классификации ипотечного кредита (таблица 3).

 

Таблица 3 — Величина расчётного резерва по классифицированным ипотечным кредитам

Категория качества Наименование Размер расчётного резерва в процентах от суммы основного долга по ипотечному кредиту
I категория качества(высшая) Стандартные 0%
II категория качества Нестандартные От 1% до 20%
III категория качества Сомнительные От 21% до 50%
IV категория качества Проблемные От 51% до 100%
V категория качества Безнадёжные 100%

 

Резервы создаются в минимальном размере для портфеля однородных ипотечных кредитов (с аналогичными характеристиками кредитного риска) (таблица 4).

 

Таблица 4 — Минимальные размеры резервов по портфелям однородных ипотечных кредитов, предоставленных физическим лицам

Портфели однородных ипотечных кредитов, предоставленных физическим лицам Минимальный размер резерва, в процентах
Вариант 1 Вариант 2
1. Портфель ипотечных кредитов без просроченных платежей 0,5 0,75
2. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 1 до 30 календарных дней 1,5
3. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 31 до 90 календарных дней 10 10
4. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа от 91 до 180 календарных дней 35 35
5. Портфель ипотечных кредитов с просрочкой платежа более 180 календарных дней 7

 

Заключение и выводы

Таким образом, разработанная нами методика полностью отвечает поставленным целям: изучение внутренних и внешних факторов, влияющих на политику коммерческого банка на ипотечном рынке. Результатом проделанной работы является группировка показателей в зависимости от влияющей группы. Снижение процентов спровоцировано также падением уровня жизни, и,  как следствие, цен на недвижимость. В последнее время появилось огромное количество застройщиков, которые стараются привлечь покупателей более выгодной ценой. Однако не стоит забывать суть экономических законов, которые всегда действовали. Снижение цены приведет к росту спроса, что в дальнейшем развитии событий спровоцирует повышение  цены. Поэтому происходящее следует оценивать как временное явление, которое будет иметь свои последствия.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что если экономическая обстановка не стабилизируется в ближайшие год-два, то очень высока вероятность еще большего увеличения объема просроченной задолженности граждан перед банками.

Библиографический список:

  1. Аналитики заявили о резком снижении выдачи ипотеки после ужесточения льготной программы [Электронный ресурс] //URL: https://www.forbes.ru/newsroom/finansy-i-investicii/436837-analitiki-zayavili-o-rezkom-snizhenii-vydachi-ipoteki-posle (дата общения 12.08.2021)
  2. Аналитики спрогнозировали рост ставок по ипотеке [Электронный ресурс] //URL: https://www.9111.ru/questions/7777777771474468/ (дата общения 12.08.2021)
  3. В «Дом.РФ» спрогнозировали рост ставок по ипотеке до 9% к концу 2021 года [Электронный ресурс] //URL: https://realty.rbc.ru/news/611271d89a79471a1d2ab9a2?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1628769698000 (дата общения 12.08.2021)
  4. Дом.РФ — Финансовый институт развития в жилищной сфере [Электронный ресурс] //URL: https://дом.рф/ (дата общения 12.08.2021)
  5. Ипотека в России в 2021 году — актуальные условия и перспективы развития [Электронный ресурс] //URL: https://eurocenter.su/voprosy/perspektivy-razvitiya-ipotechnogo-kreditovaniya.html (дата общения 12.08.2021)
  6. Ключевая ставка Банка России [Электронный ресурс] //URL: https://cbr.ru/hd_base/keyrate/ (дата общения 12.08.2021)
  7. Льготная ипотека продлена: условия предоставления в 2021 году [Электронный ресурс] //URL: https://pravovedus.ru/practical-law/housing/lgotnaya-ipoteka-prodlena/ (дата общения 12.08.2021)
  8. Мицкевич, А. Методика анализа условий ипотечного кредитования с позиций заемщика // Корпоративные стратегии — 2012. — №29 (9445) 2012 — [Электронный ресурс] //URL: https://www.eg-online.ru/article/182245/ (дата обращения 12.08.2021)
  9. Новые условия программы семейной ипотеки с 2021 года [Электронный ресурс] //URL: https://transfert-vrn.ru/blog/poleznoe/novye-usloviya-programmy-semeynoy-ipoteki-s-2021-goda/ (дата общения 12.08.2021)
  10. Путин поручил обеспечить возможность выдачи льготной ипотеки для покупки частных домов [Электронный ресурс] //URL: https://rg.ru/2021/08/06/putin-poruchil-obespechit-vozmozhnost-vydachi-lgotnoj-ipoteki-dlia-pokupki-chastnyh-domov.html (дата общения 12.08.2021)
  11. С 1 августа изменятся условия по ипотеке [Электронный ресурс] //URL: https://news.mail.ru/economics/47272268/ (дата общения 12.08.2021)
  12. Ставка выше, денег меньше: новые условия льготной ипотеки с июля 2021 года [Электронный ресурс] // URL: https://journal.tinkoff.ru/news/ipoteka-7-s-1-07-2021/ (дата общения 12.08.2021)
  13. ЦБ резко повысил ключевую ставку: как подорожает ипотека [Электронный ресурс] //URL: https://realty.rbc.ru/news/60faa4089a7947be11eac2fc (дата общения 12.08.2021)
  14. ЦБ решил ужесточить ограничения в ипотечном кредитовании [Электронный ресурс] //URL: https://www.rbc.ru/finances/21/05/2021/60a7c8479a79479be3ab60eb (дата общения 12.08.2021)
  15. Что будет с рынком ипотеки в 2021 году? [Электронный ресурс] //URL: https://finance.rambler.ru/realty/45776488/?utm_content=finance_ media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink (дата общения08.2021)
  16. Possible usage of foreign practice of mortgage lending in Russia [Электронный ресурс] // URL: https://www.researchgate.net/publication/341159086_Possible_usage_of_foreign_practice_of_mortgage_lending_in_Russia (дата общения08.2021)

Структура и динамика аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и ДФО (в период 2016–2021 гг.)

Введение

В наших исследованиях (данной работе и более ранних публикациях) под аутсорсингом понимается передача компанией-заказчиком на исполнение к внешней компании вспомогательных бизнес-процессов, отдельных не профильных бизнес-процессов, функций и операций.

Цель данной статьи – провести анализ динамики аутсорсинга в регионах Дальневосточного федерального округа; проверить устойчивость закономерностей развития, выявленных в исследованиях авторов в 2016–2019 гг. Основой исследования являются эмпирические данные.

Изучение динамики показателей в традиционном понимании, не представляется возможным, в силу особенности регистрации и представления данных органами государственной статистики. В «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства» [3] содержатся лишь данные о фактически зарегистрированных (на определенную дату) предприятиях нарастающим итогом. Располагаемые массивы данных не отражают динамику функционирования предприятий, и достаточно инерционны. Вследствие этого мы оцениваем динамику численности за интервал времени в 5 лет (между двумя исследованиями).

Актуальность текущего исследования аутсорсинга связана с существенными изменениями в предпринимательской среде (речь идёт о малых и средних предприятиях) в условиях глобальной пандемии.

Основные наши гипотезы состоят в предположении существенных изменений в структуре рынка услуг, передаваемых на аутсорсинг и изменении степени влияния на макроэкономические показатели региона.

В данном исследовании мы проверяем собственные гипотезы, изложенные в работах [4; 5; 14], и решаем следующие задачи:

  1. предварительно обрабатываем и структурируем данные по предприятиям-аутсорсерам;
  2. проводим оценку динамики показателей рынка услуг аутсорсинга;
  3. проверяем выводы об общих закономерностях развития аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и Дальневосточного федерального округа, полученные в 2016–2019 гг.;
  4. исследуем связь уровня развития аутсорсинга в регионе с объёмом ВРП;
  5. исследуем связь между видом деятельности и численностью предприятий‑аутсорсеров и инвестиционной привлекательностью региона.

Решение указанных задач позволяет выявить изменения в сфере предоставления услуг на условиях аутсорсинга. влияние развития аутсорсинга на условиях ведения бизнеса (в том числе, в ситуации жёстких санитарных ограничений). Полученные результаты позволят точнее определить меры поддержке малого и среднего бизнеса в регионах.

Учитывая, что данное исследование является продолжением ряда наших работ [4; 5; 14], авторы посчитали необходимым указать основные отличия текущего исследования от предыдущих.

  1. Специальная система хранения данных (виртуальное хранилище данных) разработано и апробировано (см. [5]). Поэтому в данной работе вопросы структурирования данных не обсуждается.
  2. В исследуемый набор данных не включены предприятия, работающие в сфере информационных технологий и информационного обслуживания. Причиной тому резкие изменения как в спросе на такие услуги, так и радикальном изменении способа ведения бизнеса. В частности, технологии дистанционной работы, позволили зайти на рынок компаниям из центральной России. Таким образом, ИТ-аутсорсинг требует отдельного углублённого исследования.
  3. Из набора данных исключена Иркутская область. Данный регион традиционно обладает более высоким рейтингом инвестиционной привлекательности.

 

Источники данных

Наше исследование, как и ранее, построено на открытых общедоступных данных. Источниками данных являются «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства», размещённый на сайте МНС РФ [3], сайт государственного комитета статистики [7; 8; 9; 11], сайты аналитических компаний [10].

Для анализа динамики и закономерностей в работе использовались следующие эмпирические данные:

  1. результаты запросов к базе данных «Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства» [3]. Результат каждого запроса проставляет собой таблицу со списком предприятий выбранного региона и вида экономической деятельности.
  2. данные социально-экономических показателей регионов России, включая численность населения, объем ВРП, Уровень инвестиций в основной капитал и прочее [7; 8; 9];
  3. рейтинг инвестиционной привлекательности регионов России [10].

Сводная таблица с рейтингами (макроэкономическими и инвестиционными) регионов ДФО и Восточной Сибири представлена в таблице 1.

 

Таблица 1 – Рейтинги регионов ДФО и Восточной Сибири

Регион Численность населения ВРП (2019), тыс. руб. Инвестиции в ОК Рейтинг инвестиционной привлекательности
03 – Республика Бурятия 986 226135 71128 3C1
14 – Республика Саха (Якутия) 972 1084556 3811477 3B1
25 – Приморский край 1896 834023 179356 3B1
27 – Хабаровский край 1316 710640 161488 3B1
28 – Амурская область 790 301069 339934 3B2
41 – Камчатский край 313 236484 47241 3B2
49 – Магаданская область 140 170723 35797 3B2
65 – Сахалинская область 488 1179669 231701 3B1
75 – Забайкальский край 1060 326866 86667 3C1
79 – Еврейская автономная область 158 55809 15490 3C2
87 – Чукотский автономный округ 50 78143 25906 3C2

 

Выбор данных, предварительная обработка данных

В соответствии с традиционными представлениями [1; 2], мы полагаем, что на аутсорсинг могут быть переданы функции и операции, относящиеся к выполнению вспомогательных рабочих процессов и административных процессов, задачи хозяйственной деятельности. Таким образом, были выделены виды деятельности, потенциально передаваемые внешнему исполнителю (здесь и далее мы используем классификацию из «Реестра малых и средних предприятий» [9]):
1. 69.20 Деятельность по оказанию услуг в области бухгалтерского учёта, по проведению финансового аудита, по налоговому консультированию;
2. 81.10 Деятельность по комплексному обслуживанию помещений;
3. 81.21 Деятельность по общей уборке зданий;
4. 81.22 Деятельность по чистке и уборке жилых зданий и нежилых помещений прочая;
5. 81.29 Деятельность по чистке и уборке прочая;
6. 81.30 Деятельность по благоустройству ландшафта;
7. 82.11 Деятельность административно-хозяйственная комплексная по обеспечению работы организации;
8. 82.19 Деятельность по фотокопированию и подготовке документов и прочая специализированная вспомогательная деятельность по обеспечению деятельности офиса;
9. 82.20 Деятельность центров обработки телефонных вызовов;
10. 82.30 Деятельность по организации конференций и выставок;
11. 82.91 Деятельность агентств по сбору платежей и бюро кредитной информации;
12. 82.92 Деятельность по упаковыванию товаров;
13. 82.99 Деятельность по предоставлению прочих вспомогательных услуг для бизнеса, не включённая в другие группировки;
14. 84.21 Деятельность международная;
15. 84.22 Деятельность, связанная с обеспечением военной безопасности;
16. 84.24 Деятельность по обеспечению общественного порядка и безопасности;
17. 84.25 Деятельность по обеспечению безопасности в чрезвычайных ситуациях; деятельность по обеспечению безопасности в области использования атомной энергии.

Выделенные виды деятельности, как полагают авторы очевидны, и наиболее востребованы в условиях жёстких санитарных ограничений и требований по соблюдению социальной дистанции в период пандемии. Данные виды деятельности не связаны с основной деятельностью производственных предприятий или предприятий, предоставляющих услуги конечному потребителю. Кроме того, мы предположили, что на региональном уровне перечисленные виды деятельности выполняются средними или малыми предприятиями.

Ниже представлены результаты предварительной обработки и анализа данных, которые, позволяют сделать выводы относительно динамики изменения структуры и состава предприятий на рынке аутсорсинга. Следует отметить существенное изменение структуры аутсорсинга в ДФО (рисунок 1 и 2).

 

Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2016 г.

Рисунок 1 – Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2016 г.

 

Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2021 г.

Рисунок 2 – Распределение предприятий‑аутсорсеров по регионам ДФО, 2021 г.

 

Таблица 2 – Отклонение в структуре предприятий‑аутсорсеров по правовой форме за период 2016–2021 гг.

Регион Юридическое лицо Индивидуальный предприниматель Итого по субъекту
03 – Республика Бурятия 28,49% –29,68% 1,00%
14 – Республика Саха (Якутия) 96,60% 98,56% 97,41%
25 – Приморский край –38,91% –37,23% –37,99%
27 – Хабаровский край 98,70% 99,80% 99,13%
28 – Амурская область 77,82% 29,05% 58,64%
41 – Камчатский край 65,81% 30,20% 46,90%
49 – Магаданская область 53,33% -83,72% –27,40%
65 – Сахалинская область 65,24% 21,02% 43,61%
75 – Забайкальский край 98,10% 98,96% 98,48%
79 – Еврейская автономная область 92,59% 100,00% 96,83%
87 – Чукотский автономный округ 95,83% 100,00% 97,37%
Итого по ДФО 71,96% 42,14% 58,81%

 

По масштабу – в подавляющем большинстве случаев это, как и в 2016 г., микропредприятия (71,96%). А по правовой форме по сравнению с предыдущим исследованием ситуация кардинально изменилась – теперь преобладают индивидуальные предприниматели (61,93%). Структурный состав предприятий-аутсорсеров в регионах представлен в форме диаграмм на рисунках 2 и 3.

 

Структурный состав предприятий- аутсорсеров ДФО по масштабу, 2021 г.

Рисунок 3 – Структурный состав предприятий- аутсорсеров ДФО по масштабу, 2021 г.

 

Структурный состав предприятий-аутсорсеров ДФО по правовой форме, 2021 г.

Рисунок 4 – Структурный состав предприятий-аутсорсеров ДФО по правовой форме, 2021 г.

 

Представленная выше инфографика, позволяет сделать вывод о резких изменениях как в численном распределении аутсорсинга по регионам, так и структурном составе предприятий (по масштабу и правовой форме). Причиной таких изменений может быть как резкое изменений предпринимательской среды (что объективно связано с глобальной пандемией), так и с кризисными явлениями (что требует подтверждения). Таким образом, полученные результаты предварительной обработки указывают на необходимость провести изучение глубинных причин изменений на рынке аутсорсинга. Подобные исследования могут потребовать как дополнительной верификации исходных данных, так и привлечение дополнительных детализированных показателей.

 

Методы исследования

Для анализа закономерностей на рынке аутсорсинга использованы классические методы прикладной статистики – корреляционный и регрессионный анализ [6; 12; 13; 15; 16; 17]. Инструментальным средством визуализации является MS Excel, проведения расчётов (и частично визуализации) является RStudio [12; 16; 17].

 

Результаты

Полученные массивы данные анализировались классическими статистическими методами (корреляционный анализ, дисперсионный анализ, регрессионный анализ). Очевидным достоинством указанных методов, является возможность выявлять закономерности в развития аутсорсинга и взаимосвязи с уровнем экономического развития территории даже в отсутствии детализированной информации [12].

Оценки уровень корреляционной связи между общим числом предприятий-аутсорсеров с макроэкономическими показателями региона (численность населения, валовый региональный продукт – ВРП, инвестиции в основной капитал (ОК)) представлены в таблице 3. Расчётные значения коэффициентов корреляции статистически не значимы.

 

Таблица 3 – Расчётные значения коэффициентов корреляции

Все предприятия Численность населения ВРП Инвестиции в ОК
Все предприятия 1.0000000 0.5869426 0.2058394 0.2304421
Численность населения 0.5869426 1.0000000 0.5136552 0.4344205
ВРП 0.2058394 0.5136552 1.0000000 0.7161197
Инвестиции в ОК 0.2304421 0.4344205 0.7161197 1.0000000

 

Полученная оценка подтвердила нашу гипотезу (см. предыдущие работы авторов) об отсутствии связи численности предприятий, работающих на условии аутсорсинга в ДФО с экономическими показателями регионов.

Дополнительно, были исследованы зависимости уровня ВРП в регионах от числа предприятий (по видам деятельности). Для данной цели были простроены парные модели регрессии (объясняемый показатель ВРП, объясняющий – численность предприятий по конкретному виду деятельности). Использование парной модели вызвано двумя причинами:

  • построение модели множественной невозможно вследствие того, что число предикторов превышает (и существенно!) объем выборки;
  • модель парной регрессии, позволяет оценить «вклад» каждого вида деятельности в уровень ВРП региона.

Расчётные значения параметров моделей представлены в таблице 3. Показатели, представленные в таблице 4 (аналогично в таблице 5): coef – оценка коэффициента модели, p-value – статистическая значимость предиктора, R2 – коэффициент детерминации парной модели, Fstat – F‑статистика.

 

Таблица 4 – Результат оценок моделей регрессии уровня «ВРП» на число предприятий-аутсорсеров (по видам деятельности)

Вид деятельности (код) coef p-value R2 Fstat
69.20 583.3215 0.4776434 0.057485073 0.5489203822
69.20.1 4075.8755 0.6933168 0.018097506 0.1658795564
69.20.2 1153.0031 0.5556517 0.039959133 0.3746009273
69.20.3 37852.5080 0.5946831 0.032695781 0.3042083587
81.10 5221.4709 0.3284092 0.106061342 1.0678049027
81.21 807.0857 0.9005660 0.001831816 0.0165165995
81.22 1573.5852 0.5575391 0.039586441 0.3709630742
81.29 9458.6964 0.6113638 0.029864173 0.2770514706
81.29.1 6191.9478 0.2710769 0.132519434 1.3748721897
81.29.2 –20481.7824 0.7954487 0.007861700 0.0713159645
81.29.9 3898.2404 0.6152159 0.029232417 0.2710141519
81.30 14466.0520 0.2253132 0.158462174 1.6947064311
82.11 8202.5609 0.2838993 0.126089784 1.2985407797
82.19 3562.4276 0.8469127 0.004367743 0.0394821320
82.20 19187.8216 0.6504490 0.023824374 0.2196524458
82.30 16969.1268 0.2913546 0.122497104 1.2563764056
82.91 15097.0236 0.7248236 0.014447163 0.1319304848
82.92 6063.5483 0.8154762 0.006375503 0.0577476969
82.99 264.1607 0.7618844 0.010724570 0.0975674994
84.21 69639.1944 0.8394068 0.004811517 0.0435130179
84.22 –5762.0167 0.9866381 0.000032940 0.0002964698
84.24 185602.3675 0.0476981 0.368358596 5.2485909540
84.25 69394.9702 0.2352918 0.152359639 1.6177105455
84.25.1 48453.8060 0.1789130 0.191004766 2.1249110292
84.25.9 113557.5239 0.5946831 0.032695781 0.3042083587
Все предприятия 138.9109 0.5437107 0.042369869 0.3982005270

 

Практически все модели (и предикторы) оказались статистически не значимыми, коэффициент детерминации не отличим от нуля. Исключение составляет единственный вид деятельности с кодом «84.24» (обеспечение общественного порядка) для которого значимость подтверждена на уровне 5%. Полученные оценки подтверждают нашу прежнюю гипотезу об отсутствии влияния предприятий-аутсорсеров на валовый региональный продукт в регионах, и, следовательно, весьма слабое развитие аутсорсинга. Динамических изменений по данному показателю не наблюдается.

Аналогично, проведены исследования зависимости Объёма инвестиций в основной капитал от числа предприятий, работающих в регионах на условиях аутсорсинга (таблица 5).

 

Таблица 5 – Результат оценок моделей регрессии «Объёма инвестиций в основной капитал» на число предприятий-аутсорсеров (по видам деятельности)

Вид деятельности (код) coef p-value R2 Fstat
69.20 160.004708 0.5382749 4.349800e-02 4.092851e-01
69.20.1 1822.925116 0.5741261 3.640653e-02 3.400384e-01
69.20.2 411.544790 0.5034763 5.119812e-02 4.856473e-01
69.20.3 4.891304 0.9998275 5.490558e-09 4.941502e-08
81.10 1248.400663 0.4641643 6.097392e-02 5.843983e-01
81.21 1397.582693 0.4866251 5.524109e-02 5.262399e-01
81.22 434.705521 0.6082413 3.038232e-02 2.820090e-01
81.29 818.726552 0.8898467 2.250248e-03 2.029791e-02
81.29.1 941.817248 0.6055486 3.083351e-02 2.863302e-01
81.29.2 4437.288235 0.8587841 3.710915e-03 3.352263e-02
81.29.9 717.793725 0.7702392 9.967621e-03 9.061177e-02
81.30 4793.816130 0.2003856 1.750060e-01 1.909171e+00
82.11 1703.050559 0.4889769 5.466392e-02 5.204237e-01
82.19 2445.546445 0.6729899 2.070053e-02 1.902429e-01
82.20 13867.957411 0.2858116 1.251584e-01 1.287576e+00
82.30 3644.926406 0.4802021 5.683935e-02 5.423828e-01
82.91 1618.557391 0.9050409 1.670017e-03 1.505529e-02
82.92 7872.412587 0.3235801 1.080790e-01 1.090579e+00
82.99 213.058745 0.4311886 7.016279e-02 6.791137e-01
84.21 -22021.444444 0.8389585 4.838724e-03 4.376026e-02
84.22 -32940.777778 0.7607787 1.082697e-02 9.850930e-02
84.24 17751.329897 0.5879333 3.388678e-02 3.156783e-01
84.25 25996.609756 0.1508178 2.150365e-01 2.465501e+00
84.25.1 3423.620596 0.7745330 9.590128e-03 8.714690e-02
84.25.9 14.673913 0.9998275 5.490558e-09 4.941502e-08
Все предприятия 49.038489 0.4954232 5.310355e-02 5.047352e-01

 

Все модели, без исключения, оказались статистически не значимыми. Таким образом, гипотезу об отсутствии влияния развития аутсорсинга на объёмы инвестиций можно считать доказанной.

Для проверки гипотезы о существовании закономерности, связывающей численность предприятий аутсорсеров с рейтингом инвестиционной привлекательности региона, использовали модель регрессии специального вида – logit-модель. Модель данного типа ещё называют моделью вероятности.

Особенность логистической модели регрессии (logit-модели) состоит в том, что зависимая переменная является не числовой, приводится к бинарному виду (принимает либо значение 1, либо значение 0), функция вероятности – логистическая. В нашем случае к бинарному виду преобразованы рейтинги инвестиционной привлекательности регионов восточной Сибири и Дальнего востока. Учитывая, что в целом уровни регионов в рейтинге инвестиционной привлекательности достаточно низкие, в бинарном варианте значения рейтинга ниже 3B1 приняты за ноль.

Расчётные значения параметров моделей представлены в таблице 3. Показатели, представленные в таблице 6: TRUE reit (sensitivity) – доля случаев верной классификации высокого инвестиционного потенциала; Accuracy pred – аккуратность классификации по всем показателям.

 

Таблица 6 – Результаты оценки логистической модели

Вид деятельности (код) TRUE reit Accuracy pred aic p-value
69.20 0.25 0.7272727 17.73579 0.4260463
69.20.1 0.25 0.7272727 18.12779 0.5911359
69.20.2 0.25 0.7272727 18.02768 0.5355662
69.20.3 0.25 0.6363636 17.59347 0.3909492
81.10 0.25 0.6363636 17.11880 0.3001127
81.21 0.00 0.6363636 18.41174 0.9248591
81.22 0.25 0.7272727 18.02393 0.5319245
81.29 0.25 0.7272727 18.18977 0.6321856
81.29.1 0.50 0.8181818 15.51178 0.4075190
81.29.2 0.00 0.6363636 18.03815 0.5454932
81.29.9 0.25 0.7272727 18.16380 0.6145583
81.30 0.50 0.7272727 16.85687 0.2490562
82.11 0.25 0.7272727 17.01841 0.2908153
82.19 0.00 0.6363636 18.41658 0.9494091
82.20 0.00 0.6363636 18.23133 0.6630307
82.30 0.25 0.7272727 16.49543 0.3121526
82.91 0.25 0.7272727 18.15885 0.6103395
82.92 0.00 0.6363636 18.40558 0.9022216
82.99 0.00 0.6363636 18.33186 0.7650414
84.21 0.25 0.6363636 18.22984 0.6611074
84.22 0.25 0.6363636 18.22984 0.6611074
84.24 0.50 0.7272727 15.70493 0.1561882
84.25 0.25 0.6363636 17.17673 0.3040835
84.25.1 0.50 0.8181818 15.24636 0.2949465
84.25.9 0.25 0.6363636 17.59347 0.3909492

 

Как видно из результатов моделирования, все показатели по численности предприятий-аутсорсеров оказались статистически не значимыми при построении logit-регрессий с одной переменной. Таким образом¸ наш более ранний вывод о связи развития аутсорсинга с инвестиционной привлекательностью региона не подтвердился на новых данных.

 

Заключение

Результаты анализа структурного состава предприятий и методов корреляционно-регрессионного анализа установлено, что за прошедший период времени произошли существенные изменения как в структуре рынка аутсорсинга, так и в закономерностях развития. Авторами подтверждён вывод предыдущих исследований, о том, что использование аутсорсинга в производственной деятельности не оказывает влияния на уровень ВРП и объёмов инвестиций в основной капитал. В то же время, вывод о связи развития аутсорсинга с инвестиционной привлекательностью региона на новых данных не подтвердился. Результаты моделирования указывают не только на слабое внедрение аутсорсинга в деятельность предприятий и организаций В ДФО, но и позволяют выдвинуть гипотезу о существенных изменениях в предпринимательской среде в условиях глобальной пандемии.

Библиографический список:

  1. Бравар, Ж.‑Л. Эффективный аутсорсинг. Понимание, планирование и использование успешных аутсорсинговых отношений / Ж.‑Л. Бравар, Р. Морган. – М.: Баланс Бизнес Букс, 2007. – 475 с.
  2. Васильев, А.С. Проблемы и перспективы аутсорсинга бухгалтерского учёта в России / А.С. Васильев, Т.В. Миргородская // Международный научно-исследовательский журнал. – 2015. – № 1–2 (32). – С. 19–21.
  3. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://rmsp.nalog.ru/sign-in.html.
  4. Кригер, А.Б. Об использовании аутсорсинга в регионах Восточной Сибири и Дальневосточного федерального округа / А.Б. Кригер, В.В. Ивин // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2017. – № 4 (52). – С. 78–93.
  5. Кригер, АБ. Цифровые технологии мониторинга развития аутсорсинга в регионах Дальневосточного федерального округа / А.Б. Кригер, В.В. Ивин, А.С. Боначева //Современные технологии управления. – 2021. – № 1 (94) [Электронный ресурс] Режим доступа: https://sovman.ru/article/9405/
  6. Демидова, О.А. Эконометрика : учебник и практикум для вузов / О.А. Демидова, Д.И. Малахов. – М.: Издательство Юрайт, 2022. – 334 с. – (Высшее образование). – ISBN 978-5-534-00625-4. – Текст : электронный // Образовательная платформа Юрайт [сайт]. – URL: https://urait.ru/bcode/489325
  7. Малое и среднее предпринимательство в России 20 / Статистический Сборник / [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2015/mal-pred15.pdf
  8. Малый и средний бизнес в России. / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog
  9. Основные характеристики субъектов Российской Федерации / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1138625359016
  10. Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов RAEX за 2020 год [Электронный ресурс] Официальный сайт Рейтингового агентства «Эксперт». – Режим доступа: URL: https://raex-a.ru/ratings/regions/2020#tab1
  11. Численность населения Российской Федерации по муниципальным образованиям / Официальная статистика [Электронный ресурс] Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Росстат). – Режим доступа: URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/afc8ea004d56a39ab251f2bafc3a6fce
  12. IT Key Metrics Data 2022: Infrastructure Measures – Executive Summary [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: https://www.gartner.com/en/documents/4009014-it-key-metrics-data-2022-infrastructure-measures-executive-summary
  13. Kazmer,O. Manufacturing outsourcing, on shoring, and global equilibrium (Article) / D.O. Kazmer. // Business Horizons. –Volume 57. – Issue 4, July 2014. – P. 463-472. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.sciencedirect.com/science/journal/
  14. Kriger, A.B. Information Technology Outsourcing Trends at Higher Education of the Russian Far Eastern in the context of global tendencies in Information Technology outsourcing / A.B. Kriger, V. Ivin and other // Journal of Internet Banking and Commerce. – Volume 21, Issue 2. [Электронный ресурс] – Режим доступа: URL: http://www.icommercecentral.com/ArchiveJIBC/currentissue-internet-banking-and-commerce.php
  15. Rosar, Strategic outsourcing and optimal procurement / F. Rosar. // International Journal of Industrial Organization. – Volume 50, 2017. – P. 91–130.
  16. Schneider, S. Determinant factors of cloud-sourcing decisions: Reflecting on the IT outsourcing literature in the era of cloud computing / S. Schneider, A. Sunyaev // Journal of Information Technology. – Volume – Issue 1, 1 March 2016. – P. 1–31.
  17. Wang, J. Towards achieving flexible and verifiable search for outsourced database in cloud computing / Wang, X. Chen, J. Li, J Zhao, J Shen. // Future Generation Computer Systems. – Volume 67, February 2017. – P. 266-275.

Зарубежный опыт управления персоналом (Японии и Швеции). Возможности применения некоторых методик в Казахстане

Введение

В рыночной экономике для казахстанского бизнеса все более важным становится управление человеческими ресурсами, а специальность HR пользуется большим спросом у выпускников высших учебных заведений. Можно сказать, что в Казахстане поменялось отношение к деятельности hr-отдела. Отдел кадров сегодня воспринимают не только как отдел кадров, как это считалось раньше, а как значимый нематериальный ресурс предприятия.

Не все функции управления персоналом в настоящий период применяются в компаниях Казахстана. Адаптация, мотивация, развитие, обучение все еще редки в местных компаниях. Зачастую эти функции исполняются в спешке, при наличии профицита бюджета в конце года. В то время как для международных предприятий эти функции считаются нормальным явлением [1, с. 96-97].

 

Результаты исследования

Затрагивая тему опыта зарубежных стран в отношении управления персоналом в компаниях (на примере стран Японии и Швеции), стоит сначала остановиться на опыте управления Японии, который может быть применен в Казахстане. На наш взгляд, нужно обратить больше внимания на способы управления, которые применяются в сегодняшних компаниях страны восходящего солнца для того, чтобы заимствовать наиболее эффективные из них.

Рассмотрим отдельные элементы японской системы управления.

Кайдзен — это подход к непрерывному совершенствованию, основанный на идее о том, что незначительные, регулярные положительные изменения способны принести существенные улучшения. Как правило, он основывается на сотрудничестве и обязательстве и различается от методов, использующих радикальное или нисходящее изменение для достижения изменений. Подход Кайдзен стал применяться в производственной сфере для сокращения дефектов, удаления отходов, увеличения производительности, достижения поставленных задач и ответственности сотрудников, а также стимулирования инновационной деятельности [2, с. 134]. Эту систему можно использовать для любых процессов или операций управления и в любых компаниях Казахстана.

Существует такая система, которая называется «Бережливое производство». Система основана на выполнении 5 принципов. Название принципов начинается с «S»:

  • организация (Seiri) – необходимо четко отделять те предметы, которые необходимы, оставлять их в нужном количестве, а от ненужных предметов надо избавляться.
  • аккуратность (Seiton) – необходимо организовать хранение предметов так, чтобы в любой момент можно было их легко достать, ими воспользоваться и обратно вернуть.
  • уборка (Seiso) – всегда необходимо, чтобы рабочее место, площадь, оборудование были в идеальном чистом виде.
  • стандартизация (Seiketsu) – всегда необходимо поддерживать организацию, порядок и чистоту на систематической основе
  • дисциплина (Shitsuke) – должна быть выработана привычка следовать установленным (стандартизированным) процедурам. Установленные процедуры должны неуклонно выполняться [3, с. 115].

Стандартизации и контролю должны подлежать все аспекты производственной деятельности. В случае возникновения проблем их следует выявлять и немедленно устранять напрямую у их источников. Совершенно очевидно, что внедрение принципов 5S нацелено на эффективную структуру рабочих мест, находящихся в промышленных отделениях, что существенно облегчает управление трудовыми операциями и формирует условия для экономии рабочего времени, и, соответственно, для увеличения производительности труда на всем производстве в целом.

На японских предприятиях основываются на том, что условия, а не управленцы, заставляют сотрудников продуктивно выполнять свою работу. Поэтому японские менеджеры создают на своих предприятиях условия, при которых сотрудники мотивированы на эффективную работу.

Нередко утверждают, что система управления в Японии является рациональной из-за синергетических действий ее элементов. Сюда входят: пожизненная занятость, ротация персонала, система репутации, обучение на рабочем месте, оплата труда. Можно разделить мнение исследователей о неприемлемости автоматизированного перенесения всей японской системы управления в казахстанские компании.

В рамках рассмотрения специфики японской модели управления заметим, что секрет успеха японского менеджмента состоит, первоначально, в интегрированном подходе, и заключается во взаимосвязи множества факторов. К их числу относятся: пожизненный набор персонала, внутрифирменные союзы, вознаграждение по выслуге лет, обучение на рабочем месте, формирование между фирмой и другими альянсами внутри и за пределами, немаловажная роль правительства в предоставлении продуктивной деятельности порядка, чувство патриотизма [4, с. 4].

Концепция управления японскими компаниями, широко известная под названием пожизненной занятости, создавалась в течение ряда десятилетий и к концу 1960-х годов сделалась ведущей формой управления трудовой деятельностью в корпорациях Японии. Пожизненная занятость фактически подразумевает наем сотрудников на долгий период. Также, вместе с долгосрочной занятостью работникам гарантировался доступ к системе внутрифирменной подготовки и повышения квалификации, карьерный рост, а также рост зарплаты по степени повышения опыта работы (в пределах так называемой заработной платы с учетом возраста) [5, с. 127]. Однако, мы отметим, что в последние 10-20 лет данная система дает сбои, что, по словам отдельных специалистов, служит одним из поводов для рецессии, которую в настоящий момент испытывает экономика Японии.

В Казахстане концепция «пожизненной занятости» не применяется, тем не менее, для большинства казахстанских работников свойственна продолжительная трудовая деятельность в одной компании, порой в течение целой трудовой жизни. По словам исследователей, для эффективной работы казахстанских организаций их руководству требуется создавать условия для долгосрочной занятости сотрудников. Если руководство будет различными способами стимулировать сотрудников, уравновешивать зарплату на одинаковых должностях, то исчезнет проблема с текучестью персонала. Жители Казахстана добиваются стабильного положения не только в стране, в своей семье, но и в сфере труда. Этот принцип обладает своими минусами, но мы можем выбрать лишь лучшее, тем самым понизив процент безработных, непрерывного поиска своего места и увеличив уровень состоятельности и понимания нужности каждой личности.

В Японии карьерный рост в первой степени зависит от трудового стажа и возраста, а затем от прочих достоинств. Если работник изменит место работы, то его трудовой стаж обнулится. Сотрудников, перешедших в другое предприятие, зачастую рассматривают как представителей второго сорта. Таким образом, японцы относятся к выбору организации, в которой они будут работать, очень внимательно и серьезно.

Другим признаком японской системы управления является принцип «Ненко». Такая деятельность способствует укреплению и поддержанию постоянного уровня занятости работающих на предприятии людей. С этой системой конкуренция практически отсутствует, так поскольку зарплата зависит не от степени работы, а от возраста и стажа работы [6, с.159].

Еще одним немаловажным принципом является принцип верности работников к своему предприятию. Исходя из принципа пожизненной занятости, работодатель предоставляет работу и работники морально, считают себя обязанными в соблюдении принципа верности по отношению к своей компании.

В Японии принято, чтобы предприятия принимали на работу людей по окончании средней школы или колледжа. Основанием для этого служит практический подход японцев, то есть наниматели в Японии проводят полную подготовку сотрудников во время производственных процессов. Японский сотрудник исполняет разнообразные функции на рабочем месте, порой кардинально меняет род должностных функций, усваивая на старте карьеры до 6 квалификаций, следовательно, их многофункциональность и взаимозаменяемость являются их характерной особенностью. Кроме того, наниматели содействуют созданию «рабочих династий» — привлечению на работу ближайших родственников или детей своих работников. Многие японские фирмы проводят практику переназначения работников в соответствии с сложившимися ситуациями.

Кажется целесообразным использование элементов японского подхода к обучению на рабочих местах при осуществлении деятельности казахстанских компаний. В большинстве нынешних казахстанских компаниях уделяется повышенный интерес к проверке особенных квалификационных знаний претендентов на трудоустройство, и особенно, если у них есть существенный опыт работы в иных компаниях. В то же время только на немногочисленных фирмах имеются свои собственные программы тренинга для персонала. В японских предприятиях, напротив, не требуется специального обучения в образовательных учреждениях и при принятии на работу учитываются, в основном, общие взгляды сотрудников и их умение влиться в команду. Компании самостоятельно обучают своих работников требуемым умениям и способностям. Современные казахстанские организации должны шире реализовывать собственную внутреннюю методы обучения для того, чтобы не упускать перспективные потенциальные кадры, не обладающие узкопрофильными навыками, а также для того, чтобы обеспечивался квалифицированное развитие работников.

Кроме того, управляющим казахстанским компаниям необходимо уделить отдельную заинтересованность современной системе оплаты труда в Японии. Формирование стимулирующей среды на предприятиях Японии проявляется, в первую очередь, во введении мотивационных способов заработной платы. Тогда как во многих казахстанских компаниях зарплата сотрудников не мотивирует.

Возникает впечатление, что отечественным компаниям желательно перенять у японской системы заработной платы преимущественно рациональное использование приемов, мотивирующе воздействующих на действия персонала в организациях. Этими способами считаются «плавающие» зарплаты, рассредоточение заработка работников на основании экспертного суждения, беспошлинная оплата труда, что подробно рассматривается в работе. Заложенная в этих методах экономическая рациональность обусловливает необходимость их внедрения в отечественных предприятиях.

Современное японское управление сравнительно не так давно начало вводить метод канбан («точно в срок») и интегрированный менеджмент качества. Впервые эта концепция стала применяться и реализовываться в компании Toyota. Значение данной системы кроется в том, что предприятия приступают к выпуску изделий малыми партиями с непрерывным потоком поставок изделий различных образцов, то имеется в виду «на всех стадиях цикла производства, необходимый узел или элемент поставляется к пункту проведения последующих производственных операций «точно в срок», то есть в то время, когда это требуется, а готовые изделия производятся и отгружаются в тот самый момент, когда в них испытывает потребность коммерческая сеть».

На японских предприятиях исполнители каждого действия обязаны воспринимать исполнителей дальнейших действий как своего потребителя и осуществлять свою долю операционной работы с особым вниманием. В системе канбан предусматривается исполнение операционных заказов не по неделям, а по дням и даже часам. В данной ситуации рассылку заказов осуществляют сами работники. Системой канбан предусмотрено сокращение объема перерабатываемых партий, уменьшение количества невыполненных работ, прагматичное исключение незавершенных работ и минимизация объема товарных и материальных ресурсов. В итоге большинство складских помещений устраняется, а промышленные помещения, которыми ранее пользовались для размещения накопившихся припасов, расчищаются. Главное достоинство метода канбан состоит в его простоте, тем не менее, его нелегко реализовать. Например, внедрение данной концепции фактически нереально без существенной экономии времени на перенастройку и переоборудование производственной техники, а также без реализации целого спектра иных требований, реализация которых оказалась осуществимой исключительно на базе научно-технического развития. Применение системы канбан обходится дорого, но впоследствии ее реализации расходы с лихвой окупаются и получается огромный производственный эффект в итоге рациональной эксплуатации сырья, роста эффективности труда и повышения качества производимой продукции [7].

В сочетании с системой канбан используется комплексный менеджмент качества, которые положительно влияют друг на друга и вносят вклад в обеспечение эффективной работы предприятия. С помощью этой системы вы сможете оптимизировать деятельность на любых стадиях производства: уменьшение объема партии, уменьшение невыполненной работы, практическое устранение незавершенных работ и минимизация объема запасов. Внедрить его не так просто, но если нам это удастся, то производство в казахстанских компаниях заработает без сбоев и будет вносить вклад в эффективную работу предприятия.

Далее мы рассмотрим скандинавскую модель управления персоналом. Многие годы скандинавские страны демонстрировали и поддерживали значительную степень прогресса, невзирая на угрозы со стороны внешней экономики. В числе стран Скандинавии самым наглядным примером социально-экономически развитой страны является Швеция.

Понятие «шведская модель» возникло в конце 1960-х годов, когда Швеция стала переживать успешную комбинацию стремительного производственного роста с масштабными политическими переменами в условиях относительного отсутствия социальных конфликтов. Этот облик преуспевающей и мирной Швеции заметно выделился на фоне усиливающихся социально-политических разногласий в мире. Шведскую модель идентифицировали с особо развитыми формами социального обеспечения государства.

Согласно статистике, по степени социального обеспечения своих жителей Швеция занимает ведущее место в Европе. Еще во период экономического упадка этой небольшой скандинавской стране удалось пережить его с минимальными ущербами. Объясняется это в основном усердием и целесообразностью шведов, отличающихся также порядочностью, дисциплинированностью и умением управлять своим временем (тайм-менеджмент). Тайм-менеджмент сильно облегчает работу шведам. Согласно статистике, шведские менеджеры проводят на работе примерно 54 часа в неделю, тогда как японцы — 60. При этом шведским компаниям удается удерживать лидерство во многих отраслях: (например, в таких, как телекоммуникации — Ericsson, косметика — Oriflame, финансы — Swedbankи SEB Bank, автомобилестроение — Skania, бытовая техника — Electrolux), а сама Швеция является одной из самых богатых и благополучных стран [8, с. 6-7]. Наиболее важным отличием шведского менеджмента от прочих стилей управления заключается в том, что в Швеции очень важна человеческая роль. По мнению шведов, для постиндустриального общества все большее значение обретают социально-поведенческие способности людей, по сравнению с техническими, что раньше было более востребовано и ценилось.

Шведские руководители меньшее значение придают иерархии. При этом 22 % шведских менеджеров и 75 % итальянских руководителей не признали тот факт, что эффективное управление трудовыми отношениями часто предполагает игнорирование иерархии. Организационный состав, согласно шведскому менеджменту, направлен на уменьшение вертикальных уровней власти. Структура горизонтального управления по эффективности базируется на принятии коллегиальных управленческих решений. К примеру, во Франции число уровней управления в три раза меньше, а расстояние среди разных отделов и работников существенно ниже.

Контроль даже в больших организациях кажется неформальной и неявной формой. В общих чертах шведы не склонны воспринимать контроль в менеджменте в качестве соответствующей менеджерской практики. По их мнению, если прибегать к жесткому контролю, то едва ли возможно рассуждать об успешном управленческом стиле. В отечественных компаниях, наоборот, наиболее часто наблюдается авторитарность стиля и централизация управления.

В Швеции процесс принятия решения обговаривается и длится сравнительно длительное время, так поскольку персонал шведских организаций с готовностью выражает собственную точку зрения. Он имеет как положительные стороны, так и отрицательные. С одной стороны, обсуждение важнейших вопросов для компании, предоставляет работникам свободно высказывать собственную точку зрения, с другой-приняв подобный вердикт, нужно четко следовать выбранным установкам. Мировой опыт свидетельствует о том, что совместное рассмотрение задач способствует затягиванию процессов принятия управленческих решений на достаточный срок, что не всегда благоприятно, с учетом того, что корпорация функционирует в условиях непрерывно меняющихся рыночных условий и конъюнктур, что иногда вызывает необходимость осуществления быстрых и правильных решений. Тем не менее, шведская модель дает возможность свести к минимуму дистанцию среди разных уровней руководства и положений сотрудников предприятия, что помогает сформировать позитивную психологическую обстановку, которая дает возможность сотрудникам проявлять творческий подход к разрешению различных проблем и вопросов. На казахстанских предприятиях отмечается высокий уровень избегания неопределенности. Руководители принимают решения с незначительным риском, управленцы больше нацелены на выполнение определенных заданий. В отечественных организациях казахстанский менеджмент отличается еще и тем, что предпринимателям хочется получить «все и сразу», что ведет к неблагоприятным результатам в перспективе.

Шведская модель менеджмента может повлечь за собой ряд сложностей при налаживании связей с зарубежными партнерами. Продолжительные собеседования и консультации, задержки в процессе принятия решений, излишняя осмотрительность не всегда бывают понятными для зарубежных коллег. Децентрализованность управления, также имеющая глубокие исторически сложившиеся корни, влияет не только на ход процесса получения управленческих решений. У шведских менеджеров не принято демонстрировать почтение к положению собеседника; к респектабельным людям они относятся как к равным, что порой воспринимают как неуважительное и неподобающее поведение.

Шведские предприятия стараются сохранять долгосрочную связь со своим персоналом, следовательно, важно, чтобы человеку нравилась работа. А для того, чтобы человеку было интересно трудиться, и он старался реализовывать возложенные на него задачи, очень важно научиться слушать каждого. На практике это делается с использованием большого количества различных методов. Одним из них являются периодические дискуссии среди работников и их начальников. Такие собрания происходят не реже чем дважды в год в течение всего срока вашей работы. На них рассматриваются успехи в работе, отсутствующие умения, предложения и идеи, а также формулируется план будущих мер.

Ключевой идеей данной формы управления считается то, что руководитель компании не способен детально ориентироваться в деталях процессов, протекающих в разнообразных отраслях, и следовательно, ему необходимо делегирование полномочий. Однако не следует просто переводить свои обязанности на остальных, формируя график основных результатов, а лучше спросить у персонала, что необходимо для того, чтобы качественно исполнять свои обязанности. В общем говоря, работники самостоятельно решают, какие средства им необходимы. Это может зависеть от поставленной цели, и задачей главы предприятия является сформировать необходимые для этого условия, обеспечить необходимыми ресурсами и т.д [9, с.146].

Шведская модель управления персоналом подойдет для креативных команд (изобретателей, конструкторских бюро, лабораторий, дизайн-студий и т.д.). Творческим сотрудникам необходимо, прежде всего, создание благоприятных условий. Немаловажное значение имеет не только создание требуемых условий для осуществления творческих возможностей персонала, но и для формирования сплоченного коллектива, старания которых ориентированы на реализацию поставленной цели [10, с. 184].

При этом следует учесть оплошности, совершенные шведским правительством при выработке собственной управленческой модели. Например, шведское правительство многократно пробовало перенести свои обязанности на профсоюзы с целью гарантирования устойчивых цен в стране. Подобные усилия поначалу являлись обреченными, так как недостаточная взаимозависимость среди профсоюзных организаций и показателей уровня цен в стране достаточно заметна. Кроме того, профсоюзные организации формируются как учреждения для обеспечения охраны прав и потребностей работников, но не в качестве элементов политики государства. Если повысится спрос на рабочую силу, то возрастет и размер оплаты труда, и профсоюз никоим образом не сумеет воздействовать на подобную зависимость. Следовательно, стратегии регулирования уровня доходов являются неэффективными. И этот момент, который нужно рассматривать при изучении шведской модели менеджмента.

 

Заключение

В заключение можно сказать, что все перечисленные выше принципы японской и шведской моделей, следует приспосабливать к специфике нашей страны. Очень важно принимать во внимание менталитет, многонациональный состав — все отличительные характеристики. Но, главное, сформировать казахстанский менеджмент, ориентированный не только внутри государства, но и на экспортирование. Таким образом, представленная характеристика двух зарубежных моделей, может помочь нам придумать самые оптимальные приемы для его усовершенствования во всевозможных сферах.

Библиографический список:

  1. Камысбаев, М.К., Омарбакиев, Л.А., Ералина, Э.М. Особенности принципов управления персоналом в развитых странах и возможности применения в Казахстане// Вестник университета «Туран». 2020; (4):96-101.
  2. Немцов, Д.В. Роль внедрения Кайдзен в формировании корпоративной культуры // Инновации и инвестиции, 2020. — № 5.
  3. Маймакова Л.В. Методология логистической интеграции в концепции «бережливое производство» //Региональные проблемы преобразования экономики, №6, 2021.
  4. Батусова, А. О., Молодецкая, Д. А. Зарубежный опыт в управлении: особенности японского менеджмент // Бизнес и дизайн ревю, 2019. — № 1 (13). С. 4.
  5. Лебедева, И.П. О бедности и неравенстве в Японии// Ежегодник Япония. Т. 47. С. 126–148.
  6. Зыкова, Н.В. Особенности японской модели менеджмента//Научные междисциплинарные исследования. 2020.
  7. Жолдаспаев, С. Философия японского менеджмента — возможна ли ее трансплантация?: Доклад на VII Алматинском форуме по качеству. 4-6 октября 2012 г. //URL: http://kinsmark.com/index.php/ru/articlestqm/957-zhold1  Дата обращения: 16.10.2021.
  8. Боробов, В.Н. Современные зарубежные модели управления // Современная наука: актуальные проблемы теории и практики, 2017-№3. — с.6-10.
  9. Харченко, Н.П. Современные модели управления персоналом// Вестник Северо-Кавказского федерального университета, 2015-№ 5(50). – с.144-147.
  10. Устаев, Р.М., Парахина, В.Н. Кадровый инновационный потенциал предприятия: структура и механизм формирования // Вестник Северо-Кавказского федерального университета, 2015. — № 2 (47). — 310 с.

Трансформация цифровых практик в период пандемии

Введение

Глобальные перемены современного мира, возникшие в результате ускоренного технологического прогресса и использования инновационных механизмов сетевого взаимодействия, проложили путь к новому этапу общественного развития – информационному обществу.

Данный термин появился в научном лексиконе благодаря американскому (австрийскому) экономисту Ф. Махлупу, который впервые использовал его с экономической точки зрения в работе «Производство и применение знания в США» в 1962 г. [3]. Свой вариант трактовки данного понятия предлагают ещё несколько исследователей; особо заметен вклад учёных Японии. Эта страна к 1970-ым годам вошла в число юго-восточных стран, прорыв которых в состав лидеров мировой экономики назвали «экономическим чудом». В 1963 г. в труде «Теории информационной индустрии: рассвет грядущей эры эктодермальной индустрии» японский антрополог Т. Умесао писал, что следующим этапом общественного развития после аграрного и индустриального обществ будет формирование информационного общества [10]. Позже, в 1969 г. понятие «информационное общество» использовал и популяризировал японский экономист Ю. Хаями в книге «Информатизированное общество: от индустриального общества к интеллектуальному обществу» [12]. А японский социолог Ё. Масуда определил понятие «информационное общество» как общество, в котором главная роль принадлежит компьютеризации, и факторами его формирования он особо выделял производство нематериального: знания и информации [13].

 

Обсуждение

Становление информационного общества начинается в середине XX века, когда в послевоенное время постепенно осознаётся возрастающая значимость информации. Существуют различные интерпретации названий данного общества: информационное, постиндустриальное, кибернетическое общество, общество постмодерна, сетевое и другие. Цифровизация и цифровые практики – это следствие и результат глобальной информатизации, поэтому название «информационное общество» наиболее распространено и применимо при раскрытии данной темы.

Большой вклад в построение теоретического фундамента информационного общества внесли европейские и американские учёные Д. Белл, Э. Тоффлер, У. Ростоу, М. Кастельс и другие. Данную тему исследовали также и отечественные учёные В. А. Трапезников, В. Л. Иноземцев, И. А. Негодаев и другие.

Теория постиндустриализма является одной из известных теорий информационного общества. Американский социолог Д. Белл является первым, кто сформулировал теорию постиндустриального общества. Она была изложена в его книге «Грядущее постиндустриальное общество», впервые изданной в США в 1973 г. [1]. Понятие постиндустриального общества Д. Белл ввёл ещё в 1950-е гг. Но вскоре, в 1980 г., когда началось стремительное развитие микроэлектронных технологий, он заменил его на понятие «общество знания и информации», в котором заключена главная идея Д. Белла о главенствующей роли информации и знаний в будущем развитии общества. Под информацией учёный понимал «обработку данных в широком смысле слова», а под знаниями – «организованный набор фактов или идей, представляющих некоторые суждения или экспериментальный результат, который передаётся другим с помощью какого-либо средства коммуникации» [11]. Быстрое распространение цифровых технологий в разных сферах жизнедеятельности – в промышленности, школах, офисах, семье и привело к возникновению понятия информационного общества в 80-е гг. XX в., будущий портрет которого он раскрывает в труде, названном выше.

Американский футуролог и социолог Э. Тоффлер излагает свою концепцию в книге «Третья волна», впервые изданной в 1980 г. [9]. Суть её: человечество в своём развитии последовательно проходит три этапа цивилизационных волн, каждая из которых характеризует определённый тип развития общества. Так он выделяет аграрную, индустриальную и постиндустриальную волны. Первая волна, возникшая около 10 тыс. лет назад, именуется аграрным (традиционным) обществом. Её главный смысл заключался в обеспечении человечества доступными продуктами питания. Данную волну следует считать завершённой примерно к 1750-ым гг. Вторая волна, по Э. Тоффлеру, представляет собой этап индустриального общества, продолжавшийся с XVIII в. по XX в., основной целью которого было обеспечить человечество стандартным и доступным массовым продуктом. Главные принципы этого периода заключаются в механизации, стандартизации, специализации, концентрации и централизации производства, а также атомизации городской жизни. Следующая волна, начавшаяся после Второй мировой войны – это формирование постиндустриального общества, также называемое Э. Тоффлером информационным. Для такого общества характерна ведущая роль информации, интенсивное использование цифровых инноваций и распространение научных знаний, что актуально и в XXI веке.

Фактически, теоретики, изучающие информационную эпоху, используют в своих концепциях различные её наименования, тем не менее, они описывают один и тот же этап развития общества, акцентируя своё внимание на разных аспектах его проявления.

Информатизация общества представляет собой «совокупность процессов, происходящих во всех сферах общества и связанных с качественно новым уровнем производства, переработки и распространения информации» [2]. Расширение сферы информационной деятельности модернизирует цифровые технологии, что позволяет им совершенствоваться в самых различных сферах, упрощать коммуникативное взаимодействие между людьми, обеспечивая в то же время рациональное использование человеческих ресурсов. Так, проведение онлайн-мероприятий позволяет участникам процесса эффективно коммуницировать, территориально находясь в удалении друг от друга. Благодаря такому прорыву технологий и инноваций цифровые практики начали закрепляться в повседневной жизни людей. Подобные изменения в техническом базисе общества и в сфере взаимодействия между людьми всё интенсивнее приобретают интернациональный и универсальный характер.

Постоянная цифровая трансформация является одним из главнейших факторов, оказывающих влияние на формирование и развитие информационного общества в XXI веке. Цифровые технологии оказались особенно востребованными в последний год в связи с распространением новой короновирусной инфекции в мире. Привычный ритм и образ жизни миллионов людей на всей планете резко изменился: какие-то формы деятельности и общения не встроились в перемены и перестали существовать, но большинство повседневных практик по-разному, но трансформировались в дистанционный формат с применением цифровых технологий. Такой «цифровой бум» вызвал изменения в культурной (проведение мероприятий в онлайн-формате) и трудовой (переход на удалённую работу) видах деятельности, в образовании (электронные дневники и журналы), здравоохранении (медицинские смарт-приборы), в политических практиках (онлайн-голосование, использование электронных документов). Подобное внедрение цифровизации в нашу жизнь в месяцы самоизоляции обеспечило безопасное социальное взаимодействие, дало возможность многим людям реализовать свои цели и стало неким стимулом для личностного роста.

Проникновение цифровых технологий почти во все сферы бытия общества особенно актуализируется с установлением режима самоизоляции, связанного с введением ограничительных мер из-за угрозы короновирусной инфекции. Большая часть сотрудников офисов, учреждений и организаций перешла на удалённую работу, образовательная среда – на дистанционный формат обучения: форумы, конференции, различные массовые мероприятия проводились в онлайн-режиме, появилась возможность получать онлайн-услуги. Вследствие того, что цифровые практики оказались повсеместно востребованными среди населения, поле деятельности и возможности цифровой сферы значительно расширились, процессы цифровизации перешли на новый уровень развития и использования.

Необходимо уточнить, что цифровизация как техническая реализация социальных и культурных процессов начала развиваться достаточно давно, ещё до пандемии. Уже около 40 лет модернизируется цифровое пространство. И чрезвычайная ситуация, возникшая как результат распространения новой короновирусной инфекции, ускоряет преимущественно те тенденции, которые сформировались ещё в то недавнее, «здоровое» время. Как отдельные индивиды, так и социальные институты на любые внешние вызовы реагируют привычным для них образом; они не приобретают немедленно новые навыки или новые знания, данные процессы происходят постепенно, с последовательным внедрением в привычную жизнь появляющихся инноваций. Реакции на внешние вызовы обычно представляют собой продолжение и усовершенствование тех практик, которые в том или ином социуме уже сложились, поэтому внезапных появлений новых практик не возникает, они лишь трансформируются и переходят на следующий этап своего развития, вследствие возрастания спроса в новых экстремальных условиях.

С развитием инновационных технологий в информационном обществе цифровизация плотно вошла в повседневную жизнь людей и привнесла в их речевой оборот набор новых терминов и выражений: «цифровой разрыв», «фриланс–биржа», «таргетинг», «кибербуллинг», «фишинг», «монетизация веб–сайта», «публичные облака» и многие другие понятия, используемые в Интернет–среде.

 

Результаты исследования

Заслуживает внимания понятие «фриланс», которое стало очень популярным в условиях самоизоляции, связанной с пандемией 2020 г. Его трактовка определяется следующим образом: «фриланс – форма организации трудовой деятельности, позволяющая работнику или индивидуальному предпринимателю самостоятельно выполнять свои услуги  удаленно, т.е. вне места расположения работодателя или заказчика, применяя в процессе осуществления трудовых функций современные информационные и коммуникационные средства связи» [8].

Данное определение включает три важных составляющих, которые характеризуют фриланс-деятельность. Первая составляющая – это самостоятельная форма занятости работника: фрилансер не принадлежит ни к какой конкретной организации, он исключён из организационной среды, самостоятельно ищет себе работу и выполняет свои услуги индивидуально. Вторая – это сфера деятельности фрилансера. Это теперь труд не физический: фрилансер не производит товар, он предоставляет услугу умственно-интеллектуального и творческого характера. Ещё одна составляющая – трудовая автономия, которая предполагает независимость фрилансера, его свободу в принятии решений по широкому кругу вопросов (отсюда и название: от англ. free – «свободный»). Фрилансер не зависим от места работы (он работает удалённо с применением цифровых коммуникаций), трудового распорядка, количества заказчиков, финансов, он также не подвержен управленческому контролю и корпоративной культуре (дресс–код, посещение мероприятий).

Введение ограничительных мер во время глобальной пандемии вызвало спад экономики практически во всех странах, следствием чего стали кризисные явления, и в результате возникла совокупность проблем, связанных с трудоустройством, зарплатами и нестабильностью рынка труда. Таким образом, появился спрос на удалённую работу, что популяризировало сегмент фриланс-рынка. Фриланская деятельность может реализовываться как на фриланс-биржах, где осуществляется поиск заказчиков, так и на таких электронных социальных платформах как Instagram, You Tube, Telegram и т.д. Поле деятельности фриланс-работника достаточно широко, оно включает в себя множество профессиональных направлений: копирайтер, SMM-специалист, контент-менеджер, пиар-менеджер, сторисмейкер, таргетолог, программист, Веб-дизайнер и другие.

В конце февраля 2020 г., незадолго до периода активного перехода на режим самоизоляции, «ВЦИОМ-Спутник» провёл опрос среди россиян с целью выявить их отношение к такой трудовой практике как фриланс. Россиянам был задан закрытый вопрос о том, как они в целом относятся к фрилансерам. Результаты данного исследования показали, что среди всех опрошенных почти половина (49%) относится к фрилансерам безразлично и 41% проявляет положительное отношение к ним. И всего 6% выразили негативное отношение к данной социальной группе [4].

Аналогичный вопрос также был задан россиянам и в сентябре 2020 г. Среди молодёжи в возрасте от 18 до 24 лет те, кто относится положительно или негативно оказались почти в равных долях (56% и 43% соответственно от всех опрошенных). Безразличное отношение к фрилансерам чаще проявляют лица в возрасте от 60 лет и старше, то есть те, кто менее всего включён в цифровую среду [5]. За период пандемии доля россиян, которые отрицательно воспринимают социальную группу фрилансеров. возросла в 2 раза. Если в начале марта эта доля составляла 6% среди опрошенных, то к сентябрю доля отрицательно относящихся к фрилансерам составила уже 12% от общего числа опрошенных. Такой рост может быть обусловлен тем фактором, что в фриланс–работниках видят возможных конкурентов на рынке труда.

Также в феврале и сентябре 2020 г. тем россиянам, которые не участвуют во фриланской деятельности, был задан закрытый вопрос: «Вы бы хотели или не хотели стать самозанятым или фрилансером?». Ответы распределились следующим образом. Среди всех опрошенных 23% (в феврале) и 22% (в сентябре) скорее хотели бы присоединиться к социальной группе фрилансеров. И в феврале, и в сентябре 2020 г. одинаковый процент (70%) россиян скорее не хотели бы переходить на удалённую работу [4, 5].

Также в ходе проведённого исследования в феврале 2020 г. были выявлены причины того, почему жители России хотели бы заниматься фриланской деятельностью. В числе наиболее значимых причин и обстоятельств были названы: получение дополнительного заработка (34%), возможность работать на себя (24%) и наличие гибкого рабочего графика (18%). Также россияне отмечали появление большего количества свободного времени (10%) и имеющуюся возможность самореализации (8%), которые появляются при переходе на фриланс [4]. Аналогичное распределение ответов составило и в феврале 2021 г. [5].

Появление большего количества свободного времени на фрилансе обусловлено тем фактом, что данная деятельность реализуется с помощью дистанционной коммуникации на различных цифровых платформах. Таким образом, пандемия и связанная с ней самоизоляция существенно повысили спрос на применение цифровых коммуникаций в сфере труда, а также изменили организацию профессиональной деятельности многих сотрудников, которые перешли на цифровые платформы, тем самым влияя на трансформацию цифровых практик среди населения и подавая пример сомневающимся в эффективности подобного рода занятости.

Цифровая среда стала неотъемлемой частью информационного общества. В настоящее время сложно представить повседневную жизнь современного человека без использования цифровых устройств. Данные практики прочно закрепились в его сознании, ведь цифровые инновации окружают индивида повсеместно: и в пространстве профессиональной трудовой деятельности, и в сфере досуга, и в обыденной жизни.

Цифровая инфраструктура испытала и продолжает испытывать мощную трансформацию; затронуто множество сфер деятельности: экономическая, политическая, судебная, культурная и даже духовная. Вспышка короновирусной инфекции побудила почти всё население мира совершить революционный «прыжок в онлайн». Показательны трансформации в культурной сфере, которая заметно преобразилась за период вынужденной самоизоляции, она также была вынуждена перейти в цифровое измерение. За период самоизоляции социальное дистанцирование стало новой нормой повседневности, карантинные ограничения распространились на посещение культурных учреждений. Подобный вызов обществу своевременно сформировал обратную реакцию, было реализовано большое разнообразие технологических решений с целью создания качественного и полезного досуга для разных категорий населения.

При использовании цифровых разработок появилась возможность посетить виртуальные экскурсии, галереи, музеи, онлайн-выставки и прочие культурные мероприятия, находясь в условиях самоизоляции. Возросло количество виртуальных платформ, воспроизводящих спектакли, балетные и оперные постановки.

В мае 2020 г. ВЦИОМ провёл опрос совершеннолетних россиян о практиках посещения музеев в условиях самоизоляции. По результатам исследования было выявлено, что 82% опрошенных информированы о возможности виртуального посещения музеев. При этом 32% россиян хорошо об этом знают [6].

Также, тем жителям России, кто пользуется интернетом хотя бы эпизодически, был задан закрытый вопрос о том, посещали ли они какие-либо виртуальные музеи. Процент респондентов, кто не занимался подобной практикой, составил 81%, а те, кто практиковал подобное посещение, составил всего 19%. Среди них наибольшее количество опрошенных (57%) посещали виртуальный музей в самый разгар распространения короновирусной инфекции: в апреле-мае.

По итогам опроса выяснился факт, что россиянам интереснее было бы посетить исторические виртуальные музеи (47% от всех опрошенных), на втором месте – художественные, а затем – технические. Художественные виртуальные музеи наиболее привлекли женщин (53% по сравнению с 25% опрошенных мужчин), а технические – мужчин (49% по сравнению с 14% опрошенных женщин). Наиболее популярные исторические виртуальные музеи в равной степени заслужили внимание как мужчин (48%), так и женщин (46%). Наименьшее количество россиян (12%) хотело бы побывать в виртуальных музеях, посвящённым писателям и поэтам.

В ходе опроса респондентам было предложено выбрать несколько вариантов ответов среди российских музеев, которые они хотели бы посетить. Наиболее востребованным среди россиян оказался Государственный Эрмитаж. Его выбрало 23% опрошенных. С небольшим отрывом в 4% второе место заняла Государственная Третьяковская галерея. На третьем месте оказался Государственный музей А.С. Пушкина, его захотели посетить 7% опрошенных россиян. Из зарубежных музеев лидером среди всех остальных оказался Музей Лувра, его выбрали 26% россиян [6].

Также по культурной тематике в декабре 2020 г. ВЦИОМ проводил исследование, чтобы выявить оценки россиян и сотрудников культуры о состоянии культурной деятельности в короновирусное время. 27% опрошенных дали положительную оценку тому, в каком положении находится культурная сфера в период пандемии. 51% респондентов средне оценили положение культурной сферы в данное время. Среди тех, кто отмечал, что ситуация в культурной сфере за 2020 г. в России ухудшилась, считают, что в большей степени этому поспособствовало введение ограничительных мер, связанных с короновирусом (38% среди населения в целом и 80% среди сотрудников культуры). Почти треть сотрудников культурной сферы отмечают низкий уровень финансирования объектов культуры (27%). Такая оценка, сделанная самими работниками сферы культуры, может быть обусловлена тем, что они «изнутри» знают о проблемах и болевых точках в данной сфере [7].

Для выявления степени удовлетворённости мерами, принятыми для обеспечения безопасности посещения культурных учреждений, ВЦИОМ исследовал ответы россиян, которые показали, что 57% опрошенных оказались удовлетворёнными принятыми мерами [7].

Инновационные разработки в культурной сфере трансформируют способы взаимодействия населения с объектами культуры и стимулируют формирование новых форм цифровых практик, что обеспечивает более доступную для всех слоёв населения культурную среду. Использование новейших технологий даёт новые возможности существующей аудитории и привлекает новую, и поддерживает интерес к культурным ценностям, которыми владеет Россия.

 

Заключение

Таким образом, условия, в которых оказалась большая часть населения из-за ограничительных мер пандемии, отразились на обществе и способствовали глобальным последствиям, особенно затронувшими цифровой мир. Повсеместное распространение цифровизации наложило отпечаток на повседневные практики людей. Наблюдая за столь масштабным прогрессом внедрения цифровых технологий, можно ожидать большие перемены в развитии и интенсивном использовании их в повседневной деятельности каждого человека и общества в целом. Происходящие перемены формируют новое проблемное поле для изучения социальными науками; описание и рационализация этого сегмента социальной реальности – новая задача в том числе и социологии.

Библиографический список:

  1. Белл, Д. Грядущее постиндустриальное социального прогнозирования / Пер. с англ.; изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Аcademia, 2004.
  2. Гвишиани, Д.М., Лапина, Н.И., Коржева, Э.М., Наумова, Н.Ф. Краткий словарь по социологии. — М.: Политиздат, 1989.
  3. Махлуп Ф. Производство и распространение знаний в США. — М.: Прогресс, 1966.
  4. Аналитический обзор от 04.03.20 «Россияне полюбили фриланс» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/rossiyane-polyubili-frilans (дата обращения: 06.02.2021).
  5. Фриланс – новая реальность постковидной эпохи? // URL: https://wciom.ru/fileadmin/file/reports_conferences/2020/2020-09-28_Frilansery.pdf (дата обращения: 06.02.2021).
  6. Аналитический обзор от 18.05.20 «День музеев онлайн» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/den-muzeev-onlajn (дата обращения: 06.02.2021).
  7. Аналитический обзор от 28.12.20 «Культура-2020» // URL: https://wciom.ru/analytical-reviews/analiticheskii-obzor/kultura-2020 (дата обращения: 08.02.2021).
  8. Сорокина, А. Н. Современные подходы к определению понятия «Фриланс» и его классификации // Проблемы современной экономики (Новосибирск). 2013. №11.
  9. Тоффлер, Э. Третья волна, — М.: АСТ, 2010.
  10. Умесао, Т. Теория информационной индустрии − рассвет грядущей эпохи эктодермальной индустрии // Информация и цивилизация. Собрание сочинений Умесао Тадао. Том 14. Токио: Тюо Коронся, 1991.
  11. Уэбсте,р Ф. Теории информационного общества.- М.: Аспект Пресс, 2004.
  12. Hayashi, «Johoka shakai: Hado na shakai kara sofuto na shakai». Tokyo: Feo, 1969.
  13. Masuda, Y. The Information Society as Postindustrial Society. Washington: World Future Society, 1983. 171 p.

Статистическая оценка состава и структуры объектов в составе имущественных комплексов предприятий в Российской Федерации

Введение

Региональный характер конкурентной борьбы, преобладание ценовой конкуренции, значительное влияние факторов внешней среды, которые свойственны рынку строительных услуг обуславливают, что традиционные конкурентных преимущества, таких как: снижение себестоимости строительно-монтажных работ, длительный опыт работы на рынке подрядных работ, применение прогрессивных технологий производства материалов и строительных работ и т.д. не позволяют полностью реагировать на изменения внешней среды.

Научный интерес представляет рассмотрение закономерностей развития и преобразования организаций и предприятий инвестиционно-строительного комплекса не только в позиции классической теории управления, но и с точки зрения повышений уровня их конкурентоспособности в результате формирования и управления их имущественным комплексом.

Изучение сущности и элементов имущественного комплекса предприятий предполагает системный анализ термина «имущественный комплекс» с учетом законодательных основ [1]. На основе данных исследований, с нашей точки зрения, под составом имущественного комплекса следует понимать:

1) недвижимое имущество (земельные участки; здания, сооружения; многолетние насаждения; инженерная инфраструктура; незавершенное строительство; прочие объекты недвижимого имущества);

2) движимое имущество и вложения (машины и оборудование, передаточные устройства, вычислительная техника; измерительная техника, транспортные средства, инструмент, производственный и хозяйственный инвентарь, рабочий и продуктивный скот, другие основные средства; капитальные вложения и авансы (включая стоимость неустановленного оборудования); долгосрочные (на срок больше года) финансовые вложения (включая вклады предприятия в доходные активы: акции, паи, облигации, векселя и прочие ценные бумаги других предприятий); прочие активы по статье «Основные средства и прочие внеоборотные активы»);

3) запасы и затраты: производственные запасы (сырье, материалы, топливо, малоценные и быстроизнашивающиеся предметы, запасные части и прочее); незавершенное производство; расходы будущих периодов; готовая продукция; товары и прочие запасы и затраты.

4) денежные средства и прочие финансовые активы: денежные средства в кассе и на счетах в банках; краткосрочные финансовые вложения предприятия в доходные активы других предприятий; стоимость отгруженных товаров; дебиторская задолженность и другие аналогичные средства, отражаемые в активе баланса.

5) прочие активы, неотраженные в балансе: объекты, находящиеся на консервации; объекты, находящиеся в запасе и в резерве; объекты, переданные в аренду или доверительное управление; средства, вложенные предприятием, в том числе за рубежом.

6) нематериальные активы: права пользования водой и другими природными ресурсами; авторские права на использование в коммерческих целях продуктов творческой деятельности; льготы и другие имущественные права; регистрируемые объекты «промышленной собственности» (изобретения, патенты, лицензии, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, знаки обслуживания и прочее); нерегистрируемые объекты «промышленной собственности» (ноу-хау, научные отчеты и монографии, конструкторская и технологическая документация, макеты и опытные образцы, инструкции и методики по эксплуатации); прочие нематериальные активы (бизнес-планы, технико-экономические обоснования, практический опыт организации бизнеса, список клиентов и иная конфиденциальная информация).

Структурированный подобным образом состав имущественного комплекса позволяет заключить, что его основу составляют активы предприятия, то есть то имущество, которым оно владеет как обособленный объект хозяйствования. С точки зрения деятельности строительных организаций имущественный комплекс можно рассматривать как мощный механизм, способствующий разработке своевременных управленческих решений, способствующих приспосабливаться к условиям внешней среды [2,3].

Изучение научных подходов к пониманию сущности имущественного комплекса предприятия, позволило нам представить собственную трактовку этого понятия: имущественный комплекс предприятия — это сочетание различных элементов, органично встроенных в целостный механизм ресурсного потенциала предприятия, определяющих возможности формирования его конкурентных преимуществ [3].

 

Результаты исследований

Исследования показали, что обновление и наращивание различных элементов имущественного комплекса не всегда стабильно, о чем свидетельствует сокращение ввода в действие основных фондов в Российской Федерации по виду деятельности «Строительство» (табл. 1, рис. 1).

 

Таблица 1. Динамика ввода в действие основных фондов в Российской Федерации по виду деятельности «Строительство» в 2017-2020 году

Анализируемый период
 Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
сооружения 18 637 77 994 75 578 69 171
машины и оборудование 62 780 174 498 142 235 83 238
транспортные средства 35 829 94 577 82 591 51 151
нежилые здания 26 053 85 341 118 739 41 411

 

Динамика коэффициентов выбытия и обновления основных фондов, в том числе элементов в составе имущественных комплексов строительных организаций, в Российской Федерации в 2017-2020 году по виду деятельности «Строительство»

Рис. 1. Динамика коэффициентов выбытия и обновления основных фондов, в том числе элементов в составе имущественных комплексов строительных организаций, в Российской Федерации в 2017-2020 году по виду деятельности «Строительство»

 

Это способствует развитию рынка аренды, величина арендной платы в данном случае варьируется в зависимости от производственной программы строительных организаций и необходимостью обеспечения производственного процесса. Величина арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам (табл. 2, рис. 2).

 

Таблица 2. Величина арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.) [4]

Анализируемый период
Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
нежилые здания 1 287 478 7 299 607 4 146 929 5 417 615
сооружения 73 268 565 947 1 503 630 613 269
машины и оборудование 1 031 779 2 241 816 8 713 822 7 064 351
транспортные средства 1 031 779 5 540 771 3 631 518 3 994 434

 

Динамика арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.)

Рис.2. Динамика арендной платы в стоимостном выражении по арендуемым нежилым зданиям, сооружениям, машинам и оборудованию, транспортным средствам строительных организаций в Российской Федерации (тыс.руб.)

 

Фактическая стоимость по итогам сделок купли-продажи (рыночная стоимость) основных фондов, а именно: зданий, машин и оборудования, транспортных средств (тыс. руб.) по итогам 2020 г. увеличивается в несколько раз, за исключением сооружений (табл. 3, рис. 3). Данная тенденция характеризует заинтересованность в приобретении машин и оборудования, транспортных средств, нежилых зданий, чтобы применять собственные ресурсы и развивать внутренние составляющие для обеспечения производственных процессов.

 

Таблица 3. Фактическая стоимость по итогам сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями [4]

Анализируемый период
 Элементы, в составе имущественных комплексов строительных организаций 2017 г. 2018 г. 2019 г. 2020 г.
нежилые здания 3 030 366 3 130 821 1 101 454 7 622 712
сооружения 336 312 320 404 7 616 155 437 110
машины и оборудование 9 490 248 5 941 180 925 392 9 276 872
транспортные средства 10 277 880 13 549 652 13 549 652 30 831 948

 

Динамика сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств в стоимостном выражении (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями

Рис. 3. Динамика сделок купли-продажи (рыночная стоимость) зданий, сооружений, машин и оборудования, транспортных средств в стоимостном выражении (тыс. руб.), осуществляемых строительными организациями

 

Заключение

По итогам выполненного анализа о составе имущественного комплекса строительных организаций, произведенного на примере подрядных организаций целесообразно обратить внимание, что наращиванию всех элементов имущественного комплекса еще не уделяется существенного значения. Малые строительные организации не формируют имущественный комплекс по причине финансовых затрат на их приобретение, даже средние подрядчики в большинстве случаев прибегают к аренде строительных машин и механизмов. Имущественный комплекс, в составе которого имеются как движимое, так и недвижимое имущество, обладают только некоторые крупные строительные организации, которые создают объединения и группы. При этом они сами используют имеющуюся технику в производстве строительно-монтажных работ. Тем самым, наблюдаются завышенные арендные ставки на строительные машины и оборудование, транспортные средства, что отражается на существенных затратах и дополнительном времени на поиск необходимой строительной техники.

Библиографический список:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая). от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 21.12.2021) (с изм. и доп., вступ. в силу с 29.12.2021) [режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/7b14f3572ac092fdf0b4b29126a3b93bf96e05b7/] [Электронный ресурс]
  2. Filippova T.Ya., Kuzovleva I.A. Assessment of the Competitive Environment and the Contractor Selection Criteria for the Execution of State and Municipal Contracts// Materials and Technologies in Construction and Architecture. International Conference on Construction and Architecture: Theory and Practice of Industry Development (CATPID 2018): материал. Conf. Series forum.- IOP conference series.- Кисловодск: — 12, 2018.- fol 698.- [режим доступа: https://doi.org/10.4028/www.scientific.net/MSF.931.1187] [Электронный ресурс] – С.1187-1194.
  3. Силкина Т.Я. Обеспечение конкурентоспособности инновационно активных строительных предприятий на основе изменения структуры их имущественного комплекса: автореферат дис. … кандидата экономических наук : 08.00.05 / Силкина Татьяна Яковлевна; [ Брян. гос. ун-т им. акад. И.Г. Петровского]. — Брянск, 2011. — 24 с.
  4. Федеральная служба государственной статистики [режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/14304] [Электронный ресурс]

Этико-правовые аспекты защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований

Введение

Геномика и генетика человека имеют фундаментальное научное значение и коммерческую ценность. Данные области научного знания приобрели известность в эпоху роста государственного и частного финансирования исследований и разработок в области биотехнологии и фармацевтики. В данном контексте патенты на технологии ДНК — центральный элемент, иллюстрирующий, как патентное право адаптируется к новым геномным технологиям. Патенты в значительной степени сыграли свою важную роль в привлечении инвестиций в инженерные разработки, включая дорогостоящие клинические исследования. Патенты на методы секвенирования последовательности ДНК, относящиеся к клиническому генетическому тестированию, свидетельствует о наличии большего количества проблем, нежели преимуществ, связанных с их использованием, что в значительной степени продиктовано особой практикой лицензирования научных учреждений (университетов). Секвенирование генома человека приведет и уже приводит к нарушению выданных патентов и связанным с этим судебным спорам, вместе  с тем юридическая доктрина пока не выработала единые подходы к защите прав участников рассматриваемых правоотношений.

Управление по патентам и товарным знакам США (USPTO) создало базу данных патентов ДНК, включающая патенты, в которых упоминаются термины, относящиеся к нуклеиновым кислотам (например, ДНК, РНК, нуклеотид, плазмида и т. д.). Специфичность указанной терминологии позволяет учитывать патенты, которые в значительной степени имеют отношение к исследованиям в области генетики и геномики и защищают результат таких исследований. Начиная с 1970-х годов патенты были частью истории развития генетики и геномики, поскольку наука и коммерческая деятельность были плотно взаимосвязаны друг с другом. Кроме того, генетика и геномика имели прямое отношение к биотехнологиям в медицине, сельском хозяйстве, энергетике, сфере защиты окружающей среды и других секторов экономики. Первые «ДНК-патенты» были выданы в 1970-х годах, но в середине 1990-х их число резко возросло, когда развитие молекулярно-генетических методов позволило производить патентоспособные изобретения. С этого момента в западных государствах возникла острая необходимость в разработке правового регулирования защиты результатов научных исследований, связанных с новейшими биотехнологиями. При этом экспертное сообщество осознавало, что правовые аспекты защиты результатов таких исследований должно тесно переплетаться с необходимостью соблюдения норм этики.

Патент можно определить как предоставление государством исключительных прав на ограниченный период времени в отношении нового и полезного изобретения, действие которого обычно ограничивается территорией государства, выдавшего патент (Grubb P.W. Patents for Chemicals, Pharmaceuticals and Biotechnology // Oxford: Oxford University Press, 2004. Pp. 165–166.). Следовательно, патентная охрана за пределами государства требует наличия индивидуального патента в каждой стране, чему способствуют централизованные международные процедуры подачи патентных заявок. Патентное право на изобретение защищает его от несанкционированного коммерческого использования другими лицами.

Генетическая материя, которая может быть воспроизведена с помощью выделения или клонирования гена, считается искусственным изобретением и, следовательно, может быть запатентована при условии, что эта материя, её функция или способ создания являются изобретением, соответствует критерию новизны, неочевидности с точки зрения современных знаний и промышленной применимости.

Рекомендация по лицензированию генетических изобретений ОЭСР определила генетическое изобретение как включающее нуклеиновые кислоты, нуклеотидные последовательности и продукты их экспрессии; трансформированные клеточные линии; векторы; а также методы, технологии и материалы для создания, использования или анализа таких нуклеиновых кислот, нуклеотидных последовательностей, клеточных линий или векторов (OECD: Guidelines for the licensing of genetic inventions. OECD Council, 2006.).

Основными критериями патентоспособности являются: а) отнесение патентуемого объекта к изобретению; б) новизна; в) изобретательский уровень и г) промышленная применимость. Данные критерии отражены в Европейской патентной конвенции (EPC), а также в национальных законах о патентах. После выдачи патента его можно использовать для ограничения коммерческого и профессионального использования другими лицами: чтобы иметь возможность использовать запатентованный метод, потенциальному пользователю нужна лицензия. Примером изобретения, глобально используемого посредством лицензии, является технология ПЦР, защищенная патентами, принадлежащими F Hoffmann-La Roche Ltd. Считается, что быстрое развитие биотехнологии возможно благодаря сотрудничеству и совместному лицензированию между несколькими участниками [7].

В данной статье авторы анализируют зарубежный опыт патентной защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований, особое внимание уделяя проблемам судебной практики. На основе анализа авторами сформулированы рекомендации российскому законодателю.

 

Основная часть

Целями настоящего исследования являются изучение, взаимное сопоставление и оценка моделей защиты результатов научной деятельности на примере Европейского Союза,  формулирование предложений по модернизации правового регулирования Российской Федерации в области защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований.

В основу исследования были положены два метода, которые являются одновременно общенаучными и специальными юридическими: системный подход и сравнительный метод в его правовом аспекте (юридическая компаративистика). Другие применяемые юридические методы: формально-юридический анализ источников права, исторический (историко-правовой), метод правового моделирования.

Как только патенты на биотехнологии увидели свет, экспертное сообщество стало относится к ним с подозрением, поскольку считалось, что речь идет о «патентовании форм жизни». Вместе с тем, хотя ген и может быть секвенирован или идентифицирован с использованием биологических тканей отдельных пациентов, запатентованный продукт представляет собой неживую (искусственную) часть информации, касающейся генетической материи [4]. Кроме того, звучали аргументы о «святости» человеческой жизни, что поддерживало тезис об оскорблении человеческого достоинства введением таких патентов. Вдобавок были поставлены под сомнение новизна и природа патентуемых результатов генетических исследований, поскольку они относятся к материалам, существующим в природе [5]. Существует точка зрения, согласно которой прослеживается взаимосвязь между патентами на природные химические соединения и генетические патенты, что косвенно может выступать аргументом в поддержку последних. Противники данной точки зрения говорят, что эта аналогия игнорирует тот факт, что ДНК — это не просто молекула, а биологическая инструкции для построения белков, поэтому о патентовании её не может быть и речи.

Ключевым в данном контексте остается вопрос, должен ли какой-либо субъект обладать исключительным правом на гены. Не секрет, что идея патентования генов находится в серьезном противоречии с общечеловеческими представлениями о справедливости и морали, о человеческом достоинстве, геномной наследственности и общих интересах. Человеческий ген или его часть считается явлением природного (естественного) происхождения и поэтому он может быть только обнаружен, но не изобретен. Возможность изолировать отдельный ген или подвергнуть его иной обработке не влияют на данный факт. Примечательно, что, хотя информация о естественном гене не покрывается патентом на его клонированную и изолированную последовательность, любое использование информации о гене нарушит патент на его клонированную или изолированную часть [1]. Именно поэтому, формулировки статьи 5 Директивы Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 98/44/EC от 6 июля 1998 г. о правовой охране биотехнологических изобретений (Прим.: Согласно пункту 1 статьи 5 Директивы «тело человека на разных этапах его формирования и развития, а также простое открытие одного из его элементов, включая последовательность или частичную последовательность генов, не может представлять собой патентоспособное изобретение». В соответствие с пунктом 2 указанной статьи «элемент, выделенный из тела человека или произведенный иным образом посредством технического процесса, включая последовательность или частичную последовательность генов, может представлять собой патентоспособное изобретение, даже если структура такого элемента идентична структуре естественного элемента».) (далее — Директива о биотехнологиях) представляют собой не что иное, как семантическую игру.

Директива о биотехнологиях признает, что патентное право должно применяться таким образом, чтобы уважать фундаментальные принципы защиты достоинства и неприкосновенности личности, и ссылается на данные принципиальные положения, отраженные в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Например, Европейское общество генетики человека (Европейское общество генетики человека (ESHG)-некоммерческая организация, которая продвигает исследования, облегчает коммуникацию и поощряет передовую практику применения человеческой и медицинской генетики, особенно в Европе.) в контексте патентов на гены BRCA выразило озабоченность по поводу заявок, в которых явно затронуты расовые, семейные и этнические аспекты. Патентообладатели учитывали пределы патентоспособности, когда сделали следующее указание в формуле для сохранения патента: «диагностика предрасположенности к раку груди у ашкеназских еврейских женщин». С другой стороны, не совсем понятно, почему такое указание не является корректным.

Вопрос о том, вторгаются ли генетические патенты в природу человека, нарушают ли они человеческое достоинство и неприкосновенность, демонстрируя отношение к личности как к товару, по-прежнему остается открытым. Часто утверждают, что человек — это нечто большее, чем просто совокупность генов. Также справедливо утверждать, что личная неприкосновенность состоит не только из совокупности генов, но и из определенных черт, которые в некоторых случаях определяются генами. Уважение автономии личности предполагает, чтобы лицу, генетический материал которого используются в изобретении, была предоставлена соответствующая информация и на основании этой информации им было дано соответствующее согласие.

Конвенция о правах человека и биомедицине 1997 года устанавливает, что «тело человека и его части не должны как таковые являться источником получения финансовой выгоды» (URL: https://rm.coe.int/168007d004). Это положение касается коммерциализации и незаконного оборота человеческих органов и тканей. Тем не менее, как правило, на национальном уровне законодательно не запрещено возмещать необходимые расходы донорам крови или зародышевых клеток. Причины предотвращения коммерциализации оборота органов и тканей заключаются в следующем: во-первых, человеческое тело не должно использоваться в инструментальных целях, во-вторых, данная позиция направлена на защиту тех, кто из-за нехватки финансовых ресурсов решится на продажу органов и тканей. Данная Конвенция не регулирует вопросы патентования, однако, ряд экспертов утверждает, что принцип некоммерческого использования человеческого тела не может быть истолкован как препятствие патентованию искусственно выделенных генов.

В данном контексте важно сказать несколько слов об информированном согласии. Оно призвано защитить неприкосновенность личности. Добровольное информированное согласие — из наиболее устоявшихся принципов регулирования геномных и генетических исследований и постулатов медицинского законодательства: проведение геномных и генетических исследований без соответствующего согласия запрещено и криминализированы во многих странах (например, кража генетической информации в Великобритании, нарушение процедуры проведения исследований в Финляндии и т. д.). Ссылаясь на статью 5 (b) Всеобщей декларации о геноме человека и правах человека 1997 года, Международный комитет по биоэтике (МКБ) ЮНЕСКО потребовал неукоснительного соблюдения этого универсального биоэтического принципа (URL: https://ru.unesco.org/themes/etika-nauki-i-tehniki/deklaratsiya-genom-prava-cheloveka).

В преамбуле Директивы о биотехнологиях указано, что «если изобретение основано на биологическом материале человеческого происхождения или если в нем используется такой материал, при подаче заявки на патент лицо, чей генетический материал использовался в изобретении, должно иметь возможность выразить свободное и осознанное согласие на это в соответствии с национальным законодательством» (Directive 98/44/EC of the European Parliament and of the Council of 6 July 1998 on the legal protection of biotechnological inventions OJ L 213, 30.7.1998, p. 13–21. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A31998L0044). Несмотря на то, что существует некоторая неопределенность в отношении того, является ли положения преамбулы Директивы обязательными, настоятельно рекомендуется также проинформировать субъекта исследования о предоставлении информированного согласия.

Положение об информированном согласии поддерживается также абзацем 16 преамбулы Директивы о биотехнологиях, в которой говорится, что патентное право должно применяться таким образом, чтобы уважать основополагающие принципы защиты достоинства и неприкосновенности личности. Необходимо отметить, что нормативные положения о необходимости предоставления информированного согласия не было включены ни в одну из статей Директивы из-за активного лоббирования данной позиции со стороны представителей биотехнологической индустрии (Directive 98/44/EC of the European Parliament and of the Council of 6 July 1998 on the legal protection of biotechnological inventions OJ L 213, 30.7.1998, p. 13–21. URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/?uri=celex%3A31998L0044).

Одним из наиболее резонансных дел, посвященных вопросам информированного согласия, стало дело, рассмотренное судом США – дело Мура [5]. В рамках данного дела суд постановил, что пациентам следует обеспечить право распоряжения собственным телом и предоставить всю необходимую информацию для получения согласия на медицинское вмешательство.

Обеспечение открытости исследований и достоверной информации об их результатах имеют решающее значение для поддержания общественного доверия к исследованиям и привлечения участников. Предоставление достоверной и достаточной информация для субъектов исследования — это первый шаг. Имеет значение также общее расширение прав и возможностей отдельных лиц, поскольку полноценная автономия воли не обязательно реализуется лишь через процедуру информированного согласия.

Тем не менее, Суд Европейского Союза подтвердил, что сфера действия Директивы о биотехнологиях должна быть ограничена установлением принципов, применимых к патентоспособности биологического материала и обеспечению правовой защиты. Впоследствии был сделан вывод о том, что Директива не может регулировать вопросы информированного согласия, которое по-прежнему регламентируется национальным законодательством. Генеральный адвокат подчеркнул тот факт, что Директива не направлена на регулирование использования биотехнологических изобретений, а затрагивает лишь их патентоспособность. Далее в его заключении утверждается, что «действие, кроме того, подчеркивает важность регулирования на национальном уровне использования биотехнологического материала именно потому, что такое использование, поскольку оно выходит за рамки параметров патентоспособности, не регулируется — да и не может регулироваться Директивой» (URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:61998CJ0377&from=EN). В частности, должны быть приняты соответствующие меры для обеспечения соблюдения принципа информированного согласия всякий раз, когда из тела человека взят биологический материал, который может быть использован в научных или технологических целях (пункт 228 в заключении генерального адвоката Джейкобса по делу C-377/98) (URL: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:61998CJ0377&from=EN).

Особое значение в контексте обеспечения защиты результатов научной деятельности в области геномных исследований отведено вопросу распределения выгод от применения таких результатов. При этом все чаще и чаще слышится мнение в пользу совместного использования выгод, что означает, что выгоды, полученные от использования генетических данных человека, протеомных данных человека или биологических образцов, собранных для медицинских и научных исследований, должны быть возвращены обществу, группам населения или индивидам, принимающим участие в исследованиях. ЮНЕСКО отмечает следующие формы совместного использования благ, связанных с результатами исследований:

1) особая помощь и признание правосубъектности лиц и групп, принявших участие в исследовании;

2) доступ к качественной медицинской помощи;

3) применение новых диагностических и терапевтических методов или продуктов, полученных в результате исследований;

4) поддержка служб здравоохранения;

5) обеспечение доступа к научным и технологическим знаниям;

6) развитие и укрепление потенциала развивающихся стран по сбору и обработке генетических данных человека и иные условия.

Во Всеобщей декларации ЮНЕСКО о биоэтике и правах человека, принятой на Генеральной конференции ЮНЕСКО, состоявшейся в октябре 2005 г., указанный вопрос рассматривается в статье 15, где указано, что «блага, связанные с проведением любых научных исследований и применением их результатов, следует использовать совместно со всем обществом и международным сообществом, в частности с развивающимися странами». Особое значение имеет то, что в документе также упоминается применение новых диагностических и терапевтических методик или продуктов, разработанных в результате исследований. Данная статья практически идентична статье 19 Международной декларации о генетических данных человека 2003 года (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/genome_dec.shtml). Всеобщая декларация о геноме человека и правах человека 1997 года (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/human_genome.shtml) также утверждает, что «следует обеспечивать всеобщий доступ к достижениям науки в области биологии, генетики и медицины, касающимся генома человека, при должном уважении достоинства и прав каждого человека» (статья 12) (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/human_genome.shtml).

Организации генома человека (HUGO) (Human Genome Organisation (HUGO). Bermuda Declaration, International Strategy Meeting on Human Genome Sequencing (Bermuda, 25th–28th February, 1996), 1996.) провозгласила, что геном человека является наследием человечества, что требует свободного публичного доступа к генетической информации, полученной в рамках общественных проектов. Кроме того, в 2000 г. HUGO сделала четкое заявление о совместном использовании благ, в котором, в частности, рекомендовала, чтобы «все человечество совместно использовало блага, полученные в результате генетических исследований, и имело доступ к ним» (Human Genome Organisation (HUGO). Ethics Committee: Statement on Benefit sharing, 2000.). HUGO также признает, что исследователи, учреждения и коммерческие организации должны иметь право на справедливую прибыль за интеллектуальный и финансовый вклад в создании баз данных генетической информации. HUGO представила модель, в которой коммерческие организации выделяют определенный процент (например, 1–3%) своей годовой чистой прибыли на инфраструктуру здравоохранения и (или) гуманитарную деятельность (Human Genome Organisation (HUGO): Intellectual property committee: statement on patenting of DNA sequences in particular response to the European biotechnology directive, 2000.). Такая идеология совместного использования благ в значительной степени поддерживается мировым сообществом. Однако необходимы практико-ориентированные инициативы, чтобы продемонстрировать, как исключительность генетических патентов вписывается в положения о совместном использовании выгод.

Директива о биотехнологиях, а также Европейская патентная конвенция содержат отдельные этико-правовые положения, исключающие патентоспособность некоторых результатов генетических исследований. В соответствии с Директивой о биотехнологиях изобретения считаются непатентоспособными, если их коммерческое использование противоречит общественному порядку или морали. Правовая концепция общественного порядка относится к защите основополагающих общественных интересов.

Наличие лишь запретительных мер в нормативном акте не означает, что коммерческое использование изобретения противоречит общественному порядку или морали. Директива о биотехнологиях перечисляет некоторые способы и методы генетических исследований, которые предполагают непатентоспособный результат.

Европейская патентная конвенция предусматривает, что изобретения, публикация или использование которых противоречили бы общественному порядку или морали, не могут получить патент. Использование изобретения не должно рассматриваться как нарушение общественного порядка только потому, что оно запрещено в некоторых или во всех государствах-участниках указанной Конвенции.

Патентное право предполагает, что патентный орган не должен обращать внимание на последствия патента. Нормы этики и права содержательно варьируются в государствах Европы, например, в отношении определения юридического начала жизни и, следовательно, правил исследования эмбриона. Следовательно, изобретение не может быть противоречить нормам морали только потому, что некоторым оно не нравится, а только в том случае, если оно глубоко оскорбительно для подавляющего большинства населения [3].

Аналогично, рассмотрение экономических последствий патентования не входит в компетенцию Европейского патентного ведомства, поэтому тот факт, что патент может привести к негативным экономическим последствиям для какой-либо третьей стороны, не является причиной для отказа в патентной защите.

Должен ли патентный орган выполнять функции этического контроллера? Совет Наффилда по биоэтике (Nuffield Council on Bioethics: The ethics of patenting DNA, a discussion paper. Nuffield Council on Bioethics 2002) заявляет, что оценка вопросов морали или общественного порядка требует философских, этических и других знаний. Включение норм этики в Европейскую патентную конвенцию не является допустимым в том числе и потому, что положение о публичном (общественном) порядке не может помешать кому-либо делать что-то противоречащее нормам этики. Кроме того, за патентным органом не закрепляются полномочия определять инновационную политику [6]. В качестве  контраргумента может выступать тезис о том, что патентная система также не должна поддерживать явно неэтичную практику. Также следует признать, что патент, даже если он вступил в силу, еще не оправдывает его использование. Использование патента должно соответствовать и другим правилам. Поскольку в Патентный закон США не содержит норм этики, европейское нормативное регулирование по аналогии также стремилось ограничить использование норм этики, чтобы не допустить создание барьеров развитию инноваций.
Любопытен случай с выдачей патента в связи с «мышами Harvard-ONCO» [5]. Было установлено, что польза исследований для человека перевешивала страдания мышей (Harvard / ONCO-mouse (1991) EPR 525) (URL: https://register.epo.org/application?number=EP85304490). Претензии в связи с причинением страданий млекопитающим были признаны недействительными как противоречащие общественному порядку и морали.

Одним из известных случаев использования генетического материала человека является процедура возражения по патенту, выданному на белок «H2 Relaxin» (Howard Florey / Relaxin (1995) EPOR 541) (Howard Florey / Relaxin (1995) EPOR 541). Выделение белка потребовало удаления ткани у беременных женщин. Отдельные эксперты сочли участие беременных женщин в исследовании аморальным, поскольку, в частности, коммерциализация уязвимого положения беременных женщин рассматривалась как нарушение человеческого достоинства, что вполне могло привести к «современному рабству» (Nationaler Ethikrat (German National Ethics Council): The patenting of biotechnological inventions involving the use of biological material of human origin. Opinion. Nationaler Ethikrat, 2005.). Вместе с тем было указано, что женщины дали осознанное согласие, и ни одна женщина не будет связана этим конкретным патентом. При этом аспект человеческого достоинства не затрагивался.

В свое время Международный комитет по биоэтике (МКБ) предложила Всемирной торговой организации (ВТО) разъяснить, что в соответствии с положением статьи 27 (2) Соглашения о торговых аспектах прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) геном человека не подлежит патентованию на основании изложенных в нем соображений общественных интересов, в частности, общественного порядка, морали и защиты жизни и здоровья человека (International Bioethics Committee. Report of the IBC on Ethics, Intellectual Property and Genomics (Justice Michael Kurby, rapporteur), Paris 2002,). МКБ рекомендовал несколько способов разработки этически обоснованного подхода к проблеме интеллектуальной собственности и геномики. В отсутствие прогресса решения вопроса МКБ заявил, что он рассмотрит возможность рекомендовать глобальный мораторий на выдачу дополнительных патентов на Генеральной конференции ЮНЕСКО (International Bioethics Committee. Report of the IBC on Ethics, Intellectual Property and Genomics (Justice Michael Kurby, rapporteur), Paris 2002,).

Необходимо также подчеркнуть, что основания общественного порядка и морали рассматривались как основания для отказа в выдаче патента Европейским патентным ведомством лишь только в очень редких случаях. Вместе с тем, по мере развития геномных технологий, их стремительного проникновения в нашу жизнь вопросы, подобного рода вопросы будут возникать все чаще.

 

Заключение

Представленный анализ европейского этико-правового регулирования защиты результатов научной деятельности в сфере геномных исследований свидетельствует о размытости формулировок, к которым прибегает европейский законодатель в части включения этических аспектов в контекст патентования. Наднациональное регулирование, рассмотренное в настоящей статье, может быть использовано в качестве примера для включения аналогичных по своему содержанию норм (в части формулировки критерием исключения патентоспособности изобретения) в Евразийскую патентную конвенцию (URL: https://www.eapo.org/ru/?documents=inventions), действующую во взаимоотношениях государств — участников Евразийского экономического союза. Как известно, Евразийская патентная конвенция содержит значительное количество процедурных норм. Материально-правовым регулированием охвачен небольшой круг вопросов (в том числе в аспекте критериев исключения патентоспособности Конвенция не содержит релевантных формулировок).

Что же касается правового регулирования патентования результатов научной деятельности в области геномных исследований, то здесь необходимо отметить, что в Гражданском кодексе Российской Федерации (статья 1349) перечислены непатентоспособные объекты. К ним относятся: 1) способы клонирования человека и его клон; 2) способы модификации генетической целостности клеток зародышевой линии человека; 3) использование человеческих эмбрионов в промышленных и коммерческих целях. В качестве изобретения охраняется техническое решение в любой области, относящееся к продукту (в частности, устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу (процессу осуществления действий над материальным объектом с помощью материальных средств), в том числе к применению продукта или способа по определенному назначению. Изобретение охраняется правом, если оно является новым (то есть ранее подобного не было), имеет изобретательский уровень (для специалиста оно явным образом не следует из уровня техники) и промышленно применимо. Уровень техники для изобретения включает любые сведения, ставшие общедоступными в мире до даты приоритета изобретения. Вместе с тем ряд вопросов остается без ответа, что требует совершенно определенной реакции законодателя. Нормативные лакуны затрагивают следующие аспекты:

а)  претендование/непретендование доноров биоматериала на патент или часть прибыли от использования «биотехнологического» патента;

б) развитие патентования геномных биотехнологий в условиях цифровизации.

Ответы на указанные важнейшие этико-правовые вопросы смогут не только обеспечить эффективную юридическую систему защиты новейших объектов патентных прав, но и позволят стимулировать развитие рынка геномных и генетических технологий.

Библиографический список:

  1. Baldwin T. Problems in applying the patent system to human genes and possible solutions to these problems // The Ethics of patenting human genes and stem cells. Conference Report and summaries, The Danish Council of Ethics, 2004.
  2. Bovenberg J. Whose tissue is it anyway? // Nature Biotech, 2005. № 23. Pp. 929–933.
  3. Grubb P.W. Patents for Chemicals, Pharmaceuticals and Biotechnology // Oxford: Oxford University Press, 2004. Pp.165–166.
  4. Launis V. Multidimensional Bioethics. A Pluralistic Approach to the Ethics of Modern Human Biotechnology // Turku: Painosalama Oy, 2001.
  5. Laurie G. Genetic Privacy, A Challenge to Medico-Legal Norms // Cambridge: Cambridge University Press, 2002. Pp. 304–307.
  6. Mason J.K., Laurie G.T. Mason and McCall Smith’s Law and Medical Ethics // Oxford: Oxford University Press, 2006.
  7. Nunnally A.C., Webster C.J., Brown S.A., Cohen G.A. Genetic patent protection in the pharmaceutical and biotechnology industries // Community Genet, 2005. № 8 (4). Pp. 209–216.

Рост цифровых кинотеатров и платформ как альтернатива телевидению

Введение

В настоящее время, в связи с глобальной цифровой революцией, берущей свое начало в середине 20 века, появляется множество новых форм производства и потребления различных материальных и духовных благ. Прародителями этих форм производства и потребления являются цифровые технологии, которые вместе с тем меняют и все сферы жизни человека (быт, коммуникацию, профессиональную деятельность, культуру, политику и т.д.).

Мы живем в эпоху развития информационных технологий, где интернет становится важнейшим фактором производства. Практически любой бизнес, на сегодняшний день, так или иначе связан с использованием всемирной паутины. Не исключением стало и кино.

Одно из основных изменений, произошедших по причине появления и развития таких интернет-технологий, как онлайн-кинотеатры, это то, что человек стал потреблять гораздо больше медиа контента, чем это было раньше. Так, например, исследование, посвященное изучению медиа-потребления в России за период с 2012 года по 2015 год, проведенное исследовательским центром «Делойта», показало, что за эти 3 года объем медиа-потребления среди жителей России увеличился (37% опрошенных отмечают увеличение собственного потребления медиа-контента), 61% опрошенных связывают этот факт с внедрением посредством интернета новых технологий. Также причинами такого роста могут послужить: во-первых, то, что выпускаемого съемочными студиями контента стало в разы больше, появилось невероятное множество различных сериалов, а новые фильмы появляются чуть ли не каждый день; во-вторых, возможностей просмотра стало гораздо больше, мобильные устройства такие, как: ноутбуки, планшеты, смартфоны помогают людям смотреть кино, где бы они не находились и чем бы не занимались.

 

Результаты исследований

О стремительном росте онлайн кинотеатров, в последнее время, можно свидетельствовать, опираясь как минимум на два источника. Во-первых, исследование интернет-портала «LiveInternet.ru», являющегося сервисом для сбора статистики интернет ресурсов, показало, что за период новогодних праздников в 2016 году проект, созданный компанией «Афиша.ru», под названием «Новогодний Кинозал», который объединил 11 онлайн-кинотеатров, посетило на 17% больше человек, чем за тот же период в 2015 году. Во-вторых, Аналитическое агентство «ТМТ Консалтинг» результатом своего исследования показало, что аудитория онлайн-кинотеатров, пользующаяся платными подписками, по итогам 2020 года выросла на 52%, общая аудитория – на 16%, а в целом российский рынок онлайн-кинотеатров за год вырос на 66%. Эти два исследования одни из множества фактов, показывающих заинтересованность людей в потреблении контента на просторах онлайн-кинотеатров.

По праву одним из первых онлайн-видеосервисов, предоставляющим просмотр продуктов кинематографа по запросу является американская компания Netflix. Эта компания была основана в 1997 году ученым и математиком Ридом Хастингсом и директором по маркетингу Марком Рудольфом на часть суммы, вырученной за продажу Хастингсом своей компании Pure Software. Изначально компания Netflix занималась сдачей в аренду дисков с фильмами. Происходило это следующим образом – любой желающий мог заказать на сайте любой фильм на DVD, взяв его напрокат и заплатив за это 6 долларов (4 доллара за сам прокат, 2 доллара за пересылку). Спустя время появляется новый способ оплаты – месячная подписка, но стоимость ее уже значительно дороже — 18 долларов. Любой подписавшийся заказывает тот или иной диск с фильмом на сайте, и по прошествии определенного времени отсылает его обратно, после чего получает другой. Так происходит до того момента, пока не закончится подписка.

Весь контент, представленный на Netflix, полностью принадлежит этой компании и производится ей же почти во всех странах мира. Эта практика нацелена на то, чтобы угодить всем желаниям и потребностям людей разных культур и ментальностей. В свою очередь для того, чтобы контент был понятен всем потребителям из любого уголка земного шара, контент должен быть переведен на разные языки и иметь субтитры. В Netflix эта проблема решилась путем создания в 2017 году платформы для онлайн-тестирования переводчиков, которую назвали – Hermes.

В России первые видеосервисы, предоставляющие легальный просмотр фильмов онлайн, начали появляться еще в 2008 году, одним из первых был «Рамблер.Кинозал», который, используя рекламный тип монетизации в своей деятельности, не завоевал доверия, и не стал востребованным среди пользователей. Так, в настоящие время основные игроки на российском рынке онлайн-видеосервисов используют другие типы монетизации, отличающиеся от типа монетизации свойственного «Рамблер.Кинозал»:

  1. AVoD (Advertising Video on Demand) – это такой вид монетизации, при котором доступ к видеофайлу предоставляется пользователю за счет спонсоров, рекламные ролики, которых появляются во время просмотра видео с некоторой периодичностью;
  2. SVoD (Subscription Video on Demand) – данная модель предоставляет пользователю любой контент, входящий в подписку, которую он может приобрести за определенную плату на определенный срок, обычно это недельная, месячная или годовая подписки. Также многие сервисы предоставляют возможность новым пользователям оформлять пробные подписки – это такая же подписка, как и обычная, только приобрести ее можно исключительно новым зарегистрированным пользователям, ни разу не приобретавшим какую-либо из них. Обычно такие подписки возможно оформить сроком на три дня или одну неделю, далее придется платить деньги;
  3. TVoD (Transactional Video on Demand) – тип монетизации, дающий возможность пользователю арендовать фильм на определенный срок, который ограничен либо количеством возможных просмотров, либо временным промежутком, за который его можно посмотреть;
  4. EST (Electronic Sell-Through) – модель монетизации, предоставляющая возможность пользователю приобрести фильм за определенную стоимость и дает право на дальнейший его просмотр в любое время и без каких-либо ограничений (например, рекламы).

С приходом на российский рынок платных услуг онлайн-кинотеатров начинается их стремительный рост. Это активное развитие начинается с запуска в феврале 2010 года онлайн-кинотеатра «ivi.ru», который в первый же день привлек на свой сайт около 180 тысяч человек. На данный момент этот сайт является крупнейшим интернет видео-сервисом в России, аудитория которого достигает 48 миллионов человек. Владельцем данной платформы является кипрская компания Ivi.ru Media Limited. Данный сервис сотрудничает с такими студиями, как Paramount Pictures, Sony Pictures, 20th Century Fox, Universal Studios, Walt Disney Pictures, Warner Bros., Columbia Pictures, Централ Партнершип, Базелевс, СТС, НТВ и т.д. Отличительной особенностью данного «онлайн-кинотеатра» является появление новинок российского проката, после их премьеры в кинотеатрах, до релиза их на DVD, а в некоторых случаях и совместно с прокатом в кинотеатрах.

В ноябре 2011 года свою работу начал сервис «Megogo.net». Владельцем этой платформы является кипрская компания Magavin Enterprises Limited. Видеосервис вышел на рынок в тот момент, когда в сети интернет активно были развиты «пиратские» сайты, по причине чего, первым типом монетизации Megogo выбрал бесплатный просмотр фильмов с рекламой. В последствии основной моделью стала ежемесячная подписка, отличающаяся по количеству предоставляемого контента и качеству изображения.

В 2011 году появляется еще один онлайн-видеосервис – «ökko», позиционирующий себя, как премиальный. Владельцами данного кинотеатра являлись «Rambler Group» до того момента, пока их не выкупил «Сбербанк». По данным официального сайта «okko.tv», в каталоге этого онлайн-кинотеатра 35000 фильмов, мультфильмов и сериалов. «Ökko» — первый онлайн-кинотеатр, в котором используются передовые технологии звука и изображения такие, как: 4K, Ultra HD, 3D, Dolby, Dolby Atmos. Все эти форматы качества создают ощущения кинотеатрального просмотра.

В 2013 году компания ЗАО «Амедиа» совместно с компанией «SPB TV» запустили сервис под названием «Амедиатека». Он объединяет в себе контент телекомпании «Амедиа», а также специализируется на показе сериалов от телесети «HBO». В июле 2017 года онлайн-кинотеатр «Амедиатека» получил статус «Home of HBO», это означает то, что теперь все сериалы данной телесети будут выходить в России в то же время, что и в США.

Рассмотрев основных игроков на рынке онлайн видеосервисов, предоставляющих на своих просторах контент не собственного производства, стоит также выделить видеосервисы, которые полностью переняли модель Netflix. Одним из таких сервисов является онлайн-кинотеатр START. Запущен данный видеосервис был в октябре 2017 года. Контент, представленный на данной площадке, также как и Netflix, принадлежит и производится самой компанией. Сам же контент включает: кино, сериалы и мультфильмы. Единственным типом монетизации сервиса является ежемесячная подписка с фиксированной ценой. Данный онлайн-кинотеатр по данным с официального сайта, доступен по всему миру, и каталог его сериалов меняется в зависимости от страны пользователя.

Вторым видеосервисом, построенным на наиболее похожей модели Netflix, является онлайн-кинотеатр «Premier», основанный 16 августа 2018 года и принадлежащий компании Газпром-медиа. Контент, представленный на площадке, принадлежит и производится этой компанией (Газпром-медиа) и включает в себя: сериалы, фильмы, спортивные матчи и шоу телеканалов, которыми владеют («ТНТ», «ТНТ4», «2×2», «ТВ3», «Матч ТВ» и «МАТЧ ПРЕМЬЕР»).

Еще одним видеосервисом, который также построен на близкой Netflix бизнес-модели, выступает More TV. Эта онлайн платформа была создана в 2019 году. Владельцами сервиса являются «Национальная медиа группа» и принадлежащая ей «СТС медиа». Часть контента, представленного на просторах этой площадки, является ее собственностью. Также контент онлайн-видеосервиса включает в себя: зарубежные премьеры, одновременно со всем миром, 42 телеканала, российские сериалы, до премьеры на ТВ, турниры UFC, а также классика мирового кино. Тип монетизации видеосервиса – ежемесячная подписка с фиксированной ценой. Аналогично двум вышеописанным онлайн-кинотеатрам, данный сервис также работает по всему миру, предоставляя контент в зависимости от страны пользователя.

Таким образом, по итогу рассмотрения функционирования онлайн-видеосервисов в России, становится явным, что их бизнес-модель, позаимствованная у Netflix и в некоторых моментах модернизированная под российский рынок, имеет плодотворное развитие и в наших отечественных реалиях, она не стоит на месте и с каждым годом своей деятельностью доказывает свой потенциал на новом рынке, что в свою очередь дает возможность предполагать о появлении и развитии нового типа потребительских практик – онлайн потребления.

Онлайн-платформы создают качественно новый уровень ведения бизнеса, способствуя созданию новых практик и областей интереса, возникновению массового потребления онлайн контента, улучшению процесса предоставления и производства услуг, а также удовлетворению потребностей своих пользователей. Работа онлайн-видеосервисов нацелена на привлечение все большего количества пользователей, а также на создание лояльности своих пользователей, для дальнейшего увеличения продолжительности проводимого ими времени на цифровых площадках. Описанное выше функционирование онлайн-видеосервисов способствует созданию новых практик потребления, вызывая изменения в культуре этого потребления.

В связи с цифровизацией производства и дистрибуции услуг кинематографа, происходят изменения в сфере потребления кино, по этой причине важно уделить внимание рассмотрению процесса изменения потребления кино в обществе. До появления в России широкополосного доступа в интернет, проводить досуг за просмотром кино люди имели возможность либо дома, либо непосредственно в самом кинотеатре. Домашний способ просмотра подразумевал наличие телевизора, подключенного к аналоговому телевидению, либо видеопроигрывателя, подключаемого к телевизору. Просмотр любого контента ограничивался тем, какие фильмы, шоу или сериалы были в программе телеканала, либо тем, какие кассеты или DVD-диски с записанными на них фильмами или сериалами имелись в наличии. Для того, чтобы посмотреть желаемый фильм приходилось либо ждать его показа в определенный день или определенного времени, когда его будут транслировать по телевизору, либо искать его «DVD» версию в магазине, что могло доставлять трудности при поиске нужного «диска» с фильмом, вынуждая людей обходить несколько магазинов в поиске такового. При этом, наиболее почитаемым людьми вариантом просмотра кинокартин был кинотеатр. Кинотеатр выступал тем местом, в котором человек мог полностью погрузиться в мир, показанный на экране. Походы в кинотеатр стали целой культурой, сам процесс получения информации о фильмах и показах требовал выхода на улицу и изучения киноафиш. Для того, чтобы приобрести билет на киносеанс требовалось много времени, чтобы отстоять в очереди, нередко людям приходилось сталкиваться со «сложными ситуациями коммуникации и конфликтами с другими потенциальными зрителями». Таким образом, раньше поход в кинотеатр представлял собой многоступенчатую модель, преодоление которой, требовало много времени, а также «напряжения физических и душевных сил, была связана с преодолением пространства, с ожиданием и волнением». Иными словами, существовала особая культура потребления кино, где поход в кинотеатр имел большую значимость для людей, а просмотр кино был чем-то особенным.

Новые возможности просмотра, возникшие благодаря стремительному росту онлайн-кинотеатров, изменяют процесс потребления кинематографа, и тем самым трансформируют культуру просмотра кино.

Выбирая контент, который смотрит большинство (рейтинг которого выше), пользователь онлайн-видеосервисов, сам того не осознавая, потребляет ценности, навязанные большинством. При этом данные ценности могут не перениматься, что связанно с описанным выше увеличением потребления контента.

Анализ того, какие ценности в основном транслируются российскому потребителю услуг онлайн-видеосерисов, проведен на примере наиболее популярного контента онлайн-видеосервиса – ivi, с помощью классификации ценностей. Используемый для анализа контент в свое число будет включать: наиболее просматриваемые фильмы и сериалы российского и зарубежного производства.

В таблице приведен перечень наиболее популярных фильмов и сериалов, рейтинг которых на 2021 года является наиболее высоким. Также определены жанры и транслируемые ценности этих продуктов кинематографа.

 

Таблица 1. Наиболее популярный контент среди российского потребителя

Название Год Жанр Транслируемые ценности
Российские фильмы Спутник 2020 фантастика, триллер, драма героизм
Марафон желаний 2020 комедия, мелодрама любовь, самореализация
Т34 2019 драма, военный, боевик, история героизм
Один вдох 2020 драма, спорт спортивные достижения
Гудбай Америка 2020 мелодрама, комедия самореализация
Российские сериалы Мажор 2014 Детектив, криминал любовь, семья
Нежность 2020 мелодрама, комедия любовь, карьера, самореализация
Триггер 2020 Драма карьера, самореализация
Тест на беременность 2014 Мелодрама здоровье, любовь, семья, самореализация
Метод 2015 триллер, криминал, драма самореализация
Зарубежные фильмы Гарри Поттер и философский камень 2001 фэнтези, приключения, семейный дружба, семья, героизм
Джокер 2019 триллер, драма, криминал самореализация, толерантность
Алладин 2019 мюзикл, фэнтези, мелодрама, приключения, семейный дружба, любовь, семья
Покемон. Детектив Пикачу 2019 фантастика, фэнтези, детектив, приключения, семейный дружба, семья, героизм
Форд против Феррари 2019 биография, спорт, драма, боевик дружба, спортивные достижения, семья
Зарубежные сериалы Теория большого взрыва 2007 комедия, мелодрама самореализация, дружба, любовь, статус в обществе
И повсюду тлеют пожары 2020 Драма статус в обществе, семья
Викинги 2013 история, драма, боевик, мелодрама, приключения, военный дружба, любовь, семья
Хороший доктор 2017 Драма образование, любовь, семья, толерантность

 

Так можно обнаружить, что существует определенная иерархия ценностей, транслируемая российским и западным контентом. Самыми популярными ценностями среди этого контента являются: семья, любовь, самореализация и дружба. Подобный результат может говорить о том, что для подавляющего большинства пользователей онлайн-видеосервиса жизненными целями и нравственными ориентирами являются создание ячейки общества и дальнейшая счастливая семейная жизнь, взаимопонимание и поддержка в кругу родных людей, постоянная работа над собой и достижение поставленных целей, развития себя как личности, а также наличие хороших и верных друзей.

Сравнивая транслируемые ценности российского и зарубежного контента, можно наблюдать, что число транслируемых ценностей западного контента включает «толерантность», одновременно отсутствующая в продуктах кинематографа отечественного производства, что может быть объяснено тем, что странам Запада в большей степени свойственны ценности самовыражения, в то время как, посткоммунистическим странам свойственны ценности выживания.

 

Выводы

Таким образом, цифровые платформы становятся движущими силами, запускающими трансформации различных аспектов жизни людей. Новая культура потребления кино, порожденная онлайн-видеосервисами способствует трансформации различных социальных практик, которые, в свою очередь, способны влиять на производимый контент. Обосновав теоретический подход к изучению этих практик, возникает необходимость проведения эмпирического исследования, с целью их детального рассмотрения.

Библиографический список:

  1. Близнец, Е.В. Социокультурные аспекты цифровизации и формирования цифровой культуры // Сборник научный статей преподавателей, аспирантов, магистрантов, студентов. 2019. С. 131-135.
  2. Вартанов, А. С., Сальникова, Е. В. Советский «поход в кино» как культурологический феномен // Художественная культура. 2019. №3. С. 116 — 117.
  3. Григорьев, М. «Газпром-медиа» вышел из состава совладельцев видеосервиса START // 2020. URL: https://telesputnik.ru/materials/companies/news/gazprom-media-vyshel-iz-sostava-sovladeltsev-videoservisa-start/ ИЦ Делойта «Медиапотребление в России. Ключевые тенденции.» // С. 22.
  4. Кошельник, Д. История Netflix: как компания по онлайн-прокату дисков стала крупнейшим поставщиком потокового мультимедиа // 2015. URL: https://vc.ru/story/11739-netflix-story
  5. Липанова, Л. Forbes: «Сбер» покупает Rambler Group только ради Okko // 2020. URL: https://vc.ru/finance/175370-forbes-sber-pokupaet-rambler-group-tolko-radi-okko
  6. Комфортно ли нам? Вообще нет». Как убедить пользователей платить за фильмы — история MEGOGO // 2018. URL: https://probusiness.io/experience/4260-komfortno-li-nam-voobshche-net-kak-zastavit-polzovateley-platit-za-filmy-istoriya-videoservisa-megogo.html РБК МТС присмотрела кино на свой вкус // 2019. URL: https://www.rbc.ru/newspaper/2019/04/09/5cab154f9a7947b6952daf66
  7. Российский рынок онлайн-кинотеатров- 2020 // URL: http://tmt-consulting.ru/napravleniya/media/video/tmt-rejting-rossijskij-rynok-onlajn-kinoteatrov-2020/
  8. Онлайн-кинотеатр IVI назвал самые популярные фильмы и сериалы 2020 // URL: https://corp.ivi.ru/onlajn-kinoteatr-ivi-nazval-samye-populyarnye-filmy-i-serialy/
  9. MailRuGroup «Онлайн-кинотеатры отбирают аудиторию у традиционных» // URL: https://corp.mail.ru/ru/press/releases/9505/
  10. TelecomDaily «Кинопоиск» вышел на второе место по популярности// 2021. URL: https://telecomdaily.ru/news/2021/03/19/telecomdaily-kinopoisk-vyshel-na-vtoroe-mesto-po-populyarnosti

 

Интернет-ресурсы:

  1. Официальный сайт онлайн-кинотеатра START // URL: https://start.ru/faq
  2. Официальный сайт онлайн-кинотеатра Premier // URL: https://premier.one/info/tntp/faq/
  3. Официальный сайт онлайн-кинотеатра More TV // URL: https://more.tv/faq

О возможности прохождения практики по получению первичных профессиональных умений и навыков студентов в процессе проведения выставочного мероприятия

Введение

Процесс организации выставочного проекта начинается задолго до его презентационного явления посетителям. Выставочный проект планируется не менее, чем за год до его начала; он может существовать как единичное явление, а может быть встроен в систему мероприятий учреждения или вуза и проходить в рамках ежегодной профориентационной деятельности.

Мы обратили внимание, что в период новогодних праздников в начале января в каникулярное время школьники или гуляют на улице, или ходят в гости, либо гуляют по магазинам торговых центров. В этот период обучающиеся обычно посещают только кинозалы (кинотеатры).

Профориентационная кампания по привлечению школьников к поступлению в вузы действует в течение всего учебного года, в том числе и в каникулярное время. Мы разработали выставочный проект, который поможет заинтересовать жителей нашего города разных возрастов, в том числе и школьников — будущих абитуриентов. Это мероприятие специально будет проводиться во время зимних январских каникул, когда у людей достаточно много свободного времени.

Школьникам можно будет посетить выставку и мастер-классы вместе с одноклассниками, с друзьями или с членами семьи. Впечатления от мероприятия могут помочь абитуриентам в вопросах поступления в вуз или в выборе факультета в вузе.

 

Концепция проекта

На первоначальном этапе проектирования выставочного мероприятия необходимо выстроить его концепцию, определить цели, основные задачи, желаемые результаты. Также надо сделать обзор аналогичных мероприятий; выявить, в чём будет состоять уникальность разрабатываемого проекта, и определить круг заинтересованных участников.

Идеей для разработки этого проекта стал поиск новых форм и новых подходов к содержанию профориентационной работы в образовании. Также важной целью в концепции стало предложение соединить учебную студенческую практику по получению первичных профессиональных умений и навыков с проведением выставочного мероприятия. Наш проект может органично войти в профориентационную работу вуза.

Концепция выставочного проекта «Цветы и лёд» — это комплекс мероприятий, в который войдут:

  • выставка флористических ледяных скульптур;
  • выставка электротехнического оборудования;
  • проведение мастер-классов;
  • чтение мини-лекций;
  • фотопроект «Природа рядом»;
  • проведение профориентационной викторины для школьников– потенциальных абитуриентов.

Стратегическая цель выставочного проекта – профориентационная работа по привлечению внимания школьников–будущих абитуриентов к деятельности вуза. Это познавательное проведение школьниками и членами их семей совместного времени на выставке, рассматривание красоты замороженных природных объектов и одновременно развитие интереса к современным техническим достижениям.

Тактические цели выставочного проекта: организация досуговой и информационно-познавательной деятельности посетителей, в том числе школьников–потенциальных абитуриентов; практика организации выставочного проекта и практика технологий деятельности для студентов.

Задачи выставочного проекта:

  • разработать концепцию проекта, временное и материальное его наполнение; собрать команду проекта;
  • в процессе реализации создать композиции-скульптуры из бионического материала (цветов) во льду с учётом цветовой гармонии и тенденций флористического дизайна;
  • разместить флористические композиции-скульптуры так, чтобы их посещение было доступно максимальному количеству людей;
  • предусмотреть размещение фотозон для памятных фотографий;
  • организовать проведение мастер-классов для посетителей разных возрастов (например, по созданию букетов или декоративных цветочных композиций);
  • организовать размещение стендов с инженерным или электротехническим оборудованием;
  • организовать проведение мини-лекций для посетителей;
  • организовать викторину (блиц-опросы) для школьников – потенциальных абитуриентов;
  • проинформировать администрацию школ города и области о возможности внеклассного мероприятия во время новогодних каникул.

Мы провели обзор мероприятий-аналогов.

В феврале 2011 года в г. Петрозаводск в рамках Международного зимнего фестиваля «Гиперборея-2011» состоялась выставка «Цветы во льду». Жители города самостоятельно создавали букеты-композиции из живых цветов, веток, ягод; заморозили их и доставили на набережную города. Выставка ледяных цветов была очень оригинальной и произвела большое впечатление на всех посетителей.

В 2015 году художник-флорист Макото Азума в г. Токио представил проект «Iced flowers». Это были 16 ледяных блоков, которые содержали внутри оригинальные цветочные композиции. Выставка-инсталляция проходила в большом цехе с бетонным полом, который сохранял холод, и художник успел сделать качественные фотографии арт-объектов [3].

В декабре 2017 года выставка цветов в ледяных скульптурах проходила в г. Киев. Экспонатами стали цветочные композиции, на которые ушло около 1000 бутонов. Каждая цветочная композиция символизировала либо какое-то событие, либо определённое место (район) города. Для сохранения режима холода над ледяными экспонатами были закреплены тканевые трёхметровые шатры.

В феврале 2018 года на Манежной площади в г. Москва проходила выставка ледяных арт-объектов «Сакура. Преодоление». На открытом месте поставили 7 колонн из льда, в каждой из которых внутри были ветки цветущего дерева. Среди зимы зрители могли любоваться красотой цветущего дерева через прозрачный лёд [4]. Посетители внимательно рассматривали необычные ледяные скульптуры, с удовольствием фотографировались вместе с ними.

Уникальность этих композиций во льду заключается в новых технологиях создания ледяных скульптур, которые позволяют замораживать объекты, не повреждая их. Цветы, ветки, букеты, представленные внутри ледяных скульптур, замораживают при температуре минус 25 градусов Цельсия, и в таком состоянии они могут находиться неограниченное время.

Обзор мероприятий-аналогов показывает, что идея с созданием арт-объектов — ледяных скульптур с цветочными композициями является достаточно новой и должна привлечь большое количество посетителей на выставку.

Местом проведения выставочного проекта «Цветы и лёд» предлагается парковая зона перед входом в Донской государственный технический университет (ДГТУ) г. Ростова-на-Дону и холл главного (первого) корпуса ДГТУ, в котором проводятся главные профориентационные мероприятия. Здание вуза расположено в центре города, на пересечении проспекта М. Нагибина и ул. Текучёва с большим количеством транспортных маршрутов, что облегчает посетителям возможность добраться до места.

На открытой площадке парковой зоны будут размещены ледяные букеты-композиции с защитными навесами, холодильное оборудование; организованы фотозоны. Перед входом в главный корпус ДГТУ будет смонтирована мобильная сцена и установлена аппаратура для проведения различных профориентационных мероприятий. В холле главного корпуса ДГТУ пройдёт выставка инженерного и холодильного оборудования; будут организованы мастер-классы, мини-лекции, стендовые экскурсии.

Для подготовки к мероприятиям понадобится подобрать участников проекта и создать команду проекта. В соответствии с матрицей ответственности сотрудников в команду проекта могут войти: автор (инициатор); руководитель проекта; охрана, творческие группы: флористы, скульпторы, мастера светового и холодильного оборудования, ведущие (звуковики, видеооператоры, фотографы), дизайнеры и волонтёры — сотрудники и студенты (консультанты, аниматоры, экскурсоводы). Именно для группы волонтёров можно привлекать обучающихся по направлениям 38.03.02 Менеджмент, 54.04.01 Дизайн, 16.03.03 Холодильная криогенная техника и системы жизнеобеспечения. Для студентов этих направлений деятельность в процессе проведения профориентационных и выставочных мероприятий может быть организована и оформлена как практика по получению первичных профессиональных умений и навыков.

Студенты-будущие менеджеры могут направлять потоки движения посетителей, предлагать информационные буклеты, организовывать проведение познавательных и профориентационных мероприятий, поддерживать общение со школами. Студенты-будущие инженеры могут работать экскурсоводами у стендов с оборудованием, вести экскурсии, давать пояснения, отвечать на вопросы посетителей и абитуриентов, проводить опросы и викторины. Студенты-будущие дизайнеры могут организовать фотозоны, составлять цветочные композиции, выполнить дизайн буклетов, информационных листов, флаеров и навигации по мероприятиям, проводить мастер-классы.

В процессе деятельности и общения на выставках, на мастер-классах и экскурсиях студенты вуза не только проведут активную агитационную и профориентационную работу. Обучающиеся покажут работы по своей специальности, приобретут навыки командной деятельности, опыт рекламы своих достижений, увидят организацию крупных мероприятий изнутри, потренируются в выработке таких качеств, как исполнительность и ответственность. То есть, в процессе практической деятельности студенты смогут частично или полностью сформировать необходимые в их будущей деятельности профессиональные компетенции. Например, такие:

  1. «Способность организации работы творческого коллектива исполнителей, готовность к принятию профессиональных и управленческих решений, определению порядка выполнения работ и поиску оптимальных решений при создании продукции с учетом требований качества, надёжности и стоимости (ПК-9);
  2. способность к трансформации художественных идей, результатов научных исследований, внедрение их в практику и организацию проведения художественно-творческих мероприятий (ПК-11)» [1, С. 12].

В процессе подготовки нашего выставочного проекта «Цветы и лёд» можно выделить несколько основных фаз.

  1. Начальная фаза — фаза создания концепции проекта. В этот период были проведены сбор исходных данных (опрос в социальных сетях) и выявлены основные требования: организовать выставочный проект, нацеленный в основном на абитуриентов, но не являющийся только профориентационным. Выставочный проект должен отличаться оригинальностью, иметь рекламную, познавательную и развлекательную направленность, подходить для коллективного или семейного посещения.

Была разработана предварительная концепция выставочных мероприятий, спроектировали цели, задачи; обдуманы сроки и возможные участники. Авторы идеи провели обзор мероприятий-аналогов, изучили потенциальных участников проекта, предложили программу наполнения выставочного проекта. Идея показа флористических композиций в ледяных скульптурах является достаточно новой и должна привлечь большое внимание посетителей. Начало января с небольшими минусовыми температурами поможет поддерживать ледовые цветочные скульптуры  достаточно долго. Также оригинальным стало предложение не устанавливать уже готовые небольшие ледяные скульптуры, а выполнить их заморозку в присутствии зрителей.

  1. Фаза разработки выставочного проекта. В ней идут процессы планирования и расчётов основных компонентов и мероприятий проекта.

Руководитель проекта создаёт проектный коллектив, устанавливает деловые контакты, подписывает контракты и соглашения. Руководителю выставочного проекта надо будет активно взаимодействовать по всем вопросам с администрацией вуза и города. Агитацию сотрудников и студентов-волонтёров он может поручить членам проектного коллектива. Руководитель должен определить основные работы по подготовке выставочного проекта, составить календарные планы и графики работ, предусмотреть возможные риски. После определения необходимых материальных, информационных и человеческих ресурсов он может сам или с помощью сотрудника бухгалтерии рассчитать смету и бюджет проекта.

  1. Фаза реализации выставочного проекта. В этот период идут все основные работы: привозят материалы, доставляют оборудование, собирают временные конструкции, проверяют аппаратуру. В холле главного корпуса вуза размещают выставку оборудования, монтируют стенды, расставляют мебель для мастер-классов, организуют зоны отдыха. Руководитель контролирует всё материально-техническое обеспечение, проверяет оборудование и технику безопасности.

 Сроки проведения выставочного проекта «Цветы и лёд» — с 3 января по 10 января — это период новогодних праздников и новогодних каникул. В первый день работы выставки планируется создание ледяных скульптур в присутствии зрителей. Вначале дизайнеры-флористы вместе со зрителями создают букеты и цветочные композиции, которые на следующем этапе будут с помощью холодильных машин заморожены. Затем скульптор с помощью электроинструментов спиливает лишние части, придавая ледяной скульптуре задуманную форму. Композиции цветов во льду устанавливают на специальные холодильные установки, оборудованные подсветкой. Для защиты от солнца и для ограждения экспонатов используют специальные вантовые конструкции. Магистрант-дизайнер Евгения Дадаян предложила возможную визуализацию арт-объектов выставки «Цветы и лёд».

В день открытия на выставке будет проводиться культурно-развлекательная программа с ведущими и аниматорами.  А в холле главного корпуса ДГТУ посетители могут увидеть на стендах выставку современного инженерного и холодильного оборудования, прослушать мини-лекции или получить консультации сотрудников и студентов вуза, работающих на выставочных модулях.

В холле главного корпуса также можно будет участвовать в мастер-классах, составляя миниатюрные композиции из цветов, веток, ягод. В этом же помещении можно будет отдохнуть, погреться, выпить согревающий чай и подкрепиться в буфете. Все посетители могут фотографировать цветы в ледяных скульптурах и сразу отправлять фотографии в социальные сети.

Студенты-волонтёры проведут блиц-опросы посетителей (и прежде всего, школьников-потенциальных абитуриентов). В последующие дни также будут проводиться флористические мастер-классы и мини-лекции в холле главного корпуса ДГТУ. На выставке в дневное время ежедневно будут работать консультанты, проводя профориентационные беседы.

  1. Завершающая фаза – фаза окончания выставочного проекта [2]. В этой фазе подводят итоги по организации и качеству работ, оценивают достигнутые результаты. Руководитель готовит итоговые документы. Сотрудники производят демонтаж оборудования, проводят заключительные операции по договорам.

Сотрудники и студенты-волонтёры обрабатывают анкеты, собирая опытный материал для последующих проектов; руководитель делает вывод о необходимости продолжения проекта. Проектный коллектив заканчивает работу, и все возвращаются к своим основным рабочим обязанностям.

Предварительные расчёты финансовых затрат на покупку материалов, оборудования и оплату труда работающих на выставочном проекте составили 295000 рублей. Покупка материалов и оборудования окупится через год-два, а вуз сможет привлечь ещё больше поступающих благодаря необычному мероприятию.

В рамках этой статьи мы рассмотрели только концептуальную идею проведения нового для нас и оригинального выставочного проекта, который может входить в рекламную и профориентационную деятельность вуза. Мы не приводили в статье план подготовки к выставке и матрицу ответственности; не рассматривали примеры сметы затрат; не рассматривали вопросы монтажа и охраны инженерного оборудования; не описывали вопросы взаимодействия творческих и инженерных кафедр одного вуза, так как это достаточно объемные теоретические изыскания для отдельных статей.

 

Заключение

В заключении отмечаем, что в рамках нашей работы мы предложили концептуальную идею интересного досугово-информационно-познавательного проекта. В нём можно выделить несколько основных мероприятий, интересных для разных групп посетителей. Также мы видим, что имеется возможность студентам, которые все дни будут работать на мероприятии, зачесть эти виды деятельности как практику по получению первичных профессиональных умений и навыков.

Рекомендуемое зимнее каникулярное время проведения удобно как с точки зрения свободы людей от работы, а школьников от занятий, так и сточки зрения погодных условий. Классные руководители могут привести школьников на выставку в рамках внеурочного мероприятия, что тоже даст им дополнительные рейтинговые баллы по внеклассной работе.

Экспонаты для выставки предложены в соответствии с зимним сезоном. Оригинальность экспонатов-ледяных скульптур привлечёт на мероприятия выставочного проекта и на мастер-классы большое количество посетителей-школьников. В период работы выставки можно будет проводить направленную профориентационную работу среди школьников-будущих абитуриентов.

Библиографический список:

  1. Федеральный государственный образовательный стандарт высшего образования по направлению подготовки 54.04.01 Дизайн (уровень магистратуры). Приказ № 255 от 21 марта 2016 г. // URL: http://fgosvo.ru/uploadfiles/fgosvom/540401.pdf. [Дата доступа 20.12.2021].
  2. Управление проектами / под ред. И.М. Харитонова. — М.: Академия-АйТи, 2010. – 613 с.
  3. Магия цветов со льдом Макото Азума// URL: http://flowery-blog.ru/poleznie-statiy/interesnoe-o-cvetah/magiya-cvetov-so-ldom-makoto-azuma.html. (Дата доступа – 20.12.2021).
  4. У Манежа открылась ледяная инсталляция с изображением цветущей сакуры// URL: https://paperpaper.ru/papernews/2018/02/08/sakura-3/. (Дата доступа – 22.12.2021).

Теоретические и экономические основы построения математической модели развития и управления многоуровневой социально-экономической системой государства

1. Введение

Прогнозирование, стратегическое планирование, бюджет является перспективным направлением социально-экономического развития и управления государства и его составных частей: регионов, различного уровня, муниципальных образований, предприятий (фирм) – нижний уровень, которые реально создают основу и развитие экономики государства. Это направление исследований направлено на формирование методологической основы разработки, реализации управленческих решений, которые ориентированы на приоритетные направления социального и экономического развития государства, что отражено в Конституции Российской Федерации (Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г., с учетом поправок от 30.12.2008 № 7-ФКЗ), Бюджетном (Бюджетный кодекс Российской Федерации. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2010. – 215 с.) и Налоговом кодексе РФ (Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая [принят Государственной Думой 16.07.1998 г. Одорен Советом Федерации 17.07.1998 г.]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru/popular/ Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая [принят Государственной Думой 19.07.2000 г. Одобрен Советом Федерации 26.07.2000 г.]. – Режим доступа: URL: http://www.consultant.ru/popular/). Распоряжением Правительства РФ была принята Стратегия пространственного развития России до 2025 года (Распоряжение Правительства РФ от 13 февр. 2019 г. № 207-р. [Электронный ресурс]. URL: http:// government.ru/docs/35733/ (дата обращения 08.04.2020 г.).), в дополнении к которой сформирован Указ Президента Российской Федерации № 204 от 07.05.2018 г. «О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года» (О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 г. Указ Президента Российской Федерации от 07.05.2018 г. № 204 [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/acts/ bank/43027 (дата обращения 08.04.2020 г.).), а также указ «Об утверждении Основ государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 года» (Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года. Указ Президента Российской Федерации от 16.01.2017 г. № 13 [Электронный ресурс]. URL: http:// kremlin.ru/acts/bank/41641 (дата обращения 08.04.2020 г.)).

РФ занимает значительную площадь и характеризуется многообразием структурных элементов, поэтому внимание иерархической многоуровневой социально-экономической системе государства представляется закономерным. Первый аспект исследования иерархических структур связан с попыткой их моделирования, которые представлены в работах М. Месаровича, Д., [1], продолжены в различных аспектах: в области экономическая теории, целей общества [2]; Институциональная структура производства [3]; в области теории принятия решений в экономической теории и науке о поведении [4]; исследований мезо уровневого влияния информационно-коммуникационных ресурсов на экономическое развитие российских регионов [5]; исследований в области пространственной организации экономики региона [6], а также пространственный анализ структурных сдвигов динамики экономического развития макрорегионов России [7]; исследований связи производства, обмена и потребления [8]; в области регионального развития и системы образования в условиях цифровой трансформации [9]; в области теории прогнозирования развития многоуровневой иерархической системы экономики государства [10].

Второй аспект исследования иерархических систем (ИС) связан с тем, что экономика государства представлена множеством отраслей, которые взаимоувязаны друг с другом. Первые структурно-межотраслевые модели были разработаны американским экономистом В.В. Леонтьевым [11], названные им модель «Затраты-выпуск», которая в России получила название межотраслевого баланса. В России в Новосибирске в ИНП РАН на базе межотраслевого баланса разработана система моделей, которые подробно представлены в работах [12, 13].

Третий аспект исследований иерархических структур и, в частности, модели Леонтьева В.В. «Затраты — выпуск», связан с отсутствием показателя «инвестиции», который и определяет динамику развития экономики региона, государства, [14]. Инвестиционный процесс представляет инвестиционную деятельность фирм, региона, государства в течение длительного периода времени [15] и характеризуется воспроизводством продукции по всем видам экономической деятельности

Четвертый аспект исследования связан с тем, что каждый экономический объект от фирмы до государства характеризуется некоторой системой (множеством) социально-экономических показателей, и необходимо их учитывать в совокупности, т.е. при моделировании необходимо решать векторную (многокритериальную) задачу оптимизации. Социальные и экономические процессы развития государства являются достаточно сложными и требует системного [5, 7, 16], сбалансированного по регионам подхода к управлению [6, 17]. Отсюда государственное регулирование для поддержки таких преобразований является особо важной и актуальной [18].  На решение этих проблем в совокупности направлена данная работа.

Цель исследования состоит в анализе, разработки теоретико-методологических положений стратегического и инновационного развития и управления многоуровневой экономической системы государства на основе системной (векторной) оптимизации. Практической реализации прогнозирования и стратегическое планирование развития экономики государства в условиях цифровой экономики и представленных статистических данных РФ.

В первой части работы исследована целевая направленность при управлении основных блоков иерархической многоуровневой системы экономики: простых [19, 20, 21] и сложных предприятий (фирм) [22, 23, 24], муниципальных образований [18, 25], субъектов РФ (регионы) [16, 18], мезо региональный — пространственный уровень [15, 26, 27], государство [28, 29], мировая экономика [29]. В соответствии с целевой направленностью основных блоков ИС и ограничений, накладываемых на их функционирование, построена социально-экономическая модель стратегического планирования, управления соответствующих уровней в виде векторной задачи линейного программирования (ВЗЛП). ВЗЛП разработана для решения задач планирования и управления в рамках цифровой экономики, как на отдельных уровнях ИС, так и государства в целом.

Во второй части работы проведена теория и методы векторной оптимизации, исследования которой начались с работы Pareto V. [30]. Теория и конструктивные методы решения задачи векторной (многокритериальной) оптимизации в первые представлены в работе автора [31]. Признание работ автора в области векторной оптимизации пришло тридцать лет спустя [32], в Англии – монография в двух томах, [33, 34], в России – монография в трех томах, [35, 36, 37] .

 

2. Результаты исследования

2.1. Анализ и разработка целей социально-экономического развития государства

Функционирование органов государственной власти, связанное с управлением экономического и социального развития государства, включает отношения между центральными управляющими органами государства, мезо уровневыми регионами, субъектами РФ (регионами), муниципальными образованиями, которые является составной частью национальной политики государства, отраженной в Конституции РФ1, Бюджетном кодексе РФ2, Налоговый кодекс РФ3, Федеральном законе РФ «О стратегическом планировании в РФ»4.

В этом аспекте процентируем определение В. И. Ленина «Политика — это концентрированное выражение экономики» (Ленин В.И. Полное собрание соч., 5 изд., т. 42, с. 278.). Отсюда вытекает концентрированная деятельность руководящих органов государства, в условиях глобального окружения конкурирующих государств (рис.1).

 

Цели, задачи управления в многоуровневой ИС государства в условиях цифровой экономики

Рис. 1. Цели, задачи управления в многоуровневой ИС государства в условиях цифровой экономики

 

Реализация экономической политики государства отражена в определенной системе показателей. Эти экономические показатели используются в качестве целей социально-экономического развития государства при решении задач при реализации этих целей. Система экономических показателей и соответствующих целей представлена видами экономической деятельности (ВЭД)2. Задачи экономической политики государства отражаются в законодательных, административных, экономических законах и мероприятиях, которые осуществляются центральными, субъектами РФ, местными органами власти. Организационная структура многоуровневой ИС экономики государства направлена на решение задач текущего, стратегического планирования и управления на отдельных уровнях государства в условиях цифровой экономики представлена на рис. 1. Цели текущего, стратегического планирования и управления ИС государства, представленные на рис. 1, включают пять уровней управления: предприятия (фирмы), муниципальные образования, регионы (субъекты РФ), мезо региональный уровень, государство и добавленный уровень — мировая экономика.

  • На верхнем уровне ИС представлена высшая управляющая подсистема, формирующая информацию для принятия решений.
  • На высшем уровне управления ИС государства рассматриваются управляющие подсистемы, деятельность которых связана с управлением экономикой своих стран. Целевая направленность этого уровня определяется наиболее полным удовлетворением материальных и духовных потребностей населения государства, ростом его жизненного уровня (т.е. по модели Маслоу: реализация первой и второй потребности – физиологической и безопасности). Как правило, цель развития государства отражена в Конституции. В конституции РФ слово «цель» отсутствует. Нечто похожее на цель представлено в седьмой статье, таблица 1.

Для сравнения представим выписку статьи 15 из Конституции СССР.

 

Таблица 1. Сравнение целей развития государства

Конституция Российской Федерации. с учетом поправок 2020. constitution.kremlin.ru Конституция Союза Советских Социалистических Республик. — М.: Юрид. Лит., 1989. – 48 с.
Статья 7

1. Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание благоприятных условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Заметим. Что такое «благоприятные условия»? — не понятно. С одной стороны, «Абрамовичи», вывозящие миллиардами русский капитал в Англию, Израиль. С другой стороны, бомжи, о которых в 90 годы никто и понятия не имел.

За двадцать лет действия данной конституции валовой объем производства увеличился на 1,5%, при этом исчезло ряд ведущих отраслей: станко- инструментальная отрасль, гражданской авиации, микроэлектроники и пр. (В Китае рост на 5-6% ежегодно). При этом в России появилось свыше ста двадцати миллиардеров, (в Китае  50).

Упорно разваливается наука, образование, которое в Советском Союзе было лучшее в мире.

Статья 15

Высшая цель общественного производства при социализме – наиболее полное удовлетворение растущих материальных и духовных потребностей людей. Опираясь на творческую активность трудящихся, социалистическое соревнования, достижения научно-технического прогресса, совершенствуя формы и методы руководства экономикой, государство обеспечивает рост производительности труда, повышения эффективности производства и качество работы, динамичное, планомерное и пропорциональное развитие народного хозяйства.

Заметим. В период Сталина И.В. рост экономики составлял 5-6% ежегодно (соизмеримо с Китайским ростом). В период Брежнева Л.И. ежегодный рост 3-3,5% и этот период считался периодом «Застоя».

А как назвать нынешний рост экономики в 1-1,5%, с ежегодным вывозом до 50 млрд. $?

 

Государственное управление базируется на законодательстве своих странах и статистических данных об экономическом потенциале своих отраслей видов экономической деятельности (ВЭД), [39]. Подсистема государственного управления формирует вектор агрегированных по видам экономической деятельности (отраслям) объемов продукции: , включая экспорт, который мог бы освоить данное государство:  [10]. Полученные данные сообщается на мезо региональный и уровень субъекта РФ (регион).

  • На мезо региональном — пространственном (втором) уровне управления государства механизм формирования прогноза, планирования и управления направлен, во-первых, на повышения социального и экономического уровня жизни населения территории, во-вторых, на участие в общероссийской реализации территориальных целевых программ. [12, 13, 16].
  • На региональном (третьем) уровне управления. Развитие региона за счет интенсификации развития промышленности, производства продукции сельского хозяйства должно осуществляться с учетом рационального природопользования, разработки ресурсосберегающих технологий, [14, 15]. Региональное текущее, стратегическое планирование и управление должно базироваться на производственной и хозяйственной деятельности отдельных фирм (предприятий) и их объединений, являющихся основным производителем продукции региона, [17, 18].
  • На муниципальном (четвертом) уровне управления прогноз, планирование и управление направлено, на повышения социального и экономического уровня жизни населения местное самоуправления.

В Конституции РФ в 12 статье указано: «В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти».

Надо понимать, что именно в муниципальных образованиях, наряду с военными объектами, сосредоточены все промышленные и сельскохозяйственные предприятия, которые: во-первых, создают экономическую базу развития экономики государства и создают экономический потенциал будущего развития государства; во-вторых, именно эти предприятия определяют основные налоговые поступления, формируют доходную часть бюджета РФ, которая и определяет социально-экономическое развитие государства.

С учетом сказанного хотелось бы, чтобы муниципальные образования (МО) более активно участвовали в государственной деятельности. Президент Путин В.В. в своем выступлении (Послание Путина 15 января 2020: все предложения Президента Путина Федеральному собранию. buhguru.com/spravka-info/vse-…) сказал, что в настоящее время в МО остается лишь 1% от общих налоговых поступлений. Желательно поднять их уровень до 5%. К сожалению, продвижение в этом вопросе остановилось.

Каждое предприятие (фирма), согласно законодательству, оплачивает за год налоги, размерность которых составляет примерно 20-25% годовых валовых поступлений. Таким образом, в неявном виде (де факто) государству принадлежит 20-25% основных фондов, и государство обязано контролировать их сохранность, а еще лучше их рост. Если бы местному самоуправлению передать государственные функции (де юре), связанные с контролем поступления налогов (собирать налоги естественно, как и сейчас, будут Федеральные органы), то уровень поступления налогов увеличится, а как следствие повысится жизненный (социально-экономический) уровень населения. Более того, если уровень собираемости налогов превысит какой-то средний уровень по государству, то часть превышенного объема налогов должна оставаться в распоряжении МО. А это возможно лишь тогда, когда каждое предприятие МО увеличивает объем производства, как правило, за счет роста производительности труда, [25].

На уровне (пятом) управления фирмой (предприятием) целевая направленность определяется повышением экономического уровня жизни не только акционеров, но и всех участников производства, которые представлены инженерным, производственным, управленческим персоналом. Все участники производства в равной степени формируют прибыль фирмы (предприятия) и только при их совместной деятельности возможен максимальный рост производительности труда. Анализ производственной деятельности фирмы [19, 20, 21], теория, программное обеспечение стратегического развития фирмы (промышленного кластера) с использованием статистической информации и цифровой экономики в [22, 23, 24].

 

2.2. Статистическая информация

Статистическая информация на уровне предприятия (фирмы) является исходной информацией, т.е. базой цифровой экономики.

Статистическая информация формируется с трех источников, во-первых, от потребителей, которые заняты материально-техническим обеспечением производства; во-вторых, от производителей, которые реализует технологические процессы организации производства; в-третьих, от производителей, реализующих произведенные товары, услуги. В соответствии с решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 3 сентября 2013 г. № 185 “Об утверждении перечня статистических показателей официальной статистической информации, предоставляемой Евразийской экономической комиссии уполномоченными органами государств — членов Таможенного союза и Единого экономического пространства”, [39], все предприятия ежегодно (ежеквартально) представляют ряд макроэкономических показателей.

 

2.3. Цифровая экономика и образовательный процесс

Дадим определение цифровой экономики.

«Цифровая экономика» — это информационное отображение на бумажных и прежде всего на электронных носителях, во-первых, всех материальных средств (которые включают: земельные ресурсы, производственные предприятия, фирмы, товары (включая процесс создания и реализации), финансовые (в т. ч. банки) и государственные организации), и, во-вторых, населения с его финансовыми возможностями, которые (материальные средства и население) в совокупности динамично изменяются в пространстве и во времени».

Для формирования информационного отображения «Цифровой экономики» разработаны цифровые технологии или программное обеспечение, которое представляют технологии сбора, хранения (база данных), обработки, поиска, передачи и представления, данных большого объема. [28, 29]. Эти информационные технологии сбора и передачи данных в общем виде (стрелками) представлены в нижней части рис. 1. Для решения этой (образовательной) проблемы разработан учебник: «Прогнозирование и планирование социально-экономических систем: учебник для вузов», [39].

 

2.4. Межотраслевой баланс. Модель Леонтьева В.В. «Затраты — выпуск»

Метод межотраслевого баланса, а также первые структурно-межотраслевые модели были разработаны американским экономистом Леонтьевым В.В. [11,12]:

                                       (2.1)

где  – вектор строка, определяющая валовой объем выпуска продукции i-ой (производящей) отрасли;  — вектор столбец, определяющий валовой объем затрат выпуска продукции j-ой (потребляющей) отрасли; – коэффициент прямых затрат: ;  — конечный продукт.

 

Валовой объем выпуска потребляющей отрасли определяются суммой материальных затрат на покупку продукции производимой в других отраслях, а также денежного дохода от производимой продукции:

                                       (2.2)

где Xj – валовые затраты на выпуск продукции j-ой отрасли; – затраты на продукцию других отраслей; – доход от продукции в j-ой отрасли, который включает: заработанную плату z1(t), налоги z2(t), амортизацию z3(t), прибыль z4(t): представляет валовую добавленная стоимость j-го вида деятельности отрасли. Уравнения (2.2) представляют балансы «затрат».

А в совокупности уравнения (2.1), (2.2) называются моделью Леонтьева В.В. «затраты — выпуск» [11]. В векторно-матричной форме имеем:

,                                     (2.3)

где  — вектор-столбец валовых выпусков;   — вектор-столбец конечной продукции; I — единичная матрица.

 

2.5. Инвестиционный процесс. Модель «Затраты – инвестиции-выпуск». Инвестиционный процесс представляет инвестиционную деятельность фирм, региона, государства в течение длительного периода времени и характеризуется воспроизводством продукции по всем видам экономической деятельности V=n в регионе. Инвестиции , вкладываемые в экономику каждого ВЭД региона, направлены, во-первых, на восстановление основных фондов, изнашиваемых за текущий период, и, во-вторых, на увеличение стоимости основных фондов, и как следствие – увеличение выпуска продукции [25, 26, 27].

В совокупности рост объема производства в рамках инвестиционного процесса на планируемый период времени  по v-му виду деятельности равны:

,   (2.4)

где  — объем производства в первоначальный период времени; – сокращение объема производства  за счет износа основных фондов;  – увеличение объема производства за счет амортизационных отчислений;  — инвестиций фирмы, вкладываемых в увеличение производственных мощностей v-го вида деятельности из прибыли; , — государственных ассигнований на уровне региона, государства в виде «целевых программ»:  — коэффициент «фондоотдачи».

 

.                                                 (2.5)

Коэффициент «фондоотдачи» (2.5) характеризуется объемом продукции в денежном выражении, который получается от одного рубля стоимости основных фондов по каждому виду экономической деятельности.

Отсюда объем производства всех видов деятельности региона на планируемый период (t0+∆t) лежат в пределах

,           (2.6)

в матричном виде соотношения (2.6) примут вид:

             (2.7)   

Отношение:

(2.8)

представляет показатель темпов роста (устаревания) v-го вида деятельности в относительных единицах. Аналогично (2.8) рассчитывается коэффициент «фондоотдачи» по региону в целом:

                                                                 (2.9)

Используя нормы воспроизводства  и инвестиционные затраты , из (2.4) сформируем:

  • матрицу инвестиционного процесса всем ВЭД (отраслям) региона:

    (2.10)   

где  – коэффициент (норма) использования амортизационных отчислений,  — нормы воспроизводства (заданные).

  • матрицу воспроизводства продукции по всем ВЭД (отраслям) региона:

  (2.11)   

где  — коэффициент «фондоотдачи» (2.9).

 

Матрица определяет объемы воспроизводства  видов экономической деятельности и соответственно затрат, связанных с износом ОФ, определяемых за счет увеличения мощностей   ВЭД в (t0+∆t) году.

В итоге уравнения межотраслевого баланса (2.1)

в предположении, что износ покрывается амортизационными отчислениями, с обозначением каждого ВЭД (отрасли)  i,j,v∈ n примут вид:

    (2.12)   

в матричном виде равенства (2.12) примут вид:

      (2.13)   

где  – коэффициенты матрицы воспроизводства продукции в регионе, а  в целом представляет вектор объема инвестиций, вкладываемых в каждую отрасль региона.

 

Полученную экономико-математическую модель (2.13) назовем: Модель «Затраты – инвестиции — выпуск», [28, 29].

 

Покажем физически возникновение одной из составляющих регионального вектора объема инвестиций на примере под отрасли сельского хозяйства – «картофелеводства».

В конце года получен общий урожай картофеля , выраженный в денежных единицах. Часть из него  идет в промежуточное потребление (т.е. различным отраслям региона). Вторая часть  идет на конечное использование (т. е. выполняется модель Леонтьева В.В. . Примерно 90%  потребляется населением, а 10%  (выраженный в денежных единицах) хранится как семенной фонд для посадки в следующем году (обозначим их , т. е. инвестиции, вкладываемые в ВЭД №1). К 10%   добавляются затраты на научные исследования (обозначим их , т. е. инвестиции, вкладываемые в «науку» — ВЭД №2), на ремонт зданий, сооружений для хранения (обозначим , т. е. инвестиции, вкладываемые в ВЭД №3), затраты на ремонт приобретение новой техники, для подготовки полей к посеву, сам посев, прополка, окучивание и т.д. В совокупности все эти затраты представляют вектор-столбец инвестиций, вкладываемый ВЭД «картофелеводство» во все отрасли (ВЭД) региона:

,

или в относительных единицах:

  .                  (2.14)

С учетом всех ВЭД региона (2.14) матрица распределения инвестиций по всем ВЭД  представим в следующем виде:

                                          (2.15)

Сумма коэффициентов по каждому столбцу равна 1 (или 100%).

Учет прироста выпускаемой продукции по ВЭД в регионе за счет инвестиций определяется в виде формулы:

.                                                                       (2.16)

В том числе вкладываемые в воспроизводство подотрасли (или вида экономической деятельности: «сельского хозяйства») – «картофелеводства».

 

Аналогично формируются инвестиции, вкладываемые в воспроизводство всех отраслей региона (естественно в различных пропорциях).

Таким образом, равенства (2.13) показывают, что все отрасли региона должны трудиться не только на промежуточное потребление  и производство продукции конечного спроса , что было рассмотрено раннее в модели Леонтьева В.В., но и вкладывать инвестиции во все виды деятельности для своего воспроизводство .

 

2.6. Построение математической модели развития экономики государства в рамках инвестиционного процесса

В качестве вектора управляющих переменных примем:

– вектор-столбец, в котором каждая компонента определяет валовой объем выпуска продукции j-го вида экономической деятельности (ВЭД) в t∈ Т временном периоде. Вектор характеризует множество ВЭД, па уровне разделов, подразделов Общероссийского классификатора ОКВЭД [39]. По своей сути  представляет агрегированные виды экономической деятельности, соответствующие «отраслям» в старом понимании этого слова, Т – плановый период.

– вектор переменных, каждая компонента которого определяет конечное использование (конечный спрос) продукции j-го ВЭД (отрасли). Компонента  является составной частью вектора . Для любого ВЭД  равен сумме: конечного потребления , накопления  и чистого экспорта :

.

Вектор переменных конечного использования , в соответствии с моделью «Затраты – инвестиции-выпуск» (2.12), (2.13), подразделяется на две составляющие  — вектор переменных конечного использования, полученного за счет инвестиций, и   — вектор переменных конечного использования, полученного за счет основных производственных мощностей:

,                                                                       (2.17)

где  

 

В итоге вектор переменных  (2.17) примет вид:

В векторе переменных в соответствии с (2.17),  каждая компонента  определяет валовой объем инвестиций, вкладываемых в увеличение производственных мощностей j-го ВЭД.

В совокупности представляют вектор переменных: ,  с размерностью равной , величину которого требуется определить.

Критерии. В качестве критерия примем экономический показатель: «Конечное использование (спрос)» каждого ВЭД:

Для оценки экономической деятельности региона в целом учитываются системные (агрегированные) показатели:

 — совокупный (валовой) продукт государства, представляющий сумму валовых выпусков ВЭД всех производственных предприятий государства;

— валовое конечное использование (спрос), представляющее сумму валового конечного использования выпусков всех ВЭД.

В совокупности эти экономические показатели представляет векторный критерий оптимизации:

                   (2.18)

В векторной задаче возможно использование других критериев, добавляя их к векторному критерию (2.18).

Ограничения. В математической модели экономики государства могут рассматриваться три вида ограничений: балансовые, ресурсные и мощности.

  1. Балансовые ограничения формируются, используя коэффициенты межотраслевого баланса (МОБ):

     

где Xi – валовой выпуск продукции i-ой отрасли (ВЭД);  — промежуточное потребление,  – коэффициенты прямых затрат, полученных от i-го вида деятельности, на производство единицы продукции j-го вида деятельности;  – объемы конечного использования (спроса).

В соответствии с (2.17)

Представим балансовые ограничения в матричном виде:

,

где   – матрица прямых затрат, .

Преобразуем балансовые ограничения  к следующему виду:

                                                           (2.19)

  1. Ограничения по ресурсам представим в виде неравенств:

,

где  – матрица коэффициентов затрат ресурсов по отраслям.

  1. Ограничения по производственным мощностям:

                                   (2.20)

где , представляют ограничения, которые накладываются на каждый ВЭД по минимальному и максимальному значению; – объемы выполненных работ j-го вида деятельности в базовом  году;  – максимальные объемы производства (мощности), достигаемые j-м ВЭД в планируемый период времени .

 

Целевая направленность развития экономики государства представлена векторным критерием (2.18). Векторный критерий и ограничения в совокупности представляют векторную задачу линейного программирования:

 

где  — вектор управляющих переменных, который включает:  — валовые выпуски ВЭД государства;  — вектор переменных конечного использования, полученного за счет инвестиций,  определяет валовой объем инвестиций, вкладываемых в увеличение производственных мощностей j-го ВЭД;   — вектор переменных конечного использования, полученного за счет основных производственных мощностей.

 

3. Заключение

Таким образом, математическая модель формирования развития экономики и методы решения векторных задач математического программирования дают возможность рассчитать валовые объемы отраслей государства и оптимальный темп роста ВЭД государства. Прогноз осуществляется с учетом: 1) межотраслевого баланса, 2) инвестиций, вкладываемых в каждую отрасль государства, 3) с учетом ресурсных возможностей государства и его производственных мощностей.

Библиографический список:

  1. Месарович, М., Мако, Д., Такахара, И. Теория иерархических многоуровневых систем. М. : МИР, 1972. 344 с.
  2. Дж. Гелбрейт. Экономическая теория и цели общества. – М.: Прогресс.  1976. -230.
  3. Coase, Ronald. The Institutional Structure of Production // The American Economic Re-view, vol.82, n°4, pp. 713-719, 1992. (Nobel Prize lecture).
  4. Саймон, Г. Теория принятия решений в экономической теории и науке о поведении. // В кн.: Теория фирмы. СПб, 1995.
  5. Бартов, О. Б., Третьякова, Е. А. Мезоуровневая модель влияния информационно-коммуникационных ресурсов на экономическое развитие российских регионов // Экономика региона. 2021. Т. 17, вып. 2. С. 402-417. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2021-2-4
  6. Лаврикова, Ю. Г., Суворова, А. В. Оптимальная пространственная организация экономики региона: поиск параметров и зависимостей // Экономика региона. 2020. Т. 16, вып. 4. С. 1017-1030. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2020-4-1
  7. Котов, А. В. Пространственный анализ структурных сдвигов как инструмент исследования динамики экономического развития макрорегионов России // Экономика региона. 2021. Т. 17, вып. 3. С. 755-768. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2021-3-3.
  8. Тимирьянова, В. М. Исследование связи производства, обмена и потребления методами иерархического анализа // Экономика региона. 2021. Т. 17, вып. 1. С. 145-157. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2021-1-11
  9. Акаев, А. A., Десятко, Д. Н., Петряков, А. А., Сарыгулов, А. И. Региональное развитие и система образования в условиях цифровой трансформации // Экономика региона. 2020. Т. 16., вып. 4. С. 1031-1045. https:// doi.org/10.17059/ekon.reg.2020-4-2
  10. Машунин, Ю.К. Теория прогнозирования развития многоуровневой иерархической системы экономики государства на базе векторной оптимизации: монография / Ю.К. Машунин. — Москва.: РУСАЙНС, 2021. — 390 с. ISBN 978-5-4365-6727-3
  11. Леонтьев, В.В. Исследование структуры американской экономики. М.: Госстатиздат, 1958. 534 с.
  12. Гранберг, А.Г., Суслов, В.И., Суспицын, С.А. Многорегиональные системы. Экономико-математическое исследование / СО РАН, ИЭОПП, Гос. НИУ «Совет по изучению производит. сил». Новосибирск : Сиб. науч. изд-во, 2007. 370 с.
  13. Крюков, В. А., Баранов, А. О., Павлов, В. Н., Суслов, В. И., Суслов, Н. И. Проблемы развития единого комплекса средств макроэкономического межрегионального межотраслевого анализа и прогнозирования // Экономика региона. 2020. Т.16, вып. 4. С. 1072-1086. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2020-4-5
  14. Елисеева, И.И., Платонов, В.В. Динамический потенциал — недостающее звено в исследовании инновационной деятельности // Финансы и бизнес. 2014. № 4. С. 102-110.
  15. Татаркин, А.И., Суховей, А.В. Построение инновационной экономики в РФ: проблемы и перспективы // Инновации. 2017. № 7. С. 11–15.
  16. Лаврикова, Ю. Г., Суворова, А. В. Оптимальная пространственная организация экономики региона: поиск параметров и зависимостей // Экономика региона. 2020. Т. 16, вып. 4. С. 1017-1030. https://doi.org/10.17059/ekon.reg.2020-4-1
  17. Минакир, П.А., Демьяненко, А.Н., Горюнов, А.П. Методология исследования интеграции и фрагментации в экономическом пространстве России // Россия. Тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Вып. 13 / РАН. ИНИОН. Отд. науч. сотрудничества; отв. ред. В. И. Герасимов. — М. : ИНИОН РАН, 2018. Ч. 2. 936 с. С. 885–888.
  18. Машунин, Ю.К. Управление экономикой региона: монография. — М.: РУСАЙНС, 2017. — 342 с. ISBN 978-5-4365-1984-5
  19. Сио, К. К. Управленческая экономика: Пер. с англ. — М.: ИНФА-М, 2000. — 671 с.
  20. Хан, К. Контроллинг. — М.: ИНФА-М, 2004. – 671 с.
  21. Fayol, A. (1992). General and industrial management. — M: Controlling.
  22. Бабкин, А.В., Байков, Е.А. Коллаборация промышленных и творческих кластеров в экономике: сущность, формы, особенности // Научно-технические ведомости Санкт-Петербургского государственного политехнического университета. Экономические науки. 2018. Т. 11. № 4. С. 141-164.
  23. Машунин, Ю. К., Машунин, К. Ю. Моделирование и практика инновационного развития промышленного кластера // Научно-технические ведомости СПбПУ. Экономические науки. 2017. Т.10, №4. С. 187–197. DOI: 10.18721/JE. 1041828.
  24. Машунин, Ю.К., Машунин, К.Ю. Стратегическое и инновационное развитие кластера на базе цифровой экономики // Научно-технические ведомости СПбГПУ. Экономические науки. 2018. Т. 11, № 4. С. 85—99. DOI: 10.18721/JE.11406
  25. Машунин, Ю.К. Разработка стратегии развития муниципального образования: монография. – LAP LAMBERT, 2017. — 173 с. ISBN 978-3-659-94001-9
  26. Машунин, Ю.К., Машунин, И.А. Прогнозирование развития экономики региона с использованием таблиц «Затраты – Выпуск» //Экономика региона – 2014. — № 2. С. 276-289. УДК: 338.27:519.714
  27. Машунин, Ю.К. Экономико-математическое моделирование и прогнозирование развития экономики региона на основе межотраслевого баланса и инвестиций // Труды Гранберговской конференции, 10–13 октября 2016 г., Новосибирск : Междунар. конф. «Пространственный анализ социально-экономических систем: история и современность» : сб. докладов – Новосибирск : ИЭОПП СО РАН, 2017. С.379-385.
  28. Машунин, Ю. К. Исследование, прогнозирование развития экономики, промышленности и формирование бюджета региона, государства в условиях цифровой экономики. 221-250 с. // В монографии: Цифровизация экономических систем: теория и практика / под ред. д-ра экон. наук, проф. А. В. Бабкина. – СПб. ПОЛИТЕХ-ПРЕСС, 2020. –796 с. ISBN 978-5-7422-6931-1
  29. Yu.K. Mashunin, Strategic Development of the multi-level Socio-economic system of the State in the Digital Economy, St. Petersburg State Polytechnical University Journal. Economics, 14 (2) (2021) 22–49. DOI: 10.18721/JE.14202
  30. Pareto, V. 1896. Cours d’Economie Politique. – Lausanne: Rouge.
  31. Машунин, Ю.К. Методы и модели векторной оптимизации. — М.: Наука, 1986. 141 с.
  32. Машунин, Ю.К., Машунин, К.Ю. Векторная оптимизация с равнозначными и приоритетными критериями //Изв. РАН. ТиСУ. 2017. №6. С. 80-99. https://rdcu.be/bhZ8i
  33. Mashunin, Yu. K., 2020. Theory and Methods of Vector Optimization (Volume One). – Cambridge Scholars Published. – 183 p. ISBN (10) 1-5275-4831-7 ISBN (13) 978-1-5275-4831-2
  34. Mashunin, Yu. K., 2021. Theory and Methods of Vector Optimization (Volume Two). – Cambridge Scholars Published. – 270 p. ISBN (10): 1-5275-7413-X ISBN (13): 978-1-5275-7413-7
  35. Машунин, Ю. К. Векторная оптимизация. Т. 1. Векторная оптимизация:теория: монография / Ю.К. Машунин. — Москва : РУСАЙНС, 2021. — 258 с. ISBN 978-5-4365-8611-1
  36. Машунин Ю. К. Векторная оптимизация. Т. 2. Векторная оптимизация в инженерии : монография / Ю.К. Машунин. — Москва : РУСАЙНС, 2021. — 266 с. ISBN 978-5-4365-8611-3
  37. Машунин, Ю. К. Векторная оптимизация. Т. 3. Векторная оптимизация в экономике : монография / Ю.К. Машунин. — Москва : РУСАЙНС, 2022. — 318 с. ISBN 978-5-4365-0227-4
  38. Решение Коллегии Евразийской экономической комиссии от 3 сентября 2013 г. № 185 “Об утверждении перечня статистических показателей официальной статистической информации, предоставляемой Евразийской экономической комиссии уполномоченными органами государств — членов Таможенного союза и Единого экономического пространства”. https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70345586/
  39. Машунин, Ю. К. Прогнозирование и планирование социально-экономических систем : учебник для вузов / Ю. К. Машунин. — Москва : Издательство Юрайт, 2021. — 330 с. — (Высшее образование). — Текст : непосредственный. ISBN 978-5-534-14698-1

Диалектические аспекты исследования рынка компьютерных игр в условиях цифровизации

Введение и постановка проблемы

Современная социально-экономическая деятельность человека тесно связана или вообще частично переходит в виртуальный мир или цифровое пространство. Меняется и сам характер товаров и услуг: наряду с производством материальных благ все чаще внимание человека акцентируется на потреблении совершенно разнообразного нематериального контента, в том числе компьютерных игр и различных предметов игрового контента. Описанные изменения ставят новые задачи перед экономической наукой в части исследования вопросов стоимости и ценообразования виртуальных товаров и услуг.

Производством цифрового и игрового контента, в том числе, занимаются интернет-компании, прибыль и влияние которых, сейчас активно возрастает. Подобной тенденции уделил внимание Президент России В. В. Путин в своем вступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе: «Выделю еще один принципиальный момент. Все более значимую роль в жизни общества стали играть современные технологические и прежде всего цифровые гиганты. И это уже не просто какие-то экономические гиганты, по отдельным направлениям они де-факто конкурируют с государствами. Их аудитория исчисляется миллиардами пользователей, которые проводят в рамках этих экосистем значительную часть своей жизни» [1].

 

Материалы и методика исследования

На современном этапе спрос на компьютерные игры стабильно растет (рис. 1), а количество игроков в мире достигло 1 775 489 000 человек [2].

 

Объем и прогноз роста рынка компьютерных игр в мире по состоянию с 2012 по 2021 годы (млрд. долларов)

Рисунок 1. Объем и прогноз роста рынка компьютерных игр в мире по состоянию с 2012 по 2021 годы (млрд. долларов) [3].

 

Важно отметить, что на рис. 1 приведена статистика объема реализации компьютерных игр и легального игрового контента, но так как некоторые игры поставляются бесплатно, то прибыль интернет-компаний формируется от реализации игрового контента или различных дополнений: карты, уровни и игровые предметы. В свою очередь есть и теневой сектор рынка игрового контента. Теневой сектор формируется в силу того, что игроки могут вступать в экономические отношения между собой, но данные экономические отношения не предусмотрены лицензионным соглашением использования игры. В теневую часть попадает и различный спектр услуг: продажа игровых предметов и аккаунтов, торговля аккаунтами, приобретение внутриигрового времени за местную валюту, продажа редких вещей, помощь в прокачке персонажа, прохождение важных игровых испытаний, отмывание внутриигровых денег других игроков и другие.

Реализация теневых услуг преследуется создателем игры в силу следующих причин.

Во-первых, продажа теневого контента игры означает потерю дохода от снижения объема реализации лицензионного контента.

Во-вторых, реализация теневого контента иногда может способствовать потере интереса игрока и оттоку людей в силу потери мотивов и стимула к игре (зачем играть и получать награду, если можно все купить).

Необходимо отметить, что официальных данных о рынке теневых услуг в играх нет в силу того, что количество и сумму подобных сделок мотивированы скрывать как покупатели, так и продавцы.

На современном этапе товарно-денежные отношения по поводу игрового контента находятся в тени, так как национальные или международные нормативные и законодательные акты в сфере регулирования оборота игрового контента развиты слабо либо вовсе отсутствуют. Правовые, политические и регулирующие институты не поспевают за развитием производительных сил. Противоречие между базисом и надстройкой формирует поле проблем современности, ставя перед обществом сложные вопросы, например, соблюдения баланса прав и безопасности в условиях влияния интернет-среды, развитие экономики цифрового пространства и сглаживание негативных эффектов от современных технологий, право доступа к информации и защита от фейк-новостей.

Законы материалистической диалектики позволяют нам утверждать, что развитие носит объективный характер и зависит не от политической воли каких-либо субъектов, а от способа соединения рабочей силы и средств производства. Соответственно изменения в экономике неминуемо вызывают изменения во всех остальных сферах общества. Человек и его деятельность все больше переходят в виртуальный мир, туда же мигрируют товарно-денежные отношения. В виртуальном мире люди зарабатывают, общаются, а также осуществляют производство различного контента в том числе реализуют себя.

Учитывая вышеприведенный факт, можно утверждать, что при изучении процесса создания виртуальных товаров применима теория прибавочной стоимости, согласно которой стоимость товара, созданного при капитализме, складывается из затрат на средства производства и оплату рабочей силы, а также прибавочной стоимости.

В современной научной мысли есть и альтернативные концепции обоснования ценообразования виртуальных товаров. В работе А. С. Насонова «Современные тенденции в потребительском поведении (на примере глобальных многопользовательских компьютерных игр)» ценообразование виртуальных товаров рассматривается через призму альтернативной ценности потраченного времени для создания виртуального товара. По мнению А. С. Насонова, игрок тратит время на добычу или производство/получение виртуального товара. Расходуя время, он учитывает альтернативную возможность траты своего времени для заработка, например, работа[4].

Реализация виртуальных товаров в благополучных странах обусловлена высоким платежеспособным спросом и отсутствием логистических издержек доставки цифрового контента. В сети интернет присутствует возможность быстро и точно перемещать виртуальный контент без издержек.

В данном случае формируется вопрос о противоречии соотношения цифрового мира и реального. Цифровой мир можно рассматривать как копию или продолжение реального. Противоположением теории о копии может быть теория отражение реальной действительности, но при отражении всегда присутствует искажение, которое и добавляет отличия от реальности. Вышеописанный вопрос нуждается в дополнительном экономическом, социальном и культурологическом исследовании.

Использование гибкой ценовой политики не всегда возможно для интернет-среды. Отдельно необходимо отметить, что способы установления разных цен на товар для разных потребителей без объективной составляющей издержек создания товара является ценовой дискриминацией. Хотя экономика цифрового пространства также позволяет фирмам снижать издержки, используя инструмент аутсорсинга. В некоторых играх части функций и программ создается программистами в странах, где уровень жизни и заработные платы меньше [5].

 

Полученные результаты и их обсуждение

Необходимо отметить некоторые аспекты влияния цифровизации на современную экономику.

Во-первых, цифровизация вносит свои изменения в экономическую деятельность человека: формируются новые сферы приложения труда, появляются новые товары и услуги в интернет-среде. Так, например, цифровизация способствует возникновению класса мелкого собственника. Развитие производительных сил вызывает изменение в производственных отношениях, что влияет на характер использования и значимость объектов собственности современной экономики. На фоне влияния цифровизации усиливается организационно-экономическая деятельность самозанятых. Распространение цифрового пространства, развитие интернет-среды и проникновение в производство аддитивных технологий является полем для формирования новых обособленных мелких производителей, деятельность которых состоит в создании информационных услуг, контента или уникальных/штучных товаров на заказ. На фоне подобных изменений усиливается влияние интернет-гигантов в современном обществе. Также под влиянием цифровизации (частично) проявляется экологизация потребностей человека, так как потребление переносится из материального мира в виртуальный, где потребляются нематериальные неисчерпаемые товары. При потреблении нематериальных товаров не возникает проблем их утилизации или уничтожения потребленных.

Во-вторых, цифровизация изменяет восприятие некоторых видов деятельности. Сегодня доминирует понимание компьютерной игры как предмета развлечения и непроизводительной деятельности. В свою очередь потенциал компьютерных игр раскрыт не полностью. Восприятие компьютерных игр как «ненужного» или «бесполезного» товара превалирует в исследованиях на тему влияния компьютерных игр на общество. При этом важно понимать суть современного влияния цифровизации. Виртуальные объекты нематериальны и неисчерпаемы (не ограничены в количестве), в силу чего можно произвести множество их копий за минимальное время. Сегодня значение товара для людей изменилось – придание ему символической или атрибутивной сущности формирует спрос на все большее потребление виртуальных товаров, что в свою очередь формирует и предложение, и производство виртуальных товаров. Теодор Левитт утверждает: «Люди не покупают вещи, люди покупают свойства, которыми они обладают» [6].

В силу чего возникает вопрос осмысления компьютерных игр как блага и переоценки его влияния на современное общество. Так, например, в исследовании Уэйда М. и Бека С. утверждается, что опыт, полученный в компьютерных играх, развивает у индивида навыки работы в команде; упорство достижения цели, коммуникабельность, решение творческих задач. Такие результаты исследования Уэйд и Бек получили путем сравнения деятельности в бизнесе двух поколений «бэби-бум» и «поколения геймеров» [7].

Существует ряд исследований, где утверждается, что компьютерные игры могут использоваться для развития творческих и коммуникативных способностей человека [8].

 

Выводы

На современном этапе компьютерные игры используются в форме коммуникативной среды или игровых интерфейсов управления бизнесом (межличностные отношения, коммуникация между уровнями менеджмента). На поле компьютерных игр обращает внимание не только бизнес, но и представители образовательной сферы.

Компьютерные игры как товары современного цифрового общества неоднозначно влияют на общество, в силу чего формируется диалектическое противоречие в сфере значения и ценности игры для общества. В традиционном понимании компьютерные игры выступают как блага потребительского назначения и пустой, непроизводительной, бесполезной тратой времени, но в силу высокого динамизма общественного развития компьютерные игры слабо изучены. Популизм вкупе с отсутствием реальных исследований сдвигают фокус общественного восприятия в сторону отрицательного влияния компьютерных игр на общество. В свою очередь современные потребности общества формируют альтернативные возможности использования компьютерных игр в сфере коммуникации, обучения и стимулирования бизнеса.

Библиографический список:

  1. Сайт ВГТР Вести 24 //vesti.ru: URL: https://www.vesti.ru/article/2515983 (дата обращения 28.01.2021)
  2. Сайт Hi-News.ru: URL: https://hi-news.ru/games/v-kakix-stranax-mira-videoigry-naibolee-populyarny.html?fbclid=IwAR0BwmeQY_GGsV5EZozeTmIczAiq4aMBcbBQ73AKuYdUIMqNDKNCySkk-VY (дата обращения 12.12.2020)
  3. Сайт экспертного агентства в области развития цифровых технологии newzoo.com: URL: https://newzoo.com/insights/articles/global-games-market-reaches-137-9-billion-in-2018-mobile-games-take-half/ (дата обращения 10.01.2021)
  4. Насонов, А. С. Современные тенденции в потребительском поведении (на примере глобальных многопользовательских игр). Диссертация на соискание кандидата экономических наук. – Москва, 2009. — С. 30-65
  5. Сайт информационного ресурса //ixbt.com: URL: https://www.ixbt.com/games/gameoutsourcing.shtml (дата обращения 30.01.2021)
  6. Levitt, T. Marketing Myopia, Harvard Business Review, July-August, 1960.
  7. Уэйд, М., Бек, С. Доигрались! Как поколение геймеров навсегда меняет бизнес-среду. Под ред. А. Германа. Перевод А. Орешкина. Издательство: Претекст, 2006.
  8. Гафарова, Е.А., Гафаров, М.Ф. Возможности современных компьютерных игр для развития креативности молодежи // Журнал психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. № 52. Новосибирск: ООО «Центр развития научного сотрудничества», 2016.

Перспективы внедрения digital-технологий в индустрию туризма Ростовской области

Введение и постановка проблемы

Для эффективного и конкурентоспособного продвижения регионов в условиях повышения значимости IT-технологий и укрепления позиций информационного общества необходимо внедрение digital-технологий в индустрию туризма. В современном мире условиях ускоренной цифровизации общества классический туризм теряет обороты с каждым днем, он имеет большие затраты и низкую эффективность, потому что использует ограниченные человекоресурсы. Очень остро данная проблема наблюдается на предприятиях с ограниченными бюджетами, узкими специализациями и в сфере услуг, где особое значение имеет персонификация. Технологии научились обгонять человека. Их использование в туризме помогает отрасли пережить коронавирусный кризис и выйти на качественно новый уровень, а предприятиям индустрии туризма остаться на плаву и выиграть конкурентную борьбу.

Одним из нововведений 21 века, вызванного научно-техническим прогрессом, стало появление и развитие digital-технологий. Digital-технология – это основанная на методах кодировки и передачи информации дискретная система, позволяющая совершать множество разноплановых задач за кратчайшие промежутки времени. Цифровые технологии позволяют повысить показатели результативности туристского бизнеса, а именно сократить затраты на рекламу, трансакционные издержки, улучшить качество предоставляемых услуг, а также повысить качество человеческих ресурсов на предприятии. Цифровизацию туризма можно поделить на внешнюю и внутреннюю. В первом случае речь идет о планомерном переводе коммуникаций с клиентом в цифровую среду: у людей больше нет времени на личные встречи с турагентами для обсуждения вариантов отдыха.  Внутри компаний будет продолжаться тенденция на развитие CRM-систем, автоматических инструментов для постановки задач и планирования.

На данный момент в мировой практике широкое применение получили такие digital-технологии в туризме, как использование технологии blockchain. Польза для туриста проявляется в перспективе длительных путешествий без необходимости возить с собой документы и кошелек. В любой поездке это самые ценные вещи, о сохранности которых человек думает каждый день. Распространение также получил digital-маркетинг, который подразумевает использование для продвижения социальных сетей и мессенджеров, контекстной рекламы и систем оптимизации, а также сквозной аналитики для контроля за расходом бюджета. Походы в музеи, посещения выставок, кино, развлечения, еда, спорт, путешествия, транспорт – все это становится доступным с помощью одной пластиковой карты PASSCITY благодаря созданию пакетов городских услуг в крупных туристских дестинациях. В Россию эту инициативу поддержали Москва и Санкт-Петербург. Одной из новых технологий экскурсионной деятельности являются экскурсии с аудиогидами, мобильными приложениями, а также онлайн – музеи и онлайн-выставки, которые позволяют дистанционное посещение музеев, галерей не только России, но и Мира.

Выгодное приграничное экономико-географическое положение и признанный статус города Ростова-на-Дону как столицы Юга России, концентрация административных, финансовых, логистических, образовательных, культурных ресурсов обеспечивают высокий конкурентоспособный уровень инвестиционной привлекательности среди столичных городов субъектов Федерации Юга России. Сильные стороны региона связаны с наличием и использованием преимуществ территориально-географического положения, промышленно-производственного, научно-образовательного и трудового потенциала, транспортной, институциональной и инновационной инфраструктуры.

 

Материалы и методика исследования

В рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2018 года в Ростовской области был построен новый аэропорт «Платов», который получил имя знаменитого казачьего атамана и стал преемником старого аэропорта на проспекте Шолохова. В здании аэропорта имеется мультимедийная экспозиция, посвященная истории донского казачества.

Инфраструктурные ресурсы Ростовской области:

  • наличие развитого транспортного сообщения (авиалинии, железные и автомобильные дороги, включая трассу федерального значения М4-Дон, водные пути) с другими территориальными единицами России, а также странами ближнего и дальнего зарубежья;
  • развивающиеся экономические и культурные международные и межрегиональные связи;
  • наличие конгресс-отелей и конгрессно-выставочных центров, для проведения деловых мероприятий различного уровня;
  • крупные развлекательно-досуговые комплексы;
  • современные системы связи и сообщения;

За последние несколько лет в Ростовской области под руководством губернатора Василия Голубева был запущен целый ряд инициатив по цифровой трансформации. И это случилось – благодаря имеющимся заделам, сформировавшейся ИТ-команде, ИТ-сообществу донских городов.

Специфика объектов туристского интереса Ростовской области выражена в таких видах туризма, как экологический, культурно-исторический, событийный, военный и религиозный. Регион богат природными туристскими ресурсами. Открытые просторы, окутываемые ветрами, равнина, ограниченная линией горизонта и небом — это и есть Донская степь. История донского казачества отражена в историко-краеведческих музея области. В их коллекциях хранятся естественнонаучные материалы, археологические собрания — скифские и половецкие каменные изваяния; предметы быта и этнографии, старинной мебели; произведения изоискусства, предметы прикладного искусства XVIII-XX вв. и т.д.. Для проведения фестивалей прекрасно подходит ландшафтный парк «Лога» в Старой Станице, разбитый в европейском стиле в 2012 году на месте бывшей хуторской свалки, благодаря его живописному виду называют в народе «маленькой Швейцарией». Крепостные валы с Алексеевскими воротами в Азове представляют собой интересные памятники военно-инженерного искусства, свидетели осадного сидения донских казаков (XVII в.) и Азовских походов Петра Великого. А главной достопримечательностью Новочеркасска является кафедральный Вознесенский собор, заложенный и освященный еще при основании города в 1805 г. в святой праздник Вознесения Христова.

На предприятиях туризма Ростовской области уже применяются некоторые цифровые технологии. Инновационным является универсальное мобильное приложение дополненной реальности «ZRENIE 2.0», которое отображает цифровой контент поверх печатных графических материалов, физических объектов или геолокации в режиме реального времени. С помощью проекта «Туристский штрих код» системы можно узнать об истории и художественных особенностях достопримечательностей Ростова-на-Дону с помощью мобильного телефона или планшетного компьютера. Для разработки и анализа туристского продукта используется digital-маркетинг. Например, продвижение проекта «Выходные на Вольном Дону» посредством проведения розыгрыша с помощью инструментов кросс-маркетинга и SMM-продвижения с привлечением бренд-амбассадора «Азимут».

На основе изучения географических, этнических, историко-культурных, экономических особенностей Ростовской области и анализа их роли в создании digital-продвижения туризма региона разработаем проект государственно-частного партнерства для филиала туроператора «TUI Россия» в г. Ростов-на-Дону – «Серебряная подкова Дона», охватывающий все туристские центры донского края: Ростов-на-Дону, Азов, Таганрог, Новочеркасск, Донецк, Каменск-Шахтинский, Азовский, Аксайский, Белокалитвинский, Константиновский, Мясниковский, Неклиновский, Пролетарский, Семикаракорский, Усть-Донецкий, Цимлянский, Шолоховский районы [6], каждый из которых славится своими видами туризма и имеет   присущую только им специфику.

 

Полученные результаты и их обсуждение

Целью проекта является улучшение финансовых показателей деятельности туристской организации TUI Россия посредством создания уникального бренда, включая формирование новых экскурсионно-туристских программ и маршрутов на территории Ростовской области с использованием digital-технологий.

Концепция 7P:

  • product – посещение экскурсий с возможностью участия в крупнейших фестивалях региона;
  • price – средние цены для базового класса;
  • place – экскурсионный автобус и оборудованные фестивальные площадки в крупных выставочных комплексах или под открытым небом;
  • promotion – digital-маркетинг;
  • process – выбор маршрута на сайте, бронирование, экскурсионное обслуживание и свободное время на фестивале;
  • physical Evidence – теплота, уют, команда, сплочение;
  • participants – жители и гости Ростовской области, увлекающиеся историей.

План реализации:

  1. Разработать и изготовить карты-схемы туристского маршрута «Серебряная подкова Дона» в пределах большой, средней и малой подков, программы, обозначить места и даты проведения фестивалей (в течение месяца).
  2. Создание интерактивного сайта и мобильного приложения, где пользователь сможет самостоятельно сформировать свой маршрут с помощью конструктора в зависимости от длительности путешествия, ценовой категории и тематики в формате игры (2 месяца).
  3. Тестирование онлайн-площадок и маршрутов (1 неделя).
  4. Продвижение проекта с помощью digital-стратегии туроператора-партнера TUI: заключение договоров, размещение в различных каналах цифрового маркетинга турфирмы (1 неделя).
  5. Отправление на экскурсию первого потребителя услуги [5].

Результатом проекта «Серебряная подкова Дона» является повышение эффективности и увеличение прибыли предприятия TUI Россия, а также развитие туризма Ростовской области. Данный проект станет примером для других регионов.

 

Выводы

Таким образом, рассмотренные цифровые инновации являются привлекательным средством поддержания конкурентоспособности региона как на российском, так и на зарубежном туристском рынке.  Внедрение digital-технологий в индустрию туризма Ростовской области будет способствовать продвижению локального туристского продукта на российском рынке посредством цифровых коммуникаций, развитию региона в целом и станет началом большого пути для реализации амбициозной национальной цели.

Библиографический список:

  1. Дупленко, Н.Г., Кузьмин, Е.А., Шаркова, А.А. Продвижение муниципального образования как центра экологического туризма в социальных меdia и сети интернет // В сборнике: Современные масс-медиа в формировании экологической культуры и туристской привлекательности территории. Материалы Международной конференции. В 2-х частях. Под редакцией А.Н. Грязнова. 2019. С. 174-181.
  2. Кириллов, В.В. Современное состояние туристического рынка в России // Комментатор № 9, 2016 — 42 с.
  3. Гринченко, К.В. Интернет маркетинг и цифровой маркетинг — две электронные модели в маркетинге продвижения // Вектор экономики. 2019. № 12 (42). С. 23. [Электронный ресурс] -Режим доступа: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_41827735_46316354.pdf / (дата обращения: 22.10.2020).
  4. Гуриева, Л.К. Цифровые технологии в туристическом маркетинге // В сборнике: Проблемы и перспективы развития туризма в Южном федеральном округе. Сборник научных трудов. 2018. С. 221-225. [Электронный ресурс] -Режим доступа: https://elibrary.ru/download/elibrary_39143463_31781442.pdf/ (дата обращения: 15.10.2020).

Особенности стратегического планирования устойчивого развития космической индустрии

Введение и постановка проблемы

Применение комплекса методов стратегического планирования устойчивого экономического развития космической индустрии – это способ создания макета космического общества в России, обладающего специфическим набором экономико-технических ресурсов, портфелем заказов и уникальным ассортиментом космических товаров. Специфика космической индустрии современного типа состоит в том, что она представляет собой зону закрытой торговли продукцией ограниченного спроса, а также товарами, обладающими высокими инвестиционными рисками, так как затраты, вложенные в космические проекты, могут быть не покрыты в случае рисковых событий или сбоев, происходящих на любой из стадий жизненного цикла космического товара.

В этой связи актуальной становится задача стратегического развития космической отрасли на основе программно-целевого планирования. Программно-целевое планирование осуществляется на основе грамотного обоснования первичных целей, а средствами их достижения выступает продукция взаимосвязанных сегментов производственной сферы (строительной индустрии, машиностроения, сельского хозяйства, добывающей, обрабатывающей и др. отраслей) [4, С. 42].

 

Полученные результаты и их обсуждение

В стратегическом планировании следует учитывать приоритетные направления деятельности, как отечественных, так и зарубежных участников международного космического сообщества. К ним следует отнести: научные исследования объектов Солнечной системы; реализация инновационных проектов космической промышленности; коммерциализация объектов интеллектуальной собственности с применением современных космических технологий.

 

Приоритетные целевые ориентиры развития космической деятельности

Рис. 1. Приоритетные целевые ориентиры развития космической деятельности

Источник: разработано авторами

 

По мнению ученых и специалистов, к долгосрочным конкурентным преимуществам и целевым ориентирам развития космической деятельности в нашей стране можно отнести следующие (рисунок 1):

  • формирование спроса на мировом рынке на результаты интеллектуальной деятельности, полученные с применением отечественных космических средств;
  • участие в международном сообществе по исследованию планет Солнечной системы;
  • исследования Луны;
  • формирование эффективной высокотехнологичной ракетно-космической промышленности.

На рис. 2 представлено содержание механизма стратегического планирования развития космической индустрии в России и за рубежом.

 

Механизм стратегического планирования развития космической индустрии в России и за рубежом

Рис. 2. Механизм стратегического планирования развития космической индустрии в России и за рубежом

Источник: разработано авторами

 

Отметим при этом, что иерархия стратегических планов и прогнозов выстроена на основе потребности мировой индустрии космоса в специальной системе космического права, нормы которого в отдельных зарубежных странах ограничены только вопросами страхования техногенных рисков, не учитывающих специфику отрасли, космического туризма и использования частных инвестиций в организацию деятельности космических стартапов.

Подчеркнем, что статистика объемов финансирования космических программ за рубежом определяет роль частных инвестиций, которые превысили средства государственного бюджета, выделенные на цели космического развития бизнеса, на 119 млн евро и достигли значения 344 млн евро (рисунок 3).

 

Статистика объемов финансирования космических программ за рубежом

Рис. 3. Статистика объемов финансирования космических программ за рубежом

Источник: ESPIReport: https://www.esa.int/Safety_Security/Space_Debris/Latest _report_on_space_junk (дата обращения: 12 декабря 2020)

 

Наиболее интенсивно частный бизнес привлекается в космические проекты в США, т.к. американская политика в отношении космоса предполагает привлечение частных компаний к реализации госзаказов, что стимулирует конкуренцию, снижает стоимость услуг, улучшает качество технологических решений.

Китай так же, как и США, стимулирует частные инвестиции в космический бизнес. Однако китайские инвестиции в космонавтику можно назвать частными лишь условно, так как «…большинство этих компаний так или иначе связано с государством…» [2, С. 23].

При этом важно подчеркнуть, что космические стартапы – это проекты, реализуемые в области космической деятельности с привлечением венчурного финансирования. Они ориентированы на высокую скорость окупаемости и быстрый рост экономической отдачи [3, С. 15].

Для перспектив стратегического развития космической отрасли важно представить принципы и критерии оценки эффективности парадигмы космического планирования на период до 2036 года (рисунок 4).

 

Принципы и критерии оценки эффективности парадигмы космического планирования в России на период до 2036 года

Рис. 4. Принципы и критерии оценки эффективности парадигмы космического планирования в России на период до 2036 года

Источник: разработано авторами

 

Выводы

В заключение подчеркнем, что в целом стратегическое планирование развития космической индустрии должно быть направлено на преодоление системных «сбоев» и проблем, проявляющихся в последние годы, таких как: постоянное изменение отраслевых приоритетов развития; ограниченность «горизонта планирования»; низкое качество инструментов прогнозирования научно‐технологического развития; дублирование «каналов» государственной поддержки и др. [1, С. 78].

В этой связи важно не только определить принципы и критерии оценки эффективности парадигмы космического планирования, но и изменить качественное содержание государственных стратегий и планов развития космической индустрии.

Библиографический список:

  1. Криштофор, А.П. Макроэкономические аспекты анализа мирового рынка космической продукции и услуг // Вестник университета. 2019. № 6. С.77-81.
  2. Российская космическая отрасль: ожидания бизнеса и общества. Результаты экспертного исследования. – Москва, 2019. – 60 с
  3. Сапрунов, Г.С., Цветков, А.Б. Коммерциализация космической деятельности: опыт, текущее состояние и перспективы SPACELOG 2018. — Москва, 2018. – 53 с.
  4. Хрусталев, Е.Ю., Макаров, Ю.Н. Основы экономического анализа космической деятельности России // Экономический анализ: теория и практика. 2011. №29 (236). С. 41–47.

Социально-психологический феномен «гуаньси» как регуляторная функция поддержания социального капитала группы современного китайского общества

Введение

Большинство современных авторов отмечают, что социальный капитал этнической группы основан на внутренних и внешних связях членов конкретной группы. Клановые и семейные связи, благотворительные ассоциации, часто основаны на особом уровне общности их происхождения, что дает возможность их членам защищать себя и свои интересы. Однако эти связи становятся социальным капиталом только в том случае, когда используются «по назначению». Для социального капитала свойствен три основные характеристики. Целесообразность, понимаемая как множество социальных связей, которые перерастают в социальный капитал в том случае, когда эти связи помогают достичь определенной цели. Сознательность, понимаемая как ценность владения социальным капиталом и его целесообразное использование. Формирование на основе существующих социальных структур, понимаемое как социальный капитал (Chen Ming-Jer, 2003), формирующийся в определенных социальных структурах и представляющий собой источник реализации определенной цели [3].

Ценность семейных связей внутри группы можно определить как «ценность спасательного плота» в случае непредсказуемой ситуации или кризиса [11, с. 40]. Этот набор ценностей, которые порождены чувством неуверенности, например китайцев, в своем статусе этнического меньшинства, находясь за пределами своей родины. Среди них можно отметить такие ценности как: единственные люди, которым вы можете доверять — это исключительно члены вашей семьи; суждение некомпетентного родственника является более надежным, чем компетентного человека, но «чужого»; необходим усердный труд, даже на грани изнеможения, чтобы предотвратить многие беды и проблемы в будущем, что присуще непредсказуемому современному миру; бережливость и экономность обеспечивает выживание; желателен высокий, даже иррациональный уровень сбережений, независимо от непосредственных нужд и т.д. [11, с. 25].

 

Материалы и методика исследования

Изучение межэтнических отношений как социального капитала не было ограничено исключительно китайской этнической группой. На примере мультикультурного общества Ooka, Wellman, Fong изучали, каковым является Канада [16, с. 111-135], каким образом образуются устойчивые этнические сети иммигрантами и этническими меньшинствами. Авторы постарались найти ответы на следующие вопросы: под влиянием каких факторов образуются intra-этнические и inter-этнические связи, как этнические группы, находящиеся в позиции «этнического меньшинства» достигают высокого социального статуса за пределами собственной этнической группы. В качестве вознаграждения за установление и поддержание «тесных связей», как было показано в исследовании, члены этнической группы получают взаимное доверие, солидарность и помощь в решении многих социальных вопросов. Другими словами, основное внимание исследователей сконцентрировано на сравнении того, какие льготы получают члены этнической группы за включенность и мобилизацию внутри собственной группы, в отличие, от других членов и/или этнических групп, которые стремятся образовать социальные связи за пределами собственной группы. В работе было доказано, что члены низкостатусных этнических групп устанавливают межэтнические отношения за пределами собственной группы, с целью, чтобы достигнуть более высокого уровня дохода. И, наоборот, члены высокостатусных этнических групп, стремятся к поддержанию и закреплению отношений с собственной группой [16].

 

Полученные результаты и их обсуждение

Социально-психологический феномен «гуаньси». В настоящее время, большое внимание уделяется изучению феномена «гуаньси». Прямого перевода на русский язык, и другие иностранные языки этого понятия не существует, что и породило недопонимание и неправильную его трактовку. Традиционно это слово переводится как «социальные связи», но такой вариант затрагивает только один аспект его значения. Действительно, «гуаньси» состоит из связей, но очень специфичных как по форме, так и по содержанию, которые требуют обоюдных и взаимных обязательств между обеим сторонами. Эти связи подразумевают и благожелательность, и личную привязанность, и доверие, и искренность. На особенности построения профессиональных межличностных отношений, основанных на доверии и профессионализме, обращали внимание ряд исследователей [9, с. 436-444]; [10, с. 179-187], однако акцент делался на профессиональных и личных качествах, а не на кровнородственных связях и отношениях. Таким образом, «гуаньси» основывается на доверии, взаимных обязательствах и совместном опыте близких людей. Данная концепция построения взаимоотношений уходит своими корнями в социальные обычаи Древнего Китая, где взаимность и иные формы социального обмена использовались для создания и поддерживания межличностных отношений всего общества. Неудивительно, что самые фундаментальные и тесные связи «гуаньси» наблюдаются среди ближайших родственников. Но также могут формироваться между отдельными людьми, связанными общими интересами и опытом: старыми друзьями, бывшими одноклассниками, однокурсники, близкие знакомые, соседи, сослуживцами и т.д. Поскольку китайцы предпочитают вести бизнес с людьми, которые много времени и энергии уделяют установлению отношений. Именно этот процесс выстраивания отношений с другими и определяет сущность «гуаньси». Задолженность является одним из основных принципов сетей «гуаньси», под которой понимаются тесные связи внутри одной группы и надежные отношения между членами этой группы. Задолженность (ответная благодарность, чувство взаимной ответственности) означает большую ответственность и взятые на себя обязательства. Люди, которые помогли вам достичь вашей цели, решить вашу проблему очень важны, и следует помнить, что в будущем социальные связи требует соответствующие обязательств и от вас. Возможно, по этой причине термин «Гуаньси» может иметь одновременно противоположные значения: положительные и отрицательные коннотации. Отрицательный оттенок подразумевает существование коррупции, остатки феодального общества и препятствия в достижении экономического успеха. Те, кто использует слово «Гуаньси» в позитивном смысле, больше думают и заботятся о близких отношениях, они более человечные и искренние люди. Y. Tang определяет «гуаньси» как социальные сети, как «множество субъектов (частных лиц или организаций) и множество связей между этими субъектами [17, с. 19-23]. W. Vanhonacker определяют «гуаньси» как обоюдные личные связи в китайском контексте [18, с. 48-53].

 

Структура, типология и составляющая феномена “гуаньси” Типология «гуаньси». «Гуаньси» существуют в различных формах, зависящих от близости участников. Проще говоря, китайцы рассматривают отношения как нечто существующее на одном из трех уровней, каждый из которых характеризует степень социальной близости.

  1. Первый тип, «цзяжэнь», обозначает самые близкие отношения в китайском контексте – это отношение с близкими родственниками. Поскольку кровные связи являются самыми крепкими узами с наибольшей степенью и уровнем ответственности, китайцы будут считать членами своей семьи тех, кто, не являясь их кровными родственниками, заслуживает наивысшей степени доверия. Любой человек, китаец или не китаец, воспринимается как принадлежащий большой семье, если он или она рассматривается как «цзяжэнь», и тем самым приобретает статус настоящего инсайдера.
  2. Второй тип «гуаньси», «шужэнь», возникает между людьми, которые, не являясь членами семьи, имеют значительные связи. Значимыми в Китае считаются связи между земляками, бывшими одноклассниками. Членами одного клуба или сообщества или друзьями друзей [2].
  3. В третью категорию входят незнакомцы, или «шэнжэнь». С точки зрения Chen, X. P., & Chen, C. C., о человеке, которого ты видишь впервые, ничего не известно, и поэтому нет причин доверять ему. Это, конечно, не значит, что они будут думать о незнакомце только самое плохое, но, скорее всего, отнесутся к нему с подозрением и определенной долей недоверия. Наиболее распространенный подход «выждать и присмотреться» используется китайцами, когда они имеют дело с незнакомыми им людьми, что часто вызывает чувство раздражения со стороны тех, кто подпадает под категорию «шэнжэнь». Несмотря на особый статус отношений «гуаньси» в бизнесе, для аутсайдеров вполне возможно иметь деловые отношения с китайцами, так и не установив их. Но поскольку здесь отсутствуют более личный и эмоциональный контексте, отношения между китайцами и «шэнжэнь» окажутся скорее всего краткосрочными. Как правильно, если деловые отношения не переходят в отношения с «шужэнь», они не будут длительными [4, с. 305-324].

Понятие «лицо» — как составляющее феномена «гуаньси». Другая концепция для понимания «гуаньси», это концепция «лица» или «сохранения лица», считают Chow, I. H., & Ng, I. Исходя из этого, есть также связанные с ними понятия «потерять лицо», «сохранения лица», и даже «кредитование лица». Лицо концепции не трудно понять, потому что, как и Запада, у каждого есть лицо. Когда приравнивается к западным ценностям, лицо очень похоже на понятие репутации. Лицо как динамика, которая относится как к личным и деловым отношениям в Китае. «Лицо» неотделимо от концепции «гуаньси». «Лицо» и «гуаньси» близкие по значению термины. «Иметь лицо». В азиатской культуре это означает, что кто имеет хорошую репутацию перед своими знакомыми. коллегами и т.д. Люди с «хорошим лицом», как правило, надежные, проверенные, с которыми надежно и безопасно вести и развивать бизнес. «Потерять лицо» (оказаться без лица) означает, что кто-то сделал ошибку, и совершенная ошибка произошла по вине соответствующего лица на публике, соответственно, этот человек «потерял лицо» (репутацию) в присутствие других людей. «Сохранить лицо» подразумевает ситуацию, когда чья-то репутация находится под вопросом, или уже была потеряна ранее, ведутся «реставрационные работы» по восстановлению «потерянного лица». «Сохранение лица» — действия человека, которые способны доказать, что другие люди ошиблись. «Кредитование лица» (предоставление лица) является еще одним интересным проявлением составляющего «гуаньси». В том случае, когда человек не имеет лица и нет доверия и репутации в определенных кругах, этому человеку необходимо «одолжить» лицо, совершая определенные меры по отношению к тем, кто готов «одолжить» лицо другим [5, с. 1075-1093].

«Жэньцин» как обязательная составляющая «гуаньси». «Жэньцин» является ключевой концепцией как для понимания «гуаньси», так и для их поддержания. Термин «жэньцин» используется для обозначения неоплаченных долгов или одолжений, которые накапливаются в результате отношений «гуаньси». Его можно перевести в буквальном смысле как «человеческое сопереживание» или «человеческие отношения», что в конечном счете приблизительно означает «одолжение» или «одаривание». Обязательства по «гуаньси» должны быть всегда возвращены, но определенных временных рамок по возврату «одолжений» не существует, поэтому чувство долга можно испытывать на протяжении многих лет жизни, не забывая о нем. Именно отсутствие временных рамок делает отдачу по долгам «жэньцин» обязательной, а сеть «гуаньси» — постоянной и всепроникающей. У китайцев долгая память, и они возвращают свои долги по оказанным им услугам годами или даже поколениями. Особенно это касается благодарности за доброту, оказанную во время бедствий. Обмен одолжениями не должен быть равным. Обычно китайцы не считаются с одолжениями. Если наблюдается дисбаланс и, значит, существуют неоплаченные долги, отношения и взаимодействие продолжаются. Это часть «шужэнь» «гуаньси», когда постоянно поддерживается обмен обязательствами.

«Гуаньси» как свойство личности. Конфуцианство имеет глубокие корни в китайской культуре. Уважение к возрасту, власть, социальные нормы связаны с конфуцианской концепцией, которая ссылается на рост и приличия в поддержании положение человека в социальной иерархии (Farh, J., Tsui, A. S., Xin, K., & Cheng, B.). Принцип конфуцианской концепции подсказывает, что человек должен следовать надлежащим образом и надлежащего ритуала в социальном взаимодействии [7, с. 471-488]. Кроме того, практика Ли подчеркивает социальные обязательства в связи с помощью правил, в том числе правильности поведения, правильности речи, и соответствия пример [4, с. 305-324]. Gabrenya и Hwang утверждают, что «гармония в иерархии», вероятно, что данная фраза наиболее часто используется для характеристики широкого спектра социальных поведения в конфуцианских обществах. Китайцы, как правило, очень чувствительны к их позиции в иерархии социальных структур и стараются вести себя таким образом, чтобы подчеркнуть свое социальное положение в обществе, предназначенное для отображения власти, укреплять и защищать свой социальный образ и реальность этой позиции [8, с. 309-321]. Традиционная концепция «гуаньси» подчеркивает роль отношений (например, пять основных связей, определенные в конфуцианской идеологии: император-субъект, отец-сын, муж-жена, старший- младший брат, друг-друг. А также набор фоновых факторов (например, будучи одинаковыми или имеющие одно место происхождения) действуют в межличностных отношениях. Патерналистское понятие «Гуаньси» подчеркивает наличие группы отношений, которая имеет много общего со значительным влиянием роли отношений и фоновых факторов в межличностных взаимодействиях и доверительных отношениях [5].

Интересно, что это различие между аффективным и когнитивным составляющими доверия, также признана в традиционном дискурсе о понимании доверия [4]. Отношения «гуаньси» основываются на доверии, а понятие доверие занимает значительную роль [14], [15], [1], [13]. Доверие может возникнуть либо из аффективного опыта с другим человеком или является свидетельством его компетентность и надежность [6, с. 39-52]. Действительно, китайский эквивалент »доверия» — составное слово »Синь-жен»- первая часть, »Синь,» относится к вере в человека, с акцентом на его искренности, а вторая часть, »жен,» относится к надежности человека.

Гуаньси как потребность организации. Сети Гуаньси позволяют китайским компаниям вести бизнес эффективно и сводить к минимуму потенциальную опасность потерь для всех работающих в условиях высокого экономического риска. Yeung, Irene, Tung в своих исследованиях показали, что компании развивались и, следовательно, получили конкурентные преимущества путем создания и поддержания сильной сети Гуаньси [19, с. 54-65]. Так, социальные сети способствуют смягчению политических и экономических рисков, их последствий [12, с. 363-372]. Сети Гуаньси особенно полезна в тех странах, где судебные и политические системы не являются стабильными, так как она помогает сделать бизнес преобразований [4]. Китайские компании обычно привлекают работников с помощью «гуаньси» сетей, при этом они понимают, что работник может быть не большим профессионалом, но они (работодатели) могут быть на 100% уверены в его лояльности и приверженности, верности и преданности компании.  В Китайской истории многократно доказано, что такие работники оправдают всегда надежды работодателей и такой способ найма может быть достаточно эффективным и надежным. Эта система найма существует в течение длительного периода времени и влияет как на финансовую, так и на правовую сферу ведения бизнеса, но также проявляется в личной сфере.

 

Заключение

Несколько факторов объясняют важность существования и распространения «гуаньси» в Китае. Во-первых, Китай был обществом, которое было значительным влиянием конфуцианства на протяжении многих веков, и это общество управлялось человеком, а не законом. Во-вторых, это результат отсутствия прозрачности и открытости в существующей китайской правовой системе. Yeung, Irene, Tung утверждают, что создание институциональных законов не смогут вытеснить зависимости от социальных связей, так как система отношений и связей является основной ценностью конфуцианства [19]. Это указывает на то обстоятельство, что роль и значение социально-психологического феномена «гуаньси» в современном обществе сложно переоценить. По утверждению Yeung, Irene, Tung все институциональные законы и в дальнейшем будут в своей основе придерживаться принципа «гуаньси». Данное обстоятельство наводит на мысль, что следует выстраивать свою собственную систему доверительных и взаимовыгодных отношений, основанных на уважении, доверии, бережном отношении к репутации.

Библиографический список:

  1. Bond, M. H., & Hwang, K. K. The social psychology of Chinese people. In M. H. Bond (Eds), The psychology of the Chinese people: 213–266. Hong Kong: Oxford University Press. 1986.
  2. Brewer, M., & Chen, Y. Where (who) are collectives in collectivism? Toward conceptual clarification of individualism and collectivism. Psychological Review, 2007.114(1), рр. 133–151.
  3. Chen Ming-Jer, Inside Chinese Business: A Guide for Managers Worldwide Paperback. 2003.
  4. Chen, X. P., & Chen, C. C. On the intricacies of the Chinese guanxi: A process model of guanxi development. Asia Pacific Journal of Management, 2004. № 21 (3). рр. 305–324.
  5. Chow, I. H., & Ng, I. The characteristics of Chinese personal ties (guanxi): Evidence from Hong Kong. Organization Studies, 2004. №25 (7). рр. 1075–1093.
  6. Cook, J., Wall, T. New Work Attitude Measures of Trust, Organizational Commitment and Personal Need Non-Fulfilment. Journal of Occupational Psychology. 1980. № 53, рр. 39-52.
  7. Farh, J., Tsui, A. S., Xin, K., & Cheng, B. The influence of relational demography and guanxi: The Chinese case. Organization Science, 1998. 9 (4), рр. 471–488.
  8. Gabrenya, W. K., Jr., & Hwang, K.-K. Chinese social interaction: Harmony and hierarchy on the good earth. In M. H. Bond (Ed.), The handbook of Chinese psychology (pр. 309–321). Oxford University Press. 1996.
  9. Gurieva, S.D., Chiker, V.A., Yanicheva, T.G., Tararukhina, O.V. Features of Professional Interpersonal Relationships: An Example of Organizational Cultures in Russia and the United States. The European Proceedings of Social & Behavioral Sciences EpSBS. Volume XXXV, 2017. No: 51. р 436-444 doi: http://dx.doi.org/10.15405/epsbs.2018.02.51
  10. Gurieva, S.D., Zashchirinskaia, O.V., Udavikhina, U.A. CREATION OF COPING-PROFILES OF MANAGERS FOR OBTAINING METHODS OF COPING IN SOCIALLY SIGNIFICANT SITUATIONS DURING NEGOTIATIONS. Journal of Intellectual Disability — Diagnosis and Treatment. 2019. T. 7. № 3. р. 179-187. http://dx.doi.org/10.1111/j.2044-8325.1980.tb00005.x
  11. Kao, W.Y. Defining Entrepreneurship: Past, Present and? Creativity and organizational management. 1993. Volume2, Issue1. рр. 69-70. https://doi.org/10.1111/j.1467-8691.1993.tb00073.x
  12. Koo, J. Conversing across cultures: East–West communication styles in work and nonwork contexts. Journal of Personality and Social Psychology, 2003. № 85 (2), рр. 363–372.
  13. Lewicki, R.J., Bunker, B.B. Developing and Maintaining Trust in Work Relationships. In: Kramer, R.M. and Tyler, T.R., Eds., Trust in Organizations: Frontiers in Theory and Research, Sage Publications, Thousand Oaks, 1996, рр. 114-139. http://dx.doi.org/10.4135/9781452243610.n7
  14. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation. Psychological Review, 1991. № 98 (2), рр. 224–253. https://doi.org/10.1037/0033-295X.98.2.224
  15. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation // Psychological Review, 1991. 98 (2), рр. 224–253.
  16. Ooka Emi, Wellman, B. Fong Eric Does Social Capital Pay Off More Within or Between Ethnic Groups? Analyzing Job Searchers in Five Toronto Ethnic Groups. Sociology. 2003. Vol. 50, No. 1 (February 2003), pp. 111-135. DOI:10.3138/9781442676176-010
  17. Tang, Y. M. Guanxi аnd Its Benefits in The Business Context In China And In Other Confucian Societies. Proceedings of the Multicultural Marketing Conference, Concordia University, Montreal, Canada, September, 1998, рр. 19-23.
  18. Vanhonacker, W. R. Guanxi networks in China: How to be the spider, not the fl. The China Business Review, 2004. May–June, рр. 48–53.
  19. Yeung, Irene Y.M., Tung, Rosalie L. Achieving Business Success In Confucian Societies: The Importance Of Guanxi (Connections). Organizational Dynamics, Autumn, 1996, рр. 54-65.

Влияние эмоционального интеллекта и ценностных ориентаций руководителя на систему управления в бизнесе

Введение

Управленческая деятельность тесно связана не только с ценностным отношением человека к жизни и аспектам профессионального труда, но и с его эмоциональной сферой, и подсознанием. Перемены XXI века, запустившие изменения ценностных ориентиров, обозначили собой начало эпохи глобализации, цифровизации, а теперь еще и пандемии. Поэтому сегодня, когда успешное развитие бизнеса невозможно без постоянного следования по пути инноваций и нововведений, эмоции приобретают особое значение. Ведь любые перемены – это и есть эмоции (нежелание отказываться от привычного комфорта, ценностей и т.д.), справляться с которыми, понимая настроение других людей, наряду с другими проблемами должен уметь современный руководитель для эффективного управления бизнесом. Вот почему эмоциональному интеллекту сегодня уделяется все больше и больше внимания.

Но несмотря на свою актуальность и перспективность данная тема вызывает много споров. Одни исследователи называют ее недостаточно научной, другие видят в ней ключ к успеху во всех сферах жизни: от повышения зарплаты до счастливых отношений. Между тем, над эмоциональным интеллектом задумывались еще древние греки, полагая, что мудрый человек – это тот, который способен объединить ум, логику и эмоции. Попытку изучения эмоций через внешние проявления делал и Чарльз Дарвин в своей книге «О выражении эмоций у человека и животного» (1972). Согласно его теории эмоции появились в процессе эволюции живых существ как жизненно важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к условиям и ситуациям его жизни. [4].

Концепция же эмоционального интеллекта в современном его понимании возникла только в начале XX века – сначала в трудах американского психолога Э. Торндайка (1920), который ввел понятие социального интеллекта как способности человека разумно действовать в отношениях с людьми [6], а позднее – в работах психолога Г. Гарднера (1983), который выделил из социального интеллекта эмоциональную составляющую [1]. Сам термин «эмоциональный интеллект» впервые появился в 1985 году в докторской диссертации У. Пейна «Исследование эмоций: развитие эмоционального интеллекта», где он утверждал, что многие проблемы современного мира возникли в результате подавления эмоций, и поэтому человеку нужно развивать свой эмоциональный интеллект [19]. Дальнейшее понимание эмоционального интеллекта было сформировано в серии научных статей П. Саловея и Дж. Майера (1993, 1990), которые, рассматривая его в качестве основного вида интеллекта, привлекли всеобщее внимание к этому вопросу [18]. Широкую популярность, в том числе и в России, понятие эмоционального интеллекта приобрело благодаря Д. Гоулману, американскому журналисту „New York Times“. В своей книге «Эмоциональный интеллект» (1995), которая впоследствии стала бестселлером, он убедительно доказывает, что сочетающие в своей деятельности разум и чувства люди наиболее эффективны в том, что они делают. Другими словами, именно люди с высоким эмоциональным интеллектом лучше принимают решения, эффективнее действуют в кризисных ситуациях и лучше управляют своими подчиненными [2]. Развитие эмоционального интеллекта в России отстает всего на несколько лет и связано в первую очередь с такими именами, как С.Л. Рубинштейн, Д.В. Люсин, И.Н. Андреева, С.С. Степанов, М.А. Манойлова и др.

Как мы видим, эмоциональный интеллект привлекает особенно внимание психологического сообщества, теоретические предположения которого не всегда подкрепляются эмпирическими фактами. Таким образом, актуальность исследуемой нами проблемы определяется не только тенденциями развития научного знания, но и существующими потребностями социальной практики, в том числе в бизнес-сфере.

 

Результаты исследований

Целью нашего исследования является изучение детерминантов эмоционального интеллекта руководителей бизнес-сферы и степени его влияния на отношения внутри коллектива и всей организации в целом.

Методы исследования: теоретический анализ научной, научно-популярной литературы и интернет-ресурсов, обобщение и сравнение полученных данных.

Так, на основе всего вышесказанного можно дать следующее определение понятию эмоционального интеллекта: это способность человека распознавать эмоции, понимать намерения, мотивацию и желания других людей и свои собственные, а также способность управлять своими и чужими эмоциями. При этом слово «интеллект» здесь появляется не случайно, а в качестве ответа на неспособность тестов на IQ (коэффициент интеллекта) предсказать успех человека в жизни. То есть психологи, исследовавшие природу эмоций, пришли к выводу, что успешные люди становятся таковыми прежде всего благодаря своему умению ладить с людьми и только потом – благодаря своему интеллекту. Тест IQ такую особенность не учитывал. Более того, как утверждает популярный российский бизнес-эксперт и специалист по развитию эмоционального интеллекта Виктория Шиманская, существует прямая связь между эмоциональным интеллектом и доходами: «увеличение эмоционального интеллекта на один балл приводит к росту заработной платы на 1 300 долларов» [12]. Не стоит путать эмоциональный интеллект с личностью и характером, поскольку черты характера являются статическими и, как правило, сохраняются на протяжении всей жизни человека. Эмоциональные же способности – наоборот, явление динамическое. Как и ценностные ориентации они видоизменяются по мере накопления опыта, получения образования, социального взаимодействия и могут «сработать» в зависимости от конкретной ситуации.

Существует несколько моделей эмоционального интеллекта, объясняющих суть этого понятия. Три из них считаются основными.

  1. Модель Рувена Бар-Она [16] выделяет 5 сфер эмоционального интеллекта, каждая из которых подразделяется на умения, необходимые человеку для достижения успеха:
  • внутриличностная сфера (касается нашей способности понимать себя и управлять собой);
  • межличностная сфера (способность ладить и взаимодействовать с людьми);
  • адаптивность (способность быть гибким, адекватно понимать действительность и решать проблемы по мере их поступления);
  • управление стрессом (умение справляться со стрессом и контролировать импульсы);
  • общее настроение: (оптимизм, настрой на положительные эмоции и благополучие).

Данная модель больше связывает эмоциональный интеллект с особенностями личности.

  1. Модель Майера – Саловея-Карузо [17] или модель способностей состоит из 4 компонентов:
  • восприятие, оценка и выражение эмоций (способность безошибочно различать эмоции и точно выражать их другим людям);
  • использование эмоций в мыслительных процессах (например, как мотивацию к творчеству или для повышения эффективности мыслительного процесса);
  • понимание эмоций (способность относиться к любой эмоции как к информации, которую она несет);
  • оценка эмоций (принятие эмоций, независимо от того, желанные они или нет, и направление их на достижение своих целей).
  1. Модель Д. Гоулмана [3] или смешанная модель – самый известный и популярный подход к изучению эмоционального интеллекта, с акцентом на качествах умелого и эффективного руководителя. Поэтому рассмотрим его более подробно. Модель состоит из 4 компонентов, которые, в свою очередь, подразделяются на более мелкие элементы:
  • самосознание: уверенность в себе, правильная самооценка, эмоциональное самосознание (способность распознавать, как ваши эмоции влияют на ваше поведение, и как вы взаимодействуйте с другими людьми);
  • самоконтроль: обуздание эмоций, оптимизм, открытость, адаптивность, воля к победе, инициативность, социальные навыки (ответственность за свои эмоции, умение честно проявлять свои чувства в соответствии с собственными ценностями, готовность улучшить свое поведение);
  • социальная чуткость: сопереживание, деловая осведомленность, предупредительность (способность воспринимать весь диапазон эмоций и чувств с внимательным отношением к своему собеседнику);
  • управление отношениями: влияние, воодушевление, содействие изменениям, помощь в самосовершенствовании, укрепление личных взаимоотношений, урегулирование конфликтов, сотрудничество и командная работа (способность эффективно общаться и взаимодействовать с другими людьми для получения от них нужного результата).

Если говорить об эмоциональном интеллекте в контексте управленческой деятельности, то можно увидеть, что это единственная теория в данной области, основанная на нейрофизиологии. И Д. Гоулман своей моделью как раз доступно объясняет, как «эмоциональный центр мозга» – миндалевидное тело – влияет на деятельность коры головного мозга, отвечающей за логическое мышление. Согласно результатам его исследований миндалевидное тело, получив сигнал от внешнего раздражителя, быстро начитает сверяться с матрицей записанных на подсознательном уровне ярких воспоминаний (например, аромат кофе в первый рабочий день на новом месте) и через выброс определенных гормонов начинает давать ответную реакцию в виде эмоций – гнева, наслаждения, обиды и т.д., причем еще до того, как человек успеет осмыслить этот сигнал. Именно эта реакция играет ключевую роль в принятии решений, а не рассудок. Поэтому причину в том, что люди с высоким IQ часто неуспешны в бизнесе, автор предлагает искать в уровне их эмоционального интеллекта. По этой же аналогии сегодня развивают теорию об использовании искусственного интеллекта для определения черт личности человека по фотоснимкам его лица [10]. Нейротехнологии активно развиваются и в России, где используются, в том числе, для считывания эмоционального состояния человека во время выполнения тех или задач с целью прогнозирования его поведения в таких ситуациях неопределенности и стресса, как, например, пандемия [9].

Также стоит отметить, что эмоциональный интеллект необходимо рассматривать в тесной связи с ценностями, ведь мы принимаем их непосредственно через свои эмоции. Для более точного объяснения этой связи обратимся к системе ценностей М. Рокича [8], которая включает в себя ценности терминальные (конечная цель существования – счастливая семейная жизнь, мир во всем мире и т.д.) и ценности инструментальные (служат средством достижения конечной цели – любовь, честность и т.д.). Исходя из значений этих двух понятий и того, что эмоция – это (в широком смысле) восприятие качества той или иной вещи, идеи или реальности, которое способствует пониманию того, что для человека ценно, можно говорить о том, что эмоции в той или иной степени входят в структуру инструментальных ценностей и помогают наиболее эффективно использовать все свои возможности и быстрее достигать намеченных целей, в том числе в профессиональной сфере. Соответственно, нельзя отрицать связь эмоционального интеллекта с ценностными ориентациями индивида, которые конкретизируют ценности, выступая критериями принятия жизненно важных решений в ситуациях выбора [17]. То есть если эмоциональный интеллект управляет эмоциональными состояниями, то ценностные ориентации направляют поведение человека и процессы принятия им решений. Между тем, результаты некоторых исследований позволяют установить предикаты использования или игнорирования эмоционального контекста при принятии решений у людей, занимающих руководящие должности. Так, склонность к риску не всегда может являться продуктивной стратегий для протекания креативного процесса – основы профессионализма и инновационной активности современного руководителя – в случаях, когда для успешного решения задачи необходим поиск дополнительной информации (например, аналитическая деятельность). В такой ситуации готовность к риску может способствовать принятию поспешных решений, которые снижают креативность [5, 7].

Но и сам процесс эмоционального интеллекта – процесс небыстрый и требует от человека внутренней готовности меняться, ответственности и честности, в первую очередь к себе. Когда мы говорим о бизнес-сфере, то это актуально для всех сотрудников компании, но особенно для руководителей, так как, чтобы эффективно работать с другими людьми и их эмоциями, нужно сначала разобраться со своими. На языке психологии менеджмента это значит достичь эмоциональной осознанности.

По версии американского психолога и специалиста в области изучения эмоций П. Экмана, человек обладает 7 базовыми эмоциями: это гнев (злость), печаль (грусть), презрение, отвращение, страх, удивление, радость. Они смешиваются между собой и образуют набор автоматических реакций на происходящее. При этом несколько эмоций (обычно две) являются, как правило, ведущими. Важно как раз отследить, какие именно [13]. Здесь помогают различные упражнения (например, ведение дневника эмоций), которые запускают процесс самоанализа в различных ситуациях и обращают внимание на чувства, дыхательные техники и даже медитации. Но бывает так, что руководителю для решения какой-либо задачи требуется эмоция, которая ему внутренне несвойственна. В таких случаях некоторые современные бизнес-тренеры предлагаю обратиться за помощью к своему телу [14]. Они утверждают, что поза – это точный сигнал для нашего мозга, помогающий вызвать нужную эмоцию. Например, когда «доброму и дружелюбному» руководителю необходимо проявить жесткость по отношению к сотруднику, ему следует занять уверенную позу – встать на обе ноги, расправить плечи, поднять подбородок. Если необходимо отказать, можно попробовать напрячь мышцы спины в момент, когда произносится слово «нет». При этом стоит понимать, что разные эмоции по-разному влияют на сотрудников. Гнев может подтолкнуть к действию, пробить «застой», но эффект будет недолгим. Аналогичным образом также работает радость, которая представляет собой не самую стабильную, хотя и очень ресурсную эмоцию. Гораздо эффективнее на долгосрочный результат работают такие эмоции, как интерес и вдохновение. Но чтобы правильно ими пользоваться, руководителю нужно в первую очередь выявить интересы персонала, создать такие условия труда, которые будут вызывать состояние интереса. Эта эмоция не только не мешает активности, но и наоборот, усиливает ее, способствует развитию врожденных способностей и творчества, обеспечивая высокую работоспособность и вовлеченность в дело. Более того, человек способен осознавать собственную заинтересованность и испытывать ее достаточно длительное время, независимо от силы ее проявления. Отсутствие же интереса приводит к апатии, скуке и как следствие – к отсутствию результата, в том числе на рабочем месте.

Говоря об эмоциях, нельзя не отметить, что эта тема никогда не была настолько важна для людей и всего мира, как сейчас, в условиях пандемии. Мы видим, что популярность эмоционального интеллекта как эффективного инструмента управления в бизнес-среде растет, но в то же время вызывает ряд вопросов. Например, насколько в столь сложное время стоит опираться на эти навыки или все-таки нужно отдать приоритет традиционным системам управления?

Если в обычной ситуации в бизнес-процессах, как правило, сливаются две модели руководства (инструментальная и эмоциональная), то сегодня в силу довольно резких изменений (локдауны, снижение прибыли, необходимость подстраиваться под новые реалии и т.д.), стараясь удержать бизнес на плаву, руководители попадают под сильное влияние своих и чужих эмоций. Здесь-то и выходит на первый план преимущество использования эмоционального интеллекта.

С одной стороны, все просто: руководитель пользуется тем, что заложено в нем природой. Проблемы кроются в том, что, когда человек в стрессе, работа с эмоциями и способность управлять ими резко снижается. И именно руководители с высоким уровнем эмоционального интеллекта справляются с этими проблемами эффективнее, так как их работа с такими категориями, как эмоция, переживание, эмпатия, понимание состояния другого человека и коллектива в целом более свободна и не зависит от собственных проблем и стрессов. Соответственно, и процент критических ошибок в принятии решений и у таких руководителей незначительный.

Таким образом, модель эмоционально компетентного руководителя в ситуации стресса и неопределенности (пандемии) может выглядеть следующим образом: это не только инструментальный руководитель, но и эмоциональный лидер, берущий на себя ответственность в круге решений и своем психологическом состоянии; управленец, способный грамотно и свободно пользоваться мощным инструментом – управлением эмоциями: собственными и коллективными. Руководитель с высокой эмоциональной грамотностью понимает, какими рычагами он пользуется: от поощрения и одобрения до раздражения и провокаций, заряжения отдельно взятых людей и коллектива в целом через эмоции конкретной мотивацией – «догнать и перегнать» конкурента, полностью перепрофилироваться в своей сфере и «начать с нуля» или продолжать «в том же духе» держаться на плаву. Эмоционально компетентный руководитель способен отвлечься от собственных переживаний личного характера и быть свободным и конструктивным в принятии важных решений. И как показывает сегодняшняя ситуация на рынке, от руководителя с низким уровнем эмоциональной грамотности, не умеющего пользоваться данным инструментом и показывающего это коллективу, бегут сотрудники. У них нет мотивации работать с таким руководителем даже за достойную оплату труда, так как это чревато более глубокими проблемами: разделением ответственности, постоянным «спасательством» руководителя и неуверенностью в своих перспективах в будущем в данной команде и проекте.

 

Выводы

Таким образом, мы видим, что в современном ритме жизни человеку становится все труднее справляться со своими эмоциями, не говоря уже о том, чтобы контролировать эмоции других. Именно поэтому руководители многих организаций сегодня подчеркивают важность эмоционального контакта с людьми. Ведь управление любой организацией – это не только установленные нормы и ценности, в том числе установленные руководителем, но и управление эмоциями и эмоциональным состоянием окружающих людей, так как только через эмоции они могут эффективно реализовывать свой регулятивно-мотивационный потенциал. Об этом однажды очень хорошо сказал великий предприниматель Генри Форд: «Когда мне нужна пара рабочих рук, я почему-то в придачу получаю всего рабочего» [11]. В этой фразе заключается вся управленческая суть – руководитель всегда имеет дело с живым человеком, с его чувствами, ценностями и ожиданиями. Принимая человека на ту или иную должность, нельзя «купить» только его профессиональные навыки и компетенции, он приходит в компанию со всем своим контекстом и особенностями. И чтобы управлять эффективно, нужно считаться с этими особенностями, для чего руководителю нужен развитый эмоциональный интеллект – способность воспринимать, контролировать и оценивать эмоции, свои и своих подчиненных. В свою очередь, сотрудники, а особенно сейчас в нестабильное время, больше, чем когда-либо нуждаются в том, чтобы их услышали и поняли. Они желают чувствовать себя в безопасности, быть ценными и полезными, а поэтому ищут более глубокой связи со своим начальством, чем просто «начальник-подчиненный».

В заключение скажем, что эмоциональный интеллект сегодня – это показатель гибкости и социальной адаптивности, который, позволяя прогнозировать будущий успех, все чаще выходит на первые места. И важность его не уменьшится в ближайшее время.

Библиографический список:

  1. Гарднер, Г. Структура разума: теория множественного интеллекта. – М.: ООО «И.Д. Вильямс», 2007. – 512 с.
  2. Гоулман, Д. Эмоциональный интеллект / Д. Гоулман. – ACT Москва, 2009. – 478 с.
  3. Гоулман, Д., Бояцис, Р., Макки, Э. Эмоциональное лидерство. Искусство управления людьми на основе эмоционального интеллекта. – М: Альпина Бизнес Букс, 2005. 301 p.
  4. Дарвин, Ч. О выражении эмоций у человека и животных. – СПб.: Питер, 2001. – 384 с.
  5. Морозов, А.В. Креативность как основа инновационной активности и профессионализма современного руководителя // Психология в экономике и управлении, 2014. — № 1. – С. 125-129.
  6. Орме, Г. Эмоциональное мышление как инструмент достижения успеха. – М.: «КСП+», 2003. -272 с.
  7. Павлова, Е.М. Креативность и эмоциональный интеллект в структуре интеллектуально-личностного потенциала человека: диссертация … кандидата психологических наук: 19.00.01 / Павлова Елизавета Михайловна; [Место защиты: Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»], 2015. – 215 с.
  8. Рокич, М. Природа человеческих ценностей / М. Рокич // Свободная пресса, 1973. – №5. – С. 20-28.
  9. Слободский-Плюснин, Я. Цифровая восприимчивость: как оценить адаптивность к веку цифровых технологий // Московская школа управления СКОЛКОВО [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.skolkovo.ru/cases/cifrovaya-vospriimchivost-kak-ocenit-adaptivnost-k-veku-cifrovyh-tehnologij/ (дата обращения: 27.03.2021).
  10. Соколенко, О. Диагноз по селфи. Как пять российских ученых научили искусственный интеллект оценивать людей по фото // Forbes [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.forbes.ru/forbeslife/403819-diagnoz-po-selfi-kak-pyat-rossiyskih-uchenyh-nauchili-iskusstvennyy-intellekt (дата обращения: 01.04.2021).
  11. Форд, Г. Генри Форд: Моя жизнь, мои достижения. – Издательство: АСТ, 2020. – 320 с.
  12. Шиманская, В. Чем выше EQ – тем больше зарплата. Как эмоциональный интеллект влияет на вашу карьеру? // RBR [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rb.ru/opinion/chem-vyshe-eq-tem-bolshe-zarplata-kak-emocionalnyj-intellekt-vlyaet-na-vashu-kareru/ (дата обращения: 03.04.2021).
  13. Экман, П. Психология эмоций. – Издательство: Питер, 2020. – 240 с.
  14. Эмоциональный интеллект: зачем руководителю эмоции на работе // Высшая экономическая школа [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://veshk.ru/blog/1106 (дата обращения: 03.04.2021).
  15. Ядов, В.А. Социальная стратификация в кризисном обществе // Социологический журнал, 1994. – № 1. – С. 35-52.
  16. Ваr-Оn R. Development of the Ваг-Оn EQ-I: А measure of emotional intelligence. Paper presented at 105th Annual Convention of American Psychological Association Chicago, 1997. P. 44.
  17. David R. Caruso, Peter Salovey. The Emotionally Intelligent Manager: How to Develop and Use the Four Key Emotional Skills of Leadership. Josses-Bass, San Francisco. 2004. 320 p.
  18. Mayer J.D., Salovey P., Caruso D.R. Models of emotional intelligence // R.J. Sternberg (ed.). Handbook of human intelligence (2nd ed.). New York: Cambridge University Press, 2000. 396–422.
  19. Payne W.L. A study of emotion: Developing emotional intelligence; Self-integration; relating to fear, pain and desire // Dissertation Abstracts International. 1986. V. 47(01). 203A. (University Microfilms N AAC8605928).

О влиянии межбюджетных федеральных средств на экономическое развитие субъектов Северо-Кавказского федерального округа

Постановка проблемы

Социально-экономическое положение регионов России и их возможности для развития значительно дифференцированы. Это обусловлено рядом объективных и институциональных факторов. К объективным факторам можно отнести географическое положение, неравномерность размещения природных ресурсов (особенно нефти и газа), развитость инфраструктуры, особенно транспортной, наличие эффекта концентрации: чем больше предприятий, тем больше возможностей для производства разнообразных товаров и услуг, тем привлекательнее территория региона для инвестиций и др.

К институциональным факторам можно отнести действующую систему взаимоотношений между федеральным центром и региональными органами по разграничению полномочий, межбюджетным отношениям, распределению налоговых доходов и др.

Преодоление различий в социально-экономическом положении и создание стимулов для экономического роста субъектов РФ приобретает особую актуальность и в контексте реализации Стратегии пространственного развития России до 2025 года.

 

Цели исследования

В научной литературе предлагаются различные меры для решения этой задачи: межбюджетные инструменты, внесение изменений в действующий порядок распределения налоговых доходов, развитие агломераций, создание дополнительных стимулов для инвесторов [3,4].

Не отрицая необходимость принятия предлагаемых мер, нам представляется, что они не могут носить универсальный для всех регионов характер и приведут к эффективному результату во всех субъектах РФ. Необходимо учитывать их дифференциацию не только в экономике, но и во всей общественно-политической жизни.

Обзор исследований о влиянии федеральных бюджетных трансфертов и бюджетной децентрализации на региональный экономический рост [2] показывает, что выводы исследователей весьма различные: положительное влияние, положительную связь с ростом имеют капитальные расходы, бюджетная децентрализация (увеличение налоговых доходов в региональные бюджеты) имеет неодинаковое влияние на инвестиционный потенциал в различных регионах.

 

Методы исследования

Анализ и выявление основных направлений эффективного использования бюджетных средств для экономического развития весьма актуален для Северо-Кавказского федерального округа (СКФО).

В субъектах СКФО, особенно в республиках, экономические проблемы: ограниченный потенциал, высокий уровень безработицы, слабая инвестиционная привлекательность, низкий уровень бюджетной обеспеченности, оказались переплетенными с политическими, социальными, этнополитическими проблемами.

Выявление и использование эффективных методов решения экономических проблем в условиях субъектов СКФО сыграло бы положительную роль в решении проблем и других субъектов РФ.

 

Результаты исследования и их обсуждение

Значительные федеральные трансферты (или безвозмездные поступления) получают субъекты Северо-Кавказского федерального округа. В 2019г. (2020г.нарушает характерную сложившуюся статистику из-за пандемии), если в структуре доходов бюджетов субъектов РФ по федеральным округам межбюджетные трансферты составляли в среднем 20%, то по субъектам СКФО они составили -60,6%. Структура доходов бюджетов субъектов СКФО приведена в табл. 1.

 

Таблица 1. Структура доходов бюджетов субъектов СКФО в 2019г.

Субъекты Всего доходов В том числе Доля дотации на выравнивание в безвозмездных поступлениях
Налоговые и неналоговые Безвозмездные поступления всего
1. Ставропольский край 100

 

65,6 34,4 46,2
2. Республика Дагестан 100 32,4 67,6 72,7
3. Северная Осетия 100 43,4 56,6 43,7
4. Кабардино-Балкарская Республика 100 41,1 58,9 52,5
5. Карачаево-Черкесская Республика 100 29,1 70,9 42,5
6. Чеченская Республика 100 19,3 80,7 38,6
7. Республика Ингушетия 100 16,6 83,4 45,6
8. СКФО 100 39,4 60,6 52,1

 

Как видно из табл. 1, в целом по всем субъектам СКФО налоговые и неналоговые доходы (собственные доходы субъекта без федеральных средств) составляют 39,4%, безвозмездные поступления из федерального бюджета -60,6%. Наибольшую долю федеральных трансфертов составили бюджеты: Республики Ингушетия -83,4% и Чеченской Республики-80,7%, наименьшая доля – бюджет Ставропольского края -34,4%.

Бюджеты остальных республик: Карачаево-Черкессия-70,9%, Дагестан-67,6%, Кабардино-Балкария – 58,9% и Северная Осетия-56,6 % занимают промежуточное положение между наибольшими и наименьшими значениями.

Общий объем бюджетов колеблется от минимального — 26,7 млрд рублей (Ингушетия) до максимального -138,8 млрд рублей (Ставропольский край).

Для определения степени влияния безвозмездных поступлений из федерального бюджета на экономическое развитие субъектов СКФО целесообразно рассмотреть структуру безвозмездных поступлений.

Наибольший удельный вес в структуре федеральных трансфертов занимают дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности субъектов: в 2019 г. в целом по РФ – 67,3 %, по СКФО — 52,1 %. Разброс значений по субъектам СКФО приведен в табл.1.

Дотации на выравнивание уровня бюджетной обеспеченности в структуре федеральных трансфертов занимают более половины (52,1 %) средств, выполняют важную роль в системе межбюджетных отношений. Их распределение позволяет сократить разрыв в уровнях бюджетной обеспеченности регионов. Так, в 2019 г. по субъектам СКФО разрыв по доходам на одного жителя между максимальным (Ставропольский край) и минимальным (Ингушетия) уровнями до распределения дотации составлял 3,7 раза, а после их распределения разрыв сократился до 1,4 раза.

По своему функциональному назначению и фактическому их использованию они не оказывают влияния на экономический рост дотационных субъектов, как СКФО. Практически эти средства республики СКФО используют для выполнения социальных обязательств: на выплату заработной платы, социальных платежей, так как недостаточно собственных средств на эти цели.

Субвенции предоставляются бюджетам регионов для выполнения полномочий Российской Федерации, переданных для осуществления органам государственной власти субъектов РФ и (или) органа местного самоуправления. В структуре безвозмездных поступлений в 2019 году по СКФО они составили 12%. Субвенции имеют строго целевое назначение и не связаны с показателями экономического развития.

Субсидии и иные межбюджетные трансферты предоставляются бюджетам субъектов РФ для софинансирования (субсидии) расходных обязательств субъектов РФ и органов местного самоуправления или на определенные цели (иные межбюджетные трансферты). Расходы бюджетов субъектов СКФО за счет указанных средств не носят капитального характера и практически не влияют на показатели роста экономики региона.

С целью анализа влияния федеральных трансфертов на экономику региона в табл. 2 нами представлена динамика за 2010-2019 гг. безвозмездных поступлений из федерального бюджета и одного из показателей экономического роста региона — собственные доходы (налоговые и неналоговые) региона.

 

Таблица 2. Динамика безвозмездных поступлений из федерального бюджета и собственных доходов (налоговых и неналоговых) субъектов СКФО

Субъекты Безвозмездные поступления на 1 чел.,тыс.руб. Собственные доходы на 1 чел.,тыс.руб. Гр.4-гр7 п.п.
2010г. 2019г. Темп роста,% 2010г. 2019г. Темп роста,%
1 2 3 4 5 6 7 8
1. Ставропольский край 5,3 17,1 322,6 17,7 32,5 183,6 +139,0
2.

 

Республика Дагестан 5,0 29,5 590,1 5,8 14,2 244,8 +345,2
3. Северная Осетия 8,1 31,2 385,2 10,2 23,9 234,3 +150,9
4. Кабардино-Балкарская Республика 6,1 28,0 459,0 12,2 19,5 159,8 +299,2
5. Карачаево-Черкесская Республика 10,9 46,3 424,8 9,3 18,9 203,2 +221,6
6. Чеченская Республика 33,8 54,1 160,0 7,0 12,9 184,3 -24,3
7. Республика Ингушетия 17,1 44,8 262,0 4,8 8,9 185,4 +76,6
8. СКФО 12,3 31,2 253,7 9,6 18,7 194,8 +58,9

 

Из табл. 2 видно, что в СКФО безвозмездные федеральные трансферты за 2010-2019 гг. возросли в 2,53 раза, а налоговые и неналоговые доходы — в 1,94 раза, т.е. темпы роста федеральных трансфертов превысили темпы роста собственных доходов на 58,9 п.п. Такое превышение наблюдается по всем субъектам СКФО, за исключением Чеченской Республики (ЧР). Но здесь необходимо отметить, что Чеченская Республика дополнительно получала федеральные финансовые средства в соответствии с федеральной целевой программой «Социально-экономическое развитие Чеченской Республики на 2008-2012 гг.»

Динамика собственных доходов и федеральных трансфертов имеет широкий диапазон, установить взаимосвязь этих показателей весьма затруднительно, кроме того, что есть общая тенденция к росту. Так, по КБР трансферты выросли в 4,59 раза (2-е место), а рост доходов оказался самым низким (1,59 раз). Значительные различия в показателях республики свидетельствуют о недостатках расчетов федеральных трансфертов, об отсутствии единой социально-экономической политики развития республик. При этом по структуре экономики, основным направлениям их развития, различия у республик не столь существенны.

Отдельного анализа требуют федеральные бюджетные инвестиции, направляемые регионам, при софинансировании регионами и муниципальными образованиями.

Для определения степени их влияния на экономический рост региона необходимо проанализировать направления их использования.

Структура бюджетных инвестиций по отраслям экономики за 2019-2020 гг. в СКФО, в т.ч. в КБР представлены в табл. №3.

 

Таблица 3. Структура бюджетных инвестиций, %

Разделы, подразделы расходов СКФО КБР
2019 2020 2019 2020
1 2 3 4 5
Всего расходов 100,0 100,0 100,0 100,0
в том числе:
Общегосударственные вопросы 0,8 0,4
Национальная оборона
Национальная безопасность и правоохранительная деятельность 1,4 1,6
Национальная экономика 29,5 22,0 29,5 20,5
из них:

дорожное хозяйство

23,6 20,0 13,6 11,5
жилищно-коммунальное хозяйство 14,0 15,5 4,2 30,2
охрана окружающей среды 0,6 0,03
Образование 38,4 49,4 50,9 34,5
из них:

дошкольное образование

14,5 15,5 35,0 15,5
общее образование 21,5 28,2 15,9 19,0
Культура 2,5 1,1 2,8 5,2
Здравоохранение 7,5 4,3 0,3 0,7
Социальная политика 2,0 1,8 2,3 0,3
Физкультура и спорт 3,3 3,8 9,8 8,6

 

Как видно из табл. 3, наибольший удельный вес в структуре занимают инвестиции в систему образования: в СКФО-43,9% в среднем за 2 года, в КБР -42,8%. В 2020 г. в КБР средства были направлены на строительство 28-ми ясельных учреждений и 4-х общеобразовательных школ в соответствии с государственными программами строительства этих учреждений.

По разделу «Национальная экономика» инвестиции в среднем за 2 года составили: по СКФО -25,6%, в КБР-25%. Такая значительная доля инвестиций по этому разделу сложилась за счет вложений в дорожное хозяйство: по СКФО -21,8%, в КБР-12,6%. По другим отраслям «Национальной экономики»: топливно-энергетический комплекс, водное хозяйство, сельское хозяйство и рыболовство, лесное хозяйство, транспорт, связь и информатика бюджетные инвестиции либо незначительны, либо практически отсутствуют.

По разделу «Жилищно-коммунальное хозяйство «доля инвестиций за рассматриваемый период составила: по СКФО -14,8%, в КБР-17,2%. В 2020 г. в КБР инвестиции в коммунальное хозяйство составили26,2% от их общего объема. Работы по строительству или реконструкции велись на 46-ти объектах водоснабжения, одном газопроводе и одном очистном сооружении.

По разделу «Физическая культура и спорт» доля бюджетных инвестиций составила: по СКФО – 3,6%, в КБР — 9,2%. В 2020 г. в КБР инвестиции были направлены на строительство 3-х спорткомплексов и 2-х спортзалов. Инвестиции по этому разделу осуществлялись, в основном в рамках реализации федеральной программы по строительству физкультурно-оздоровительных комплексов.

По другим разделам: «Культура», «Здравоохранение», «Социальная политика» бюджетные инвестиции незначительны.

 

Выводы

Источники бюджетных инвестиций в КБР в среднем за 2019-2020 гг. выглядят следующим образом: бюджет РФ — 73,8% (2572 млн рублей), бюджет КБР -13,3% (462 млн рублей), муниципальные бюджеты -12,9 % (448 млн рублей). Такая структура обусловлена тем, что инвестиции осуществляются, в основном, в рамках федеральных государственных программ: основным источником финансирования является федеральный бюджет, а региональные и местные бюджеты лишь софинансируют.

Бюджетные инвестиции, направленные на дорожное хозяйство, окажут наибольшее влияние на экономический рост субъектов СКФО. Это выразится в увеличении налоговых платежей в бюджеты регионов, дополнительных рабочих местах, развитии сопряженных отраслей: транспорт, связь, торговля и др.

Бюджетные инвестиции, направленные в систему образования, здравоохранения, физкультуру и спорт, социального обеспечения, жилищно-коммунального хозяйства практически не окажут влияния на показатели экономического развития регионов. Они будут поддерживать функционирование бюджетной сферы и расширять сеть бюджетных учреждений. Вместе с тем, объекты, введенные в эксплуатацию в этих сферах, «потребуют» дополнительные расходы из региональных и местных бюджетов на их содержание: заработная плата персонала, коммунальные услуги, ремонт и т.д.

Безусловно, инвестиции в эти отрасли необходимы для более полного и качественного удовлетворения потребностей населения в образовательных, медицинских, социальных и других услугах. Важный положительный эффект от этих вложений – это расширение возможностей для трудоустройства безработных специалистов в новые учреждения, инвестиции будут способствовать решению социальной проблемы.

Экономическому же развитию регионов будут соответствовать федеральные бюджетные средства, направляемые для финансирования (софинансирования) региональных инвестиционных программ, строительства или развития производственных объектов и отраслей экономики.

 

Заключение

Без этой помощи федерального центра субъекты СКФО, особенно республики, не в состоянии самостоятельно решать задачи экономического развития. Все финансовые ресурсы преимущественно должны направляться в те отрасли экономики, которые могут быть драйверами экономического развития, где есть благоприятные условия и естественные преимущества: агропромышленный комплекс, туризм, санаторно-курортная сфера, добывающая и обрабатывающая отрасли промышленности, электроэнергетика.

Библиографический список:

  1. Аваков, А.И. Проблемы регионального развития России: социально-экономическое развитие СКФО //Стратегия устойчивого развития регионов России. 2013. №14 с.12-19.
  2. Алехин, Б.И. Вертикальный бюджетный дисбаланс и региональный экономический рост // Финансовый журнал. 2020. т.12. №6. с. 39-53.
  3. Андриянов, А.Д., Домбровский, Е.А. Меры налогово-бюджетного стимулирования экономического роста территорий // Финансовый журнал. 2020. т.12. №5. с. 99-113.
  4. Арлашкин, И.Ю. Межбюджетные инструменты стимулирования регионального экономического роста в России // Финансовый журнал. 2020. т.12. №6. с. 54-68.
  5. Бишенов, А.А., Иттиева, Л.Х. Анализ распределения выравнивающих дотаций для бюджетов субъектов Российской Федерации // Путеводитель предпринимателя. 2020. т.13. с. 106-117.
  6. Михайлова, А.А. Межбюджетные трансферты как механизм стимулирования роста экономики регионов//Научно-исследовательский финансовый институт. Финансовый журнал. 2017. т.13. №3. с. 106-117.

К вопросу управления безопасностью строительных объектов в зонах с особыми режимами хозяйственной деятельности магистральных трубопроводов

Используемые термины

Для корректного сопоставления практики планирования зон безопасных расстояний (БР) от трубопроводов необходимо рассмотреть используемую в нормативных и других документах терминологию.

A right-of-way – право прохода (ПП) – полоса отвода земли, на которой проложены один или более магистральных трубопроводов (МТ) [1].

Право прохода как пространство создается на основании договора или лицензионного соглашения между собственником земли и эксплуатирующей компанией, а также путем покупки земли для строительства, реконструкции, диагностики, эксплуатации и ремонта трубопроводов. Оно (ПП) определяется как пространство, где запрещены определенные виды деятельности в целях обеспечения безопасности населения и целостности опасного производственного объекта.

Соглашение между оператором МТ и собственником земли предусматривает:

  • запрет на земляные работы в границах ПП без предварительного согласия оператора трубопровода;
  • содержание ПП в свободном от препятствий состоянии для обеспечения нормальной эксплуатации МТ;
  • свободный доступ эксплуатирующей организации к МТ [1].

Setback – минимальное допустимое расстояние (МР) между зданиями, сооружениями и самим МТ за границей ПП, величина которого устанавливается совместно муниципальными властями и оператором трубопровода. Деятельность в таких зонах регламентируется соглашениями, достигаемыми в консультативном порядке оператором трубопровода, местными властями и землевладельцами, главная цель которых – сведение к минимуму возможного ущерба от аварий на МТ при развитии населенных пунктов.

В ряде случаев администрации поселений устанавливают правила и регламенты в границах МР от трубопроводов до определенных типов зданий и сооружений, таких как школы, госпитали, имеющих определенные сложности с эвакуацией людей, объектов особого назначения; в других местные власти определяют МР без привязки к конкретным строениям [2].

Class Location Unit – зона оценки (ЗО) – определяется как полоса шириной не менее 220 ярдов (~201 м) с каждой стороны от оси МТ на участке в 1 милю (~1609 м) рассматриваемого трубопровода [3].

Consultation Zone – зона консультаций (ЗК), размеры которой установлены муниципальными нормами безопасности. Вся деятельность здесь осуществляется с учетом оценки рисков МТ. Последняя также позволяет определить величину ЗК в зависимости от параметров трубопровода и условий трассы [4].

 

Управленческие основы установления зон с особыми условиями использования территории

Канада

В провинции Альберта в Канаде эксплуатация трубопроводных систем на протяжении 60 лет регулируется федеральным органом – National Energy Board (Национальный совет по энергетике), которым установлено требование о наличии ПП шириной 30 м с каждой стороны от оси МТ [5].

Принципы определения МР основаны на местных регламентах, подразделяющих трубопроводы на четыре уровня опасности в зависимости от их производительности, также в расчет принимаются характеристики местной застройки и данные о численности населения. Нормативы действуют с 1976 г., а с 1979 г. установлены как обязательные [1].

В Британской Колумбии (провинция на западе Канады) применяется стандарт [2], устанавливающий как обязательные требования ПП в 30 м от оси МТ в каждую сторону, а также МР в пределах от 50 до 200 м.

Провинции Саскачеван (юг центральной части Канады) и Нью-Брансуик (восток Канады) в обязательном порядке требуют наличия на своей территории ПП в пределах 30 м от оси МТ. Манитоба (провинция в центральной части Канады), напротив, устанавливает лишь МР от оси трубопроводов в зависимости от эквивалентной взрывной мощности, которая будет наблюдаться при разрыве трубопровода и выражается в килограммах тринитротолуола (ТНТ) (1 кг ТНТ = 4,184×106 Дж = 4,184 МДж). В случае, если МТ классифицируется как не взрывоопасный, величина МР составляет 15 м, при энерговыделении до 2 кг ТНТ – 32 м, а до 10 кг ТНТ – 72 м.

Следует отметить, что функцию ПП в России выполняют охранные зоны (ОЗ), размеры которых фиксированы и составляют 25 м от оси МТ в каждую сторону. В ОЗ без разрешения эксплуатирующей организации запрещается любая деятельность, изложенная в п. 4 [6, 7]. В соответствии с [8] МР от магистральных газопроводов (МГ) составляют от 30 до 350 м, от магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов (МН) – 30–200 м в зависимости от категории объектов, не относящихся к МТ (жилые/нежилые здания, строения, сооружения и т. д.).

Канадский подход заключается в поэтапном регулировании деятельности в зонах с особым режимом и начинается с экспертизы проектной документации, учитывающей такие аспекты, как негативное влияние на окружающую среду, жизнь и здоровье населения и домашнего скота; особенности экономического и социального устройства; границы территориального развития городов и населенных пунктов. В соответствии с проведенным экспертами анализом делается вывод о целесообразности выбранного под трубопровод места и даются технические рекомендации по процессу сооружения и дальнейшей эксплуатации этого опасного производственного объекта. При положительном итоге рассмотрения документации высшим муниципальным органом выдается разрешение на строительство МТ. Заказчик имеет полное право предъявить экспертам технические решения со всеми необходимыми расчетами, позволяющими предусмотреть прокладку МТ в границах населенных пунктов.

Россия

В России прокладка трубопроводов предусматривается с учетом большого числа нормативных документов, регламентов, одними из которых являются [6, 7, 9–12], а также необходимости получения технических условий от собственников инженерных коммуникаций, попадающих в зону расположения проектируемого объекта. В Канаде же используется единый стандарт [2], определяющий параметры проектирования, строительства и эксплуатации МТ.

В соответствии с [8] прокладка МТ по территории городов, населенных пунктов, предприятий различного назначения, аэродромов, железнодорожных станций и т. д. в России запрещена. Учитывая, что МТ, согласно [13], относятся к опасным производственным объектам, для которых установлены требования федерального закона (ФЗ) [11], указанные в части 1, в случаях отступления от последних предусмотрена разработка специальных технических условий (СТУ). Действующий перечень обязательных нормативных документов, обеспечивающих соблюдение этого ФЗ, закреплен Постановлением Правительства Российской Федерации [14]. К ним относится, в частности, [8] (за исключением примечаний 4, 8, 9 к табл. 4).

Таким образом, в рамках действующей законодательной базы примечание 4 к табл. 4 [8] вступает в противоречие с ФЗ, а любое отступление от обязательных норм в соответствии с ФЗ требует разработки СТУ.

Следует отметить, что в таком понятии, как технико-экономическое обоснование, нормативными актами не определены требования к составу, содержанию, порядку разработки и согласованию документации, а также к мере, выраженной в процентном отношении от конкретной величины МР, на которую могут быть снижены размеры зоны МР в соответствии с теми или иными обосновывающими мероприятиями.

Аналогично Канаде, при условии разработки СТУ и утверждения их в регулирующих органах с обоснованием возможных рисков прокладка МТ в границах населенных пунктов не запрещена на территории РФ.

Соединенные Штаты Америки

В США в 1977 г. была создана Федеральная комиссия по регулированию энергетики (Federal Energy Regulatory Commission), занимающаяся нормированием процессов транспортировки нефти и газа по МТ [15] и опирающаяся в своей деятельности на основные своды правил [16]. Требования к безопасности трубопроводов устанавливаются в соответствии с [16].

Размеры границ ПП определяются для нормальной эксплуатации трубопровода, согласно [16], и равны 50 футам (~15 м). Что же касается зон МР, то они варьируются в широких пределах от 500 футов (~152 м) до 3 миль (~4828 м) в зависимости от требований штатов. Например, в Северной Каролине (восток США) ширина зоны МР от МТ до различных зданий, строений и сооружений, где применяются емкости с воспламеняющимися жидкостями или газами, составляет не менее 100 футов (~31 м), до жилых зданий – не менее 200 футов (~61 м). Калифорния (запад США) устанавливает расстояние в 1500 футов (~457 м) от МТ, работающих при давлении свыше 80 фунтов на квадратный дюйм (~0,55 МПа) до зданий, строений и сооружений.

В Техасе (юг США) контроль безопасности трубопроводных систем осуществляет The Office of Pipeline Safety (OPS) of the U.S. Department of Transportation, Pipeline and Hazardous Materials Safety Administration (PHMSA). Магистральные трубопроводы подразделяются по классам опасности в зависимости от плотности застройки пересекаемой территории на выбранной ЗО. Характерно, что чем плотнее застройка, тем выше классы опасности, т. е. они могут быть различными на всем протяжении МТ.Классы МТ в ЗО:

  • класс 1 (менее 10 жилых одноэтажных сооружений);
  • класс 2 (от 10 до 46 жилых одноэтажных сооружений);
  • класс 3 (более 46 жилых одноэтажных сооружений или площадь в 100 квадратных ярдов (~84 м2), на которой находится более 20 человек 5 дней в неделю или 10 недель за 12 месяцев);
  • класс 4 (4 и более многоэтажных сооружений).

Класс МТ определяет технические параметры трубы (толщина стенки, прочностные характеристики стали) на этапе проектирования и перед началом строительства. При этом Обязательны:

  • получение разрешения на строительство в органах высшей власти в случае положительного заключения проектной документации;
  • утверждение детализированной карты с локализацией классов МТ;
  • подтверждение финансовых гарантий и страхование возможных рисков [3].
  • При выдаче разрешений особое значение уделяют территориям, наиболее уязвимым в случае разрыва МТ.

Великобритания

Трубопроводы в Великобритании проектируются, сооружаются и эксплуатируются согласно [4], в котором указано, что риск должен быть столь минимальным, насколько это практически разумно. Для определения границ опасных зон наиболее широко применяется методика оценки опасности вокруг трубопровода. Разработанная Управлением по охране труда Великобритании (Health and Safety Executive) методика планирования рекомендаций по территориальному развитию вблизи МТ предполагает количественный анализ риска, согласно действующим в стране стандартам. Регламентом 1984 г. (The Control of Industrial Major Hazard (CIMAH) Regulations) установлены ЗК вокруг опасных производственных объектов, подразделяющиеся на следующие уровни:

  • внутренняя зона, характеризующаяся уровнем индивидуального риска в 10-5 в год;
  • средняя зона, характеризующаяся уровнем индивидуального риска в 10-6 в год;
  • внешняя зона, характеризующаяся уровнем индивидуального риска в 3×10-7 в год.

Методика рассматривает в качестве поражающего фактора термические ожоги при воспламенении перекачиваемых по трубопроводам продуктов (нефть, газ и т. д.) в результате аварии с учетом статистической интенсивности отказов по уровням чувствительности территории:

  • уровень 1 – производственные зоны;
  • уровень 2 – жилые зоны;
  • уровень 3 – зоны нахождения особо уязвимой части населения (школы, больницы и т. д.);
  • уровень 4 – зоны массового скопления населения.

С целью обеспечения беспрепятственного доступа при строительстве, технического обслуживания и ремонта в процессе эксплуатации, а также доступа в случае аварии выделяют как обязательные требования к ПП шириной не менее 3 м.

Местные власти при выдаче разрешения на строительство получают рекомендации от Управления по охране труда, которые носят необязательный характер, но могут быть основой общественных слушаний.

При оценке предполагаемого размещения новых объектов и производств в ЗК предусмотрена процедура анализа возможности реализации мероприятий по повышению безопасности МТ, а также зданий, строений и сооружений, не относящихся к трубопроводному транспорту, которая реализуется с использованием матрицы принятия решений [4].

Проведенный анализ зарубежных и российских практик к нормированию зон БР при прокладке МТ на территории населенных пунктов показал, что требования к установлению ПП и МР от МТ в рассматриваемых странах, как правило, носят обязательный характер и устанавливаются на законодательном уровне.

Можно выделить следующие главные отличия ПП от ОЗ, действующих в России:

  • ПП устанавливается через сервитут – правовой инструмент для временного или постоянного отвода земли по территории собственника (заключается посредством договора между оператором МТ и самим землевладельцем);
  • деятельность, разрешенная как землевладельцем, так и оператором МТ в ПП прописывается изначально в условиях договора;
  • местные власти активно участвуют в разрешении спорных вопросов по установлению ПП на этапе проектирования и ввода трубопровода в эксплуатацию.

В мировой практике такие условия, как размер зон и возможные виды деятельности в границах МР устанавливаются местными властями по результатам оценки рисков в зависимости от технических параметров трубопровода и условий его прохождения. Эта информация, а также результаты оценки рисков открыты для населения, т. к. необходимы для территориального планирования и учитываются администрациями в обязательном порядке при выдаче разрешений на строительство или лицензий на деятельность в границах зон МР.

Специальные технические решения и методы дополнительного контроля позволяют избежать прокладки трубопроводов вдали от населенных пунктов, тем самым снизив экономические и эксплуатационные затраты, а также более рационально использовать земельные ресурсы и снизить вероятность негативных эффектов при взаимодействии собственников МТ и населения.

В России установлены более строгие требования к БР от оси трубопроводов до населенных пунктов, зданий, сооружений, которые возможно снизить и сократить только через разработку СТУ. Зоны формируют в зависимости от технологических параметров объекта, его значимости, уязвимости и необходимой степени обеспечения безопасности. Федеральным законом [17] введен запрет на строительство зданий, строений и сооружений на земельных участках в границах МР до объектов системы газоснабжения, за нарушение которого возводимые объекты подлежат сносу за счет физических и юридических лиц, допустивших нарушение. Указанные нормы императивны и подлежат обязательному исполнению в случае выявления несоответствий.

Необходимо отметить, что разработка СТУ – задача повышенной сложности, и при отсутствии в том или ином рассматриваемом случае необходимых стандартов и правил либо при отступлении от них разработчикам приходится фактически заново готовить нормативную базу с последующим согласованием в Министерстве строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации и Министерстве Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Но при их разработке и согласовании могут возникнуть следующие проблемы:

  • ввиду отсутствия единых критериев для проверки и согласования СТУ государственные органы могут неоднократно предъявлять претензии и возвращать документы на доработку по тем или иным причинам;
  • сложно сразу учесть все особенности участка и объекта, но это необходимо, поскольку по согласованным СТУ будет оформляться основная проектная документация;
  • малейшее отступление от расчета пожарных рисков влечет отказ в согласовании или возвращение проекта СТУ на доработку;
  • крайне мало количество компетентных экспертов в России, которые могут обосновать достаточность компенсирующих мероприятий, не регламентированы их права и, самое главное, ответственность.

Разработчики проектной документации, пытаясь избежать необходимости формулирования СТУ, ошибочно руководствуются требованиями примечания 4 к табл. 4 в [8], которые вступают в противоречие с ФЗ [11]. Как следствие – значительное удорожание стоимости и отклонение от планируемых сроков проектирования и согласования документации.

 

Выводы

В целях совершенствования нормативной базы РФ по определению зон МР, предлагается следующее:

  • признать требования п. 26 [14] в части исключения примечания 4 к табл. 4 [4] недействительными;
  • исключить требование п. 8 ст. 6 [11] по разработке СТУ, в случае проведения мероприятий, указанных в примечании 4 к табл. 4 [8].

Проведение указанных мероприятий позволит избежать неоднозначного толкования регламентирующих документов, определяющих зоны МР, на стадии разработки проектной документации, а также упростить процедуру ее утверждения в органах государственной власти при прокладке МГ вблизи зданий, строений и сооружений, не относящихся к магистральному транспорту газа.

Библиографический список:

  1. Enbridge [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.enbridge.com (дата обращения: 19.12.2021).
  2. Canadian Standards Association (CSA Group). CSA Z662:19. Oil and gas pipeline systems. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.techstreet.com/standards/csa-z662-19?product_id=2075829#jumps (дата обращения: 19.12.2021).
  3. S. Department of Transportation. Pipeline and Hazardous Materials Safety Administration [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.phmsa.dot.gov/ (дата обращения: 19.12.2021).
  4. Health and Safety Executive. A guide to the Pipelines Safety Regulations 1996. Guidance on Regulations. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.hse.gov.uk/ pUbns/priced/l82.pdf (дата обращения: 19.12.2021).
  5. Canadian Department of Justice. National Energy Board Act. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://laws-lois.justice.gc.ca/eng/acts/N-7/index.html (дата обращения: 19.12.2021).
  6. Федеральный горный и промышленный надзор России. Правила охраны магистральных трубопроводов (утверждены Постановлением Госгортехнадзора России № 9 от 24.04.1992 и заместителем Министра топлива и энергетики Российской Федерации 29.04.1992, с доп. на 23.11.1994). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/ 1200004703 (дата обращения: 19.12.2021).
  7. Правительство Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации № 1083 от 08.09.2017. Об утверждении Правил охраны магистральных газопроводов… (с изм. на 15.07.2019). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/436765174 (дата обращения: 19.12.2021).
  8. Росстандарт. СП 36.13330.2012. Магистральные трубопроводы. Актуализированная редакция СНиП 2.05.06-85* (с изм. № 1, 2). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/1200103173 (дата обращения: 19.12.2021).
  9. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. Федеральный закон № 190-ФЗ от 29.12.2004. Градостроительный кодекс Российской Федерации (ред. от 30.12.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2021). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_51040/ (дата обращения: 19.12.2021).
  10. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. Федеральный закон № 136-ФЗ от 25.10.2001. Земельный кодекс Российской Федерации (ред. от 30.12.2020) (с изм. и доп., вступ. в силу с 10.01.2021). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_33773/ (дата обращения: 19.12.2021).
  11. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. Федеральный закон № 384-ФЗ от 30.12.2009. Технический регламент о безопасности зданий и сооружений (с изм. на 02.07.2013). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_95720/ (дата обращения: 19.12.2021).
  12. Правительство Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации № 87 от 16.02.2008. О составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию (с изм. от 21.12.2020). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/902087949 (дата обращения: 19.12.2021).
  13. Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации. Федеральный закон № 116-ФЗ от 21.07.1997. О промышленной безопасности опасных производственных объектов (с изм. от 08.12.2020). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/9046058 (дата обращения: 19.12.2021).
  14. Правительство Российской Федерации. Постановление Правительства Российской Федерации № 985 от 04.07.2020. Об утверждении перечня национальных стандартов и сводов правил (частей таких стандартов и сводов правил), в результате применения которых на обязательной основе обеспечивается соблюдение требований Федерального закона «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» и о признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/565270059 (дата обращения: 19.12.2021).
  15. Federal Energy Regulatory Commission [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.ferc.gov (дата обращения: 19.12.2021).
  16. Electronic Code of Federal Regulations [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.ecfr.gov (дата обращения: 19.12.2021).
  17. Государственная Дума Федерального собрания Российской Федерации. Федеральный закон № 69-ФЗ от 31.03.1999. О газоснабжении в Российской Федерации (с изм. от 26.07.2019). [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/901729900 (дата обращения: 19.12.2021).

Экономический рост: историко-институциональный аспект

Введение

Проблема долгосрочного социально-экономического развития, как отдельных стран, так и мировой экономики в целом во многом связна с обеспечением устойчивых темпов экономического роста. Именно экономический рост определяет уровень развития государств, уровень жизни граждан, степень неравенства между отдельными странами. В современных условиях он приводит к взаимосвязанным изменениям в общественной жизни и структуре экономики стран, имевших на предыдущих стадиях развития разную цивилизационную историю.

Особенности экономического развития России продолжает определять зависимость от прошлого опыта, связанная с многолетним социалистическим укладом хозяйственных отношений. Тоталитарный государственный режим, искажавший хозяйственный механизм и предпринимательскую функцию, затруднял координацию экономической деятельности в отсутствии рыночных стимулов и конкуренции, лишая заинтересованности производителей в конечных результатах труда. На сегодняшний день, общественные и политические институты, формирующие социально-экономический дискурс предполагают отсутствие системы разделения властей, высокий уровень государственной нагрузки на экономику, неэффективность использования ресурсов, неконкурентоспособность обрабатывающих отраслей промышленности на мировом рынке, сохраняющуюся зависимость доходов консолидированного бюджета от нефтяных цен.

Цель исследования: на основе рассмотрения процессов социально-экономического развития России в исторической ретроспективе проанализировать своеобразие хозяйственных отношений, закрепленных в обществе, определить место и роль сформированных на современном этапе рыночных институтов, в том числе неформальных, характеризующих традиции и особенности делового оборота.

Выявить и дать характеристику основным проблемам, ограничивающим перспективы долгосрочного экономического роста и реализацию предпринимательской функции, что связано во многом, с избыточным государственным вмешательством в экономику.

Исследование основано на системном анализе экономической политики государства, изучении факторов, влияющих на динамику показателей экономического роста.

 

Материалы и методы

В отличие от стран постсоветского пространства, которые могли опираться на слабые, не всегда эффективные, но существующие институты, в России стабилизация и формирование институтов шли практически параллельно. Созданные в переходный период 90-х годов фундаментальные институты рыночной экономики: свободное ценообразование, право частной собственности, финансовые рынки, банковский сектор не стали достаточно эффективными, не будучи укорененными как на практике, так и в истории экономических отношений [1, с. 365].

Неотъемлемыми элементами, стабилизирующими экономику, являются: независимость судебной системы, распространение норм права на всех членов общества без исключения, последовательность в реализации судебных решений. «Функционирующая система права и судопроизводства – каркас рыночной экономики…определяющую роль в ее повседневной работе играют традиции хозяйственного оборота, принятые нормы делового поведения» [1, с. 369].

Последнее можно характеризовать как неформальные институты, которые регулируются на основе привычного стиля взаимоотношений людей, устоявшихся правил и обычаев, традиционных торгово-экономических связей.

Специфика доминирующей институциональной среды в значительной мере определяется предшествующим ходом развития, а впоследствии, и теми «институциональными ловушками», с которыми сталкиваются страны в ходе рыночных преобразований из-за устойчивости и ригидности существующих в обществе старых институтов. Анализируя взаимодействие индивидов и институтов, следует учитывать социально-экономический «бэкграунд», воплощенный в личном опыте, контактах, связях и социальном капитале, – ментальном и инфраструктурном наследии социализма [2, с. 50].

Так, по мнению представителей австрийской школы «общие директивы» и «выполнение приказов» не позволяют, действуя творчески, обнаруживать в каждом сочетании конкретных обстоятельств различные возможности для извлечения прибыли…само осуществление предпринимательства, процесса, в ходе которого постоянно обнаруживаются новые цели и средства…приводит к возникновению чрезвычайно сложноорганизованной социальной сети [3, с. 415-416].

В рамках анализа исторического развития стран постсоциалистического перехода, рассмотрения теоретических концепций, обосновывающих экономический рост и упадок на основе новой институциональной теории можно полагать, что разные страны с транзитной экономикой характеризуются особыми траекториями развития предпринимательства. В России, согласно данным Глобального мониторинга предпринимательства (Global Entrepreneurship Monitor, GEM), такая активность слабее, чем в других переходных экономиках (табл. 1), что иллюстрируется отставанием от среднего значения Глобального индекса предпринимательства (Global Entrepreneurship Index, GEI) в 1.8 раза.

 

Таблица 1. Глобальный индекс предпринимательства

Показатель Россия Среднее значение для стран ЦВЕ
Восприятие предпринимательских возможностей 0,128 0,406
Перспективы создания стартапов 0,219 0,548
Темпы роста 0,355 0,568
Интернационализация 0,055 0,715
Приемлемость риска 0,193 0,392
Культурная поддержка 0,162 0,334
Создание продуктовых инноваций 0,158 0,321
Рисковый капитал 0,186 0,383
Примечание: в группу стран ЦВЕ, с которой сравнивается Россия, входят Хорватия, Чехия, Эстония, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Словакия и Словения.

Источник: [2, с. 50].

 

С нашей точки зрения, наиболее важными являются культурные и институциональные факторы, в исторической ретроспективе влияющие на экономическое поведение. По мнению Й. Шумпетера, предпринимательство требует конкретного типа личности и поведения, которые отличаются от рационального поведения экономического человека. Предпринимателей характеризует независимое стремление добиваться и творить ради самого процесса. Обсуждая мотивацию предпринимателя и выделяя, среди прочего, группы мотивов, выраженных у предпринимателя, он отмечает, вторую группу мотивов, которая связана, с одной стороны, с волей к победе и желанием борьбы, а с другой, со стремлением к успеху ради успеха [4, с. 166].

А. Аузан, опираясь на исследования Мичиганской школы социологии (Р. Инглхарт) [5, с. 85], показывает, что модернизация может происходить в тех обществах, где доминируют ценности самореализации, самовыражения, в противовес ценностям выживания и безопасности.

В то же время, некоторые общества в силу культурных традиций, привычек могут считать предпринимательскую деятельность недостаточно благородным, исключительно прагматичным занятием, в силу институциональных условий которого предприниматель должен преодолевать сложное, зачастую негативное к нему отношение. Возможно, различный уровень предпринимательской активности объясняется общественными различиями в социальном статусе предпринимателей, вниманием, которое уделяется предпринимательству в образовательной системе, наличием или отсутствием налоговых стимулов, эффективностью программ поддержки малого бизнеса.

Деловая репутация, общественные связи, определяющие надлежащее исполнение контрактов во многом формируются благодаря распространенным и поощряемым стилям и нормам поведения, этическим правилам, зачастую неявно существующим в бизнес-среде. Во многом, значение неосязаемых неподдающихся количественному анализу элементов хозяйствования определяет особенности социально-экономических процессов. Еще С.Н. Булгаков [6, с. 187] отмечал, что «хозяйство есть и психический феномен… явление духовной жизни в такой же мере, в какой и все другие стороны человеческой деятельности и труда». Подчеркивая значение «духа хозяйства», он понимает его «как историческую реальность», в которой «каждая экономическая эпоха имеет особый тип «экономического человека» порождаемого духом хозяйства» [там же].

Неформальный порядок действий, понимаемый как этический кодекс экономических акторов, отражающий специфику их взаимоотношений, и составляет, по Булгакову «духовную атмосферу данной эпохи». Эта атмосфера неизбежно содержит в себе противоречие, которое Булгаков трактует как антиномию свободы и необходимости (по Канту), «как противоположность беспредельной мощи своего хотения и немощи своего деяния» [6, с. 188]. Позитивное решение рассматриваемой антиномии, происходит в том случае, когда мощь соответствует воле, увеличивая, тем самым, хозяйственную мощь [6, с. 190].

Бегельсдайк [7, с. 13], приводя общепризнанный аргумент о том, что между развитием и наличием предпринимательского духа может быть фундаментальная связь, рассматривает вопросы влияния предпринимательской культуры на процессы национального и регионального экономического развития.

По нашему мнению, феномен предпринимательской культуры во многом связан с формой проявления предпринимательских способностей и культурой, как мерой и способом выражения определенных ценностей, принятых и разделяемых обществом.

Если рассматривать культуру предпринимателя с точки зрения личностного развития, речь может идти о способе усвоения им исторических знаний и ценностей социума, этических норм и правил поведения, всей совокупности их институциональных форм, заданных развитием государства и общества.

Далеко не всегда реализация деловой активности сочетается с проявлением экспериментаторского духа, предприимчивости, инициативы. Зачастую любые попытки модернизации, внедрения новшеств, нарушают привычные установки, распространенные в обществе, приводя к активному сопротивлению не только обывателя, но и элит.   В работе «Азиатская драма. Исследование бедности народов», Г.Мюрдаль выдвинул социологическую концепцию причин отсталости. По его мнению, проблемы стран Южной Азии, объясняются главным образом господством архаичных, устарелых институтов и воззрений характерной для их социально-экономических систем. Утверждается, что для стран Южной Азии характерно отсутствие трудовой дисциплины, аккуратности и пунктуальности, сильны суеверия и покорность. В большинстве азиатских стран сохраняется презрительное отношение к простому физическому труду, чему виной – система традиционных «азиатских ценностей» [8, с. 13].

Обращаясь к вопросу возникновения русской государственности, необходимо отметить, что процессы, запущенные Крещением Руси, привели к принятию христианства в его византийской традиции. Но при этом, существовавшая на Руси мощная традиция обычного права никак не соединилась с практикой кодифицирования юридических норм. Более того, она не породила ни сословия легистов, ни разнообразия трактовок права, ни особой роли права в ограничении притязаний власти на свободу и жизнь подданных – т.е. всего того, что отличало позднее Западную Европу от остального мира [9, с. 29].

Е.С. Балабанова [10, с. 44], рассматривая исторические особенности экономических институтов в России, делает вывод об отсутствии в России традиций экономической свободы: «общество с самого начала было сформировано по иерархическому принципу… в экономической деятельности преобладали неэкономические мотивы: следование государственно-политическим интересам, выполнение этических норм православия, поддержание отношений в замкнутой социальной среде… Характерной чертой таких обществ является «этика праздности», преобладание нерабочего времени над рабочим: чем архаичнее общество, тем больше времени люди тратят на поддержание статуса, достоинства, хороших отношений, на общение, на религиозную и общинную жизнь… в свободное от праздников время крестьянам приходилось надрываться, работая на себя и на помещика…Рваный ритм работы, работа в авральном режиме как трудовая норма впоследствии воплотились в советском культе трудового героизма.. Непривычка к равномерному распределению трудовой нагрузки обусловливала низкое качество труда даже в минуты трудового энтузиазма…Подобно тому, как труд в православной этике имел прежде всего нравственный смысл, а уже потом экономический, земля также рассматривалась как нравственная ценность… Поэтому недопустимость частной собственности на землю для крестьян лежала не в экономической, а именно в моральной плоскости».

Реформы 1861 года, ставшие попыткой перехода к рыночно-капиталистической модели ведения хозяйства, во многом как ответ на поражение России в Крымской войне, не создали достаточных предпосылок для экономического роста. Земля перешла не к крестьянам, а в крестьянской общине, сохранялся прежний податной режим по обязательствам перед государством по налоговым и выкупным платежам на основе круговой поруки. При этом сохранение коллективных обязательств делало освобождение крестьян неполным, не произошло и окончательного решения земельного вопроса. Таким образом, в России не сформировалось ни крупного товарного сельского хозяйства, использующего наемную рабочую силу, по английскому образцу, ни частного крестьянского хозяйства по французской модели [1, с. 277].

Тем не менее, бурный рост промышленности, социальная динамика (в начале ХХ века Москва была одним из самых быстрорастущих городов мира: до 70 процентов населения составляли мигранты, в основном крестьяне) создавали активно формирующееся капиталистическое общество, имеющее ясные перспективы дальнейшего развития. Но в тоже время  Российское государство не было современным потому, что не считало свои услуги осуществлением неотчуждаемых прав, а своих подданных – гражданами, сознательно вовлеченными в процесс собственной национализации. Оно не исходило из того, что кто-то помимо чиновников может активно участвовать в строительстве государства, ощущать личную заинтересованность в его дальнейшем развитии и испытывать потребность, сколь угодно противоречивую, в расширении бюрократического вмешательства» [11, с. 37].

Так или иначе, нарождающийся процесс индустриализации и экономической трансформации был остановлен Октябрьской революцией: большевики, в конечном итоге, ликвидировали рынок и под самыми «прогрессивными» марксистскими лозунгами восстановили феодально-бюрократическую иерархию, которая давно продемонстрировала свою несостоятельность [12, с. 37].

Последующий исторически значимый выбор определил стратегию экономического развития России в сторону государственного накопления в рамках марксистской идеологии. В 1926-1929 годах были расширены категории лиц, лишаемых избирательных прав, усилен контроль партийных организаций за деятельностью Советов, ужесточена цензура. Ускоренный рост с началом промышленных преобразований, формирование современной для того времени технологичной структуры проходили на фоне кризиса мирового капиталистического хозяйства, перераспределения в больших масштабах рабочей силы из деревни в город, изъятия ресурсов из села. Искусственно заниженные закупочные цены и налог с оборота на потребительские товары становятся важным источником бюджетных поступлений, возросший аграрный экспорт обеспечивает валютные ресурсы для промышленного роста [1, с. 328].

 

Основные результаты и их обсуждение

В то же время исчерпание возможностей социалистической системы общественно- экономического устройства для обеспечения высоких темпов экономического роста исчерпывается не более чем 40 годами. С началом 70-х годов темпы экономического роста в социалистических странах устойчиво снижаются [1, с. 322].

 

Таблица 2. Чистый материальный продукт (национальный доход), 1966-1989 годы (годовой темп прироста, %)

Годы Болгария Чехословакия ГДР Венгрия Польша Румыния СССР
1966-1970 8,8 7,0 5,2 6,8 6,0 7,7 7,8
1971-1975 7,8 5,5 5,4 6,3 9,8 11,4 5,7
1976-1980 6,1 3,7 4,1 2,8 1,2 7,0 4,3
1981-1985 3,7 1,8 4,5 1,3 — 0,8 3,0 3,2
1986-1989 3,1 2,1 3,1 0,8 2,9 — 1,7 1,3*

*для 1986-1990 годов

Источник:  [1, с. 324].

 

Столь низкие результаты свидетельствуют об ограничивающем влиянии институциональных факторов на экономическое развитие в обществе, в котором сохраняются нормы и ценности, унаследованные с советских времен. Низкий уровень инновационной активности и конкурентоспособности ограничивает потенциал российских предпринимателей рамками внутреннего рынка.

Текущее положение в российской экономике последнего времени можно разделить на 2 периода: динамичное развитие в 2000-2008 годах сменилось последующим снижение в 2010-е годы. Проведенный Гурвич [13, с. 31, 32] сравнительный анализ по трем группам факторов: внешним условиям, внутренним условиям и экономической политике, позволил сделать ряд выводов. Направленность динамики цен на нефть, рост притока капитала с этим связанный, обеспечил благоприятный внешний фон. Внутренний рост, в свою очередь, был основан на возможности загрузки свободных производственных мощностей и дефицита рабочей силы.

В отношении проводимой экономической политики очевидно растущее влияние со стороны государства на экономику, увеличение его доли за счет роста числа и масштабов деятельности госкомпаний. По данным Радыгина [14] доля государственного сектора в экономике составляет 44% (31% в начале 2000 года).

Таким образом, причинами замедления экономики в последнее десятилетие было, с одной стороны исчерпание позитивного действия вышеупомянутых внешних факторов, а с другой разворот экономической политики от стимулирования рыночных сил к усилению роли государства, без улучшения качества самого государства.

 

Таблица 3. Средние экономические показатели в докризисный и послекризисный период 2000–2008; 2009–2017

2000-2008 2009-2017
Цены на нефть (в долл. 2017 г.) 56,8 84,4
Трендовое изменение цен на нефть (долл. 2017 г. за барр. в год) 9,0 5,9
Приток капитала в формирующиеся рынки (млрд долл. в год) 748 1298
Темпы прироста, %
ВВП 6,9 0,7
инвестиции в основной капитал 11,9 1,3
реальная зарплата 14,7 1,4
реальный размер пенсий 12,3 5,2

Источник: рассчитано автором [11:34].

 

Динамический рост инвестиций в 2010-е годы сменился сокращением их объема, замедлением роста производительности труда, а в результате снижением роста ВВП (с 6,9 до уровня 0,7%).

Согласно теории интерпретации истории (Аджемоглу), в свете развития институтов и формирования институциональных путей развития государств, экстрактивные институты способны организовать некоторые условия для экономического роста, но он не будет устойчивым, в силу неспособности обеспечивать технологические инновации и экономическое стимулирование в долгосрочной перспективе из-за незаинтересованности и сопротивления элит. На сегодняшний день в экономике преобладает позиция, направленная в сторону государственных институтов развития (госкорпораций, специальных экономических зон, национальных проектов), расширения удельного веса компаний, находящихся под контролем государства [15, с. 7].

В то же время, Норт и соавторы [16, с.64] объясняя неизменность существования неэффективных институтов видят основную проблему в противоречии между стремлением государства с одной стороны, установить права собственности, увеличивающие ренту для правителей, а с другой – внедрить такие законы и такое правоприменение, которое могло бы привести к снижению транзакционных издержек и повышению темпов экономического роста.

Качество государственных институтов РФ (Оценка Всемирного экономического форума (2019)):

  • Независимость судебной системы: 91-место (из 141 стран).
  • Социальный капитал; 104-е место.
  • Бремя государственного регулирования: 90-е место.
  • Защищенность прав собственности:113-е место.

Неизменным вопросом, с которым сталкивается государство, становится проблема неравенства доходов и расслоения общества, необходимость формирования политической и экономической стратегии стимулирования экономического развития. На наш взгляд, попыткой ответа на этот вопрос может стать расширение возможностей экономики развития (development economics), которая отражает подходы различных экономических школ к определению условий, необходимых для успешного догоняющего роста экономики и повышения благосостояния населения отстающих стран, их подтягивания до уровня развитых [17, с. 16].

Немаловажную роль в обеспечении долгосрочных перспектив роста имеет фактор политической конкуренции, в условиях которой достигается верховенство права, равенство в ответственности всех граждан страны, защищаемых независимым правосудием. По мнению Алексашенко [18, с. 7], «уничтожение политического плюрализма привело к тому, что злоупотребление правом стало в России повсеместной практикой, которую действующие институты не могут и не хотят сдерживать».

Во многом проблема успешности социально-экономических преобразований и обеспечения динамики устойчивого развития связана не только со сложностью перенесения и закрепления различных институтов, сколько с тем, что эти институты не могут прижиться и работать в отсутствии верховенства права.

Согласно данным некоммерческой организации World Justice Project (WJP) опубликовавшей обновленный Индекс верховенства права (Rule of Law Index — RLI) [19], итоговая оценка России в общем рейтинге в 2020 году опустилась на четыре позиции и заняла 94-е место (против 90-го в 2019 году). Индекс, который ранжирует страны в соответствии с их достижениями в области формирования среды, основывающейся на принципе верховенства права, включает восемь основных индикаторов: ограничение полномочий институтов власти; отсутствие коррупции, открытое правительство; базовые права; порядок и безопасность; нормативное правоприменение; гражданское правосудие; уголовное правосудие.

 

Заключение

Для устойчивого экономического роста необходимы технологические инновации, новые способы производства, но основной проблемой при их внедрении становится боязнь «созидательного разрушения», которой он сопровождается. Процесс изменений угрожает тем, кто работает по старым технологиям, что ведет к уничтожению экономических привилегий и политического влияния некоторых людей [20, с. 251]. При этом ограничивающим действия влиятельных элит фактором будет верховенство закона во всех своих формах, на основе беспристрастности и универсальности закона, того принципа, который распространяется на людей любого класса и положения [20, с. 412].

В то же время приходится учитывать роль и значение надконституционных ценностей или «нефомальных» институтов, которые неизбежно возникают в результате слабости и недостаточности формальных институтов и во многом определяют специфику национальных ценностей страны. В целом, институты, как формальные, так и неформальные образуют сложную систему, снабжая ее свойствами устойчивости, самосохранения, поэтому попытки реформирования отдельных институтов часто встречают противодействие со стороны других институтов, чаще всего неформальных [20, с. 294].

Итак, ясно определен набор институтов, который способствуют экономическому развитию: гарантии прав собственности, верховенство закона, независимость судебной власти, свобода торговли и отсутствие жестких мер государственного регулирования, в силу которого «государственная активность порождает риски неверных решений, усиленных их ненадлежащим исполнением» [13, с. 51].

Представление о взаимной связи уровня экономического развития, как основного фактора, определяющего степень развития общества и институциональных факторов, восходит к классическому пониманию зависимости развития производительных сил (технологического уклада) и производственных отношений (политических институтов). Неизбежно, экономика и ее динамическая система определяет направления социально-экономического развития общества. Таким образом, преодоление зависимости от предыдущих траекторий развития и связанных с ними «институциональных ловушек», при формировании укорененных политических институтов гражданского общества, то есть инклюзивных, по Аджемоглу, институтов может стать предпосылкой долгосрочного экономического роста, укрепления роли среднего класса, формирования спроса на демократию, решения проблемы бедности.

Построение таких институтов невозможно без тотальной реорганизации системы управления на государственном уровне. Современная, реалистическая картина мира предполагает такое видение будущего, которое определяет приверженность общества правам и свободам человека, готовность принимать не только технологические, но и социальные новации, признание успешности каждого гражданина условием и основой успеха всего общества, максимально эффективное участие в процессах глобализации [9, с. 345].

Библиографический список:

  1. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. – 2-е изд. – М.: Дело, 2005. – 656 с.
  2. Чепуренко, А., Кристалова, Вюрвих, М. Историко-институциональные аспекты роли университетов в развитии предпринимательства. – М.: Форсайт, 2019. – Т. 13. № 4. –
  3. Уэрта, де С.Х. Социализм, экономический расчет и предпринимательская функция. — – М.: Челябинск: ИРИСЭН, Социум, 2008. – 488 с.
  4. Шумпетер, Й.А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. – М: Эксмо, 2007. – 864 с.
  5. Аузан, А. Экономика всего. Как институты определяют нашу жизнь. 4-е изд. – М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017. – 192 с.
  6. Булгаков, С.Н. Философия хозяйства. – М.: Наука, 1990. – 412 с.
  7. Бегельсдайк, Ш. и Маселанд, Р. Культура в экономической науке. – Издательство Института Гайдара, 2016. – 385 с.
  8. Курзенев, В., Матвеенко, В. Экономический рост. – СПб.: Питер, 2018. – 608 с.
  9. Иноземцев, В., Несовременная страна. Россия в мире ХХ1 века. – М.: Альпина Паблишер, 2019. – 404 с.
  10. Балабанова, Е.С. Исторические особенности генезиса российского рынка // Становление рынка в постсоветской России. Институциональный анализ / Пол ред. Р.М. Нуреева. – М.: Аспект Пресс, 2002. – С. 9-56.
  11. Слезкин, Ю. Дом правительства. Сага о русской революции. – Москва.: Издательство АСТ:CORPUS. 2019 – 976 С.
  12. Верховенство права как фактор экономики / международная коллективная монография; под редакцией Е.В. Новиковой, А.Г. Федотова, А.В. Розенцвайга, М.А. Субботина. — Москва : Мысль, 2013. — 673 с
  13. Гурвич, Е.Т. Возможные источники роста и ограничения роста российской экономики в период до 2024 года // Вопросы теоретической экономики. – № 1. – 2019. – С. 30-45
  14. Приватизация 30 лет спустя: масштабы и эффективность государственного сектора / А.Д. Радыгин [и др.]; РАНХиГС при Президенте РФ. – М: Дело, 2019. – 76 с. (Научные доклады: экономика; 19/3).
  15. Абрамов, А. и др. Государственная собственность и характеристики эффективности // Вопросы экономики. – № 4. – 2017. – C. 5-37.
  16. Норт, Д., Уоллис, Дж., Вайнгаст, Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. М., 2011) М.: Изд. Института Гайдара, 2011. —  480 с. –  С. 64.
  17. Трифонов, С.В. Экономическая функция государства и проблема государственного вмешательства в экономику // Современные технологии управления. – № 1(91). — 2019.- С.24
  18. Контрреволюция. Как строилась вертикаль власти в современной России и как это влияет на экономику/ С. Алексашенко. – М.:Альбина Паблишер, 2019.- 409 с.
  19. Опубликован Индекс верховенства права 2020 // URL:  https://anticor.hse.ru/main/news_page/opublikovan_indeks_verhovenstva_prava_2020
  20. Аджемоглу, Д., Почему одни страны богатые, а другие бедные. – М.: Издательство АСТ, 2016. – Х, 693.

Анализ текущего уровня проектного управления в организации

Введение

На сегодняшний день проектный менеджмент является основным и более эффективным инструментом ведения современного бизнеса [13]. Данный фактор вызван тем, что ежегодно возрастает количество вызовов окружающей среды (например, энергетического, экологического, ресурсного, социального и другого характера, со стороны пандемии COVID-2019), оптимальным решением которых выступает применение инновационных технологий и управленческих решений. Объединяющим инновационные технологии, управленческие решения и современные вызовы является именно проектный менеджмент [4].

Следует признать, что область применения методологии проектного менеджмента также значительно увеличилась за последние годы. Для многих компаний стало привычным использование методов проектного подхода к управлению в рамках реорганизации бизнеса, разработки и освоения информационных систем, маркетинговых процессов, программ развития кадров и многих других видов деятельности. Новые сферы использования проектного подхода представлены как масштабными государственными программами и проектами, так и сравнительно небольшими проектами малого и среднего бизнеса [5].

Вопросами оценки системы проектного управления занимались такие зарубежные ученые, как Дж. Дьюи, У. Х. Килпатрик, Л. Гулик, Л. Берталанфи, Ч. Бернард, П. Лоуренс, Дж. Лорш, С. Эльмахраби, П. Мартин, К. Тейт, Ф. Бэгьюли, Кларк А. Кэмпбелл и другие. Среди отечественных ученых большой вклад в развитие теории проектного менеджмента сделали В. И. Воропаев, Б. П. Титаренко, В. М. Аньшин, Г. Л. Ципес, В. Н. Михеев, Д. А. Новиков и другие. Однако наличие достаточно большого количества исследований, посвященных данной тематике, не исключает необходимость ее дальнейшего изучения и развития. Кроме того, проблемы анализа текущего уровня проектного управления в современных организациях, обозначенные в различных исследованиях, обуславливают потребность в повышении фокуса внимания на данном вопросе.

Системы управления проектами все чаще внедряются как инструмент повышения эффективности внутренних процессов развития на предприятиях, ранее приверженных процессно-ориентированной системе производства [1]. Однако вместе с этим достаточно большое число инициированных проектов остаются несостоятельными по таким причинам, как превышение лимита бюджета и / или сроков, недостижимость установленных целей, прерывание этапов проекта и другим. Указанный факт позволяет констатировать, что существует разрыв между теоретическим базисом управления проектами и практическими аспектами его применения. Более того, расширение сфер управления проектами в компании требует дальнейшего развития и адаптации аналитических инструментов его оценки [6].

 

Результаты исследований

Для определения актуальности применения проектного менеджмента в деятельности современных организаций выделим отличительные особенности проектного управления от традиционного управления (таблица 1).

 

Таблица 1 — Традиционный и проектный подход к управлению (отличительные признаки)

Традиционный и проектный подход к управлению (отличительные признаки)

Составлено автором по [2, 7]

 

Основой проектного подхода в управлении и занимающей центральную позицию в его категориальном аппарате, является понятие «проект», нашедшее отражение в различных международных стандартах (таблица 2).

 

Таблица 2 – Определения понятия «Проект»

Определения понятия «Проект»

Составлено автором по [3, 10, 11, 14, 17]

 

Итак, различные стандарты по управлению проектами дают отличающиеся друг от друга трактовки рассматриваемого понятия, наиболее точным из них представляется определение проекта стандарта ISO 21500:2012 [12].

Несмотря на разнообразие и многоплановость, все проекты обладают следующими основными критериями и характеристиками (таблица 3) [7]:

 

Таблица 3 – Критерии и характеристики проекта

Критерии и характеристики проекта

Составлено автором по [14, 17]

 

Приведённые в таблице 3 критерии и характеристики проекта определяют границы проекта, устанавливая элементы его измерения, на основании которых может быть оценен любой проект (рисунок 1).

 

Схема измерения проекта

Рисунок 1. Схема измерения проекта [10]

Составлено автором по [2]

 

Однако выделенные элементы измерения проекта одновременно выступают и ограничивающими факторами, определяющие границу, в которой действует команда проекта. Поэтому основной задачей управления проектом выступает нахождение оптимального соотношения между этими факторами, неразрывно связанными с соблюдением интересов участников проекта.

В современной теории и практике управления проектами сформировалось два вида анализа: качественный и количественный [15].

Качественный анализ уровня проектного управления в организации проводится в целях получения релевантной информации, позволяющей заинтересованным партнерам, принять решение о целесообразности участия в проекте и разработать мероприятия, позволяющие избежать возможных вследствие реализации рисковой ситуации финансовых потерь. Выделяют несколько основных подходов к качественному анализу уровня проектного управления, представленных на рисунке 2.

 

Основные методы качественного анализа уровня проектного управления

Рисунок 2. Основные методы качественного анализа уровня проектного управления

Составлено автором по [1]

 

Представленные методы качественного анализа уровня проектного управления могут использоваться по отдельности или комбинироваться между собой, однако следует иметь в виду, что качественный анализ не дает полной информации о стоимостных размерах вероятных потерь в случае реализации рисковых ситуаций.

Продолжением качественного анализа выступает количественный анализ уровня проектного управления, предусматривающий расчетную (аналитическую) часть финансовых потоков проекта, объем которых подвержен изменениям в результате реализации какого-либо из выделенных рисков.

Количественные методы анализа уровня проектного управления подразделяются на статистические и аналитические (рисунок 3).

На сегодняшний день производственные предприятия используют на практике, в основном, аналитические методы количественного анализа уровня проектного управления, которые, в свою очередь, делятся на две группы в зависимости от фактора учета вероятностей — аналитические методы без учета вероятностей и аналитические методы с учетом вероятностей [15].

 

Основные методы количественного анализа уровня проектного управления

Рисунок 3. Основные методы количественного анализа уровня проектного управления

Составлено автором по [1]

 

Рассмотрение теоретических аспектов методов анализа уровня проектного управления позволяет сделать вывод о том, что все приведённые методы, которые представлены в настоящее время в теории и используются на практике, обладают как положительными сторонами, так и определенными недостатками. Поэтому достижение наиболее объективного результата при анализе уровня проектного управления возможно только при комбинировании перечисленных методов.

В рамках данной статьи представляется интересным изучить имеющуюся статистику применения данных методов в практике российских компаний. Динамика структуры компаний, использующих различные методы анализа уровня проектного управления за период 2018-2020 гг. приведена на рисунке 4.

 

Динамика структуры компаний, использующих различные методы анализа уровня проектного управления за период 2018-2020 гг., %

Рисунок 4. Динамика структуры компаний, использующих различные методы анализа уровня проектного управления за период 2018-2020 гг., %

Составлено автором по [8, 16].

 

Из представленных данных на рис.4. следует, что за период 2018-2020 гг. значительно сократилась доля компаний, использующих в целях анализа так называемые неформальные и интуитивные методы (-20 п. п.). Однако доля компаний, использующих современные количественные методы в 2020 г. осталась практически неизменной по сравнению с 2018 г. (+2 п. п.), что говорит о преобладании качественных и неформальных методов анализа в российских компаниях и недостаточно высоком уровне зрелости управления проектами.

На рисунке 5 представлено распределение российских компаний по отраслям в соответствии с тем, как реализуется в компании функция по управлению и оценке проектов: отдельным подразделением, специалистами смежных подразделений или не реализуется вообще (сравнение данных за 2019 и 2020 годы).

 

Реализация функции по управлению и оценке проектов в российских компаниях по отраслям: сравнение данных за 2019 и 2020 годы

Рисунок 5. Реализация функции по управлению и оценке проектов в российских компаниях по отраслям: сравнение данных за 2019 и 2020 годы

Составлено автором по [8]

 

Исходя из представленных данных рис.5 можно выделить следующий тренд: в 2020 году количество компаний, осуществляющих функцию по управлению и оценке проектов с помощью отдельных подразделений, выросло на 10 п. п.

 

Заключение

В заключение хочется отметить, что управление проектами представляет собой целую науку, содержащую своды знаний, правил и стандартов. Каждый реализованный проект в организации является некой новой ступенькой в ее эволюции, что определяет важность данной концепции для современных предприятий. Систематическая работа по реализации проектов развития, наличие корреляции между стратегией компании и проектной деятельностью становятся основным фактором выживания компаний на высококонкурентном рынке. Проекты развития также способствуют увеличению присутствия организации на рынке, захвату новых потребительских ниш, расширению ассортимента, увеличению прибыльности и, как следствие, развитию бизнеса в целом. Несмотря на важность применения проектов для развития организации, для российских предприятий это направление является относительно новым. Данный факт стимулирует организационное отставание российских предприятий от зарубежных компаний, внедривших данную практику еще в конце прошлого десятилетия. В целом, управление проектами – это деятельность, направленная на постоянное повышение экономической эффективности предприятия, и оно необходимо для современной организации в текущих условиях.

Библиографический список:

  1. Аверин, А.В. Основы управления проектами / А. В. Аверин, В. В. Жидиков, И. В. Корнева [и др.]; под ред. С.А. Полевого. – М.: Изд-во КноРус, 2020. – 258 с.
  2. Бельчик, Т. А. Проектное управление: учебно-методическое пособие / Т. А. Бельчик. — Кемерово: КемГУ, 2020. — 78 с.
  3. ГОСТ Р ИСО 21500-2014. Национальный стандарт Российской Федерации. Руководство по проектному менеджменту: дата введ. 2015-03-01. – М.: Стандартиформ, 2015. – 50 с.
  4. Гужина, Г.Н., Ежкова, В.Г. Применение проектного менеджмента в деятельности современных организаций // Среднерусский вестник общественных наук, 2021. Т.16. №14. С. 163-177.
  5. Дубская, А.С. Влияние глобализации на проектный менеджмент // Электронный сетевой политематический журнал «Научные труды КубГТУ». – 2019. – № S4. – С. 661 – 665.
  6. Ежкова, В.Г., Гужина, Г.Н. Трансформация современного бизнеса в условиях пандемии // Инновации и инвестиции. – 2021. – № 2. – С. 220 – 224.
  7. Зуб, А. Т. Управление проектами: учебник и практикум для вузов / А. Т. Зуб. – М.: Издательство Юрайт, 2021. – 422 с.
  8. Исследование современных тенденций и мировых проблем в сфере управления проектами. Совместный опрос AIPM, KPMG и IPMA, 2020 // https://winbd.ru/news/future-of-project-management
  9. Котов, А. В. Проектное управление в реализации долгосрочных межрегиональных инициатив // Управленческое консультирование. 2020 № 8 С. 132–144.
  10. Международный стандарт ISO 21500:2012. Guidance on project management // http://www.projectprofy.ru.
  11. Национальный стандарт Deutsches Institut für Normung (DIN) 69901 (Германия) // https://pmpractice.ru/knowledgebase/normative/projectstandarts/din-69901/
  12. Макарова, Н. В. Отличительные особенности стандартов по управлению проектами / Н. В. Макарова, В. В. Балясников // Актуальные проблемы экономики и управления. – 2020. – № 1(25). – С. 94-99.
  13. Прусова, В. И. Цифровизация экономики и управление проектами / В. И. Прусова, А. А. Князева // Ученые записки Российской Академии предпринимательства. – 2020. – Т. 19. – № 3. – С. 49-61.
  14. Руководство к своду знаний по управлению проектами (Руководство PMBOK): практическое руководство / Русский перевод. – 6-е изд. – М.: Олимп-Бизнес, 2018. – 1170 с.
  15. Сосновская, А. М., Мурашев, А. В. Проектная деятельность как требование развития систем в современных условиях // Управленческое консультирование. 2018 № 9 С. 120–129.
  16. Тренды в управлении проектами 2021 // https://project-management.zis.by/uluchshenie-proektov/trendy-v-upravlenii-proektami-2021.html
  17. Управление проектами: основные изменения в стандартах ИСО // https://kachestvo.pro/kachestvo-upravleniya/proektnoe-upravlenie/upravlenie-proektami-osnovnye-izmeneniya-v-standartakh-iso/

Новая политика по климату в Европе и США: Влияние на глобальное управление климатом

1. Введение

Глобальное изменение климата стало одной из самых серьезных проблем, стоящих перед человеческим обществом. В августе 2021 года в последнем отчете, выпущенном Рабочей группой I Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), человечеству было сделано более четкое и строгое предупреждение. С 1850 года выбросы парниковых газов в результате деятельности человека привели к повышению глобальной температуры примерно на 1,1 ° C. Если в ближайшие 20 лет не будут предприняты какие-либо более активные действия, ожидается, что средняя глобальная температура повысится до 1,5 ° C или превысит ее. [16]

Хотя вспышка пневмонии коронавируса в начале 2020 года временно снизила глобальные выбросы парниковых газов, по мере восстановления экономики, начиная с декабря 2020 года, выбросы CO2, связанные с энергетикой, снова увеличились [15]. Текущий разрыв в выбросах по-прежнему огромен, а национально определенные вклады (НОВ), представленные сторонами рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата в соответствии с Парижским соглашением, все еще серьезно недостаточны, цели управления климатом, изложенные в Парижском соглашении, не могут быть достигнуты. [23] Именно на этом фоне со второй половины 2020 года ЕС активно продвигает «Европейское зеленое соглашение», взяли изменение климата в качестве основного содержания, энергично нарастили усилия по сокращению выбросов и стремятся возглавить глобальное управление климатом.

В Соединенных Штатах с тех пор, как Байден пришел к власти в январе 2021 года, негативная климатическая политика периода Трампа полностью изменилась, и был предпринят ряд важных политических действий во внутренних и внешних делах. Столкнувшись с серьезным воздействием новой эпидемии коронавируса, Европа и Соединенные Штаты приняли крупномасштабные планы экономического стимулирования на триллионы долларов, и оба подчеркивают координацию восстановления экономики и изменения климата, а также стремятся продвигать революцию в области чистой энергии, тенденцию глобального экологического восстановления и реагирование на нее, это является основной стратегией, направленной на восстановление экономики и повышение конкурентоспособности. Эта статья в совокупности называет активную климатическую политику, принятую ЕС и США, «Европейским и американским климатическим новым курсом».

Долгое время в политической модели глобального управления климатом Европа и США принадлежат к группе лидирующих стран. Хотя климатическая политика США часто периодически меняется в зависимости от политики, и есть много различий с ЕС, но, учитывая особые отношения между Европой и США на макро-международном политическом уровне, они часто имеют одинаковые или похожие позиции по определенным ключевым вопросам. С тех пор, как Байден вступил в должность, можно сказать, что он принял «беспрецедентную» активную политику по проблеме изменения климата, поставив ответ на климатический кризис на высший стратегический план его внутренних дел и дипломатии. Это очень близко к активной позиции ЕС в области климатической политики. Более того, Соединенные Штаты и Европейский Союз активно согласовали свои позиции в области климатической политики посредством серии встреч (саммит G7, европейский и американский саммит, саммит НАТО и встречи G20), и существует большой потенциал для создания трансатлантического климатического альянса. Принимая во внимание статус Европы и Соединенных Штатов в международной политической и экономической структуре и глобальном управлении климатом, принятое ими позитивное «новое соглашение о климате», несомненно, окажет важное влияние на глобальное управление климатом и глобальное экологическое восстановление, которые находятся в чувствительном и критическом периоде.

Итак, в этот момент, когда кризисы накладываются друг на друга и переплетаются, с точки зрения исторического процесса глобального управления климатом, как следует оценивать текущую европейскую и американскую новую политику в области климата? Каковы стратегические мотивы ее позитивных действий? В какой степени они могут активно поддерживать текущее глобальное управление климатом? Какие факторы будут ограничивать продвижение? С этой целью данная статья объединяет последние тенденции в глобальном управлении климатом и пытается провести макроситуационный анализ и обсуждение новых климатических политик Европы и Америки, которые все еще находятся в стадии разработки, с целью глубокого понимания и оценки общих позиций Европы и Америки в текущем глобальном управлении климатом.

 

2. Основные характеристики и стратегические соображения новой климатической политики Европы и Америки

В настоящее время Европейская комиссия считает Европейский зеленый новый курс своим главным приоритетом в своем управлении и обещает превратить Европу в первый в мире климатически нейтральный континент. После того, как Байден вступил в должность президента США, он почти сразу подписал указ о присоединении к Парижскому соглашению. Затем, менее чем через месяц, он последовательно подписал административные приказы и политические заявления о защите здоровья населения и окружающей среды и восстановлении науки в ответ на климатический кризис, о реагировании на климатический кризис в стране и за рубежом, о восстановлении и укреплении программ переселения беженцев, планировании воздействия изменения климата на иммигрантов и запуске американских инновационных программ для создания рабочих мест и реагирования на климатический кризис, и провел серию активной климатической дипломатии.

 

2.1 Особенности нового курса по климату в Европе и Америке

Хотя существуют определенные различия в конкретных деталях, стратегии действий ЕС и США по борьбе с изменением климата имеют много общих черт, демонстрируя много общего и потенциал взаимного улучшения. [18] Из конкретных мер по борьбе с изменением климата, принятых Европейским Союзом и Соединенными Штатами, можно увидеть, что новая климатическая политика Европы и Америки имеет следующие общие черты:

Во-первых, они поставили проблему изменения климата в центр национальной безопасности и внешней политики. Обе стороны позиционируют проблему климата как неотложную проблему, которая несет огромную угрозу и требует безотлагательного решения. В соответствующих документах Европейской комиссии и административном постановлении, изданном правительством Байдена, проблема климата четко определяется как «климатический кризис» и что климатический кризис является решающей проблемой нашего времени, и требуются срочные меры. Более того, обе стороны рассматривают изменение климата как важную возможность для содействия устойчивому экономическому и социальному развитию и повышению конкурентоспособности, а также ставят изменение климата во главу угла национальной безопасности и внешней политики.

Во-вторых, они подчеркивают роль модели и демонстрации, усиливая собственные усилия по сокращению выбросов, при этом принимают различные меры по давлению на другие страны, в частности, они призывают другие страны с большим количеством выбросов увеличить свои усилия по сокращению выбросов. ЕС представил новый раунд НОВ в декабре 2020 года, повысив целевой показатель сокращения выбросов парниковых газов к 2030 году с 40% до как минимум 55% (по сравнению с 1990 годом). Администрация Байдена представила свой новый раунд НОВ во время «Саммита лидеров по климату», состоявшегося 22 апреля 2021 года, и предложила цель сократить выбросы парниковых газов на 50–52% к 2030 году по сравнению с 2005 годом.

Долгосрочная цель обеих сторон — достичь нулевых чистых выбросов к 2050 году. Хотя их интенсивность требует дальнейшего повышения, в текущем контексте усиление действий по сокращению выбросов в Европе и Америке, несомненно, сыграет положительную роль в демонстрации и поощрении других стран к дальнейшему увеличению их целевых показателей по сокращению выбросов. Европа и США подчеркивают, что движущие факторы изменения климата носят глобальный характер, и другие страны также должны предпринять соответствующие действия. Увеличивая свою мощь, Европа и Соединенные Штаты также приняли различные меры и каналы (например, через «Саммит лидеров по климату», саммит G7 и т.д.), чтобы посылать четкие сигналы и оказывать давление на другие страны международного сообщества, чтобы побудить другие страны взять на себя соответствующие обязательства.

В-третьих, с упором на «зеленое» восстановление и энергетический переход, были приняты крупномасштабные планы экономического стимулирования, чтобы гарантировать, что политика восстановления экономики в ответ на новую эпидемию коронавируса совместима с целями управления климатом. Действия ЕС и Соединенных Штатов по борьбе с изменением климата — это всеобъемлющая экономическая и социальная революция, направленная на направление государственных и частных инвестиций в зеленую и низкоуглеродную экономику и общество посредством масштабных планов финансирования борьбы с изменением климата.

21 июля 2020 года Европейский союз достиг соглашения о европейском плане восстановления и многолетней налогово-бюджетной основе, и более 50% долгосрочного бюджета ЕС и следующего поколения ЕС поддерживают Европейский зеленый новый курс, и 30% из них, или около 550 миллиардов евро, используется для финансирования действий по борьбе с изменением климата, в нем также подчеркивается, что необходимо следовать цели ЕС по климатической нейтральности на период до 2050 года, что поможет достичь новой климатической цели ЕС на период до 2030 года и сделает экологичность и низкоуглеродистую среду важным условием для государств-членов при подаче заявки на фонды восстановления. По этой причине, как общий принцип, все расходы ЕС должны соответствовать целям Парижского соглашения, а Европейская комиссия обязана ежегодно отчитываться о расходах на климат. [12]

Администрация Байдена инициировала план инвестиций в инфраструктуру — Американский план занятости. План предполагает инвестировать более 2 триллионов долларов США в усиление мер по борьбе с изменением климата, включая 100 миллиардов долларов США инвестиций в электросети и чистые технологии. Цель состоит в том, чтобы к 2035 году создать безуглеродный энергетический сектор; инвестировать 174 миллиарда долларов США в строительство 500 000 новых станций зарядки электромобилей в Соединенных Штатах к 2030 году и заменить не менее 20% топливных школьных автобусов на электромобили [21]

В то же время как Европейский Союз, так и Соединенные Штаты подчеркивают важность трансформации энергетики, крупномасштабных инвестиций в низкоуглеродные технологии и рыночных мер, а также увеличения инвестиций и применения чистой энергии. Обе стороны используют Энергетический совет США-ЕС для координации стратегических энергетических вопросов между двумя сторонами, включая декарбонизацию энергетического сектора, энергетическую безопасность и устойчивые цепочки поставок энергии, это усилит энергетическую трансформацию обеих сторон.

В-четвертых, по вопросу международных инвестиций и финансирования усиливают надзор за международным государственным финансированием и делают упор на постепенное прекращение инвестиций и поддержки в области ископаемых источников энергии. Европейский Союз использует «Международную платформу для устойчивого финансирования», инициированную и учрежденную для усиления контроля за воздействием международных инвестиций на изменение климата, направления капитала в сферу экологической устойчивости и содействия реализации целей управления климатом [9].

Администрация Байдена подчеркивает необходимость прекращения международного официального финансирования углеродоемкой энергии из ископаемого топлива и требует от компаний раскрытия информации о последствиях изменения климата, и поощряет международные финансовые учреждения раскрывать риски изменения климата, связанные с их инвестициями, чтобы потоки капитала соответствовали путям с низким уровнем выбросов и адаптации к изменению климата [22].

В-пятых, придают значение многосторонности и активно проводят климатическую дипломатию, стремясь играть ведущую роль в глобальном управлении климатом. Посредством различных двусторонних и многосторонних международных механизмов, таких как Встреча лидеров Китая и ЕС, Петербургский диалог по климату, G20 и Организация Объединенных Наций, ЕС активно содействует крупным странам в наращивании их усилий по сокращению выбросов [11]. Президент Байден организовал Саммит лидеров по климату и пригласил 40 лидеров со всего мира (ЕС) принять участие в попытке восстановить лидерство, укрепить координацию с крупными странами на многосторонней платформе и активно продвигать соответствующие страны к активизации усилий по сокращению выбросов. Как подчеркивается в заявлении саммита, США полны решимости работать с международными партнерами для достижения амбициозных результатов и приложить все усилия, чтобы ограничить глобальное потепление до 1,5 °C [22].

 

2.2 Стратегические соображения новой политики по климату в Европе и США

Ввиду почти всестороннего глубокого воздействия изменения климата и его реакции на экономику и общество, а также сложных изменений в нынешнем международном порядке, новая политика о климате в Европе и США, несомненно, нацелены на защиту их собственных национальных интересов в контексте ближайших геополитических и геоэкономических изменений, и краткосрочную цель повышения собственной международной конкурентоспособности, есть также долгосрочные соображения, которые будут доминировать в международном порядке в будущую эпоху низкоуглеродной экономики. Европейский и американский климатический новый курс отражает интеграцию различных внутренних и внешних стратегических соображений.

Внутренние соображения Европейской и Американской климатической политики в основном включают:

  1. Самая неотложная цель — решить проблемы восстановления экономики и занятости, на которые серьезно повлияла коронавирусная пандемия, и в краткосрочной перспективе повысить экономическое развитие и социальную стабильность страны.
  2. Опираясь на свои сильные преимущества в низкоуглеродных технологиях, финансах и рынках, способствовать собственному экономическому росту и повышению собственной экономической конкурентоспособности, захватить доминирующие позиции будущей низкоуглеродной экономики и сохранить соответствующие преимущества и высокую конкурентоспособность в эпоху низкоуглеродной экономики.

Сосредоточиться на предвыборной политике и ответить на заботы людей об окружающей среде. Для ЕС это, главным образом, содействие экологической модернизации экономики и общества в Европе, реагирование на сильную озабоченность людей по поводу экологической среды и изменения климата, а также укрепление сплоченности внутри ЕС; Что касается администрации Байдена, то в основном это делается для того, чтобы укрепить ценности Америки в отношении экологической справедливости, а также усилить мягкую силу Америки, тем самым укрепив правящую позицию Демократической партии и подготовившись к промежуточным выборам в Конгресс заранее для ее переизбрания. .

Внешние соображения Европейской и Американской новой политики по климату в основном включают:

  1. Изменение лидирующей позиции Европы и Соединенных Штатов в глобальном управлении климатом, а также доминирование в повестке переговоров и праве голоса международных переговоров по климату в постпарижскую эпоху [13].
  2. Сосредоточиться на будущем, продвигать свое собственное низкоуглеродное экономическое развитие, осознавать доминирование международных углеродных правил в пост-парижскую эпоху и пытаться укрепить свое доминирующее положение в эпоху низкоуглеродной экономики, содействуя глобальному сокращению выбросов углерода. Европейская комиссия особо подчеркнула, что Европейская зеленая новая политика — это новая стратегия роста, цель которой — превратить Европу в современную, ресурсоэффективную и конкурентоспособную экономику [11]. В ходе кампании Байден подчеркивал: чтобы к 2050 году Соединенные Штаты достигли 100% чистой энергии и нулевых чистых выбросов, таким образом, являться ведущим мировым лидером в реагировании на чрезвычайные ситуации, связанные с изменением климата, и являться примером для подражания [19].
  3. Восстановить и укрепить тесные трансатлантические отношения между Европой и США, изменить будущие механизмы и правила международной торговли и оказывать давление на другие страны с большими выбросами. Например, Европа и Соединенные Штаты пытаются возглавить разработку зеленых стандартов будущей международной экономической и торговой деятельности путем укрепления тесного сотрудничества между двумя сторонами в регулировании углеродных границ, углеродном финансировании, торговле выбросами, ценообразовании и налогообложении углерода, требуют прекратить инвестировать в угольную энергетику. В заявлении, опубликованном на саммите США-Европа 15 июня 2021 года, подчеркивалось, что сейчас необходимо прекратить неослабевающие международные инвестиции в уголь, и необходимо призвать глобальные усилия по постепенному отказу от угля в производстве энергии. США и Европа полны решимости предпринять конкретные шаги для прекращения новой прямой государственной поддержки неослабевающей международной выработки тепловой энергии в третьих странах к концу 2021 года, посредством официальной помощи в целях развития, финансирования экспорта, инвестиций, финансов и поддержки торговли и т.д. [22]

 

3. Влияние новой политики по климату в Европе и Америке на глобальное управление климатом в постпарижскую эпоху

Новая эпидемия коронавируса вынудила отложить выполнение многих основных программ глобального управления климатом в 2020 году в сочетании с пробелом ответственности и управления, который возник в определенной степени из-за выхода администрации Трампа из Парижского соглашения с 2017 года. Можно сказать, что нынешнее глобальное управление климатом переживает важный и критический период, и международному сообществу необходимо срочно прийти к консенсусу и предпринять более энергичные действия. Новые соглашения о климате в Европе и Америке, несомненно, повысили важность вопросов изменения климата в международной политической обстановке, это оказало положительное влияние на глобальное управление климатом на протяжении всей пост-парижской эпохи.

Во-первых, это придало мощный импульс восстановлению политического импульса в процессе глобального управления климатом после Парижского соглашения, на который серьезно повлияла новая эпидемия коронавируса. В настоящее время страны мира сталкиваются с ситуацией, когда многие риски и проблемы накладываются друг на друга и переплетаются, и возникают комплексные риски.

Это в значительной степени повлияло на процесс принятия решений правительствами различных стран, особенно некоторыми правительствами, которые уделяют больше внимания краткосрочным политическим интересам. При ограниченных национальных ресурсах и энергии влияние новой эпидемии коронавируса, несомненно, отвлекла многие страны от внимания к проблемам климата, и они отложили некоторые политики, которые уже трудно продвигать. С этой точки зрения, позитивная позиция новой политики по климату в Европе и Америке, несомненно, окажет сильное стимулирующее воздействие на восстановление хорошей динамики и уверенности, которые возникли в процессе глобального управления климатом после заключения Парижского соглашения, и в значительной степени изменил стратегию администрации Трампа. Негативное влияние процесса глобального управления климатом укрепило уверенность и готовность к сотрудничеству между странами мира в целях содействия глобальному управлению климатом. В определенной степени это также сформировало хорошую политическую атмосферу, в которой страны сравнивают свой вклад в изменение климата, или сформировали взаимное давление со стороны коллег и механизм принуждения.

И это, вероятно, модель управления «снизу вверх» Парижского соглашения, и первоначальное проявление идеального эффекта, заключающегося в том, что ответственность или обязательство страны по реагированию на изменение климата заменяется вкладом. Это особенно проявляется во влиянии реализации Байденом новой позитивной климатической политики с момента его прихода к власти. Хотя международное общественное мнение подняло много вопросов о новой политике Байдена в отношении изменения климата из-за неоднократных проблем, связанных с изменением климата в США, в целом некоторые международные организации, включая ООН, относительно одобряют новую политику Байдена в отношении изменения климата и считают ее более серьезной. Она сформировала климатические амбиции международного сообщества и это стало мощным стимулом для глобальных действий по борьбе с изменением климата [24].

Во-вторых, политика Байдена сыграла образцовую роль в продвижении глобального экологического восстановления и имеет значительную рекламную ценность. Ввиду чрезвычайной ситуации новой коронной эпидемии, зависимости экономического и социального развития до определенной степени (например, длительный цикл капиталовложений и эксплуатации угольных электростанций или высокая концентрация углерода, вызванная трудностями трансформации), а также влияния краткосрочной политики и инерции страны (например, из-за относительно легкой доступности и традиционного использования угля), продвигать зеленое развитие и низкоуглеродную трансформацию, достижение зеленого восстановления является задача не из легких. В значительной степени это требует сильной политической поддержки и политического руководства и даже определенной цены или жертв в краткосрочной перспективе. Следовательно, должно быть дальновидное и стратегическое национальное политическое руководство и содействие. В целом, стимулирующий зеленый индекс политики экономического восстановления ЕС по-прежнему очень высок среди стран мира. Хотя индекс Соединенных Штатов еще не улучшился, если климатическая политика Байдена будет плавно продвигаться, он также значительно увеличит Стимулирующий зеленый индекс США.

В этом отношении активная климатическая политика, принятая Европейским союзом и США, и инвестиционный бюджет зеленого восстановления, включенный в правовую базу, несомненно, послали определенный и четкий сигнал о переходе на низкоуглеродные технологии для международных инвесторов, будет способствовать перетоку глобального капитала в направлении зеленого финансирования и низкоуглеродных технологий. С одной стороны, это обеспечило сильную материальную (финансовую) поддержку глобального зеленого восстановления; с другой стороны, это также выпустило политическое и идеологическое руководство для глобального зеленого восстановления и придало капитальную (материальную), концептуальную и даже институциональную силу первоначально возникшей низкоуглеродной экономике и так называемой третьей (четвертой) промышленной революции.

В-третьих, новая политика Европы и США увеличила глобальные усилия по сокращению выбросов, продвинула глобальное управление климатом в новую эру активного достижения целей углеродно-нейтрального баланса и увеличила возможность достижения целей глобального управления климатом, установленных Парижским соглашением.

Как упоминалось ранее, текущий глобальный разрыв в выбросах по-прежнему огромен, и существует острая необходимость в усилении глобальных усилий по сокращению выбросов [23]. Хотя сокращение выбросов, предложенное в рамках новых климатических соглашений в Европе и Америке, все еще далеки от достижения глобальной цели по контролю над повышением температуры на 1,5 ℃, их политика и меры, несомненно, сократят глобальный разрыв в выбросах, если они будут реализованы без сбоев, их роль в качестве примера и демонстрации также подтолкнула другие страны к активизации усилий по сокращению выбросов. Согласно оценке организации по отслеживанию климатических действий, цели по сокращению выбросов, обещанные Байденом на саммите лидеров по климату, окажут важное влияние на глобальные сокращения выбросов и сократят глобальный разрыв выбросов на 5-10% в 2030 году. Это крупнейшее дополнительное национальное обязательство по сокращению выбросов, принятое в этой волне обновлений климатических целей с 2020 года. Это представляет собой серьезное изменение позиции предыдущего правительства и является сильным сигналом для поощрения внутренних действий в отношении системы декарбонизации. Это также способствует международному сотрудничеству в области климата и может способствовать провозглашенному глобальному лидерству Соединенных Штатов в действиях по борьбе с изменением климата, задавая тон для других стран, которые должны следовать и достичь цели 2030 года, необходимой для того, чтобы сделать чистые нулевые выбросы реальностью [5]. Особенно после климатического саммита лидеров, созванного Байденом 22 апреля 2021 года, он придал новый импульс глобальным действиям в области климата. Впоследствии Япония, Канада, Аргентина и другие страны объявили о новых целях по сокращению выбросов. Впервые Китай объявил о плане достижения пика использования угля.

Соединенное Королевство объявило о новой цели до 2035 года, Южная Корея, Новая Зеландия, Бутан и Бангладеш обязались представить в этом году более сильные национально определенные вклады (НОВ), а Бразилия перенесла свою климатически нейтральную цель с 2060 на 2050 год. По состоянию на май 2021 года 131 страна или регион, включая Европейский союз, Китай, США, Японию, Южную Корею и Канаду, определили или ведут переговоры о целевых показателях углеродной нейтральности, на которые в совокупности приходится 73% глобальных выбросов парниковых газов. Эти действия, несомненно, имеют важное практическое значение для сокращения глобального разрыва в сокращении выбросов. Согласно оценке организации по отслеживанию климатических действий, если текущие обязательства, взятые на себя этими странами, могут быть успешно выполнены (оптимистичный сценарий), глобальный разрыв выбросов в 2030 году может быть сокращен на 11% — 14%, это еще больше увеличит возможность достижения целевого показателя повышения температуры на 2 °C, установленного Парижским соглашением [6].

В-четвертых, это еще больше повысило целостность и эффективность Парижского соглашения и заложило относительно хорошую политическую основу для его беспрепятственного выполнения. 2021 год очень важный год в процессе глобального управления климатом. Конференция COP26, которая состоялась в конце года в Глазго, Великобритания, имела большое значение в процессе глобального управления климатом. Это краткое изложение процесса совершенствования модели управления снизу вверх, созданной после подписания Парижского соглашения. Это также дополнительная политическая мобилизация для истинного и беспрепятственного выполнения Парижского соглашения [8].

Международное сообщество, движимое новой климатической политикой в Европе и Соединенных Штатах, полно надежд на прорыв на Климатической конференции в Глазго. Возвращение Соединенных Штатов к «Парижскому соглашению» значительно повысило целостность и эффективность «Парижского соглашения» и полностью продемонстрировало устойчивость и стабильность «Парижского соглашения» в системе глобального управления климатом. Возвращение Соединенных Штатов, по крайней мере, в течение четырехлетнего срока Байдена (если он может быть переизбран, будут еще четыре года) заложило хорошую политическую основу для бесперебойной работы многих механизмов Парижского соглашения.

Как показано в Таблице 1, пять лет после 2020 года — критический период для первого действия Парижского соглашения. Например, представление нового раунда национально определенного вклада (НОВ) договаривающимися сторонами, первая глобальная инвентаризация в 2023 году также будет включать прозрачность и конкретизацию механизмов финансирования. Из-за воздействия коронавирусной эпидемии проведение COP26 в 2020 году и некоторые детали реализации были вынуждены отложить, и 2021 год стал более важным в процессе глобального управления климатом [22]. Таким образом, новая климатическая политика в Европе и Соединенных Штатах играет положительную роль в обеспечении беспрепятственного выполнения Парижского соглашения и эффективной работы в соответствии с его расчетным путем.

 

Таблица 1  Основные шаги по реализации правил реализации Парижского соглашения (2020-2025 гг.)

Национально определенный вклад (НОВ) Глобальный анализ Прозрачность Финансы
2020 г. Стороны представляют новые \ обновленные НОВ. Принятие общих форматов отчетности в соответствии с Парижским соглашением. Развитые / другие страны представляют раз в два года сообщения о будущем финансировании.
Начало обсуждения коллективной цели на период после 2025 года.
2021 г. Сбор материалов. Стороны продолжают осуществлять предварительную отчетность и обзор. Диалог на высоком уровне министров.
2022 г. Техническая оценка. Развитые / другие страны представляют сообщения раз в два года.
2023 г. Глобальный анализ. Диалог на высоком уровне министров.
2024 г. 1-й двухгодичный отчет о прозрачности и инвентаризации парниковых газов в соответствии с Парижским соглашением. Развитые / другие страны представляют сообщения раз в два года.
2025 г. Стороны представляют новые \ обновленные НОВ. Проводятся обзоры двухгодичных отчетов о прозрачности. Диалог на высоком уровне министров.

Источник: Jennifer Huang, “A Brief Guide to the Paris Agreement and ‘Rulebook’”, Center for Climate and Energy Solutions, June 2019, https: // www.c2es.org/wp-content/uploads/2019/06/paris-agreement-and-rulebook- guide.pdf, July 16, 2021.

 

4. Внутренние и внешние ограничения, с которыми сталкивается новая климатическая политика Европы и Америки, и пределы их влияния

В критический период глобального управления климатом активная климатическая политика Европы и Соединенных Штатов, несомненно, будет способствовать продвижению глобальных усилий по сокращению выбросов. Однако, принимая во внимание политические и экономические оковы и проблемы, с которыми сталкиваются Европа и сами Соединенные Штаты, вкупе с ограничением их собственных усилий по сокращению выбросов, а также конкурентоспособностью и личными интересами стратегических соображений в рамках новых соглашений о климате Европы и Америки, эффективность реализации новых климатических соглашений в Европе и Америке сильно пострадала и ограничилась.

Во-первых, и Европейский Союз, и Соединенные Штаты в настоящее время сталкиваются со сложными внутренними кризисами и политическими проблемами. Хотя ЕС всегда придерживался позитивной позиции по вопросу изменения климата и получал мощную поддержку со стороны своего народа, в настоящее время ЕС сталкивается с огромным давлением, требующим восстановления экономики. В то же время в некоторых государствах-членах растет популизм и политика правого толка, а некоторые страны Центральной и Восточной Европы выступают против более активной политики сокращения выбросов в вопросах климата. Все это заставляет их внутреннее единство сталкиваться с вызовами и в определенной степени влияет на продвижение их активной климатической политики.

Для Соединенных Штатов политическое наследие, оставленное Трампом, в определенной степени серьезно подорвало преемственность внутренней политики и внешнее глобальное доверие к Соединенным Штатам в области глобального управления климатом, а также повлияло на реализацию и продвижение новой климатической политики Байдена. После четырехлетнего отступления Трампа по вопросам изменения климата в сочетании с все более поляризованной внутренней политикой Соединенных Штатов другие страны скептически относятся к возвращению Соединенных Штатов к лидерству в области климата. Изменения во внутренней политике Соединенных Штатов часто приводят к отказу от обязательств Соединенных Штатов в отношении климата или их изменению. Это стало серьезной проблемой, с которой сталкивается глобальное управление климатом.

В течение долгого времени радикализация двухпартийной политики в Соединенных Штатах привела к очень явной приверженности к проблеме изменения климата, партизанские политические интересы, а не общие интересы страны, ограничивают Соединенные Штаты от принятия устойчивой и сильной политики в области климата (энергетики). Международное сообщество заметило потенциально недолговечный характер климатической политики США, поэтому Байдену придется удвоить свои усилия, чтобы доказать, что в политике произошли серьезные изменения [1]. Именно в этой ситуации Байден в основном использует указы президента для реализации своей политики в области климата, и упомянутый выше «план занятости» также требует одобрения Конгресса, и есть большие переменные, которые можно изменить и приспособить. Насколько Байден может примирить политическую поляризацию двух сторон в вопросе климата для продвижения реализации своих климатических целей, действительно сталкивается с множеством проблем.

Во-вторых, все еще существует определенный разрыв между усилиями ЕС и Соединенных Штатов по сокращению выбросов, а также финансовой и технической помощью в области климата, которую они оказывают в глобальном управлении климатом. Это в определенной степени повлияло на их политические последствия. Согласно оценке организации отслеживания климатических действий (CAT), США сократят выбросы на 57–63% по сравнению с уровнем 2005 года к 2030 году, что соответствует схеме регулирования температуры на 1,5 ° C, предложенной в Парижском соглашении (при условии, что США также будут оказывать поддержку развивающим странам, чтобы сократить выбросы), и поставит Соединенные Штаты на лучший путь к достижению цели нулевых чистых выбросов к 2050 году [5].

Принимая во внимание большую ответственность Соединенных Штатов (долгосрочная история выбросов и очень высокие выбросы на душу населения) и возможности (одна из самых богатых стран в мире), хотя бы с внутренней точки зрения Соединенных Штатов, выбросы США к 2030 г. должны быть сокращены на 80%-86% от уровня 2005 г., если не учитывать ЗИЗЛХ (землепользование, изменения в землепользовании и лесное хозяйство), их следует сократить на 75%, чтобы продемонстрировать климатическое лидерство США [7]. Аналогичным образом, для ЕС, согласно оценке организации отслеживания климатических действий (CAT), хотя цель сокращения выбросов как минимум на 55% к 2030 году является важным шагом в правильном направлении, но этого все еще недостаточно для согласования целевого показателя ЕС и Парижского соглашения в 1,5°C, для достижения этой цели ЕС необходимо сократить выбросы на 58%-70% [4].

В то же время обязательство, взятое на себя развитыми странами, такими как Европа и Соединенные Штаты, в Канкунском соглашении, по мобилизации 100 миллиардов долларов США в виде климатических фондов для помощи развивающимся странам каждый год до 2020 года далеко не выполнено. Во время администрации Обамы США обещали предоставить «Зеленому климатическому фонду» 3 миллиарда долларов США, но фактически был выделен только 1 миллиард долларов США. С тех пор администрация Трампа прямо заявила о своем отказе предоставить дополнительное финансирование. На данный момент у правительства США есть еще 2 миллиарда долларов на климатическое финансирование, которое не реализовано. Байден планирует предоставить 1,2 миллиарда долларов США в «Зеленый климатический фонд» в 2022 финансовом году. Хотя это изменило регрессивные методы администрации Трампа, этого недостаточно для погашения предыдущих долгов. Европейский союз утверждает, что Европейский союз и его государства-члены (включая Соединенное Королевство) и Европейский инвестиционный банк вносят наибольший вклад в государственное климатическое финансирование развивающихся стран, при этом в 2019 году финансирование достигло 23,2 миллиарда евро [9]. Однако, согласно отчету, опубликованному ОЭСР в 2020 году, по состоянию на 2018 год общее финансирование борьбы с изменением климата в развитых странах (включая государственное климатическое финансирование, связанные с климатом официально поддерживаемые экспортные кредиты и частное климатическое финансирование) составляло 78,9 миллиарда долларов США, что далеко от цели в 100 миллиардов долларов США [17].

В-третьих, Европа и Соединенные Штаты обострили международную политическую и геополитическую напряженность на макроуровне, продвигая управление климатом для сохранения своего международного господства и ограничивая стратегических соперников, влияя на сотрудничество в области климата между Европой и Соединенными Штатами и другими развивающимися странами, особенно Китаем. Принимая во внимание далеко идущие последствия глобального управления климатом для экономического и социального развития страны и его глубокое влияние на статус страны в будущей международной конкуренции в эпоху низкоуглеродной экономики. Климатические стратегии Европы и США также находятся под сильным влиянием трехсторонних отношений между Китаем, США и Европой на более макроуровне, а также их соответствующих двусторонних отношений. Они также глубоко укоренились в международной политической и экономической структуре на макроуровне. Таким образом, нынешние относительно напряженные отношения между Китаем и США будут ограничивать углубленное развитие китайско-американского сотрудничества в области климата, что, в свою очередь, влияет на сотрудничество в области климата между Китаем и Европой.

Хотя Китай и Соединенные Штаты, похоже, в последнее время хорошо взаимодействуют по вопросам изменения климата, Си Цзиньпин также был приглашен принять участие в «Саммите лидеров по климату», организованном Байденом 22 апреля 2021 года с помощью видео. Но на макроуровне китайско-американских отношений администрация Байдена приняла стратегию конкуренции или даже конфронтации с Китаем из соображений международных и внутренних политических интересов, и Соединенные Штаты и Китай также поддерживают конкурентные отношения по вопросу изменение климата. Стратегическое позиционирование Соединенных Штатов по отношению к Китаю и укрепление трансатлантических отношений между Европой и США повлияли на восприятие и позиционирование ЕС интересов Китая и, в свою очередь, повлияли на сотрудничество ЕС с Китаем в области климата.

 

5. Вывод

Подводя итог, можно сказать, что текущую новую климатическую политику Европы и Америки можно охарактеризовать как «резонансную» и позитивную, а вопросы изменения климата стали «супер» международными проблемами в 2021 году. В определенной степени, учитывая важное влияние Европы и США в области глобального управления климатом, новая позитивная климатическая политика в Европе и Соединенных Штатах, несомненно, будет иметь определенное позитивное значение в продвижении стран мира, которые все еще серьезно затронуты новой эпидемией коронавируса, для усиления их внимания к проблемам климата, повышения интенсивности действий и содействия глобальному развитию климатического сотрудничества.

Глобальное управление климатом отвечает интересам всего человечества. Последние пять лет являются критическим периодом для выполнения Парижского соглашения, а также важным периодом для проверки эффективности установленной им модели управления. В этих условиях активные действия Европейского Союза и активное возвращение Соединенных Штатов, несомненно, будут способствовать значительному прогрессу в глобальном управлении климатом.

Конечно, мы также должны трезво осознавать, что усилия Европы и самих Соединенных Штатов не соответствуют их глобальной ответственности. Более того, их новая климатическая политика всегда была встроена в международную политическую стратегию на макроуровне, следовательно, существуют важные стратегические расчеты для геополитики и геоэкономической конкуренции. Например, предлагаемый механизм регулирования углеродных границ и европейские и американские стандарты зеленого финансирования и инвестиций будут ограничивать и влиять на международные инвестиции и формировать определенный зеленый барьер для международной торговли. Глобальное управление климатом оказывает всестороннее и глубокое влияние на экономическое и социальное развитие стран по всему миру, что не только показывает чрезвычайную важность вопросов изменения климата, но также показывает крайние проблемы, связанные с проблемами изменения климата.

Определенные научные знания говорят нам о том, что в глобальном масштабе нам необходимо достичь нулевого уровня выбросов к 2050 году, чтобы избежать наиболее серьезных катастрофических последствий изменения климата. Однако продвигать мир по траектории, необходимой для достижения этой цели, чрезвычайно сложно. Это потребует смены парадигмы, и следующая промышленная революция затронет каждый сектор мировой экономики и все аспекты общества [3]. Можно сказать, что в настоящее время мы находимся на критическом этапе глобальных усилий по восстановлению, и странам во всем мире необходимо более глубоко сосредоточиться на том, как динамически координировать здравоохранение, низкоуглеродное развитие и технологические инновации, укреплять международное сотрудничество и общее мышление, с тем, чтобы продвигать и консолидировать результаты глобального зеленого восстановления, чтобы человеческое развитие шло по здоровому, зеленому и безопасному пути.

Библиографический список:

  1. Anthony Froggatt, “2021: A ‘Super Year’for Climate and Environment Action, ”Chatham House, March 22, 2021, https: // www.chathamhouse.org/ 2021/03/2021-super-year-climate-and-environment-action, May 10, 2021.
  2. Antony Froggatt and Daniel Quiggin, “China, EU and US Cooperation on Climate and Energy: An Ever-changing Relationship,” Research Paper, Chatham House, March 2021.
  3. Bob Perciasepe, “A net-zero by 2050 commitment needs an aggressive interim target,” Center for Climate and Energy Solutions, April 14, 2021, https: //www.c2es.org/2021/04/a-net-zero-by-2050-commitment-needs-an-aggressive-interim-target/, May 10, 2021.
  4. Climate Action Tracker, “CAT Climate Target Update Tracker: EU,” December 18, 2020, https: // climateactiontracker.org/climate-target-update-tracker/eu/, May 10, 2021.
  5. Climate Action Tracker, “CAT Climate Target Update Tracker: USA,” April 23, 2021, https://climateactiontracker.org/climate-target-update-tracker/usa/, May 10, 2021.
  6. Climate Action Tracker, “Climate Summit Momentum: Paris Commitments Improved Warming Estimate to 2.4℃,” May 4, 2021, https://climateactiontracker.org/documents/853/CAT_2021-05-04_Briefing_Global-Update_ Climate-Summit-Momentum.pdf, May 10, 2021.
  7. Climate Action Tracker, “To Show Climate Leadership, US 2030 Target Should Be At Least 57% — 63%,” March 2021, https: // climateactiontracker.org/ documents/846/2021_03_CAT_1.5C-consistent_US_NDC.pdf, May 10, 2021.
  8. COP26: EU helps deliver outcome to keep the Paris Agreement targets alive, https://ec.europa.eu/commission/ presscorner/detail/en/ip_21_6021, Nov 13, 2021.
  9. European Commission, “International Climate Finance,” https: // ec.europa.eu/clima/policies/international/ finance_en, May 15, 2021.
  10. European Commission, “International Platform on Sustainable Finance,” October 16, 2020, https: // ec.europa.eu/info/business-economy-euro/banking-and-finance/ sustainable-finance/international-platform-sustainable-finance_en, June 22, 2021.
  11. European Commission, The European Green Deal, COM (2019) 640 final, Brussels, December 11, 2019.
  12. European Council “Special Meeting of the European Council (17, 18, 19, 20 and 21 July 2020), ”July 21, 2020, https: // consilium.europa.eu/media/45109/ 210720-euro-final-conclusions-en.pdf, May 10, 2021.
  13. Fred Shaia and Jeff D Colgan, Presidential Climate Action on Day One: A Foreign-Policy Guide for the Next President, Watson Institute of International and Public Affairs at Brown University, October 2020.
  14. pdf, May 23, 2021.
  15. International Energy Agency, Net Zero by 2050: A Roadmap for Global Energy Sector, May 18, 2021, p.30. https: ∥blob.core.windows.net/assets/ ad0d4830-bd7e-47b6-838c-40d115733c13/NetZeroby2050-ARoadmapforthe
  16. IPCC, “Climate Change Widespread, Rapid, and Intensifying — IPCC,” August 9, 2021, https: // ipcc.ch/2021/08/09/ar6-wg1-20210809-pr/, August 14, 2021.
  17. OECD, Climate Finance Provided and Mobilised by Developed Countries in 2013 — 18, OECD Publishing, Paris, November 6, 2020, https: // doi.org/10.1787/f0773d55-en, May 15, 2021.
  18. Simon Schunz, “Towards A ‘Transatlantic Green Deal’? How the EU Reengage the United States on Climate Change,” College of Europe Policy Brief, No. 8, December 2020.
  19. The Biden Plan for a Clean Energy Revolution and Environmental Justice, July 12, 2020, https: // joebiden.com/climate-plan/#, April 26, 2021.
  20. The White House, “Executive Summary: U.S. International Climate Finance Plan,” April 22, 2021, https: // www.whitehouse.gov/briefing-room/statements- releases/2021/04/22/executive-summary-u-s-international-climate-finance-plan/, April 26, 2021.
  21. The White House, “Fact Sheet: The American Jobs Plan,” March 31, 2021, https: // www.whitehouse.gov/briefing-room/statements-releases/2021/03/31/fact- sheet-the-american-jobs-plan /, April 26, 2021.
  22. The White House, “U.S.-EU Summit Statement,” June 15, 2021, https: // www.whitehouse.gov/briefing-room/ statements-releases/2021/06/15/u-s-eu- summit-statement/, June 17, 2021.
  23. UN Environment Programme, Emissions Gap Report 2020, Nairobi, UN Environment Programme, 2020.
  24. UNFCCC, “Climate Ambition Builds at Leaders Summit on Earth Day,” April 26, 2021, https: // unfccc.int/ news/climate-ambition-builds-at-leaders-summit-on- earth-day, May 10, 2021.
  25. Taryn Fransen, David Waskow, Joe Thwaites, Frances Seymour and Yamide Dagnet, “Leaders Summit on Climate Offers Jolt of Momentum for Global Action,” World Resource Institute, April 23, 2021, https: // www.wri.org/insights/ leaders-summit-climate-offers-jolt-momentum-global-action, May 10, 2021.
  26. UNFCCC, “Patricia Espinosa: This Year Is Crucial for the Future of Humanity,” April 26, 2021, https: // unfccc.int/news/patricia-espinosa-this-year-is-crucial-for- the-future-of-humanity, May 10, 2021.

Методология цифровой финансовой устойчивости

Введение

В целях содействия дальнейшему социально-экономическому развитию и повышению потенциала территории разрабатываются различные стратегические документы, программы, проекты. Не случайно в мае 2018 года и в последующем 2020 году Президент России издал указы о национальных целях и задачах [1, 2], направленных на научно-технологическое и социально-экономическое развития Российской Федерации, увеличение численности населения страны, повышение уровня жизни граждан, создание комфортных условий для проживания. Именно из таких направлений складывается понятие «устойчивое развитие».

Национальные проекты, реализующиеся на сегодняшний день, отвечают за развитие страны в различных направлениях. Однако, национальный проект «Производительность труда», от которого зависит производственный потенциал, в большей степени отражает цели на устойчивое развитие, особенно для индустриальных регионов.

Поскольку Свердловская область традиционно является промышленным центром России, экономика региона зависит от развития промышленного комплекса. Треть валового регионального продукта составляют обрабатывающие производства. Именно в этих отраслях наблюдается рост применения высокотехнологичных и наукоемких технологий, в том числе цифровых сервисов. Ряд предприятий вводят в производство автоматизированные комплексы, разрабатывают различные приложения для снижения нагрузки на сотрудников, повышения уровня производительности и, как следствие, увеличение финансовых показателей предприятия в частности и всего региона в целом.

Цифровизация процессов и производств прочно входит в окружающую среду, в том числе и в промышленность.

Переход к цифровой экономике обусловливает необходимость цифровой трансформации высокотехнологичных предприятий. Цифровая трансформация, основу которой составляют информационные технологии и роботизация производства, реализуется путем реинжиниринга бизнес-стратегии высокотехнологичного предприятия и формирования единого информационного пространства. Цифровая трансформация способствует увеличению доли информационно-интеллектуальных активов в имущественном потенциале высокотехнологичного предприятия, росту его фундаментальной стоимости [4, 545].

С точки зрения развития цифровой экономики и реализации одноименного национального проекта целью цифрового устойчивого развития является создание безопасных условий для функционирования цифровой инфраструктуры, обработки и передачи больших данных, использование отечественного программного обеспечения.

Достижение данных направлений будет способствовать широкому внедрению и использованию цифровых методов и ресурсов, расширению номенклатуры производимой продукции, увеличению объемов производства.

С любой стороны цифровизация влияет на обеспечение устойчивого развития.

Для Свердловской области векторами развития, установленными Стратегией социально-экономического развития до 2030 года, являются повышение качества жизни населения, представляющего Свердловскую область как привлекательную для жизни и развития человека территорию, и повышение конкурентоспособности Свердловской области в глобальной экономике [3]. Преодолев сложности и барьеры, стоящие перед регионом, можно будет говорить о финансовой стабильности.

Финансовый сектор российской экономики за последние четыре года претерпел существенные потрясения, связанные с введением антироссийских санкций, которые коснулись указанного сегмента самым непосредственным образом [5; 8, 160].

К примеру, крупное российское предприятие, единственное по производству титана, претерпело несколько изменений в связи с введенными санкциями, отчего доходная часть Свердловской области также пострадала: вместо десятка миллиардов запланированных налоговых доходов, регион получит меньше одного миллиарда рублей.

Поэтому важным становится снижение критической зависимости национальной денежно-кредитной системы от колебаний конъюнктуры на международных финансовых и товарных рынках [5; 12]. Это задача поставлена и на федеральном уровне, и на региональном. Хотя надо иметь ввиду, что тренды развития регионов напрямую зависят от федеральных направлений.

 

Обсуждение

Методологией цифровой финансовой трансформации можно считать перечисленные документы долгосрочного и стратегического развития, программы отраслей, внедряющих цифровые методы и приемы достижения поставленных целей.

Ряд исследователей считает, что цифровая экономика – парадигма ускоренного экономического развития, цель которой – внедрение цифровых бизнес- и операционных моделей на базе интегрированной ИТ-платформы, в совокупности обеспечивающих преобразование материальной основы для производства продукции, работ и услуг, существенного роста компетенций работающих, появления новых видов информации, алгоритмов, методов и инструментов глубинной обработки данных [9, 224; 13].

Финансовый план цифровой устойчивости и трансформации содержит ряд мероприятий, совокупно оцененный в 18 376 млрд. рублей, причем большая часть средств является внебюджетными источниками, то есть тем средствами, которые предприятия хотят вложить в цифровизацию своих процессов. Модернизация предприятия позволит обеспечить совершенствование, саморазвитие предприятия на средне- и долгосрочную перспективу. Такой подход позволяет совместить в первую очередь, бюджетные и внебюджетные источники, повысить качество взаимодействия между органами власти и бизнесом.

Нужно отметить, что государство способствует развитию цифровой экономики только финансово, предоставляя меры поддержки российским компаниям – разработчикам и заказчикам российского софта, и предлагает широкий набор сервисов для развития предприятия.

Государственная информационная система промышленности предполагает устойчивую работу предприятия с помощью доступных методов организации производственного процесса: от участия в конкурсах на получение инструментов поддержки до обеспечения закупочной деятельности между предприятиями, тем самым развивая кооперационные связи предприятий и в части производства и сбыта продукции, и в части развития цифровой экономики.

 

Результаты исследований

Методология как учение о методах, способах изучения предмета относительно цифровой финансовой устойчивости характеризуется рядом ключевых принципов, которые способствуют улучшению качества предоставления электронных цифровых услуг, развитию технологических процессов.

В контексте методологии цифровой трансформации социально-экономических систем необходимо также сформулировать и рассмотреть основные трансформационные инструменты, посредством которых осуществляются преобразования существующих концепций и форм функционирования социально-экономических систем и формирование новой модели. В связи с этим, одним из приоритетных предметов исследования и анализа становятся бизнес-процессы, поскольку непосредственно описание бизнес-процесса – это единственный способ смоделировать будущее состояние социально-экономической системы и представить, как она будет функционировать после внедрения трансформационных технологий [10, 34; 11].

Классическая методология построения бизнес- и ИТ-систем основана на следующих концепциях [9, 224]:

  1. Архитектурное моделирование цифрового предприятия на основе архитектурного фреймворка, инструментов и методов;
  2. Гибкое управление проектом цифровой трансформации предприятия.

Традиционный набор моделей бизнес- и ИТ-системы предприятия следующий:

  • бизнес-канва, описывающая бизнес-модель предприятия;
  • организационная структура, определяющая состав и назначение структурных подразделений, их местоположений;
  • оргштатная (ролевая) структура, которая закрепляет компетенции (знания + навыки + владение определенными технологиями и инструментами) за ролями исполнителей управленческих и производственных функций;
  • функциональная структура системы управления, определяющая подсистемы и комплексы управленческих задач;
  • потоки работ (Work Flow), бизнес-процессы, раскрывающие содержание основной, вспомогательной и управленческой деятельности;
  • информационная – состав и структура данных (Entity Relationship Diagrams), формы представления информационных сообщений (документов), информационные связи элементов системы управления, схемы документопотоков (Data-Flow-Diagrams);
  • архитектура приложений — состав, структура и типы программных компонентов (программные модули, процедуры, сервисы, микро-сервисы);
  • ИТ-инфраструктура или технологическая архитектура — платформа ИТ- и киберфизических систем;
  • мотивационные для стейкхолдеров, основанные на бизнес-анализе предметной области для формулирования бизнес-требований к ИТ-системе;
  • бизнес-стратегия, возможности предприятия (Capabilities);
  • ИТ-стратегии, выровненные по отношению к бизнес-стратегии;
  • ресурсов для реализации стратегий бизнеса и ИТ.

Другими словами, получается финансовая устойчивость зависит от качества внедрения «цифры» на предприятиях и организация, осуществляющих деятельность на территории рассматриваемого субъекта.

В Свердловской области развитию цифровой экономики обращено повышенное внимание. Однако, есть узкий момент в части разграничения цифровой трансформации государственных и муниципальных органов и внедрение и использование современных механизмов на производстве.

Понятно, что в каждом случае финансовая нагрузка будет соответствующей. Переход на российский софт занимает и временные установки, и кадровые, и финансовые издержки.

Следующая проблема состоит в том, что разработчики методологии цифровой эволюции имеют разноплановые взгляды на перспективы цифровой экономики и общества, а также на средства достижения поставленных целей. На сегодняшний день нет четкого понимания, зачем нужен переход на цифровой уровень. новый технологический уклад, гонка за инновациями, внедрение искусственного интеллекта, управляемого самим человеком? Список можно продолжать и дальше, однако, глобализация мирового общества диктует новые правила и реалии построения современного мира.

Как и любая другая система цифровизация общества, цифровая экономика имеет свои преимущества, недостатки, а также возможные риски.

Заслуживает внимание опыт американских коллег по всестороннему исследованию проблемы неравенства, материалы о котором опубликованы в журнале «В мире науки». Отмечается, что в США среди развитых стран наиболее высокий уровень экономического неравенства, что сказывается на равенстве возможностей, на продолжительности жизни при самых высоких затратах на здравоохранение, на биологических повреждениях тела и мозга, а также способствует катастрофическому ухудшению окружающей среды. Дж. Стиглиц в качестве экономических причин неравенства называет переход США от обрабатывающей промышленности к экономике, основанной на сфере услуг и новых формах эксплуатации, которые усиливаются цифровыми технологиями [6, 28;15].

Применительно к Российской Федерации полного перехода от отраслей промышленного блока к сфере услуг не произойдет, поскольку российское предоставление услуг уязвимо в условиях введения ограничительных мер, различных локдаунов и т.д.

Это подтверждается фактами, произошедшими в недавнем прошлом. В связи с пандемией сфера услуг в большей части вынуждена была полностью ограничить свою деятельность. Отдельные ее виды были признаны пострадавшими. Напротив, обрабатывающая промышленность нарастила свои результаты. Относительно итогов развития Свердловской области темп роста 2020 года к 2019 году составил 1,7% по объему отгруженной продукции, и 2,3% по индексу промышленного производства.

Малый и средний бизнес, осуществляющий деятельность в сфере предоставления услуг общественного питания, зрелищных мероприятий только спустя несколько месяцев начинает восстанавливаться.

Методология цифровой трансформации в условиях общемирового экономического кризиса складывается в трех направлениях, которые в ближайшей перспективе будут претерпевать некоторые трудности в связи со снижением финансирования проектов цифровой экономики:

  1. Внедрение новых механизмов в цепочку производственного процесса и последующего предоставления услуг сервиса в течение жизненного цикла продукции;
  2. Развитие контактируемых между собой отраслей: развитие кооперации между производством, исследованиями и технологиями внедрения;
  3. Совершенствование технологического процесса, переход на автоматизированные процессы (программное управление, роботизация).

Анализируя все три направления, можно согласиться со следующим тезисом, что большинство существующих методик не применимо для исследования цифровой трансформации промышленности в разрезе регионов. Ограничения связаны как непосредственно с набором входящих в расчетный индекс показателей, так и с методикой сборки интегрального индекса в условиях неоднородности объектов в промышленном секторе. Измерение индекса цифровизации промышленности должно учитывать специфику и разнообразие исследуемых объектов, динамику изменений основных показателей в процессе цифровой трансформации, а также особенности социальных и экономических последствий [7, 40; 14].

 

Выводы

Таким образом, цифровая финансовая трансформация развивается преимущественно в промышленном блоке, влияющем на развитие экономики. Применительно к Свердловской области, цифровизация развивается в двух направлениях: среди органов власти, переход на предоставление услуг в электронном виде, и среди промышленников, внедряя новые технологии и методы в производственные цепочки, технологические процессы.

Библиографический список:

  1. Указ Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» / [Электронный ресурс] URL: сonsultant.ru, свободный.
  2. Указ Президента РФ от 21.07.2020 № 474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» / [Электронный ресурс] URL: сonsultant.ru, свободный.
  3. Закон Свердловской области от 21.12.2015 № 151-ОЗ «О Стратегии социально-экономического развития Свердловской области на 2016–2030 годы» / [Электронный ресурс] URL: сonsultant.ru, свободный.
  4. Батова, М.М., Баранова, И.В., Майоров, С.В., Коробченко, О.В. Методология и практический инструментарий цифровой трансформации высокотехнологичных предприятий // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2019. – №4. – С. 543-560.
  5. Горохова, С.С. Устойчивое развитие национальной финансовой системы как фактор обеспечения экономической безопасности Российской Федерации // Банковское право. – 2019. – № 3. – С. 38-44 / [Электронный ресурс] URL: сonsultant.ru, свободный.
  6. Герасимова, И.А. Цифровая трансформация экономики и общества: проблемы методологии исследования // Цифровой ученый: лаборатория философа. – 2019. – Т. 2. – № 4. – С. 21-29.
  7. Евдокимова, Е.Н., Куприянова, М.В., Соловьев,а И.П., Симикова, И.П. Цифровая трансформация промышленности: проблемы управления, методология оценки. – Рязань, 2020.
  8. Звягин, А.А. Высокие технологии. Госвмешательство VS невидимая рука рынка. // Экономика высокотехнологичных производств. 2020. – Т. 1. – № 4. – С. 155-172.
  9. Ильина, О.П., Барабанова, М.И. Методология гибкой цифровой трансформации предприятия // В сборнике: Технологическая перспектива в рамках Евразийского пространства: новые рынки и точки экономического роста. Труды 5-ой Международной научной конференции. – 2019. – С. 223-232.
  10. Кудбиев, Ш. Методологические аспекты цифровой трансформации // International scientific review. – 2020. – №LXVII. – С. 29-36.
  11. 9 Of The Most Popular Project Management Methodologies Made Simple // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: https://thedigitalprojectmanager.com/project-management-methodologies-made-simple/, свободный.
  12. How to win at digital transformation // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: https://www.forbes.com/forbesinsights/hds_digital_maturity/HowToWinAtDigitalTransformation.pdf, свободный.
  13. The digital finance imperative: measure and manage what matters next // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: https://www.oracle.com/webfolder/s/delivery_production/docs/FY16h1/doc16/Oracle-CIMA-Thought.pdf, свободный.
  14. Ten benefits of digital financial management // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: https://www.accountor.com/en/finland/article/ten-benefits-digital-financial-management, свободный.
  15. Why We Need to Promote Digital Financial Literacy // [Электронный ресурс] Режим доступа: URL: https://development.asia/policy-brief/why-we-need-promote-digital-financial-literacy, свободный.