Главная страница » Публикации » 2022 » №4 (100) » О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем

О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем

On the resource potential for the development of rural entrepreneurial ecosystems

О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем

Авторы

Дрокин Вениамин Васильевич
кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
drokin27@mail.ru
Журавлев Алексей Серафимович
старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
drokin27@mail.ru

Аннотация

Сельское предпринимательство в статье рассмотрено как системный механизм возможного повышения трудовой занятости и доходов сельского населения на основе диверсификации сельской экономики. Особое внимание при этом акцентируется на возможностях использования имеющегося ресурсного потенциала в организации сельскохозяйственного производства с учетом влияния на него природных факторов с их региональными различиями. Рассмотрены возможности опосредованной оценки влияния природных факторов на эффективность сельхозпроизводства и сельского предпринимательства. В числе возможных и необходимых направлений в развитии и стимулировании сельского предпринимательства предлагается использовать так называемый «феномен семейной самоорганизации», который пока характеризуется как недостаточно оцененный элемент в системе формирования и использования ресурсного потенциала в развитии сельских территорий.

Ключевые слова

агропроизводство, сельское предпринимательство, экосистема, ресурсный потенциал сельских предпринимательских экосистем, развитие сельских предпринимательских экосистем, эффект семейной самоорганизации, сельские территории.

Финансирование

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-01000480 «Роль предпринимательских экосистем в социально-экономическом развитии сельских территорий России».

Рекомендуемая ссылка

Дрокин Вениамин Васильевич, Журавлев Алексей Серафимович. О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (100). Номер статьи: 10007. Дата публикации: 21.12.2022. Режим доступа: https://sovman.ru/article/10007/

DOI 10.24412/2226-9339-2022-4100-7

Authors

Veniamin Vasilyevich Drokin
Ph.D.in Economics, senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
drokin27@mail.ru
Alexey Serafimovich Zhuravlev
Senior research associate
Russia, Institute of Economics at Ural department of the Russian Academy of Science
drokin27@mail.ru

Abstract

Rural entrepreneurship is considered in the article as a systemic mechanism for a possible increase in employment and incomes of the rural population based on the diversification of the rural economy.
Particular attention is focused on the possibilities of using the available resource potential in the organization of agricultural production, taking
into account the influence of natural factors on it with their regional
differences. The possibilities of an indirect assessment of the influence of natural factors on the efficiency of agricultural production and rural entrepreneurship are considered. Among the possible and necessary directions in the development and stimulation of rural entrepreneurship, it is proposed to use the so-called "phenomenon of family self-organization", which is still characterized as an underestimated element in the system of formation and use of resource potential in the development of rural areas.

Keywords

agricultural production, rural entrepreneurship, ecosystem, resource potential of rural entrepreneurial ecosystems, development of rural entrepreneurial ecosystems, effect of family self-organization, rural areas.

Project finance

The study was carried out with the financial support of the Russian Foundation for Basic Research within the framework of the scientific project No. 20-01000480 "The role of entrepreneurial ecosystems in the socio-economic development of rural areas of Russia".

Suggested citation

Veniamin Vasilyevich Drokin, Alexey Serafimovich Zhuravlev. On the resource potential for the development of rural entrepreneurial ecosystems // Modern Management Technology. ISSN 2226-9339. — №4 (100). Art. #  10007. Date issued: 21.12.2022. Available at: https://sovman.ru/article/10007/


Введение

Развитие сельских предпринимательских экосистем, их трансформация (перевод) из сложившегося равновесного состояния на более высокий уровень развития правомерно и целесообразно рассматривать, на наш взгляд, как реально возможный механизм необходимого повышения трудовой занятости и доходов сельского населения.

Основу такого механизма должна составлять в первую очередь, ориентация на формирование и развитие сельских предпринимательских систем, эффективное использование имеющегося в регионе ресурсного потенциала в развитии сельских территорий.

Если рассматривать ресурсный потенциал развития сельских предпринимательских экосистем как совокупность системных элементов, то среди них можно выделить, такие факторы как природно-климатические условия (земля и почвенные характеристики), реализуемый в процессе труда человеческий капитал, формы организации предпринимательской деятельности (многоукладность сельской экономики), государственное регулирование процессов социально-экономического развития сельских территорий.

Природно-климатические условия оказывают первоочередное влияние на выбор специализации сельхозпроизводства, его конкурентоспособность.

Формирование и использование территориальных конкурентных преимуществ зависит, в свою очередь, от уровня заинтересованности человека в направлениях его трудовой деятельности, в данном случае предпринимательской.

Предпринимательская деятельность в сельских экосистемах, ее эффективность формируются и реализуются в различных формах организации сельхозпроизводства (сельхозорганизации, фермерские и личные подсобные хозяйства, индивидуальные предприниматели).

Предпочтения в выборе форм организации сельхозпроизводства формируются, как правило, под влиянием сложившейся аграрной политики.

Если основные элементы сельских предпринимательских систем рассматривать как объекты государственного регулирования, то важно при этом учитывать состояние и динамику этих объектов, их влияние как на общее состояние и развитие экосистем, так и возможности перехода этих систем (трансформацию) со сложившегося качественного уровня развития на более высокий.

При этом конечной практической целью процессов госрегулирования являются эффективность зональной специализации на производстве тех или иных видов агропродукции, эффективность использования человеческого капитала с позиции формирования его заинтересованности в производстве конкурентоспособной продукции.

На наш взгляд, именно эти объекты госрегулирования формируют основу устойчивого развития сельских предпринимательских экосистем с учетом территориальных особенностей их функционирования.

В таблице 1 показаны основные различительные признаки, которые могут оказывать значительное влияние на формирование и развитие региональных предпринимательских экосистем.

 

Таблица 1 – Различия в условиях формирования сельских экосистем на территории России

Факторы влияния Значения
среднее мин макс
Среднемесячная температура, 0С
          — январь -11,7* 3,0/Республика Адыгея -26,7/ Тюменская область
          — июль 19,1* 13,7/ Архангельская область 28,4/Республика Калмыкия
Урожайность зерновых и зернобобовых культур,  ц/га 26,7 8,0/Оренбургская область 61,3/Республика  Сев. Осетия — Алания
Плотность населения на кв. км, чел. 8,5 1,9/Архангельская область 174,0/ Московская область
Удельный вес с/х угодий в общей площади земли в хозяйствах всех категорий, % 0,41 0,01/ Архангельская область 0,99/Курганская область

Источники: Росстат; *http://weatherarchive>Pogoda>Russia  

 

Приведенные в таблице региональные различия в показателях среднемесячных температур и урожайности сельхозкультур характеризуют возможности производства конкурентоспособной агропродукции и организации эффективной специализации на производстве тех или иных видов сельхозпродукции.

Межрегиональные различия в показателях плотности населения и удельного веса сельхозугодий в общей земельной площади характеризуют существенную неравномерность расселения сельского населения.

Приведенные показатели в межрегиональных различиях свидетельствуют, прежде всего, о необходимости формирования различных направлений в развитии сельских предпринимательских систем с позиции их эффективной адаптации к местным условиям.

Многоукладность сельской экономики в агропроизводстве проявляется в настоящее время в различных формах хозяйствования (сельхозорганизации самостоятельные и в составе агрохолдингов, фермерские хозяйства и индивидуальные предприниматели, личные подсобные хозяйства сельского населения).

Каждая из указанных форм организации сельхозпроизводства преследует свои цели в их развитии: максимальное извлечение прибыли, в том числе и за счет использования плодородного слоя почв, продовольственной самообеспеченности, сохранение экологической безопасности и др.

Конкретное направление методической схемы совершенствования механизма госрегулирования рассмотрим на примере использования земельных ресурсов и форм организации сельхозпроизводства – основных факторов в формировании предпринимательских экосистем.

 

Результаты исследования

Об использовании земельных ресурсов

Рассматривая современные проблемы землепользования и меры по совершенствованию земельно-ресурсного потенциала Российской Федерации, П.Р. Лойко пишет: «…постоянно возрастающее значение земельно-ресурсного потенциала в жизни страны, когда сама земля, территория государства составляет тот стратегический ресурс, который по значимости превосходит все остальные ресурсы, важнейшей задачей руководства страны является создание  адекватной управляющей инфраструктуры в области рационального использования и охраны земельных ресурсов» [7, С. 86].

При этом в числе проблемных вопросов по использованию земли П.Ф. Лойко указывает на то, что: «Десятки миллионов гектаров земли выведены из хозяйственного использования, имеют место деградация и уничтожение плодородия почв» [там же, С.74].

Д.Хомяков, ссылаясь на данные департамента растениеводства Минсельхоза РФ, пишет: «…что с 2014 по 2018 г. из почвы с урожаем сельскохозяйственных культур вынесено 61,3 млн. тонн д.в. трех основных элементов минерального питания (в пересчете на N, P2O5 и K2O). При этом внесено с органическими и минеральными удобрениями только 25 млн. тонн д.в. В целом за 5 лет почвы потеряли 36,3 млн. тонн д.в. …По нашим оценкам, вот уже 25 лет наблюдается ежегодный отрицательный баланс основных элементов минерального питания растений (азота, фосфора и калия) – свыше 100 кг д.в./га на пахотных почвах» [8].

Многие авторы среди причин снижения почвенного плодородия в стране указывают на агрохолдингизацию сельхозпроизводства. Так, например, А.Дибиров и А. Морева пишут, что при этом повышается «интенсивность использования земельных и иных ресурсов, что приносит вред окружающей среде и ведет к истощению плодородия почв» [4, C.23]

Концентрация большого капитала в крупных агрохолдингах (отмечают авторы) создает лучшие условия для повышения доходности их деятельности за счет возможностей использования рентного потенциала. «Установлено, что развитие крупных агрохолдингов на базе сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий, обладающих лучшим рентным потенциалом путем концентрации капитала агропродовольственной сферы, является следствием предшествующего этапа развития отрасли» [там же, С. 6].

Действительно, основными источниками извлечения дохода (прибыли) в сельских предпринимательских экосистемах на отдельных территориях страны является использование так называемого рентного потенциала (дифференциальная рента I и дифференциальная рента II).

Дифрента I в значительной мере формируется на средних и лучших по почвенному плодородию земельных участках.

Дифрента II предполагает дополнительные вложения капитала в совершенствование организации сельхозпроизводства.

В первом случае рентный потенциал может быть реализован всеми производителями товарной сельхозпродукции.

Во втором случае в основном только те производители, которые имеют достаточный для технического и технологического совершенствования агропроизводства капитал. Сложилось так, что такими возможностями могли воспользоваться агрохолдинги, скупившие вместе с землей и лучшие сельхозорганизации.

В числе наиболее эффективных механизмов использования рентного потенциала в растениеводстве является, на наш взгляд, производство и сравнительно рентабельных и высокомеханизированных тех или иных видов сельскохозяйственных культур, к которым в настоящее время относятся зерновые, возделываемые на высокоплодородных землях.

При этом с целью извлечения большей массы прибыли с имеющихся плодородных земельных участков нередко посевные площади таких культур, в частности и под зерновыми, необоснованно завышаются, нарушая при этом структуру севооборотов, рекомендуемых для восстановления и увеличения плодородия почв.

В таблице 2 приведены сравнительные данные о соотношении урожайности зерновых культур и удельного веса посевных площадей под ними в общей структуре посевных площадей.

 

Таблица 2 – Регионы с минимальной и максимальной долей зерновых культур в посевных площадях сельхозорганизаций, %

Республики, области, края Федеральные округа
Центральный Северо-Западный Южный Северо-Кавказский
Ниже 30%
Костромская 25,8 (13,9) Х Х Х
Московская 27,0 (26,7) Х Х Х
Тверская 14,1 (13,4) Х Х Х
Ярославская 18,7 (18,5) Х Х Х
Архангельская Х 6,2 (14,5) Х Х
Ленинградская Х 21,6 (28,3) Х Х
Новгородская Х 16,4 (26,7) Х Х
Псковская Х 21,8 (26,1) Х Х
Астраханская Х Х 23,7 (29,7) Х
Выше 70%
Орловская 73,1 (34,2) Х Х Х
Тульская 70,7 (29,9) Х Х Х
Республика Калмыкия Х Х 86,7 (25,6) Х
Ростовская Х Х 72,7 (36,7) Х
Карачаево-Черкесская Республика Х Х Х 80,4 (49,9)
Ставропольский край Х Х Х 78,0 (43,1)
Республика Ингушетия Х Х Х 74,7 (26,7)
Республика Северная Осетия-Алания Х Х Х 73,0 (48,0)
Кабардино-Балкарская Республика Х Х Х 71,4 (56,6)

Источник: Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 г.
В скобках показана урожайность в ХВК, ц/га. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2020: Стат. сб. / Росстат. — М., 2020. — 1242 с.

 

Приведенные в таблице данные опосредовано свидетельствуют об использовании рентного потенциала (в части дифференциальной ренты I)  в регионах с лучшими для возделывания зерновых культур условиями. По большинству приведенных в таблице регионов с удельным весом зерновых в общей посевной площади ниже 30 % урожайность зерновых значительно уступает урожайности в регионах, где удельный вес их посевов превышает 70% в общей посевной площади.

Изложенное выше позволяет сделать вывод о необходимости включения рентного потенциала как ресурсного объекта государственного регулирования в направлении совершенствования механизмов изъятия и перераспределения земельной ренты.

 

О возможности использования опосредованной оценки значимых территориальных условий в организации сельхозпроизводства

В системе показателей, характеризующих ресурсный потенциал развития сельского предпринимательства, основное влияние на производство конкурентоспособной агропродукции оказывают природно-климатические факторы и состояние почвенного плодородия.

Эффективность использования этих факторов в организации сельхозпроизводства реализуется в итоге в показателях урожайности сельхозкультур, продуктивности животных и соответствующих объемах производства.

Сложившиеся при этом тенденции в объемах производства тех или иных видов сельхозпродукции по отдельным категориям хозяйств можно использовать в качестве индикаторов оценки, хотя и приблизительной, но пригодной, на наш взгляд, для корректировки аграрной политики в вопросах использования земельных и природно-климатических условий в организации сельхозпроизводства.

Многие авторы за базу сравнения использования ресурсного потенциала по указанным выше направлениям используют данные 1990 г. На наш взгляд, с этим можно согласиться по трем причинам. Во-первых, этот год послужил началом внедрения рыночных отношений в отрасли и окончанием жестко регламентированной плановой экономики. Во-вторых, до 1990 г. использовались по существу идентичные в большинстве регионов технологии и организации производства. И, в-третьих, большая часть произведенной продукции была в меньшей степени зависима от условий ее реализации (конкурентоспособности) на внутренних и внешних агропродовольственных рынках.

Все это в конечном итоге позволяет рассматривать как возможность определения, хотя и приблизительной сравнительной межрегиональной оценки как в вопросах использования имеющихся и имевшихся природно-климатических и земельных ресурсов, так и в формах организации сельхозпроизводства

Методическую схему определения базового периода для сравнения с текущим периодом рассмотрим на примере производства животноводческой продукции, как в меньшей мере по сравнению с растениеводством, зависимым от ежегодных погодных изменений.

Предлагаемая схема для оценки темпов развития может быть приемлема как для федерального, так и региональных уровней регулирования.

На рисунке 1 показана динамика производства животноводческой продукция по хозяйствам всех категорий в РФ. Из данных рисунка следует, что в 2021 г. по сравнению с 1990 г. производство скота и птицы на убой увеличилось на 12,2% в основном за счет его роста в сельскохозяйственных организациях на 21,1% (рис.2).  В то же время сократилось производство молока на 42% по причине снижения его производства как в сельхозорганизациях на 57,2%, так и хозяйствах населения – на 15,3% (рис. 3).

Стабильно и высокими темпами растет производство по рассматриваемым видам животноводческой продукции в крестьянских (фермерских) хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей (рис. 4). Только за последние 10 лет объемы производства молока здесь увеличились в 1,94 раза, скота и птицы на убой в убойном весе в 1,61 раза. Несмотря на высокие темпы их доля в общих объемах производства пока незначительна, кроме молока. По молоку она составляет 9,1%, скоту и птице на убой – 3,2%, яйцу – 1,4%.

В динамически развивающихся процессах производства, как, например, в фермерских хозяйствах и у индивидуальных предпринимателей за базу сравнения можно принимать предшествующий год (или среднюю за 2-3 предшествующих года).

В хозяйствах населения, где наметилась устойчивая тенденция снижения производства по всем видам приведенной животноводческой продукции для сравнительной оценки за базовые показатели так же можно использовать данные предшествующего года (или среднюю за 2-3 года).

 

Динамика основной животноводческой продукции в хозяйствах всех категорий РФ, в % к 1990 г.

Рис. 1. Динамика основной животноводческой продукции в хозяйствах всех категорий РФ, в % к 1990 г.

Источник: построено по данным Росстата

Таблица к рисунку 1.

Продукция 1990 г. 2021 г.
Скот и птица на убой, в убойном весе, тыс. т 10111,6 11346,1
Молоко, тыс. т 55715,3 32339,3
Яйца, млн. шт. 47469,7 44893,4

 

Динамика основной животноводческой продукции в сельхозорганизациях РФ, в % к 1990 г.

Рис.2. Динамика основной животноводческой продукции в сельхозорганизациях РФ, в % к 1990 г.

Источник: построено по данным Росстата

Таблица к рисунку 2

Продукция 1990 г. 2021 г.
Скот и птица на убой, в убойном вес, тыс. т 7603,5 9209,6
Молоко, тыс. т 42452,1 18161,5
Яйца, млн. шт. 37194,7 36456,9

 

Динамика основной животноводческой продукции в хозяйствах населения РФ, в % к 1990 г.

Рис. 3. Динамика основной животноводческой продукции в хозяйствах населения РФ, в % к 1990 г.

Источник: построено по данным Росстата

Таблица к рисунку 3

Продукция 1990 г. 2021 г.
Скот и птица на убой, в убойном весе, тыс. т 2507,0 1768,5
Молоко, тыс. т 13261,4 11234,3
Яйца, млн. шт. 10275,0 7919,4

 

Динамика основной животноводческой продукции в КФХ и ИП РФ, в % к 1995 г.

Рис. 4. Динамика основной животноводческой продукции в КФХ и ИП РФ, в % к 1995 г.

Источник: построено по данным Росстата

Таблица к рисунку 4

Продукция 2011 г. 2021 г.
Скот и птица на убой, в убойном весе, тыс. т. 227,9 368,0
Молоко, тыс. т. 1514,3 2943,5
Яйца, млн. шт. 342,3 517,1

 

В растениеводстве же для сравнительной оценки могут быть использованы средние показатели за 3-5 лет, как в базовом, так и текущем периодах.

По тем видам продукции, где объемы их производства в текущем периоде, будут значительно ниже сравнительного базового периода, за их основу может быть принят период наибольших объемов производства. Так, например, по картофелю можно было принять за базу сравнения средние показатели 1990–1994  гг. В Российской Федерации они превышали средние данные за 2017–2021  гг. в 1,7 раза.

Из сказанного следует, что на государственном и региональном уровнях необходимо осуществлять для процессов регулирования мониторинг, позволяющий определять намечающиеся тенденции в объемах производства каких-то видов продукции как в целом по всем формам организации, так и в разрезе каждой категории хозяйств.

Сравнение объемов производства в текущем и базовых периодах позволит своевременно формировать необходимые направления в системе государственной поддержки сельского предпринимательства.

 

О формировании конкурентной среды в многоукладной сельской экономике

В настоящее время сельскохозяйственное производство осуществляется сельхозорганизациями, функционирующими самостоятельно или в составе агрохолдингов, крестьянскими (фермерскими) хозяйствами, в том числе семейного типа, индивидуальными предпринимателями, хозяйствами сельского населения (личные подсобные хозяйства).

В таблице 4 приведена структура основных видов сельхозпродукции, произведенной в Российской Федерации в разрезе отдельных категорий хозяйствования.

 

Таблица 4 – Производство сельскохозяйственной продукции различными категориями хозяйств РФ в 2021 г.

Продукция Всего, тыс. т В т.ч. доля в %
СХО КФХ и ИП ХН
Зерновые и зернобобовые культуры 121397 68,6 30,3 1,1
Картофель 18296 22,2 13,9 63,9
Овощи всего 13478 28,4 20,3 51,3
Молоко 32339,3 56,2 9,1 34,7
Скот и птица на убой, уб. вес 11346,1 81,2 3,2 15,6
Яйца, млн. шт. 44893,4 81,2 1,2 17,6

Источник: Росстат

 

Как следует из данной таблицы в 2021 г. сельхозорганизации производили 68,6% зерновых и зернобобовых культур, КФХ и ИП – 30,3, а для сравнения, в 2011 г. эти показатели были соответственно 76,7 и 22,1%, т.е. доля сельхозорганизаций сократилась, а КФХ и ИП выросла. Большая часть картофеля и овощей в 2021 г. производилась в хозяйствах населения (63,7 и 51,3% соответственно). Кроме того, доля этой категории хозяйств  в общем объеме составила по молоку 34,7 % и скоту и птице на убой (в уб. весе) — 16,6%. По сравнению с 2011 г. их производство здесь выросло на 1135 и 3830,4 тыс. т соответственно.

В КФХ и ИП объемы производства по всем видам продукции ежегодно стабильно увеличивались.

В таблице 5 приведены показатели, характеризующие возможность производства крестьянскими (фермерскими) хозяйствами и индивидуальными предпринимателями конкурентоспособной продукции

 

Таблица 5 – Рентабельность производства сельхозкультур в сельхозорганизациях и удельный вес отдельных категорий хозяйств в их  производстве в Российской Федерации, %

Сельскохозяйственные культуры Рентабельность в сельхозорганизациях в 2018 г. (без субсидий) Удельный вес в объемах производства
КФХ и ИП сельхоз-организации
2010 г. 2018 г. 2010 г. 2018 г.
Семена подсолнечника 33,2 26,4 33,2 72,9 66,4
Сахарная свекла 27,6 10,9 10,7 88,7 89,1
Зерновые и зернобобовые 25,5 21,9 29,0 77,0 70,2
Картофель 23,0 6,3 12,7 12,0 19,3
Овощи 13,1 12,9 18,7 18,8 26,2

Источник: [6, С. 17]

 

Из данных таблицы видно, что удельный вес производства в КФХ и ИП  по всем видам сельхозпродукции, приведенной  в таблице (за исключением сахарной свеклы)  увеличился, а  в сельхозорганизациях уменьшился. Это свидетельствует, прежде всего, о том, что и малые формы хозяйствования могут производить конкурентоспособную агропродукцию и способствовать увеличению доходов и занятости сельского населения, решая тем самым и социальные проблемы сельского населения.

Увеличение государственной поддержки малых форм хозяйствования в направлении создания им условий для производства конкурентоспособной агропродукции будет способствовать активизации сельского предпринимательства и формированию конкурентной среды на большей части территорий производства агропродукции.

Методы и приемы по активизации сельской предпринимательской деятельности с позиции непосредственных исполнителей можно сгруппировать по двум направлениям.

В сельхозпредприятиях основной целью производства является максимальное извлечение прибыли. Трудовые процессы при этом осуществляются, как правило, наемными работниками. А организацией производства занимается управленческий персонал. Используемые при этом три группы интересов (собственность, менеджмент, наемный труд) и большие объемы производства затрудняют организацию высокоэффективного производства.

В небольших предпринимательских структурах, где может использоваться труд членов семьи, по определению В. Ф. Башмачникова срабатывают «высокие внутрисемейные стимулы, самоуправление и самоорганизация» [3, С. 42].

По утверждению автора этот «специфический фактор (эффект семейной организации) отсутствует или ослаблен в подавляющем большинстве корпоративных организаций и в крупных и малых» [там же].

В числе отличительных признаков в организации сельхозпроизводства на корпоративных или семейных принципах В.Ф. Башмачников называет «…особо тщательный, так называемый социально-психологический подбор состава семейного коллектива … особый характер семейной собственности на условия жизни, в том числе на средства зарабатываемых доходов для жизни, т.е. на производственные ресурсы» [там же, С.43-44].

Именно эти факторы и можно отнести к числу конкурентных преимуществ в малых формах организации сельхозпроизводства.

Масштабное использование «эффекта семейной самоорганизации» можно рассматривать как значимый объект государственного регулирования в вопросах социально-экономического развития сельских территорий.

 

О возможных направлениях активизации сельского предпринимательства

Для уточнения направлений необходимой активизации предпринимательской деятельности на производстве мясной продукции различными категориями хозяйств рассмотрим динамику производства скота и птицы на убой (в убойном весе) по основным их видам сельхозорганизациями, крестьянскими фермерскими хозяйствами и индивидуальными предпринимателями, хозяйствами населения (в основном личными подсобными хозяйствами сельского населения) за последние десять лет, рис. 5-7.

В 2021 г. в РФ производилось 5077,5 тыс. т  мяса птицы, или 158 % к 2011 г. как следует из данных рисунка 5. При этом основная доля этой продукции (92,2%) приходится на сельхозорганизации, и тенденция наращивания ее объемов сохраняется, хотя и меньшими темпами.

 

Производство птицы  на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Рис. 5. Производство птицы  на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Источник: построено по данным Росстата

 

За этот же период растет и производство свинины (176,8%) за счет сельхозорганизаций (2,8 раза), рис. 6. Доля производства свиней на убой (в убойном весе) в этой категории хозяйств в 2021 г. составила 89,4%. В хозяйствах населения и КФХ и ИП производство сокращается на 58,4 и 50 % и доля их в общем объеме производства этой продукции составила  9,8 и 0,8%, соответственно.

 

Производство  свиней на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Рис. 6. Производство  свиней на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Источник: построено по данным Росстата

 

В 2021 г. в Российской Федерации произведено крупного рогатого скота на убой 1673,5 тыс. т или к уровню 2011 г – 104,1%. Динамика этого показателя по категориям хозяйств приведена на рис 7.

 

Производство крупного рогатого скота на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Рис. 7. Производство крупного рогатого скота на убой (в убойном весе) по категориям хозяйств за 2011-2021 гг., тыс. т

Источник: построено по данным Росстата

 

Как следует из данных приведенного рисунка, за последние годы растет производство этой продукции в сельхозорганизациях (125,2%) и особенно заметно в КФХ и ИП (в 2,3 раза). В то же время тенденция снижения этого показателя продолжалась в  хозяйствах населения (17,4%), на долю которых в 2021 г. приходилось 49,7% от всего объема производства этой продукции.

На государственном уровне среди реально возможных направлений активизации сельской предпринимательской деятельности малых форм организации агропроизводства следует рассматривать, на наш взгляд, и необходимость увеличения производства мяса говядины.

В настоящее время (2021 г.) в Российской Федерации производится скота и птицы на убой (в убойном весе) 11346,1 тыс. т (100%), в том числе птицы – 5077,5 (44,8%), свиней – 4304,1 (37,9%), крупного рогатого скота (КРС) – 1673,5 тыс. т. (14,7 %), табл. 6.

В соответствии с рекомендуемыми рациональными нормами потребления мясной продукции удовлетворение достигнутого уровня самообеспеченности осуществляется в основном за счет птицы и свинины.

 

Таблица 6 —  Уровень самообеспеченности мясопродуктами в РФ

Продукция тыс. т % Самообеспеченность по рекомендуемым нормам потребления, %*
Скот и птицы на убой (уб. вес), в т.ч. 11346,1 100,0 106,6
КРС 1673,5 14,7 57,4
Свиньи 4304,1 37,9 163,9
Птица — всего 5077,5 44,8 112,3

Источник: Росстат
*Рассчитано авторами

 

Из данных приведенной таблицы самообеспеченность населения страны говядиной составляет лишь 57,4 % к рекомендуемым нормативам потребления этого вида продукции.

При этом следует обратить внимание на следующее.

В хозяйствах населения за последние 10 лет производство мяса птицы, свиней и КРС снизилось на 32,5 % (таб. 7).

 

Таблица  7 – Динамика производства мяса в хозяйствах населения в РФ, тыс. т

Продукция 2011 г. 2021 г. Изменения в объемах производства
тыс. тонн %
КРС 1007,5 831,9 -175,6 -17,4
Свиньи 1008,9 419,9 -589 -58,4
Птица 328,9 331,8 2,9 0,9
Итого 2345,3 1583,6 -761,7 -32,9

 

При наметившейся устойчивой тенденции в объемах производства мяса в этой категории хозяйств и снижении доходов сельского населения актуализируется проблема обеспечения его продовольственной безопасности.

В связи с этим необходимость увеличения производства мяса в малых формах хозяйствования приобретает не только экономическую, но и социальную значимость.

В отрасли растениеводства принципы формирования и использования ресурсного потенциала в сельских экосистемах отличаются по сравнению с животноводством большим разнообразием. Обусловлено это, прежде всего,  как с зональными различиями природно-климатических условий, так и другими факторами влияния на территориальную специализацию и организацию сельхозпроизводства.

Так, например, различия в конфигурации полей, их размерах и почвенных характеристиках оказывают значительное влияние на сменные нормы выработки, расход горючего и оплату труда.

В типовых нормах выработки указывается, что длина гона на отдельных полях может быть более 2000 м  и менее 200 м.  Сменные нормы выработки на их вспашке, к примеру, трактором ДТ-75м между первой и шестой группой пахотных работ различаются в зависимости от  глубины вспашки в 1,5 – 1,6 раза.

Мелко контурные поля чаще встречаются в северных регионах, где и урожайность сельхозкультур так же ниже, то есть затраты на единицу продукции здесь будут значительно выше. В связи с этим на этих территориях нет возможности для получения высоких доходов в отличие от крупных трудовых коллективов, работающих в лучших условиях. То есть в северных регионах в числе объектов сельского предпринимательства производство зерновых культур по причине его неконкурентоспособности не целесообразно. Но при этом, кроме экономических проблем сельского территориального развития необходимо учитывать их социальную и геополитическую значимость.

В связи с этой особенностью развития сельских предпринимательских экосистем в северных (особо) и многих других регионах в качестве объектов предпринимательства предпочтительнее рассматривать производство кормов, молока и КРС на убой. Именно это направление в настоящее время актуально для обеспечения продовольственной безопасности главным образом сельского населения и укрепления социальной основы в развитии сельских территорий.

Опыт организации производства растениеводческой и животноводческой продукции в малых формах хозяйствования фундаментально исследован во многих регионах России и подробно изложен в системном виде в монографиях д.э.н. Башмачникова В.Ф., одного из организаторов фермерского движения, как перспективного направления в организации сельскохозяйственного производства [1,2,3].

 

О государственном регулировании

В числе значимых элементов в сельских предпринимательских экосистемах следует рассматривать и механизмы государственного регулирования, способствующие развитию этих систем.

По этому поводу С.В. Дорошенко и А.Г. Шеломенцев в своей работе «Предпринимательские экосистемы в современных  социально-экономических исследованиях» [5] приводят следующие слова Джеймса Мура «…экосистема любого предприятия включает так же собственников и других заинтересованных лиц и, кроме того, … правительственные ведомства и регулирующие учреждения» [С. 213].

То есть в данном случае активизацию сельского предпринимательства правомерно рассматривать на государственном уровне как самостоятельный элемент в системе ресурсного потенциала развития экосистемы.

Среди основных направлений активизации сельского предпринимательства особое внимание следует обратить на те виды производственной специализации, которые с большим социальным и экономическим эффектом могут выполняться только малыми формами хозяйствования.

Возможности использования в малых формах организации сельхозпроизводства эффекта семейной самоорганизации можно рассматривать как присущее им конкурентное преимущество, которое пока недостаточно используется как ресурсный потенциал развития сельского предпринимательства. Масштабное использование эффекта семейной самоорганизации следует так же считать как значимый объект государственного регулирования в вопросах социально-экономического развития сельских территорий.

В числе источников финансовой государственной поддержки активизации сельского предпринимательства можно рассматривать формируемую на средних и лучших по почвенному плодородию земельных участков дифференциальную ренту I, формирование на ее основе фонда обеспечения дополнительной поддержки сельских предпринимательских экосистем на территориях с худшими природными условиями организации сельхозпроизводства.

Кроме вопросов организации стимулирования предпринимательской активности в различных формах организации сельхозпроизводства важно корректировать и их производственную деятельность в направлении обеспечения продовольственной безопасности и независимости страны, решения экспортно-импортных задач.

При этом, по нашему мнению, важно правильно определиться с разграничением прав и ответственности между структурами госрегулирования на федеральном и региональном уровнях.

На федеральном уровне целесообразнее решать в крупном плане задачи обеспечения продовольственной независимости страны и экспортно-импортные агропродовольственные задачи. При организации обеспечения продовольственной независимости предусматривается правовая … и финансовая поддержка научно обоснованной специализации регионов на производстве тех или иных видов сельхозпродукции.

На региональном уровне решаются задачи обеспечения продовольственной безопасности проживающего населения, оптимального соотношения в организационно-правовых формах организации сельхозпроизводства, диверсификации сельской экономики, повышение занятости и доходов сельского населения.

 

Заключение

Устойчивость и развитие сельских предпринимательских экосистем обеспечивается сбалансированностью ее системообразующих элементов в каком-то временном периоде. С позиции использования ресурсного потенциала в развитии сельских экосистем в крупном плане можно выделить два системообразующих элемента: природные условия сельхозпроизводства (климат и земля) и формы организации сельхозпроизводства (многоукладность сельской экономики). При этом качественные характеристики состояния и развития экосистем могут не совпадать как в пространстве, так и во времени их функционирования. Неравномерное использование этих элементов ресурсного потенциала может послужить основанием и возможностью для поэтапной трансформации всей экосистемы в ее более высокое равновесное состояние.

Процедура поэтапной трансформации экосистемы должна в большей мере соответствовать ее конечной цели. Конечной целью трансформации сельских предпринимательских экосистем является повышение трудовой занятости и доходов сельского населения на территории использования земельных ресурсов и природно-климатических условий в организации сельхозпроизводства. То есть в механизме организации сельхозпроизводства на первом плане выступает необходимость эффективного использования природных факторов (региональная специализация производства), а на втором – выбор форм организации сельхозпроизводства (многоукладность сельской экономики).  Именно эта последовательность обусловлена тем, что природные факторы в меньшей мере и на протяжении длительного периода подвергаются значимым изменениям в корректировке агропродовольственной политики.

При выборе наиболее перспективных форм организации сельхозпроизводства важно правильно определиться в оценке сравнительной эффективности каждой из форм системы многоукладной сельской экономики.

В качестве комплексной оценки состояния и развития сельских предпринимательских экосистем можно рассматривать показатели величины доходов и трудовой занятости населения, проживающего на этих территориях.

Достаточным в рассматриваемом временном периоде уровнем доходов и занятости населения является достигнутый максимально возможный уровень эффективного использования природных факторов в   сформированной предпринимательской экосистеме.

Максимально возможный уровень эффективного использования природных факторов достигается за счет рационального сочетания в производстве различных форм его организации, их совершенствования на базе использования так называемого «феномена семейной самоорганизации».

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также



Библиографический список

  1. Башмачников, В.Ф. Возрождение фермерства в России, изд. 2 дополненное – ООО «Престиж-пресс», 2010, 622 с.
  2. Башмачников В.Ф. и др. Фермерству в России быть – Москва «Перо», 2019 – 600 с.
  3. Башмачников, В.Ф. и др. Фермерство семейного типа: потенциал, практика развития. – Москва: ООО «Брейн Принт», 2022, — 470 с.
  4. Дибиров, А.А., Морева, А.В. Теоретические основы развития агрохолдингов и их влияние на сельские территории//Экономика нового мира: науч. журн. 2019 г. Том 4. №4 (Вып. 16). С. 6-24.
  5. Дорошенко, С.В., Шеломенцев, А.Г. Предпринимательские экосистемы в современных социально-экономических исследованиях// Журнал экономической теории. 2017, №4. С.212-221.
  6. Дрокин, В.В., Журавлев, А.С. Конкурентоспособность агропродукции и диверсификация сельской экономики – основа повышения доходов и занятости сельского населения//Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. — №4 (64). Номер статьи: 6417.
  7. Лойко, П.Ф. Современные проблемы землепользования и неотложные меры по совершенствованию государственного управления земельно-ресурсным потенциалом Российской Федерации//Имущественные отношения в РФ. 2008, № 4 (79), С. 70-90.
  8. Хомяков, Д. Почва на экспорт. Почему экспорт продовольствия происходит за счет «Природно-ресурсного кредита»//Агротехника и технологии. №2, 2020. Март-апрель.

References

  1. Bashmachnikov, V.F. The revival of farming in Russia [Vozrozhdeniye fermerstva v Rossii], ed. 2 supplemented — LLC «Prestige-press», 2010, 622 p.
  2. Bashmachnikov, V.F. and others. Farming in Russia to be [Fermerstvu v Rossii byt’] — Moscow «Pero», 2019 — 600 p.
  3. Bashmachnikov, V.F. Family type farming: potential, practice of development [Fermerstvo semeynogo tipa: potentsial, praktika razvitiya]. — Moscow: Brain Print LLC, 2022, — 470 p.
  4. Dibirov, A.A., Moreva, A.V. Theoretical foundations for the development of agricultural holdings and their impact on rural areas [Teoreticheskiye osnovy razvitiya agrokholdingov i ikh vliyaniye na sel’skiye territorii] //Economics of the new world: scientific. magazine 2019 Vol. 4. No. 4 (Issue 16). pp. 6-24.
  5. Doroshenko, S.V., Shelomentsev, A.G. Entrepreneurial Ecosystems in Contemporary Socio-Economic Research [Predprinimatel’skiye ekosistemy v sovremennykh sotsial’no-ekonomicheskikh issledovaniyakh]// Journal of Economic Theory. 2017, No. 4. pp.212-221
  6. Drokin, V.V., Zhuravlev, A.S. Competitiveness of agricultural products and diversification of the rural economy — the basis for increasing incomes and employment of the rural population [Konkurentosposobnost’ agroproduktsii i diversifikatsiya sel’skoy ekonomiki – osnova povysheniya dokhodov i zanyatosti sel’skogo naseleniya]//Regional economy and management: electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. — No. 4 (64). Article number: 6417.
  7. Loiko, P.F. Modern problems of land use and urgent measures to improve the state management of the land and resource potential of the Russian Federation [Sovremennyye problemy zemlepol’zovaniya i neotlozhnyye mery po sovershenstvovaniyu gosudarstvennogo upravleniya zemel’no-resursnym potentsialom Rossiyskoy Federatsii]//Property relations in the Russian Federation. 2008, No. 4 (79), pp. 70-90.
  8. Khomyakov, D. Soil for export. Why food exports occur at the expense of the «Natural Resource Credit» [Pochva na eksport. Pochemu eksport prodovol’stviya proiskhodit za schet «Prirodno-resursnogo kredita»]//Agrotechnics and technologies. No. 2, 2020. March-April.

1 комментарий к “О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем”

  1. Григорий Иванович П.

    Статья «О ресурсном потенциале развития сельских предпринимательских экосистем» актуальна и вызывает практический интерес. В данной статье сельское предпринимательство связано с возможностью улучшения условий жизни сельского населения, делается акцент на использование имеющегося ресурсного потенциала с учетом влияния на него природных факторов и региональных различий. Рассмотрены возможности опосредованной оценки влияния природных факторов на эффективность сельского предпринимательства. Устойчивость и развитие сельских предпринимательских экосистем обеспечивается сбалансированностью ее системообразующих элементов в каком-то временном периоде.
    Согласимся с автором, что максимально возможный уровень эффективного использования природных факторов достигается за счет рационального сочетания в производстве различных форм его организации, их совершенствования на базе использования так называемого «феномена семейной самоорганизации».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *