Формирование информационных кластеров в Республике Беларусь: адаптация зарубежного опыта

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой экономической теории и мировой экономики
Беларусь, Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины
sorvirov@yandex.ru


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории и мировой экономики
Беларусь, Гомельский государственный университет имени Ф. Скорины
axmbaranov@rambler.ru

Аннотация

Цель работы – разработка основ модели формирования информационных кластеров как элемента развития внешнеэкономических связей Беларуси с мировым сообществом. Приведена динамика формирования кластеров в экономике зарубежных стран, выработаны модели кластеризации экономики развитых стран с учетом специфики использования информационных технологий. Определены факторы, влияющие на процесс формирования информационных кластеров с участием Беларуси, в результате исследования систематизирована примерная региональная структура кластеризации белорусской экономики, разработаны предложения по смене модели формирования инновационных кластеров Беларуси, усовершенствованы методики расчета эффективности внешнеэкономической деятельности информационного кластера с учетом эффекта мультипликатора от вторичных потоков инвестиций и экономического эффекта разработки и реализации мероприятий по повышению качества управления инновационным процессом в кластере.

Ключевые слова

инновационный кластер, финансово-промышленная группа, информатизация, информационный кластер, аутсорсинг, электронная торговля, технопарк, ИТ-предприятие

Print Friendly, PDF & Email

Категории статьи:

Читайте также

Статья также доступна (this article also available):

Рекомендуемая ссылка

Сорвиров Борис Владимирович , Баранов Александр Михайлович
Формирование информационных кластеров в Республике Беларусь: адаптация зарубежного опыта// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №2 (86). Номер статьи: 8601. Дата публикации: . Режим доступа: https://sovman.ru/article/8601/

Введение

Для информационной экономики, отличающейся новым технологическим способом производства, инновационность становится неизменным атрибутом и потребностью. Между тем на современном этапе развития уменьшилось количество прорывных инноваций (макроизобретений). С конца XX века развитие экономики идёт преимущественно по пути ускоренной оптимизации (за счёт микроизобретений). Характерные черты современной информационной экономики судя по зарубежному опыту, характеризуются повсеместным разрушением вертикальных индустриальных иерархий и возникновением на их месте горизонтальных сетевых структур – в глобальных ресурсных корпорациях, в сфере национальной и региональной экономик. Многие развитые страны активно используют кластерный подход в формировании и регулировании своих национальных инновационных программ. Так, в США более половина всех предприятий участвует в кластерах, а задача формирования и укрепления инновационных кластеров была поставлена в число важнейших национальных приоритетов. Эффективная реструктуризация белорусской экономики также требует активного взаимодействия и сотрудничества крупного и малого бизнеса, представителей власти, научно-исследовательских центров, и здесь кластерный подход предоставляет необходимые инструменты и аналитическую методологию. Основополагающую роль для экономики Республики Беларусь играет динамичное обновление хозяйственной деятельности, которое становится возможным благодаря созданию интегрированных корпоративных структур нового поколения, объединяющих органы власти, финансовые, бизнес-структуры, научно-исследовательские центры и другие субъекты экономики с помощью информационных технологий в целях достижения эффекта синергии их взаимоотношений. изучить мировой опыт создания инновационных  кластеров.

Цель работы – разработка основ модели формирования информационных кластеров как элемента развития внешнеэкономических связей Беларуси с мировым сообществом.

Научная проблематика и цель работы обусловили формирование следующей гипотезы: развитие информационных кластеров в Беларуси будет способствовать не только становлению нового способа производства, но и создаст условия для формирования развитой информационной экономики. Исследование в методологическом и теоретическом плане базируется на классических и современных научных трудах отечественных и зарубежных учёных-экономистов по проблемам информационной экономики и экономической трансформации в целом, развития кластерной системы взаимодействия в условиях информационного развития в частности. Методологической основой исследования явились различные методы исследования информационной экономики: межпредметный метод, системный институционально-эволюционный метод, цивилизационный подход, логико-исторический подход, метод сублимаций, социально-личностный подход, социометрический методологический подход, дедуктивный метод, формально-логический анализ, метод эмпирической виртуализации

В мире проблемы развития кластеров в информационной экономике исследуются в научных центрах: Массачусетский технологический институт (США), Токийский технологический институт (Япония), Квинслендский технологический университет (Австралия) и др. В России проблемы развития кластеров в информационной среде изучаются в ведущих государственных научных центрах РФ: Центр мировой экономики и глобальных проблем (г. Москва), Центральный экономико-математический институт РАН (г. Москва), Московский государственный институт электроники и математики (технический университет) (г. Москва), Институт проблем управления имени В.А. Трапезникова РАН (г. Москва), научно-производственный комплекс «Технологический центр»  Московского государственного института электронной техники (г. Москва), Обнинское научно-производственное предприятие «Технология» (г. Обнинск, Калужская область) и др. В Беларуси проблемы информационной экономики получили отражения в трудах исследователей ГНУ «Институт экономики Национальной академии наук Беларуси (г.Минск), ГНУ «Центр системного анализа и стратегических исследований Национальной академии наук Беларуси» (г. Минск) и др.

 

Основная часть

Проблема создания и развития кластеров является хорошо изученной в отечественной (Т.Цихан, А. Юданов, А. Коробков, С. Паринов) и зарубежной (М.Портер, Д. Симмие, Л. Ван ден Берг) научной литературе. Тем не менее, никто из отечественных экспертов не рассматривает информационные связи субъектов кластера, связанные с реализацией новых возможностей, предоставляемых информационными технологиями в экономике региона. Не сложилась общепризнанная методология исследования и оценки информационных кластеров, что затрудняет разработку концепции их построения на региональном уровне. Не определены правовые механизмы регулирования внешнеэкономических связей информационного кластера и в недостаточной мере исследовано их влияние на социально-экономическую систему в целом. В ходе анализа научных работ в данной области было выявлено, что отсутствуют комплексные исследования проблем оценки внешнеэкономической ориентации кластеров информационных технологий, определения закономерностей становления их социально-технической инфраструктуры. Вышеизложенные пробелы в исследованиях обуславливают актуальность и значимость работы.

Никто из отечественных авторов не рассматривает практику создания региональной инновационной экономики с позиции формирования новых форм кластеров, характерных для информационного способа производства. Применительно к Беларуси развитие информационных региональных кластеров в важнейших отраслях экономики позволяет решить проблему повышения конкурентоспособности национальной экономики малозатратным и ресурсосберегающим способом, реализовать экономический потенциал регионов Беларуси за счёт интеграции в мировое экономическое пространство на принципах конкурентности, открытости, эффективности, стандартизации и безопасности. Мировая практика свидетельствует, что в последние два десятилетия процесс формирования кластеров происходил достаточно активно. В целом, по оценке экспертов, к настоящему времени кластеризацией охвачено около 50 % экономик стран мира (рисунок 1).

 

Количество инновационных кластеров в экономиках стран мира, 2016 г.

Рисунок 1 – Количество инновационных кластеров в экономиках стран мира, 2016 г.

 

В США в рамках инновационных кластеров работает более половины предприятий, а доля ВВП, производимого в них, превысила 60 %. В ЕС насчитывается свыше 2 тыс. кластеров, в которых занято 38 % рабочей силы [1].

По результатам наших исследований [2], страны с высоким уровнем развития информационных технологий (ИТ) и научных исследований и разработок (НИР) являются кластерными лидерами в мировом сообществе, что свидетельствует о зависимости кластеризации от информационной емкости экономики (таблица 1).

 

Таблица 1 – Обобщенные характеристики уровня информатизации

Кластеры (ИТ-НИР)СтранаИТ-индексНИР-индекс
1108Великобритания0,5790,352
2206Италия0,640,5
370Канада0,5680,260
4380США0,6470,577
532Германия0,4160,382
696Франция0,3490,382
7120Финляндия0,5000,643
925Россия0,0390,123
102Беларусь0,0220,067

 

На основе институциональных особенностей организации кластеров в различных странах мира [3, 4] выработаем основные модели формирования кластеров в информационной экономике. Каждая модель представляет собой определенное сочетание семи ключевых характеристик кластера: степень рыночных связей и конкуренции, наличие фирм-лидеров, развитие малого бизнеса, инновации, использование ИТ, интернационализация, присутствие прямых зарубежных инвестиций:

  1. Американская модель отличается выраженной конкуренцией между предприятиями, применима, если производственный процесс не предполагает налаживания тесных взаимосвязей. За счет конкуренции между поставщиками в кластере, а также за счет массового производства у головной фирмы достигается низкая себестоимость конечного продукта (рисунок 2), при этом показатели использования ИТ достаточно высоки [1]. Характерным для американских кластеров является то, что их деятельность основана на принципах партнерства и ориентирована на коммерциализацию НИОКР. Государство через федеральную контрактную систему предоставляет корпорациям-подрядчикам (исполнителям программ НИОКР) следующие права [5]: безвозмездное использование промышленного оборудования и научных лабораторий государства; льготы при приобретении сырья и материалов от государственных ведомств и из государственных фондов; налоговые льготы; досрочную амортизацию основных фондов и т. д. В США существуют два типа инновационных кластеров: те, что возникли спонтанно, по инициативе отдельных личностей или частных организаций, и те, что создавались по указанию правительств отдельных штатов. Кластеры второго типа продолжают создаваться и сейчас, однако наиболее известные и эффективно действующие технопарки относятся к первому типу, например Силиконовая долина в г.Санта-Клара, эволюционно развившийся в кластер инновационного развития.

 

Американская модель кластеризации в информационной среде

Рисунок 2 – Американская модель кластеризации в информационной среде

 

В 2014 году в США насчитывается 380 инновационных кластеров и технопарков (рисунок 1), что составляет более 30 % их общемировой численности, в которых трудятся более 200 тыс. рабочих и 75 тыс. ученых.

 

  1. Японская модель формируется вокруг фирмы-лидера с масштабным производством, интегрирующей массу поставщиков на различных стадиях производственного цикла. Применима для производства технологически сложной продукции. Разработка продукта требует высоких постоянных издержек, которые могут окупиться только при большом объеме продаж. Объемы использования ИТ в кластерах значительны.

 

Японская модель кластеризации в информационной среде

Рисунок 3 – Японская модель кластеризации в информационной среде

 

Как и в США, в Японии кластеры создаются для продвижения наиболее современных информационноемких направлений: разработки и производства больших интегральных схем, нанотехнологий, робототехники. Особое значение придается так называемым смешанным отраслям: биопроизводству и биоинформатики. В этом заключается одно из основных отличий японских программ от их аналогов в Европе, где нередко преобладают кластеры в таких «традиционных» отраслях, как сельское, морское и лесное хозяйство (Дания и Норвегия). Большое значение в кластерной политике Японии придается налаживанию кооперации между частными промышленными компаниями, научно-исследовательскими, учебными учреждениями, соответствующими государственными организациями. Разобщенность между ними является слабым местом японской инновационной системы. К специфике японской кластерной политики можно отнести активную поддержку венчурного бизнеса. Кроме того, важная роль отводится установлению контактов с зарубежными предприятиями, университетами и научно-исследовательскими учреждениями. Успешный пример, демонстрирующий особенности японской политики по развитию кластеров – «Долина Саппоро». Этот кластер – одно из первых в Японии крупных научно-производственных объединений, выросших из венчурного предприятия. В 1976 году доцент Университета Хоккайдо Ё.Аоки организовал «Группу микрокомпьютерных исследований Хоккайдо». Многие студенты, входившие в группу, впоследствии организовали свои компании, занимающиеся разработкой ИТ, что в итоге привело к созданию «Долины Саппоро» [6].

 

  1. В соответствии с китайской моделью, кластеры развиваются за счет привлечения крупных международных компаний через прямые иностранные инвестиции. Хороший инвестиционный климат необходим для освоения передовых технологий и выхода на мировые рынки.

 

Китайская модель кластеризации в информационной среде

Рисунок 4 – Китайская модель кластеризации в информационной среде

 

При этом объемы производства инноваций незначительны, в основном происходит трансфер технологий развитых стран, в отличие от объема использования ИТ, существенный масштаб которого характеризует производство в рамках кластеров как высокотехнологическое.Так же, как и ЕС, Китай проводит кластерную политику с целью повышения промышленного и инновационного потенциала национальной экономики. Так, например, в Китае к 2015 году существует более 60 особых зон, предназначенных для формирования кластерных образований в различных областях промышленности, обеспечивающих средний уровень продаж на сумму около 200 млрд. долл. в год.

 

  1. Высоким уровнем инноваций и степени информатизации характеризуется скандинавская модель, которая поддерживается мощным сектором НИР, широким использованием возможностей ИТ, развитой системой образования. В наибольшей степени модель применима для небольших компактных стран, относительно дефицитных по природным ресурсам и ориентированных на экспорт (рисунок 5).

 

 Скандинавская модель кластеризации в информационной среде

Рисунок 5 – Скандинавская модель кластеризации в информационной среде

 

Промышленные предприятия Финляндии являются одними из самых конкурентоспособных в мире с начала XXI века и занимают ведущие места в мировых рейтингах благодаря политике кластеризации промышленности. Так, тесное взаимодействие фирм финского лесопромышленного кластера с научно-исследовательскими центрами, обладающими мощной научной базой по биотехнологиям, обеспечивает им конкурентные преимущества в распространении знаний перед торговыми соперниками, благодаря чему Финляндия, имея 0,5% мировых запасов древесины, обеспечивает 10% мирового экспорта продуктов лесопереработки, в том числе 25% качественной бумаги. Самыми первыми и наиболее успешными кластерными образованиями стали объединения на рынке телефонов и мобильной связи. Доля мирового экспорта Финляндии в сфере мобильной связи составляет 40%, что является одним из лучших показателей развития инфраструктуры информационной экономики в мире.

Инновационную инфраструктуру региона формируют следующие элементы – организации различных институционально-правовых форм и инновационно-институциональные структуры (технопарки, бизнес-инкубаторы, инвестиционные и венчурные фонды, центры трансфера технологий, консалтинговые агентства и т.д.), деятельность которых способствует развитию регионального инновационного потенциала [7].

В соответствии с Государственной программой инновационного развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы, кластеры являются основополагающим объектом государственной политики стимулирования инноваций. Необходимо переходить от поддержки отдельных предприятий, удовлетворяющих определенному перечню критериев как инновационные к поддержке не просто групп предприятий, но эффективных взаимосвязей между участниками НИС. В рамках кластера в число объектов поддержки входят не только предприятия-производители, но и обслуживающие их компании, образовательные учреждения, финансовые институты развития, технопарки, а самое главное – механизм эффективного взаимодействия между этими участниками.

Исследование кластеров особенно актуально в условиях формирования глобальной информационной среды взаимодействия между субъектами рыночных отношений, когда необходим поиск новых форм организации и самоорганизации предприятий, способствующих повышению их конкурентоспособности [8].

В обобщенном виде можно привести следующие факторы [9], способствующие и препятствующие развитию информационных кластеров с участием Беларуси (таблица 2).

 

Таблица 2 – Факторы, влияющие на процесс формирования информационных кластеров с участием Беларуси

Факторы, способствующие формированию информационных кластеровФакторы, препятствующие развитию информационных кластеров
  • доступность поставщиков;
  • доступность инженерного и научного персонала;
  • доступность возможностей для НИОКР;
  • доступность высшего образования;
  • традиции производственной кооперации;  развитая технологическая культура.

 

  • низкая эффективность систем поставок;
  • низкая востребованность образовательных и научно-исследовательских программ предприятиями промышленности;
  • слабые связи между учебными учреждениями, НИИ и промышленностью;
  • низкая эффективность отраслевых и профессиональных ассоциаций;
  • невысокая конкурентоспособность предприятий и короткий временной горизонт бизнес-стратегий.

 

Вместе с тем, если отказаться от идеи создания информационных кластеров с участием белорусского бизнеса, ведущие отечественные отрасли под давлением нарастающей международной конкуренции могут утратить свои позиции на рынке. Последний сценарий может привести к значительным потерям для национальной экономики Беларуси.

Эффект от кластеризации проявляется в сферах:

  • бюджетной – за счет притока таможенных платежей от экспорта (импорта) товаров и услуг;
  • инвестиционной – за счет притока иностранных и отечественных инвестиций и увеличения реинвестирования (от экспорта);
  • производственной – за счет модернизации технологической производственной базы (при импорте ИТ-оборудования, организации совместных предприятий);
  • социальной – за счет увеличения занятости при наращивании экспортоориентированного производства, открытия совместных предприятий.

В настоящий момент информационных кластеров в Беларуси не существует. Вместе с тем в соответствии с Государственной программой инновационного развития Республики Беларусь на 2016-2020 годы определено, что одной из основных задач при формировании институциональной среды, благоприятной для инновационного и технологического развития, является создание многопрофильных кластерных структур в области нано-, биотехнологий и фармацевтической промышленности посредством создания научно-технологического парка, имеющего статус и правовой режим, аналогичный Парку высоких технологий [10].

В составе научно-технологического парка будут сконцентрированы научные организации НАН Беларуси и исследовательские подразделения учреждений высшей школы, осуществляющие исследования и разработки в сфере нано-и биотехнологий; предприятия фармацевтической и микробиологической промышленности; предусматривается создание Республиканского центра генно-инженерных исследований, Республиканского центра трансфера и коммерциализации нано- и биотехнологий. В этом случае Беларуси может быть полезен опыт Азиатских кластерных образований в целях формирования инновационной экосистемы и в дальнейшем – информационного кластера, который является конечной эволюционной стадией технопарка. При этом промежуточную стадию эволюции необходимо использовать именно исходя из азиатского опыта создания инновационных экосистем (рисунок 6).

 

Перспектива эволюции белорусских технопарков

Рисунок 6 – Перспектива эволюции белорусских технопарков

 

ИТ-кластер в городе Минске может быть создан на базе резидентов Парка высоких технологий, ГНУ «Объединенный институт проблем информатики НАН Беларуси», БГУ, УО «Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники». Помимо этого, информационные кластеры могут быть созданы на базе следующих организаций и объединений в региональной структуре национальной экономики Беларуси, путем налаживания устойчивых взаимосвязей, в том числе и с помощью информационных технологий между крупными предприятиями Беларуси, научно-исследовательскими центрами и ИТ-компаниями (таблица 3)

 

Таблица 3 – Примерная региональная структура кластеризации экономики  Беларуси

КластерГород Беларуси
Кластер химической промышленностиг. Гродно
Нефтехимический кластерг. Новополоцк
Агромашиностроительный кластерг. Гомель
Автотракторостроительный кластерг. Минск
Химико-текстильный кластерг. Могилев

 

Эффективность внешнеэкономической деятельности информационного кластера с учетом эффекта мультипликатора от вторичных потоков инвестиций может быть рассчитана по формуле:

 

(1)

где Pq – приращение отраслевого продукта при переливе капитала Kq от внешнеэкономической деятельности субъектов кластера в кластер q,
Q – количество рассматриваемых кластеров,
Lq – приращение числа рабочих мест в отрасли.

 

Ввиду ряда особенностей экономики региона оценка инвестиционной и производственной составляющих эффекта – затруднена. Определенную взаимосвязь экспортного потенциала и инвестиций в основной капитал можно выявить на основе регрессионной модели [11].

Экономический эффект разработки и реализации мероприятий по повышению качества процесса в системе у участников кластера можно определить по следующей формуле:

 

(2)

где Э – ожидаемый экономический эффект разработки и внедрения мероприятий по повышению качества процессов в системе за срок применения мероприятий (i),
q – число наименований выпускаемых основных видов информационных продуктов, на которые распространяется данное мероприятие (q = 1, 2, …, n),
Cqi – прогноз цены i-го турпродукта в году q,
Sqi – прогноз себестоимости единицы i-го информационного продукта в году q,
Rit – прогноз расходов на ИТ по единице i-го информационного продукта в году q,
Qit – прогноз объема выпуска i-го информационного продукта в году q,
t – год осуществления инвестиций в мероприятия по повышению качества процесса в системе (t = 1, 2, …, Т),
Т – последний год вложений, год внедрения мероприятий),Zt – единовременные затраты (инвестиции) на повышение качества процесса (на совершенствование технологии, организации и т.п.) в году t [12].

 

Одной из основных проблем белорусской инновационной системы является отсутствие эффективных информационных взаимосвязей между ее элементами – участниками инновационного процесса, информационная непрозрачность, низкая мотивация к созданию и финансированию инноваций, непроработанность механизмов коммерциализации результатов инновационной деятельности [13]. При этом эффективность инновационных процессов зависит в первую очередь от того как участники данных процессов взаимодействуют друг с другом. Основная задача – обеспечить формирование такой инновационной инфраструктуры, которая сможет создать эффективные информационные каналы между всеми её элементами, что возможно в условиях экономики знаний с помощью использования современных информационных технологий (ИТ) и механизмов формирования транснациональных информационных кластеров в регионе.

 

Заключение

В Беларуси не получили должного развития отрасли электронной промышленности – важного сегмента ИТ, в котором производятся средства аппаратного обеспечения. Не имея собственной индустрии аппаратных средств, Беларусь отстала от стран США и ЕС на несколько десятков лет, в связи с чем её информационный сектор экономики  должен развиваться в направлении производства информационных продуктов и сферы информационных услуг, в которых требуется высококвалифицированный труд. Потенциал интеллектуальных ресурсов в Беларуси значителен благодаря сложившейся системе образования. Если интеллектуальный капитал отсутствует или используется неэффективно (ниже некоторого порогового уровня), то развитие экономики может быть только экстенсивным. Общая эффективность экономического развития при этом низка. В случае реализации информационного сценария развития экономики по различным показателям инновационной инфраструктуры возможен рост ВВП Беларуси от 1 до 8%.

Кластеры являются основополагающим объектом государственной политики стимулирования инноваций: от поддержки отдельных предприятий, удовлетворяющих определенному перечню критериев как инновационные, необходимо переходить к поддержке не просто групп предприятий, но эффективных взаимосвязей между участниками НИС. В рамках кластера в число объектов поддержки входят не только предприятия-производители, но и обслуживающие их компании, образовательные учреждения, финансовые институты развития, технопарки, а самое главное – механизм эффективного взаимодействия между этими участниками. Исследование кластеров особенно актуально в условиях формирования глобальной информационной среды взаимодействия между субъектами рыночных отношений, когда необходим поиск новых форм организации предприятий, способствующих повышению их конкурентоспособности.

В настоящее время в Республике Беларусь существует успешный опыт реализации кластерной модели развития в ИТ-индустрии (на базе научно-технологической ассоциации «Инфопарк» и Парка высоких технологий), в 2013 году создана Республиканская ассоциация наноиндустрии, в которую входят более 20 организаций различных форм собственности и ведомственной подчиненности, осуществляющих разработку нанотехнологий и производство нано-технологической продукции, взаимодействие между которыми является основой для формирования инновационно-промышленного кластера. При этом образование инновационных кластеров в Беларуси идет в большей степени по третьей модели – модели Китая, для которой характерна высокая роль государства, вертикальная интеграция и специализация предприятий в пределах одной географической области, что имеет ряд недостатков при создании новых информационноемких производств.

В целях развития информационной экономики Беларуси предлагается переход ко второй, Японской модели формирования кластеров. На данный момент Япония разрабатывает комплексный план развития индустриальных  кластеров  с  2017 года,  который  направлен на развитие малого бизнеса и усиление роли университетов в производимой продукции и инновациях. Несмотря на разный уровень развития индустрии и уровня образования между Беларусью и Японией наиболее применимым примером успешности кластера является государственно-частное ИТ-предприятие направленное на повышения коммерческой эффективности производства и создание рентабельных инновационных проектов в регионах. Такие предприятия, частично спонсируемые бизнесом, привлекают большее внимание со стороны индустрии. Создание таких предприятий в планируемых кластерах на территории Беларуси, и правильное использование ресурсов и человеческого капитала значительно повысило бы успешность и эффективность региональной экономики.


Библиографический список

  1. Несмачных О.В., Литовченко В.В. Кластерная политика в стратегии инновационного развития России и зарубежных стран // Экономические науки. 2014. № 9. С. 162–165.
  2. Сорвиров Б.В., Баранов А.М. Теоретико-методологические аспекты развития глобальной информационной экономики // Вестник экономической интеграции. 2011. № 4. С. 7–14.
  3. Сорвиров Б.В., Нижегородцев Р.М., Баранов А.М. Информационная экономика. М.: Интеграция, 2015. 383 с.
  4. Воробьёв П.И. Формирование конкурентоспособных промышленных кластеров в регионе: модели организации и инструменты политики // Проблемы государственной политики регионального развития России: материалы Всероссийской научной конференции. М., 2008. С. 405– 410.
  5. Порваткина М.В. Зарубежный опыт формирования и развития региональных кластеров в экономически развитых странах // Вестник ТГПУ. 2011. № 12. С. 112–116.
  6. Батуева Т.Б. Мировая практика развития кластеров в экономически развитых странах // Конкурентоспособность и модернизация экономики. 2015. № 5. С. 41–48.
  7. Об утверждении Концепции формирования и развития инновационно–промышленных кластеров в Республике Беларусь и мероприятий по ее реализации: Постановление Совета Министров Республики Беларусь, 20 января 2014 г., 5/38322, No 27 / Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь [Электронный ресурс]. Минск, 2014.
  8. Голованова С.В. Кластерные отношения в России и региональная политика развития кластеров // XI международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества: материалы конф. 6-8 апр. 2010 г., Москва. М. 2011. 393 с.
  9. Емельянов В.Е. Структуры международного бизнеса. Мурманск, 2008. 88 с.
  10. О Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2011-2015 годы: постановление Совета Министров Республики Беларусь от 26 мая 2011 г. No 669 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2011 г. No 64. 5/33864.
  11. Баллиева Х.Ю., Гузиева Л.М., Азаматова Р.М. Влияние инвестиционной активности на экспортный потенциал и развитие перспективных кластеров промышленности КБР // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 4. С. 12–19.
  12. Швец Ю.В. Критерии оценки эффективности деятельности туристического кластера // Механізм регулювання економіки 2005. № 4. С. 275–279.
  13. Баранов А.М. Информационные кластеры как основа инновационного развития Республики Беларусь: зарубежный опыт // Друкеровский вестник. 2016. №1. С. 246–254.