Главная страница » Публикации » 2017 » №4 (76) » Правовое регулирование международных экономических отношений в сфере торговли

Правовое регулирование международных экономических отношений в сфере торговли

Legal regulation of international economic relations in the sphere of trade

Правовое регулирование международных экономических отношений в сфере торговли

Авторы

Садыков Искандер Анварович
начальник отдела юридических и договорных отношений
Россия, Центр занятости населения города Казани
skansad@mail.ru

Аннотация

В статье рассматриваются вопросы международно – правового регулирования экономических отношений. Внимание автора акцентируется на деятельности международных организаций в сфере торговли, основной задачей которых является развитие процессов интеграции международных экономических правовых отношений, основанных на уважении и соблюдении прав и свобод человека.

Ключевые слова

международные экономические отношения, правовое регулирование, регулирование экономических отношений, Международная торговая палата, ООН, транснациональные корпорации, международное частное право, международная торговля

Рекомендуемая ссылка

Садыков Искандер Анварович. Правовое регулирование международных экономических отношений в сфере торговли // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (76). Номер статьи: 7611. Дата публикации: 21.04.2017. Режим доступа: https://sovman.ru/article/7611/

Authors

Sadykov Iskander Anvarovich
Head of the department of legal and contractual relations
Russia, Kazan Employment Center
skansad@mail.ru

Abstract

The article deals with general theoretical issues of international legal regulation of economic relations. The author focuses on the activities of international organizations in the field of trade whose main task is to develop the processes of integration of international economic legal relations based on respect for and observance of human rights and freedoms.

Keywords

International economic relations, legal regulation, regulation of economic relations, International Chamber of Commerce, UN, transnational corporations, private international law, international trade

Suggested citation

Sadykov Iskander Anvarovich. Legal regulation of international economic relations in the sphere of trade // Modern Management Technology. ISSN 2226-9339. — №4 (76). Art. #  7611. Date issued: 21.04.2017. Available at: https://sovman.ru/article/7611/


Введение

История международных правовых отношений демонстрирует перманентность взаимодействия различных социальных групп в политической, экономической, культурной, и других сферах, осуществляя обмен между государствами и гражданами, которые в свою очередь заинтересованы в том, чтобы все процессы, выходящие за рамки государственных границ, сотрудничество и споры осуществлялись по определенным правилам. Особую важность в решении данных проблем приобретает регулирование международных экономических отношений, что связано с ростом взаимосвязей и взаимозависимости различных правовых институтов современного мира, обострением глобальных вызовов человеческой цивилизации. В современных условиях необходимо динамичное, систематическое и основанное на научных исследованиях и плюралистическом понимании права правовое государственное реагирование на происходящие в политической, социально-экономической, культурной, юридической и других сферах события, на национально – государственном и межгосударственном уровнях в контексте международной правовой политики [3].

 

Роль Международной торговой палаты в правовом регулировании международных экономических отношений

Примером последней является Международная торговая палата (МТП), которая представляет собой всемирную организацию предпринимателей и единственный представительский орган, уполномоченный выступать от лица предприятий любого профиля деятельности во всем мире. МТП была основана ещё в 1919 году. Сегодня в нее входят колоссальное количество компаний и ассоциаций более, чем из 130 стран. Национальные комитеты строят свою работу с членами таким образом, чтобы учитывать и решать проблемы предпринимательства в каждой отдельной стране и доводить позицию предпринимательских кругов, сформулированную МТП, до сведения правительств каждой из этих стран.

МТП способствует формированию полисемантичной системы международной торговли и инвестирования, а также сотрудничеству рыночных экономик. Ее твердое убеждение, что торговля является «движущей силой» для достижения мира и благосостояния, народов и государств родилось в начале прошлого столетия, когда была основана эта организация.

Поскольку основатели МТП являются непосредственными участниками международного бизнеса, то эта организация обладает высокопрофессиональной уникальной компетенцией в части разработки правил регулирования международной коммерческой деятельности. Эти правила не носят обязательный характер, тем не менее, они широко используются в бесконечном количестве совершаемых сделок, и все эти правила стали определенной основой современной международной торговли. Заинтересованность многих стран в деятельности Международной торговой палаты сподвигла получению статуса этой организации в качестве главного консультативного органа ООН, а также статусов специализированных агентств этой организации.

Ярким примером работы МТП служит создание типового договора о купле-продаже, столь заметно упрощающего деятельность малого и среднего бизнеса. Такой вид соглашений имеет важнейшее значение, так как охватывает один из ведущих и динамично развивающихся экономических секторов в мире. Он используется, например, в ходе совершения коммерческих сделок (оптовых продаж, продаж между коммерсантами или на основе «бизнес-бизнес») с готовыми изделиями. К их числу относятся: электронное оборудование, аппаратные средства и инструменты, текстиль, одежда и обувь, мебель, офисная продукция и т.д. Несмотря на широкую сферу применения, такие соглашения о купле-продаже, тем не менее, следует отличать от других международных торговых сделок, например, сделок с товарами сырьевого рынка и аграрно-сырьевыми товарами (зерном, рудой, продуктами питания, химикатами и т.п.) или прямых продаж потребителям, к которым могут применяться специфические ограничения или правила торговли [6].

Международная торговая палата (МТП) — выразитель идей международного бизнеса, стоящий на защите мировой экономики как ключевой фактор, способный обеспечить экономический рост, создание рабочих мест и процветание, тем самым обеспечивая реализацию экономических прав человека [1].

Для того, чтобы избежать правовых и экономических разногласий в сфере реализации прав юридических и физических лиц, в МТП избираются национальные комитеты международного уровня, которые взаимодействуют с МТП по всевозможным вопросам, касающихся бизнеса. Национальные экономики в настоящее время настолько тесно переплетены, что правительственные решения гораздо глубже отражаются на международном уровне, чем это когда-либо было в прошлом. МТП позволяет бизнесу общаться с правительствами предметно и напрямую.

Международная торговая палата оказывает постоянную поддержку в выполнении мандата Специального представителя Генерального секретаря по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях.  Ее поддержка выражается в подготовке многочисленных материалов, отображающих точку зрения делового сообщества на усилия Специального представителя по определению стандартов корпоративной ответственности, в том числе по правам человека.

 

Правовое регулирование международных экономических отношений: совместные решения международных организаций

Примером таких материалов служит документ о роли бизнеса в зонах «слабого управления», подготовленный Международной торговой палатой совместно с Международной организацией работодателей и Торгово-промышленным консультативным комитетом Организации экономического сотрудничества и развития. [1]

В последние годы Специальный представитель и члены его группы регулярно приглашаются для выступления и обсуждения проблем в рабочем органе Международной торговой палаты по вопросам корпоративной ответственности и взаимодействия.

Международная торговая палата участвует также в многосторонних консультациях, организуемых Управлением Верховного комиссара ООН по правам человека. Одним из направления совместной деятельности МТП и ООН является контроль за соблюдением транснациональными корпорациями прав и свобод человека.

Деятельность транснациональных корпораций (ТНК) может оказаться под контролем ООН, так как последняя одобрила проект конвенции «Нормы ответственности транснациональных корпораций», возлагающий на крупный бизнес те же обязательства, что и на государства. Транснациональные корпорации обязаны воздерживаться от экологических правонарушений, загрязнения окружающей среды и нарушения прав человека, придерживаться «правил честной игры» в бизнесе, маркетинге и рекламной и иной деятельности, обеспечивать потребителям «безопасность и высокое качество предлагаемых ими продуктов и услуг», а работникам – «безопасные и здоровые условия работы» и «вознаграждение, обеспечивающее адекватный уровень жизни самим рабочим и их семьям».

МТП предложила, чтобы корпорациям было запрещено совершать деятельность, связанную с «преступлениями против человечности, геноцидом, пытками, принудительным трудом» и прочими нарушениями «международного гуманитарного права». Они также обязаны следить, чтобы их продукция не использовалась нарушителями прав человека. Корпорациям запрещается давать, брать и вымогать взятки [6], что имеет серьезную антикоррупционную стратегию деятельности.

Согласно совместным усилиям ООН и МТП, корпорации должны обстоятельно скорректировать собственные внутренние регламенты и добиваться, чтобы правилам ООН следовали все их субподрядчики, поставщики, смежники и дистрибьюторы. Корпорации должны периодически отчитываться перед ООН об исполнении правил, а организации — вести постоянный мониторинг их деятельности в сотрудничестве с «другими международными и национальными органами». Специальной рабочей группе поручено «получать от правительств, групп и частных лиц информацию о возможном негативном воздействии транснациональных корпораций и других компаний на соблюдение прав человека. Добиваться от компаний исполнения международных норм будет не только ООН, но и национальные правительства, которым предлагается «создать и укрепить у себя необходимые правовые и административные структуры». С 2000 г. в рамках ООН действует Глобальное соглашение, к которому присоединились уже более 1000 компаний, около 15 из них — российские. [7]

Данное соглашение содержит девять основных принципов, например, принцип охраны прав человека и окружающей среды, норм труда и т.д. Международная торговая палата соглашение от ООН поддерживает и популяризирует его цели и задачи среди своих участников. Тем не менее, многие ТНК неохотно идут на проведение дорогостоящих мероприятий, которые требуют согласования в сфере охран прав человека, опасаясь, что многие их конкуренты не исполнят того же, что в последующем может отразиться как на статусе так и на социально — экономическом положении корпораций, исполняющих требования ООН. В тоже время, с введением механизма международного мониторинга, такие опасения минимизируются. Как показывает российская практика, некоторые компании на правовой основе уже сотрудничают добровольно с ООН в рамках Глобального соглашения.

Есть и оппоненты данного соглашения, которые убеждены в том, что данное соглашение и проект ООН в целом не учитывает национальных особенностей ведения бизнеса. В действительности, некоторая часть компаний, политика которых основывается на четком исполнении законов, экономических и историко – культурных традициях своей страны, неизбежно сталкивается с отдельными противоречиями норм ООН с нормами национальных законодательств.

Здесь особую значимость приобретает проблема унификации межгосударственных правовых отношений, исследуемая учеными из области теоретического правоведения. Учитывая особенности различных правовых систем современности и их законодательного массива, установление единообразных международных правовых норм представляется достаточно проблематичным.

 

Роль международных организаций и международного частного права в сфере регулирования экономических отношений

Значительное число международных организаций в сфере регулирования, например, международного частного права (Гаагские конференции, Всемирная торговая организация, координационный центр ООН по вопросам торгового и экономического развития ЮНКТАД, комиссия ООН по международной торговле ЮНСИТРАЛ, рассматриваемая нами МТП и многие др.) стараются учитывать особенности национальных законодательств, используя в спорных ситуациях метод коллизионного регулирования правовых споров, где материальные нормы доминируют, а коллизионный метод используется в качестве субсидарного механизма в восполнении пробелов. Однако и здесь встречаются многочисленные несогласования.

В этом смысле унификация права как одна из сфер формирования международного правотворчества необходимая во всех областях МЧП должна происходить на двух уровнях (региональном и универсальном).

Здесь, как отмечалось, значительная роль в унификационных процессах принадлежит и МТП, которая издает сборники систематизированных правил и деловых обычаев, сложившихся за более чем вековую историю международных частно – правовых отношений.

Процессы гармонизации, т.е. сближения отдельных национальных правовых систем, в отличие от унификации, представляются нам более оптимальными, особенно в связи с необходимостью установления международных обязательств. Но и в том и другом случаях, деятельность МЧП остается во – многом пробельной и достаточно противоречивой. Коллизии регулируются системой международных органов (Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Арбитражный суд при МТП и т.д.).

 

Выводы

Важнейшая сфера унификации и гармонизации национальных и межгосударственных правовых отношений осложняется отсутствием «наднационального» законодательства, оставляя возможность их регулирования, прежде всего, на уровне соглашений государств с учетом специфики их особенностей каждых правовых систем каждых участников торговых отношений.

В данном смысле, использование этнометодологических опыта и практик в познании содержания международных правовых, экономических, культурных и др. отношений, позволит ученым – теоретикам и специалистам в области международного права обосновывать систему мер, позволяющую избегать большинства спорных и конфликтных ситуаций.

Проблемы «правового отчуждения», которые обусловлены не только разногласиями национальных законодательств, но и другими политическими, социально – экономическими и культурными разногласиями, изучаемые современной общеправовой теорией маргинальности, должны учитываться всеми членами международных частно – правовых отношений. Добросовестная конкуренция в торговле должна препятствовать оставлению в маргинальном (отчужденном) положении одни организации (государства) и предоставлять доминирующее место другим [4, 9]. Исследование каузальной природы маргинального поведения, деформационные механизмы маргинального правосознания и многое другое, изучаемое данной теорией, должно способствовать предупреждению совершения различных правонарушений, в том числе преступлений, [5] в сфере международных экономических отношений.

Таким образом, вопросы правового регулирования международных экономических отношений представляют собой одну из самых актуальных сфер изучения как общей теорией права, так и международным правом в целом. От успешности доктринальных исследований во многом зависит развитие экономик стран, выстраивающих международное сотрудничество на правовой основе.

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также




Библиографический список

  1. Булатова А.С., Ливенцева Н.Н. Мировая экономика и международные экономические отношения: Учеб. / МГИМО (университет) МИД России; — Изд. с обновл. — М.: Магистр: НИЦ ИНФРА-М, 2013. C.654.
  2. Лазарев В. В. Теория государства и права: учебник 4-е изд.,- М.: Издательство Юрайт, 2011. С.634.
  3. Степаненко Р.Ф. Проблемы правопонимания в исследовательских практиках общеправовой теории маргинальности: опыт методологии междисциплинарности. Право и государство: теория и практика. 2015. №6 (126). С. 25-33.
  4. Степаненко Р.Ф. Этнометодологические практики в доктрине правовой политики: общетеоретические проблемы. Право и политика. 2016. №2. С. 287 – 295.
  5. Степаненко Р.Ф. Каузальная природа маргинального поведения: философско – правовые аспекты. Философия права. 2013. №2 (57). С. 112 – 116.
  6. Степаненко Р.Ф. Особенности правового сознания и правовой культуры маргинальной личности. Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2013. №24. С. 25-30.
  7. Степаненко Р.Ф. Общеправовая теория маргинальности о проблеме правового регулирования социально – экономических отношений. Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2014. Т. 156. № 4. С. 43-53.
  8. Хасбулатова Р. И. Международная торговля: учебник для бакалавриата и магистратуры — М.: Издательство Юрайт, 2014. С.489.
  9. Боброва В.В. Новый таможенный кодекс ЕАЭС как эффективный инструмент государственного регулирования внешней торговли// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. ISSN 1999-2645. —№1 (49). Номер статьи: 4946. Дата публикации: 2017-03-28. Режим доступа: http://eee-region.ru/article/4946/
  10. IIC Report. Constitution of the International Chamber of Commerce 2011/ https://iccwbo.org/constitution . Дата обращения02.17

References

  1. Bulatova A.S., Livenceva N.N. World Economy and International Economic Relations [Mirovaja jekonomika i mezhdunarodnye jekonomicheskie otnoshenija]: Proc. / MGIMO (University) of the Ministry of Foreign Affairs of Russia; – Ed. With updated. – M.: Master: SIC INFRA-M, 2013. C.654.
  2. Lazarev V. V. Theory of State and Law [Teorija gosudarstva i prava]: A Textbook 4th ed., Moscow: Yurayt Publishing House, 2011. P.634.
  3. Stepanenko R.F.. Problems of legal understanding in the research practices of the general legal theory of marginality: the experience of the methodology of interdisciplinarity [Problemy pravoponimanija v issledovatel’skih praktikah obshhepravovoj teorii marginal’nosti: opyt metodologii mezhdisciplinarnosti]. Law and state: theory and practice. 2015. №6 (126). Pp. 25-33.
  4. Stepanenko R.F. Ethnomethodological practices in the doctrine of legal policy: general theoretical problems [Jetnometodologicheskie praktiki v doktrine pravovoj politiki: obshheteoreticheskie problemy]. Law and politics. 2016. №2. Pp. 287-295.
  5. Stepanenko R.F. The causal nature of marginal behavior: philosophical and legal aspects [Kauzal’naja priroda marginal’nogo povedenija: filosofsko – pravovye aspekty]. Philosophy of law. 2013. №2 (57). Pp. 112 – 116.
  6. Stepanenko R.F. Features of legal consciousness and legal culture of the marginal personality [Osobennosti pravovogo soznanija i pravovoj kul’tury marginal’noj lichnosti]. Legal science and practice: Bulletin of the Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia. 2013. № 24. Pp. 25-30.
  7. Stepanenko R.F. General legal theory of marginality on the problem of legal regulation of social and economic relations [Obshhepravovaja teorija marginal’nosti o probleme pravovogo regulirovanija social’no – jekonomicheskih otnoshenij]. Scientific notes of Kazan University. Series: The humanities. 2014. P. 156. № 4. P. 43-53.
  8. Hasbulatova R. I. International trade [Mezhdunarodnaja torgovlja]: a textbook for undergraduate and graduate programs – M.: Publishing House Yurayt, 2014. P.489.
  9. Bobrova V.V. The new customs code of the EAEC as an effective instrument of state regulation of foreign trade [Novyj tamozhennyj kodeks EAJeS kak jeffektivnyj instrument gosudarstvennogo regulirovanija vneshnej torgovli]// Regional economy and management: an electronic scientific journal. ISSN 1999-2645. -No1 (49). Number of article: 4946. Publication date: 2017-03-28. Access mode: http://eee-region.ru/article/4946/
  10. IIC Report. Constitution of the International Chamber of Commerce 2011 / https://iccwbo.org/constitution. Date of circulation 16.02.17