Российский переход от солидарной к накопительной пенсионной системе

ПОДЕЛИТЬСЯ С ДРУЗЬЯМИ
Авторы


Кандидат экономических наук, доцент, доцент кафедры Экономики
Ярославский филиал «Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова»
buv1965@mail.ru


бухгалтер
ООО «Народный управдом»
arnautovayulia@mail.ru

Аннотация

В статье показан переход России от солидарной пенсионной системы к накопительной (фондированной). Исследованы особенности проведенной реформы. Рассмотрена практика пенсионного обеспечения странами ОЭСР. Сделан вывод о несостоятельности сложившейся накопительной системы. Показано, что реформирование солидарного принципа пенсионного обеспечения в накопительный в условиях Российской Федерации несет большие социально-экономические издержки и риски. Предложены направления совершенствования существующей накопительной системы с учетом интересов трех групп: нынешнего поколения пенсионеров, нынешнего поколения занятых и будущих поколений граждан.

Ключевые слова

пенсионное обеспечение, пенсионная реформа, пенсионный фонд РФ, пенсионное страхование, солидарная пенсионная система, накопительная (фондированная) пенсионная система, социальная защита, негосударственное пенсионное обеспечение.

Категории статьи:

Рекомендуемая ссылка

Бекренёв Юрий Владимирович , Арнаутова Юлия Валерьевна
Российский переход от солидарной к накопительной пенсионной системе// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №3 (63). Номер статьи: 6305. Дата публикации: . Режим доступа: http://sovman.ru/article/6305/

1. Введение

Пенсионное обеспечение достойной старости граждан является одной из важных и сложных социально – экономических проблем независимо от экономической стабильности и благосостояния государства. Вследствие обостренного внимания к этому аспекту социальной политики  в центре дискуссий, развернувшихся в научных и политических кругах западных стран и стран с развивающейся рыночной экономикой — поиск новых более эффективных методов и механизмов; создание многоуровневых, взаимодополняемых и взаимосвязанных систем; активное привлечение население к самофинансированию и накоплению пенсий.

В этой связи российская пенсионная система давно находится в поле зрения отечественных экспертов и аналитиков в этой области. По мнению одних, следует модернизировать нынешнюю накопительную систему, другие призывают отказаться от нее и вновь вернуться к солидарной системе. Третьи выступают за формулу «50 на 50», чтобы сочетать солидарный механизм начисления пенсий с накопительным. Таким образом, они надеются аннулировать «минусы» обеих систем, и тогда, по их убеждению, останутся только «плюсы».

Однако казахстанский опыт1 успешного построения пенсионной системы, исходя из интересов трех заинтересованных сторон: государства, работодателя и самого пенсионера, в российских условиях так и не внедрен. Общественность в этом вопросе разделилась на два направления. Одни предлагают действовать не торопясь, другие выступают за решительные меры. Вместе с тем, эксперты утверждают: любые кардинальные  изменения  в пенсионной системе (по крайней мере в нашей стране), как правило, лишь отдаляют светлое будущее для грядущих пенсионеров.

Таким образом, несмотря на расхождения во мнениях, в них присутствует один общий момент – население РФ стало задумываться о старости еще в физически активном возрасте.

Актуальность данной проблематики проявляется в том, что эта социальная сфера сегодня приковывает внимание практически всех слоев нашего разнообразного общества в связи с многочисленными  изменениями в Российской законодательной базе. Ведь с точки зрения законодательного регулирования пенсионная отрасль остается одной из самых динамично развивающихся отраслей, и одна реформа сменяет другую. Пенсионная реформа затрагивает огромный спектр вопросов, таких как финансы предприятий и организаций, доходы населения, бюджетную сферу, инвестиционные процессы и т.д.

 

2. Особенности российской пенсионной реформы

В советском государстве пенсионная система рассматривала всех граждан страны как членов одной семьи. Пенсионные отчисления взимались с фонда оплаты труда предприятий и не индивидуализировались, а находились на счетах профсоюзных органов и контролировались обществом. По простоте, прозрачности, дешевизне обслуживания, рациональности и справедливости советская пенсионная система 1956 года (с последующими изменениями) доныне не имеет прецедентов. Простые и понятные пенсионные системы мы видим и в странах – мировых лидерах социально-экономического развития – странах «семерки». Пенсионные системы просты и понятны там, где государство видит в них средство обеспечения достойного содержания пожилого поколения, а не в первую очередь – инструмент решения совсем других политических и финансовых задач.

Пенсионная реформа в России началась в 2002 году с принятием Федерального Закона об обязательном пенсионном страховании [1].

Однако при внимательном рассмотрении данной системы 2002 года, называемой пенсионной, находятся такие финансовые и политические задачи, решения которых не соответствует интересам пенсионеров:

  • обеспечение неконтролируемости пенсионных средств и возможности безопасного манипулирования ими посредством применения уникально сложной пенсионной системы: пенсионные взносы разбиты на три возрастные группы с совершенно различными порядками взимания взносов и пенсионного обеспечения; для взимания взносов каждый месячный заработок работника разбивается на четыре части, с каждой из которых взимаются по три вида пенсионных взносов с применением 15 разных тарифов;
  • разделение пожилых людей по уровню пенсионного обеспечения на группы (касты) по политическим мотивам в зависимости от оценки их лояльности и полезности власти. В частности, государство РФ – преемник СССР задним числом, по умолчанию отказалось от выполнения государственных обязательств в отношении пенсионных прав советских тружеников, заработанных ими в труде на советское государство. Пенсия среднего советского труженика была начислена с 20% его советского заработка  (с 1671 рублей 2002 г., равных по покупательной способности 61,5 рублей 1990 г.) и составила 26% от пенсии, заработанной им в советском государстве;
  • принуждение пенсионеров по старости к оплате государственных услуг по пенсионному обеспечению (наравне с иностранцами), а также множества других услуг, им не нужных и ими не получаемых. Это произошло посредством учреждения «самостоятельного кредитно-финансового учреждения» Пенсионный фонд РФ (ПФР), который находится в государственной собственности;
  • изъятие части средств пенсионных взносов в бесконтрольное владение государства посредством учреждения обособленной базовой части пенсии, формируемой государством. Изымаемая базовая или солидарная часть взносов не включается в лицевой счет работника и не учитывается при расчете его пенсии, ее введение перечеркивает принцип доскональной индивидуальной возмездности [2].

Рассматривая российскую реформу системы пенсионного обеспечения, интересен анализ финансовой деятельности ПФР. Бюджет ПФР как свод доходов и расходов, обеспечивающий финансовыми ресурсами государственную пенсионную систему Российской Федерации, является автономным, не зависит от бюджетов всех уровней бюджетной системы страны, других фондов и его средства изъятию в другие бюджеты и фонды не подлежат [3].

В свою очередь, анализируя показатели бюджета пенсионного фонда (таблица 1) складывается такая ситуация: дефицит  бюджета в 2014 году составил 31, 06 млрд. руб., в 2015 году он планируется в размере 622,98 млрд. руб. (что составляет 2,9 % от ВВП).

 

Таблица 1 — Показатели бюджета Пенсионного Фонда, млрд. рублей [4]

Показатели бюджета Пенсионного Фонда России, млрд. рублей

В 2016 году дефицит бюджета ПФР ожидается в сумме 175, 1 млрд. руб.

Однако реальная зависимость пенсионной системы от бюджета еще выше: совокупный трансферт из федерального бюджета в пенсионный фонд вырос в 2014 году до 2448,18 млрд. руб., в 2015 году рост ожидается до 2924,05 млрд. руб., а в 2016 году прогнозируется увеличение до 3187,93 млрд. руб. [5].

При этом Россия стала страной с одним из самых высоких уровней обложения фонда оплаты труда обязательными взносами на пенсионное обеспечение.

Предлагая «непопулярные»  в общественной среде решения, государственные чиновники постсоветского государства ссылаются на некий «мировой опыт» без его конкретизации, поэтому простым гражданам довольно сложно его проверить. Не исключением в подобных ссылках стала и проблема обязательной накопительной пенсии.

Ниже мы сравним опыт организации пенсионного обеспечения разных стран, но прежде рассмотрим проблему накопительной пенсии с точки зрения среднестатистического россиянина.

Общепризнано, что степень цивилизованности гражданского общества в немалой степени определяется его отношением к старикам. Долг работоспособного поколения – достойно содержать пожилое поколение, которое вырастило и обучило ныне работающих. Это и есть принцип солидарности поколений, согласно которому работающие передают примерно десятую часть создаваемого продукта на содержание пожилых людей.

Но свою долю продукта пожилые люди получают не в килограммах провизии, а в виде лицензий (разрешений) на получение продукта, в роли которых выступают деньги. Эта простейшая система обеспечения пожилых людей называется солидарной или перераспределительной.  По международной классификации она именуется нефондированной, поскольку не включает этап накопления финансовых средств в специальных фондах для будущего целевого использования, а предусматривает оплату обязательств (отчисление пенсионных взносов) непосредственно из дохода в момент его получения (по принципу pay-as-you-go, или PAYG, что означает «Плати по мере получения»).

Но там, где нет фондирования, там нет и потребности в услугах частного банковского сектора. Однако наше государство слепо следует навязанной либеральной парадигме о том, что рынок (частный финансовый капитал) должен быть повсюду, в том числе и в организации пенсионного обеспечения. В этой связи мечта частного банковского бизнеса о внедрении в систему пенсионного обеспечения этапа фондирования средств в ряде стран неожиданно получила поддержку государства. Оно (государство) усмотрело в фондированной пенсионной системе путь к решению своих проблем посредством свертывания солидарного принципа, превращения пенсионного обеспечения в старости в личное дело индивидуума, что полностью соответствует либеральной концепции рыночной экономики. При этом работающие будут вынуждены копить деньги на старость, создавать запасы и резервы, а задачей государства, выражающего интересы банковского капитала, останется лишь регламентировать процесс накопления таким образом, чтобы накопления не принимали форму банковских депозитов или объектов недвижимости, а оседали в специальных частных банковских фондах. Так возникла и была реализована идея фондированной пенсионной системы (по российской терминологии – обязательной накопительной пенсии), которая позволила внедрить между производителем и потребителем-пенсионером банковский элемент фондирования, обращающий непрерывно зарабатываемые работником пенсионные права в банковскую ликвидность.

 

3. Международный опыт пенсионного обеспечения

Пенсионное обеспечение в 34 странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в общем случае осуществляется за счет трех источников:

  • обязательной пенсии, которая установлена государством во всех странах, кроме Новой Зеландии и Ирландии (там всем пожилым людям выдаются пособия из бюджета в размере около 40% среднего по стране заработка). В 27 странах используется солидарная пенсионная система, причем в пяти из них (Эстония, Норвегия, Польша, Словакия и Швеция) она дополняется небольшим накопительным (фондированным) компонентом с тарифом взноса в пределах 2–7% заработка. Остальные пять стран (Австралия, Чили, Дания, Израиль и Мексика) применяют в качестве основной фондированную пенсионную систему;
  • квазиобязательных, т.е. профессиональных пенсий, установленных национальными законами, отраслевыми соглашениями или коллективными договорами и финансируемых работодателями, иногда с участием работников;
  • добровольных пенсий профессиональных (в 20 странах работодатель может назначить и профинансировать пенсию для работников) или персональных.

Квазиобязательные и добровольные пенсии всех стран, а также часть обязательных пенсий 13 стран формируются (администрируются) частными кредитными учреждениями и потому именуются частными пенсиями (включая выдаваемые ими обязательные государственные пенсии).

Ныне в странах ОЭСР из общих выплат пенсий по старости и по случаю потери кормильца (далее – пенсии по старости) 9,2% ВВП на долю частных пенсий приходится 1,6% ВВП, или 17% выплат (2009 г.). По прогнозам доля частных выплат вырастет. Расчетный чистый коэффициент замещения среднего (по стране) заработка пенсией одинокого работника, ныне впервые приступающего к труду, складывается следующим образом: за счет государственных выплат пенсий обеспечивается замещение 48,7% заработка, с добавлением выплат обязательных частных пенсий коэффициент вырастает до 64,1% и с добавлением выплат добровольных частных пенсий – до 79,5%.

Так для работников со средними доходами, по 34 странам ОЭСР среднее значение коэффициента замещения равно 54%, однако очень велики различия между странами. Самые высокие расчетные значения коэффициента замещения среднего заработка пенсией отмечены в Нидерландах –101,1%, Чехии – 96,4% и Венгрии – 95,2%, а самые низкие – в Мексике – 31,5%, Японии – 40,8% и Корее – 45,2%, в России – 60% (2013 г.) [6].

Для России наиболее важен опыт организации пенсионного обеспечения стран «семерки» как лидеров мировой экономики, близких ей по многим количественным показателям и не склонных к авантюрным решениям во внутренней политике. Государственные обязательные пенсионные системы всех стран «семерки» являются солидарными и не содержат никаких фондированных компонентов:

  • в США, Японии, Великобритании, Франции и Канаде пенсии формируются по схеме с фиксированными выплатами, в которой размер пенсии определяется как доля от среднего заработка за весь трудовой период или за период с наиболее высокими заработками (США, Франция, Канада). Подобная схема в значительно упрощенной форме применялась в СССР;
  • в Германии пенсии формируются по балльной схеме, которая является усовершенствованием предыдущей схемы: годовые заработки оцениваются не деньгами, а баллами, что позволяет исключить процесс индексации заработков;
  • в Италии пенсии формируются по схеме с условными счетами, в которой размер пенсии зависит от воображаемых пенсионных накоплений и доходов от их инвестирования, которые заносятся в бухгалтерские книги, а сами средства взносов направляются на выдачу текущих пенсий. Такая схема применялась в России в 2002–2014 гг. для формирования страховой части трудовой пенсии.

При расчете пенсии прошлые заработки валоризуются2 в соответствии с ростом заработной платы во всех странах «семерки», кроме Италии (валоризация по ВВП) и Франции (индексация3 по инфляции; такой способ индексации во многих странах считается некорректным, поскольку он возвращает пожилых людей к временам с низким уровнем жизни и отсутствием многих достижений цивилизации).

Индексирование выдаваемых пенсий производится в соответствии с потребительской инфляцией, кроме Германии, где происходит индексация по росту заработков).

Во всех странах «семерки» имеются системы частного добровольного пенсионного страхования, а также государственные социальные системы гарантирования установленного минимума доходов пожилых людей адресного типа (предусматривающие проверку недостаточности доходов).

Для наглядного представления пенсионного обеспечения в некоторых странах используем таблицу 2, которая содержит размеры средней пенсии в разных государствах, в том числе и России в 2014 году.

 

Таблица 2 — Средняя пенсия в России и других странах мира в 2014 году [7]

Страны мира Средняя пенсия, долл. США
Германия 2500
Норвегия 2350
США 2150
Греция 900
Чехия 580
Эстония 410
Россия 330
Казахстан 280
Беларусь 250
Азербайджан 200
Украина 140
Грузия 130
Киргизстан 90
Таджикистан 60

 

Таким образом, наибольшую «цивилизованность» по отношению к пожилому поколению проявляют такие государства, как Германия, Норвегия и США (выплаты пенсий по старости в пределах 2150-2500 долл. США), а наименьшую – Украина, Грузия, Киргизстан и Таджикистан (выплаты пенсий по старости в пределах 60-140 долл. США).

На рисунке 1 приведена средняя обязательная (без учета добровольных пенсий) валовая (до вычета налогов и страховых взносов, которые введены для пенсий во многих странах) пенсия по старости стран ОЭСР и России в долларах США по паритету покупательной способности для сферы частного потребления (USD PPP) (2011 г.).

Средняя обязательная валовая пенсия по старости в странах ОЭСР и России в 2011 г.

Рис. 1. Средняя обязательная валовая пенсия по старости в странах ОЭСР и России в 2011 г. [8].

 

Таким образом, покупательная способность средней российской пенсии в 6 раз ниже, чем в Бельгии и Японии, в 5 раз ниже, чем в Португалии и Дании, в 4 раза, – чем в Испании и Чехии, в 3 раза, – чем в Венгрии и Польше (имеющих одинаковый с Россией душевой ВВП). Ниже, чем в России, уровень пенсионного обеспечения только в Мексике, где 60% работников заняты в неформальном секторе экономики и в системах пенсионного страхования не участвуют.

Низкий уровень пенсионного обеспечения в России выглядит неоправданным на фоне огромного положительного платежного баланса: за период 2000–2013 гг. Россия передала внешнему миру неосвоенных ею средств на сумму 109,6% ВВП и по этому показателю вошла в группу богатейших стран мира, в числе которых Норвегия, Швейцария и Люксембург, ищущие применения своим излишкам ВВП и накопленным резервам.

 

4. Фиаско накопительной (фондированной) системы, как преимущественного принципа пенсионного обеспечения.

Всемирный банк, задачей которого является борьба с бедностью во всем мире, в 1970-х годах предложил странам с «переходной экономикой» способ решения захлестнувшей их проблемы старения населения, влекущей за собой рост расходов на пенсии, налоговых нагрузок и дефицитов бюджета. Способ состоит в реформировании традиционной солидарной пенсионной системы в фондированную систему. Испытательным полигоном для проверки новой пенсионной системы с 1981 года стала Чили, которая с тех пор находится под пристальным вниманием как сторонников, так и противников фондированной пенсионной системы во всем мире.

Однако международный валютный фонд (МВФ), задачей которого является содействие международной финансовой стабильности и валютному сотрудничеству, посчитал необходимым включиться в горячие дебаты о целесообразности замены солидарной пенсионной системы на фондированную. Ведущие специалисты МВФ тщательно сопоставили обе системы и пришли к выводу, что все широко рекламируемые преимущества фондированной системы являются в определенном смысле заблуждениями[9]. Ниже приведены формулировки и опровержения этих заблуждений.

Заблуждение 1 – фондирование (накопление) разрешает проблему неблагоприятной демографической ситуации.

Повышение численности пожилого поколения при фондированной системе приведет к снятию со счетов банков значительных средств на выплату пенсий, которые пойдут на оплату продуктов, производимых сократившимся по численности молодым поколением. Это окажет инфляционное давление на рынок, и последний приведет цену товаров в соответствие с наличием денег и понизит покупательную способность пенсий; данная ситуация ничем не отличается от той, которая создается на бирже, когда на продажу выбрасывается большое количество определенных акций, и их цена падает.

Заблуждение 2 – фондирование есть единственный способ создания пенсионных накоплений.

Есть и другие формы ответа на вызовы в пенсионной сфере: вложение в развитие молодого поколения, разумная и экономная государственная политика (исключающая влезание в долги), создание государственных накоплений (так делает Норвегия за счет доходов от продажи нефти).

Заблуждение 3 – фондирование означает автоматический рост накоплений.

Пенсионные накопления растут только в переходный период от солидарной к фондированной системе, когда накопительная часть пенсионных взносов в пенсионные фонды поступает, а получатели накопительной пенсии еще не появились или составляют мизерную часть. Кроме того, накопления необязательно вкладываются в инвестиции, да и сами инвестиции не всегда приводят к росту пенсионных средств, ибо многое зависит от квалификации менеджеров пенсионного фонда и общего состояния рынка капитала.

Заблуждение 4 – фондирование снижает государственные затраты на пенсии.

Это справедливо только в далекой перспективе (более 50 лет), когда закончится формирование фондированной системы, а в переходный период государству приходится компенсировать нынешнему пожилому поколению часть пенсионных средств, изымаемую у него и направляемую в пенсионные фонды.

Заблуждение 5 – фондированная схема повышает стимулы к труду.

При фондированной схеме работа после наступления пенсионного возраста действительно повышает пенсионные накопления и размеры пенсии, но государственные обязательные пенсионные системы в подобных случаях, как правило, предоставляют гораздо более выгодные условия роста отложенной пенсии.

Заблуждение 6 – фондирование пенсий диверсифицирует риски.

Фондированная и солидарная системы одинаково чувствительны к экономическим, демографическим и политическим негативным влияниям. Более того, фондированная система несет дополнительные риски от удачности инвестирования, от колебаний на фондовом рынке, от некомпетентности и мошенничества менеджмента пенсионного фонда. Фондированная схема гораздо больше нуждается в защите ее участников, чем солидарная.

Заблуждение  7 – широкий выбор повышает социальную защиту.

Выбор работником способа и условий вложения пенсионных накоплений могут дать эффект только при его достаточной финансовой грамотности. Более того, высокие размеры комиссий пенсионных фондов сокращают пенсионные накопления.

Заблуждение 8 – частное пенсионное страхование устраняет неэффективное государство из пенсионной сферы.

Существует мнение, что солидарные пенсионные системы очень уязвимы к неосмотрительным действиям государства; однако частные пенсионные системы так же чувствительны к ним в том случае, когда эти действия ведут к высокой инфляции, обрушению финансового рынка, волатильности4 национальной валюты. Утверждения, что частные пенсионные фонды менее подвержены расхищению, чем государственные учреждения, тоже не являются бесспорными. Кроме того, за государством в любом случае остается обязанность и право регулировать деятельность пенсионных фондов, определять направления вложения пенсионных средств, размеры налогов с доходов и пр.

ОЭСР занял осторожную позицию в споре о предпочтительности того или иного типа пенсионной системы.

С одной стороны, специалисты организации на основе ретроспективных исследований доходности инвестиций в восьми странах (страны «семерки» и Швеция) создали вероятную картину результатов вложения пенсионных накоплений в акции и государственные облигации (пополам) на ближайшие 40 лет. Реальный годовой доход от инвестирования пенсионных накоплений в этих странах составит в среднем 4,3% (это соответствует коэффициенту замещения заработка пенсией 40%) с колебаниями от 2,5% для первого, неудачного дециля (это дает коэффициент замещения 27%) до 6,0% для наиболее удачного, верхнего дециля (это дает коэффициент 60%)[8].

Но с другой стороны, по данным ОЭСР в результате финансово-экономического кризиса 2008 года частные пенсионные фонды стран организации потеряли $5,4 трлн, или 23% стоимости;соответственно упали и накопительные пенсии застрахованных лиц, выходящих на пенсию с 2008 года. Правда, к 2010 году страны ОЭСР частично оправились от кризиса, реальная доходность пенсионных фондов поднялась до +1,7% (с колебаниями от +11% в Новой Зеландии до –7,8% в Греции)[8].

Таким образом, сложность, дороговизна и рискованность фондированной системы останавливают страны «семерки» от ее применения. И это говорит о том, что России необходимо быть осмотрительной с ее внедрением при наличии средней потребительской инфляцией за последние десять лет (2005–2014) 9,3% против 1,5% в странах ОЭСР.

 

5. Заключение

Таким образом, можно констатировать, что переход от солидарной к накопительной системе был серьезной ошибкой российской пенсионной реформы 2001-2002 годов. Недостатки и риски накопительной (фондированной) пенсионной системы оттолкнули от нее опытных руководителей стран с развитыми экономиками. Тем более накопительная система противопоказана для стран со стагнирующей экономикой, высокой инфляцией, волатильной валютой и нестабильной банковской системой. А значит, противопоказана и России.

Для того, чтобы нынешняя российская пенсионная система была эффективной, она должна учитывать интересы трех групп: нынешнего поколения пенсионеров, нынешнего поколения занятых и будущих поколений граждан. Исходя из этих требований и проведенного выше системного анализа, критериями эффективности пенсионной системы могут быть следующие:

  1. адекватность размеров пенсий (отражает интересы нынешних пенсионеров);
  2. посильность бремени финансирования (отражает интересы нынешнего поколения занятых);
  3. долгосрочная устойчивость (важна для всех поколений). Предполагает способность пенсионной системы выполнять свои обязательства в долгосрочной перспективе без привлечения дополнительных ресурсов;
  4. адаптивность (важна для всех поколений). Означает способность пенсионной системы подстраиваться под изменения экономических, демографических и политических условий.

При этом важным условием должно быть то, что эффективная пенсионная система должна отвечать всем четырем критериям: улучшение по одному из критериев, приводящее к сильному ухудшению ситуации по другому, представляется неприемлемым, так как ведет к формированию долгосрочных рисков.

Как уже было отмечено, сегодняшняя пенсионная система не удовлетворяет перечисленным критериям. Инерционный сценарий, подразумевающий сохранение пенсионного законодательства и продолжение политики по наращиванию пенсионных обязательств, продиктованной популистскими целями, связанными с высоким и растущим весом пенсионеров в российском электорате, приведет к негативным социально-экономическим последствиям, а именно:

снижение конкурентоспособности российской экономики; замедление темпов роста ВВП; прямое снижение занятости, что повлечет за собой возможное повышение пенсионного возраста оттого, что некому работать в стране; невозможность поддержания реального уровня пенсий на социально приемлемом уровне; рост бедности среди пенсионеров и др.

Поэтому реформа пенсионной системы, отвечающая на сформулированные выше принципиальные вызовы в имеющихся российских макроэкономических условиях, должна быть комплексной и, по нашему мнению, включать следующие направления:

  1. параметрическую настройку распределительной системы (определение оптимальных значений пенсионного возраста, исходя из реальной продолжительности жизни населения после выхода на пенсию, и стажевых требований с учетом фактического трудоспособного периода);
  2. существенную модернизацию обязательной накопительной системы;
  3. развитие добровольной / квазидобровольной накопительной системы;
  4. развитие других инструментов, имеющих своей целью финансовую поддержку жизни на пенсии, – страхование жизни, обратная ипотека5 и т.д.

__________

1 Казахстан является ориентиром для других стран СНГ, поскольку пенсионная реформа была начата здесь первой среди других стран СНГ и, соответственно, является примером успешного перехода от солидарной пенсионной системы к накопительной.
2Валоризация (от фр. valorisation; valoir — «ценить, подходить») — это мероприятия, проводимые государством по переоценке или повышению стоимости товаров, валюты, пенсий, социальных выплат и другого капитала.
3Индексация пенсии – это повышение размера получаемой выплаты. Ее проводят в целях компенсации лицам, имеющим право на ее получение, снижения покупательной способности из-за инфляции.
4 Волатильность – индикатор рынка ценных бумаг или валюты, показывающий уровень его изменчивости в определенный период.
5 Обратная ипотека — это механизм поддержки пенсионеров через монетизацию имеющегося у них жилья. По своей сути это особый необслуживаемый кредит (займ) под залог имеющейся у пенсионера недвижимости. Основной долг по займу и все начисляемые проценты периодически капитализируются (не выплачиваются кредитору) и возвращается только после смерти пенсионера за счёт продажи жилого помещения.


Библиографический список

  1. Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ (в ред. от 13.07.2015 г.) «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации».
  2. В.Барсуков. Усложнить, чтобы запутать // Советская Россия. № 92 (14187) от 25.08.2015 г.
  3. Федоров Л. В. Пенсионный фонд Российской Федерации : Учебник — 2-е изд. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2013. – С.396
  4. Официальный сайт Министерства Финансов Российской Федерации http://www.minfin.ru (Дата обращения 12.12.2015)
  5. Федеральный закон от 2 декабря 2013 г. № 320-ФЗ «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов».
  6. Отчет Организации экономического сотрудничества и развития: OECD (2013), Pensions at a Glance 2013: OECD and G20 Indicators, OECD Publishing.
  7. Интернет-сайт http://bs-life.ru.
  8. Интернет-сайт http://stats.oecd.org.
  9. Nicholas Barr. The truth about pension reform // Magazine of the IMF «Finance and Development». September 2001, Volume 38, Number 3.