6+

Инвестиционный процесс в инновационной экономике

Авторы


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории и управления
Россия, Оренбургский государственный аграрный университет
[email protected]


кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории и управления
Россия, Оренбургский государственный аграрный университет

Аннотация

В статье представлены результаты комплексного исследования подходов российских и за рубежных ученых к инвестиционным процессам в инновационной экономике. В статье проведена оценка основных определений касающихся инвестиционного процесса, и рассмотрены различные подходы ведущих экономистов. Результаты проведенного исследования говорят о том, что необходимо осуществлять - развитие теории инвестиций, категории инвестиций проявляются на современном этапе в их воспроизводственной направленности, в рамках теории информационной экономики учеными делается акцент не столько на изучении инвестиций как реальных капиталовложений.

Ключевые слова

инвестиционный процесс, инвестиции, информационная экономика, инвестирование, инновационная экономика.

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также

Статья также доступна (this article also available):

Рекомендуемая ссылка

Огородникова Елена Петровна , Сингаева Юлиана Владимировна
Инвестиционный процесс в инновационной экономике// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №1 (94). Номер статьи: 9404. Дата публикации: . Режим доступа: https://sovman.ru/article/9404/

Введение

Инновационная экономика вызывает необходимость пересмотра базовых категорий, связанных с инвестиционным процессом. Происходит изменение содержания категории инвестиционного процесса, трансформируются его элементы и формы реализации, что требует более детального изучения инвестирования не только с теоретических, но и практических позиций.

Концентрация как промышленного, так и финансового капитала к концу XIX века обусловила наличие некоторых противоречий в исследованиях классиков политэкономии, основанных на принципе эквивалентности обмена. Абсолютная рента трактуется им то, как часть действительной стоимости, то, как монопольная надбавка, не связанная с процессом промышленного производства, а являющаяся продуктом нормативно-ценностных суждений участников рыночных отношений. Это лишний раз подчеркивает, что К. Маркс выходит за рамки исследования конкурентной экономики, в основе которой лежит принцип эквивалентности обмена. Изучение им ложной социальной стоимости, финансового капитала не вписываются в парадигму трудовой теории стоимости. Деньги, выполняя традиционную роль посредника при обмене товаров, начинают приобретать все большую самостоятельность, происходит обособление финансового сегмента от реального сектора.

Активная роль денег в системе экономических отношений вызывает необходимость их исследования как источника инвестирования, но уже с совершенно иных позиций, отражающих формирование индустриального способа производства. Наиболее близко к пониманию этой проблемы подошли маржиналисты, а, впоследствии, и неоклассики, сформулировав отдельные положения микроэкономической теории инвестиционного анализа. [1]

 

Результаты исследований

Занимаясь проблемами ценообразования на различные товары и блага, представители маржинализма делают вывод о том, что цены влияют на процесс накопления капитала и его инвестирование. Разработав алгоритм оценки стоимости настоящих и будущих благ владельца капитала (инвестора), они показывают механизм появления предельной эффективности капитала. Применяя совершенно иную методологию исследования, а, именно, инструментарий анализа предельных величин, маржиналисты формулируют ключевые принципы построения микроэкономических инвестиционных моделей.

В рамках позитивной теории капитала О. Бем-Баверк понимает под последним совокупность денежных средств, «продуктивно употребляемых на окольные методы увеличение количества, благ в будущем, которая может принимать такие формы как торговый, промышленный и ссудный капитал» [6].

Инвестиционный процесс, описанный О. Бем-Баверком, наглядно демонстрирует, что представления исследователей конца XIX века базируются на принципиально иных подходах, согласно которым сфере потребления отводится главенствующая роль, в том числе и в процессе формировании источников инвестирования. Ключевой формой дохода является процент, пронизывающий все экономические отношения, выступающие связующим звеном между настоящим и будущим. Повышение нормы дохода, способствующее расширению инвестиционных возможностей, является следствием научно-технического прогресса.

Фишер, изучая природу капитала и процента, полагает, что их возникновение связано с процессом ценообразования, обусловленного величиной денежной массы. Таким образом, можно заключить, что, по мнению И. Фишера, инвестиции могут возникать и в сфере обращения. [2]

Рассуждения о том, что инвестиции являются функцией нормы процента, причем носящей убывающий характер, находят отражения и в трудах А. Маршалла. Основатель неоклассики, ядром которой является положение Ж. Б. Сэя о равенстве спроса и предложения, рассматривает принцип равновесия через категории инвестиций и сбережений. Накопление в представлениях А. Маршалла это источник рождения сбережений, которые формируются как некий избыток дохода, получаемого от реализации различных факторов производства. По его мнению, сберегать можно из заработной платы, ренты, прибыли. В краткосрочном периоде сбережения приводят к дисбалансу между производством и потреблением. Но благодаря финансовому рынку, размер запланированных инвестиций способен выравниваться с объемом сбережений. Процентная ставка — это уравновешивающий механизм сбережений и инвестиций, регулирующий их величину. Понятно, что это идеальная модель, которая на практике нереализуема. [3]

Другой представитель неоклассического направления А.  Пигу более тесно увязывает инвестиционную активность хозяйствующих субъектов с количеством денег в обращении. Если, по мнению И. Фишера, равенство в экономике обеспечивается предложением денег, то А. Пигу рассуждает о денежном спросе, как факторе равновесия, что делает его теорию более реалистично отражающей мотивацию хозяйствующих субъектов в процессе накопления сбережений и инвестиций. Коэффициент предпочтения ликвидности, введенный в уравнение обмена И. Фишера, как раз наглядно иллюстрирует степень влияния накопления на инвестиционную активность авторов.

Неоклассические теории характеризуются синтетическим подходом к исследованию инвестиционного процесса, они изучают не только объективные факторы образования реальных инвестиций, но и субъективные, часто иррациональные мотивы осуществления инвестиционной деятельности макроэкономическими агентами, при этом оперируя методологией равновесного анализа. Следует отметить, что в рамках неоклассического подхода начинают ставиться вопросы формирования макроэкономических моделей инвестирования, однако они базируются на микроэкономическом анализе. Авторы, пользуясь методом аналогии, переносят ординалистские функции полезности и производительности на макроэкономический уровень, полностью лишая его специфических закономерностей. [4]

Принципиально иную позицию в своих трудах занимает Дж. М. Кейнс, который по праву считается родоначальником макроэкономического подхода к системе общественного воспроизводства. Отличительной чертой его исследований является широкое использование метода агрегирования, который он распространяет не только на количественные параметры, но и на функциональные характеристики хозяйствующих субъектов. Дж. М. Кейнс выделяет четыре ключевых макроэкономических субъекта, к которым относит домашние хозяйства, фирмы, государства, внешнеэкономический сектор, имеющие различные мотивы осуществления инвестиций и сбережений. В закрытой, свободной от вмешательства государства экономике, равновесие сбережений и инвестиций обеспечивают лишь два агрегата– это домашние хозяйства и фирмы, поведение которых подчинено строго регламентированным параметрам и может характеризоваться конкретными видами экономической активности. Денежный рынок не способен превратить все сбережения в инвестиции, поскольку макроэкономические субъекты, такие как домашние хозяйства и фирмы имеют разные мотивы их осуществления. Экономическое поведение домашних хозяйств и фирм не соответствует неоклассическим представлениям об однофакторной функции максимизации полезности или прибыли, так как участники инвестиционного процесса руководствуются различными представлениями о возможностях, способах инвестирования и факторах, определяющих его. [5]

Анализ сберегательных мотиваций и мотиваций инвестиционного спроса является новацией кейнсианской теории. Вскрывая системные взаимосвязи между агрегированными переменными Дж. М. Кейнс демонстрирует как экономическое поведение субъектов на конечные результаты трансформации сбережений в инвестиции. В отличие от взглядов классиков и неоклассиков, для которых экономический актор – это оптимизатор собственной выгоды, для Кейнса – это живой человек, с определенными психологическими особенностями, с возможностью иррационального поведения, что влияет на принятие им инвестиционных решений. Важно понимать, что предложение ресурсов (сбережений) автоматически не способно породить инвестиционный спрос, сбережения превратятся в инвестиции только при условии совпадения множества факторов, поскольку процессы сбережения и инвестирования по-разному протекают в пространстве и времени.

Дж. Кейнсом рассматриваются инвестиции в реальный сектор производства, ключевой мотив – ожидание бизнеса относительно будущей доходности вложений, которую он называет предельной эффективностью капитала [7]. Он отмечает, что будущее неопределенно, однако, неопределенность он не связывает с понятием риска, имея ввиду лишь то, что оно конвенциально, а, следовательно, отсутствует автоматический механизм, гарантирующий прибыль. Инвестиционный процесс изучается им в динамике. В то время как неоклассики считают источником инвестиций сбережения домашних хозяйств, то есть ту долю доходов, которую они собираются капитализировать, в кейнсианской теории предполагается другая система взаимодействия между хозяйствующими субъектами. Сбережения не приводят к автоматическому росту уровня инвестиций, напротив именно инвестиции вызывают изменения в доходе. Далее наблюдается следующая цепочка тенденция увеличение доходов приводит к росту сбережений.

Модель инвестиционного поведения хозяйствующих субъектов, предложенная Дж. Кейнсом, носит динамический характер, наиболее детально рассмотрена в рамках, теории мультипликатора.  Механизм мультипликатора показывает, как прирост инвестиций в отдельных отраслях экономики отражается на увеличении общего объема национального дохода.

В то же самое время рост богатства способствует наращиванию инвестиционного спроса, то есть Кейнс изучает не только автономные, но и индуцированные инвестиции, делая это сквозь призму делового цикла.

Монетаристы также исследуют инвестиционный процесс с учетом циклических колебаний на денежном рынке. Монетаризм как экономическое направление продолжает идею неоклассической школы, в частности, базируется на концепции А. Маршалла о том, что инвестиционный процесс может протекать только в долгосрочном периоде. Теория монетаризма — это развитие идей неоклассики об инвестициях на качественно новом уровне.  Она предполагает более глубокий анализ воздействия изменений на денежном рынке на инвестиционное поведение хозяйствующих субъектов, частично учитывает и кейнсианские взгляды о необходимости и более детального изучения мотивов инвестиционного поведения, делая акцент на анализе ожиданий экономических авторов, так, например, инфляционные ожидания хозяйствующих субъектов, даже в условиях снижения темпов роста денежной массы вовсе не вызовут уменьшения уровня цен, а приведут лишь к падению уровня производства и объемов инвестиций в экономике.

Вторая половина XX века, ознаменованная развитием монетарной и неолиберальной теорий, характеризуется динамическими исследованиями инвестиций. Ставка процента выступает в качестве цены, которая координирует процесс принятия решений о сбережениях и инвестициях, с учетом межвременных предпочтений хозяйствующих субъектов.  Неолиберализм, базирующийся на монетарной теории циклического развития, подходит к анализу инвестиционного процесса более реалистично. Представители данной концепции полагают, что причина цикличности связана с дисбалансом денежного рынка, неоправданная кредитная экспансия ведет к искажению относительных цен как сигналов – распределителей ресурсов.

Искусственный спрос на инвестиционные товары подобного толка искажает механизм капиталообразования, увеличивая разрыв между текущим и будущим потреблением. «Вынужденные сбережения», являющиеся атрибутом будущего потребления снижают процентные ставки, что сказывается на объемах инвестиций в реальных сегмент экономики. Инвестиционный бум переходит в экономический спад.

В отличие от монетаристов неолибералы более жестко смотрят на процесс регулирования денежно-кредитной сферы. Помимо различий относительно роли государства в установления равновесия экономической системы, существуют и явные противоречия между кейнсианскими и хайековскими концепциями, связанные с определением причин появления циклических колебаний. Если первая объясняет наступление кризиса недостаточными объемами инвестиций, то вторая считает источником кризисных явлений избыточное инвестирование.

Данные колебания отражаются на структуре капитала, на объемах инвестиционного спроса, формируя предпосылки для выводов посткенсианцев П. Сраффы и Дж. Робинсон о том, что источником инвестиций является не только прибыль и накопление капитала, но и заработная плата и сбережения. Они иначе смотрят на виды экономической активности хозяйствующих субъектов, стирая привычные границы между домашними хозяйствами и фирмами, предполагая, что и те, и другие могут участвовать как в инвестиционном, так и в сберегательном процессах.

Теории посткейнсианцев представляют собой развитие идей Кейнса применительно к долгосрочному периоду исследования, в рамках которых сделана попытка синтеза принципа эффективного спроса с рикардианской теорией ценности и распределения. Нахождение баланса между объемами чистых инвестиций и средствами, идущими на возмещение основного капитала, становится необходимым условием устойчивого экономического роста.

В завершающей фазе развития индустриального способа производства все большее значение приобретает денежная экономика, что существенно расширяет инвестиционные возможности макроэкономических авторов. В этом случае объектами инвестирования становятся нематериальные ценности, представленные в форме титулов, таких как ценные бумаги, срочные контракты, права на интеллектуальную собственность и т.д. Становление новой стадии развития общества, а именно информационной, увеличивает внимание исследователей к проблемам информации, аккумулирования знаний, формированию человеческого и интеллектуального капиталов.

Решения, принимаемые в инвестиционной сфере, могут быть лишь ограниченно рациональными, хозяйствующие субъекты не имеют достаточных когнитивных ресурсов, чтобы грамотно оценить различные варианты развития событий. Экономическая модель поведения, ставящая целью максимизацию полезности или прибыли, замещается совершенно иной системой правил осуществления инвестиционного процесса. Гипотеза эффективности рынков путем эмпирических наблюдений показывает свою несостоятельность. Согласно проведенным исследованиям участники инвестиционного процесса действуют не всегда рационально, особенно в условиях неопределенности. Неопределенность связана, с одной стороны с недостаточным объемом информации о настоящих и будущих процессов, с другой стороны, с тем, что практически невозможно просчитать поступки и действия других людей. Прошлый опыт не может быть ключом к будущему. Принятие инвестиционного решения хозяйствующим субъектом, по мнению Дж. Шэкла больше напоминает игру в рулетку, а не конкретный математический расчет вероятности реализации того или иного инвестиционного проекта. Каждому инвестору доступно лишь частичное знание, в то время как полное знания является прерогативой рынка в целом.

Непредсказуемость инвестиционного поведения хозяйствующих субъектов часто кроется не только в многофакторности их мотивации, но и в сфере обработки информации и принятия решений ими. Наибольшую известность имеет теория ограниченной рациональности. Выстраивая дескриптивную модель экономического поведения, Г. Саймон считает, что хозяйствующий субъект ищет не лучший вариант исхода событий, а удовлетворительный, который может не обеспечить максимизацию полезности или прибыли.  Это сложно сделать хотя бы потому, что отсутствует всеобщая и последовательная функция полезности, выдвигаемая неоклассической школой, которая позволила бы сравнить разнородные альтернативы[8]. Поиск вариантов ведется до тех пор, пока не будет найден первый приемлемый, который определяется уровнем притязаний. последний динамичен, то есть постоянно меняется. Стоит учитывать и когнитивные способности самого хозяйствующего субъекта. Человеческий мозг не способен собрать весь объем информации, а тем более его обработать, сделав при этом правильный выбор. Р. Хайнер уверен, что в сложных ситуациях следование правилам удовлетворительного выбора намного выгоднее, чем попытки оптимизации [9].  В целом рациональность, описываемая в теориях Г. Саймона и Р. Хайнера, является ограниченной.

 

Выводы

Все вышесказанное лишний раз подчеркивает, что рациональность лишь один из принципов. Используемых в процессе принятия инвестиционных решений. Так, например, при осуществлении биржевой торговли только незначительная часть инвесторов, в основном профессионалы, реально просчитывают свой будущий доход. Подавляющая же часть участников данного процесса базируется на модели рутины, то есть принимают решения, руководствуясь текущей ситуацией, стандартными варианта поведения в конкретных условиях, а также ориентируясь на поведение других субъектов.

Все это говорит о том, что в условиях информационной экономики отсутствует традиционное деление макроэкономических субъектов исходя из видов их экономической активности.

На основе вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

  • развитие теории инвестиций, начиная от традиционных представлений классиков экономической науки и заканчивая трудами новой институциональной школы, появлением информационных основ функционирования инвестиционного механизма;
  • экономическое содержание категории инвестиций проявляется на современном этапе в их воспроизводственной направленности, но и с позиции воспроизводства индивидуального капитала хозяйствующего субъекта, определяя его возможные источники дохода в целях повышения уровня благосостояния;
  • в современных условиях макроэкономические агенты пытаются извлечь доходы от процесса инвестирования, диверсифицируя свой инвестиционный портфель;
  • в рамках теории информационной экономики учеными делается акцент не столько на изучении инвестиций как реальных капиталовложений, сколько анализируется инвестиционное поведение хозяйствующих субъектов.


Библиографический список

  1. Lapteva, E.V., Ogorodnikova, E.P., Remizova, V.F. Development trend of the construction market in Russian regions // В сборнике: IOP Conference Series: Materials Science and Engineering. Buildintech bit 2020. Innovations and technologies in construction. 2020. с. 012015.
  2. Огородникова, Е.П., Глазова, И.В. Региональная инвестиционная политика // Финансовая экономика. 2020. № 12. С. 276-277.
  3. Огородникова, Е.П., Сингаева, Ю.В. Анализ эффективности инвестиционного портфеля корпорации // Вестник Академии знаний. 2020. № 5 (40). С. 345-348.
  4. Огородникова, Е.П., Табакаева, И.В. Impact of the pandemic on the Russian national currency exchange rate // Эпоха науки. 2020. № 24. С. 240-244.
  5. Бем-Баверк, О. Избранные труды о ценности, проценте и капитале / -М.: ООО Изд-во ЭКСМО, 2009. С. 76-78.
  6. Кейнс, Дж. М. Общая теория занятости, процента и денег/ Пер. с англ. – М.: Прогресс, 1978. – С.281.
  7. Хайек, Ф. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма/ М.: Новости, 1992. С.267-270.
  8. Simon,H. Rational decision – making in business organizations// Les. Prih Nobel. 1978- Stockholm,1979. P285.
  9. Heiner, R. The origin of predictable behavior// Amer.Econ.Rew.1983 № 4. P.560-593.