6+

Теоретико-методологические аспекты оценки возможностей экспорта аграрной продукции на основе системного подхода к социуму

Авторы


кандидат экономических наук, старший научный сотрудник
Россия, Институт экономики Уральского отделения Российской Академии наук
[email protected]

Аннотация

В статье рассматриваются ряд вопросов, связанных с формированием методики оценки возможностей развития экспорта аграрной продукции. Показаны долговременные тенденции изменений объемов и структуры российского экспорта и импорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия в различных социально-экономических и политических условиях. На основе рассмотрения различных исследовательских подходов к изучению структуры общества вдвинуто положение о существовании в обществе трех глобальных социальных полей, отчасти совпадающих с делением общества на экономику, политику и идеологию (или/и культуру). Исходя из этой исследовательской парадигмы разработана общая структура системной оценки возможностей продовольственного экспорта различных типов обществ и государств в различных социально-экономических и политических условиях.

Ключевые слова

Внешняя торговля, продовольственная внешняя торговля, аграрный экспорт, аграрный импорт, аграрный сектор, общество, системный подход, методика оценки, социальные поля

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также

Статья также доступна (this article also available):

Финансирование

Статья подготовлена при финансовой поддержке гранта РФФИ № 18-010-00652 А «Концептуальные основы стратегии повышения конкурентоспособности агропродовольственного комплекса страны»

Рекомендуемая ссылка

Чистяков Юрий Федорович
Теоретико-методологические аспекты оценки возможностей экспорта аграрной продукции на основе системного подхода к социуму// Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №3 (93). Номер статьи: 9319. Дата публикации: . Режим доступа: https://sovman.ru/article/9319/

Введение

Россия является крупным участником мировой продовольственной торговли. В различные периоды времени страна являлась как крупным потребителем сельскохозяйственного сырья и продовольствия, так и экспортером этих видов продукции. В последние десятилетия Россия экспортирует ряд видов сельскохозяйственной продукции и является одним из крупнейших экспортеров зерна, занимая ведущие места на мировом рынке этой продукции.

Экспортные отношения агарного сектора страны и  продовольственная внешняя торговля в целом влияют на конкурентоспособность и формирование конкурентных преимуществ аграрного сектора и агропродовольственной системы как прямо, через экономическое состояние элементов агропродовольственной системы, так и косвенно, в частности через распространение позитивного опыта внешнеторгового взаимодействия, распространение хозяйственного опыта зарубежных стран и т.п.

Выявление основных направлений системной оценки возможностей продовольственного экспорта во взаимосвязи с общей экономической, политической, идеологической характеристикой общества, государства осуществляющего экспортную и, боле широко, внешнеэкономическую деятельность, что является основной целью исследования, необходимо решить следующие задачи: 1. Определить мегатенденции развития продовольственного экспорта и импорта страны за длительный период; 2. Показать особенности системного подхода к социуму как основы для выявления основных направлений оценки возможностей продовольственного экспорта страны и ее регионов; 3. Определить основные составляющие оценки возможностей продовольственного экспорта.

Представленный в работе анализ может быть использован для выработки федеральной и региональной политики в сфере продовольственных внешнеэкономических связей, формирования региональной аграрной политики.

 

Основные тенденции развития продовольственного экспорта и импорта России

Значительное присутствие России на мировом продовольственном рынке началось в 40-х годах XIX века, когда из-за отмены «хлебных законов в Великобритании, значительная часть продовольственного зерна стала ввозиться из стран континентальной Европы. Одним из главных экспортеров зерна в Англию в тот период стала Россия. Впоследствии, во второй половине XIX века объемы и география зернового экспорта Российской империи постоянно росли. В 1913 г. по экспорту зерна Россия заняла 1 место в мире с объемом вывоза этой продукции в 9 млн.т. К началу ХХ века страна также была крупным экспортером  куриных яиц, сливочного масла, свинины, домашней птицы. Основным источником доходов от торговли было зерно, но в начале ХХ века росла доля продуктов животноводства.

После начала I мировой войны и революционных потрясений продовольственный экспорт России прекращается. Новый рост вывоза сельскохозяйственной продукции происходит в 20-х гг. ХХ века. Экспорт зерна увеличивается  до 2,3 млн.т. (1926 г.). Экспортируются также куриные яйца, сливочное масло и сахар. К концу 20-х экспорт сельхозпродукции снижается. Новый рост продовольственного экспорта – наблюдался в начале 30-х гг. Экспорт зерна в 1930-31 гг. составил 4,9-5 млн.т. В последующие годы экспорт продовольствия вновь снижается.

В период 1941-45 гг. произошел крупный рост продовольственного импорта СССР. В рамках поставок по ленд-лизу было поставлено, 4,9 млн.т. продовольствия. Поставлялись зерно, зерновые продукты и мука, мясные и молочные продукты, яйца, овощи и фрукты, чай, кофе, какао.

В послевоенный период общий объем зернового экспорта СССР, в связи с общим ростом зернового производства в стране, растет. Максимальный объем экспорта этой продукции был достигнут в 1971 г – 8,7 млн.т. Одновременно с начала 60-х гг. начинает существенно расти зерновой импорт. В 1964-66 гг. впервые за очень длительный период импорт СССР этой продукции превысил экспорт и составил соответственно – 9,0, 7,0 и 8,5 млн.т.. Еще более существенное расширение зернового импорта началось с 1972 г. В этом году зерновой ввоз составил 16,1 млн.т.. В последующие годы импорт этой продукции растет и достигает в 1984 г. 45,9 млн.т. Доля импорта СССР в мировом импорте зерна составляет 16,4%. По этому показателю страна занимает первое место, далеко опережая другие страны. Одновременно, с 1973-74 гг. начинают расти объемы мясного и молочного импорта. В 70-80-х гг. максимальный объем мясного импорта СССР составил 1,1 млн.т. (1990-91), а молочного – 3,9 млн.т. (1989).

После распада СССР, в 1992 г. бывшими союзными республиками СССР был поставлен своеобразный рекорд по объемам зернового импорта – эти страны совокупно ввезли 51,6 млн.т. зерновых. В последующий период – в 1993-95 гг. в России и ряде других бывших союзных республик происходит существенное изменение внешнеторговой политики в сфере импорта продовольствия – импорт зерна резко падает, зато растет импорт мясной и молочной продукции. Проиллюстрируем это на примере Российской Федерации – крупнейшем импортере продовольствия среди республик бывшего СССР. Импорт зерна этим государством в 1992 г. составил 31,6 млн.т. За период 1993-94 гг. он резко снизился – до 3,5 млн.т. в 1995 г.. Одновременно существенно вырос импорт мясной и молочной продукции – с 754,7 тыс.т. в 1992 г до 2035,0 тыс.т. в 1995 г. по мясу и с 1780,3 в 1992 г. до 2430,2 тыст. в 1995 г. по молоку и молочной продукции. Если пересчитывать данные объемы мясного и молочного импорта в условные зерновые единицы, то можно сделать вывод о том, что в условных зерновых единицах рост импорта мясной и молочной продукции полностью компенсировал снижение импорта зерна (более подробно этот вопрос рассматривался в ряде публикаций автора, например в [18, 12]. Аналогичные процессы структурной перестройки продовольственного импорта происходили и в других бывших союзных республиках.

В последующем существенного роста импорта зерна в России не происходило. Однако импорт мясной и молочной продукции неравномерно рос до 3121,9 тыс.т. в 2008 г.по мясу и 2415,2 тыс.т. в 2005 г. по молоку и молочным продуктам. В конце первого и начале второго десятилетия XXI века продовольственный импорт Россини снижается. Особенно заметен этот процесс стал после 2014 г в связи с объявленным правительством СССР курсом на быстрое импортозамещение в аграрном секторе. Продовольственный импорт снижается и в ряде других стран – бывших союзных республик СССР.

Перейдем теперь к продовольственному экспорту стран постсоветского пространства в 80-90-х годах зерновой экспорт СССР стагнировал. В 1991 г. страна вывезла за рубеж только 671 тыс.т. зерна. Однако, после возникновения на месте союзных республик самостоятельных государств, экспорт этой продукции стал расти. Одним из крупнейших мировых экспортеров зерна и хлебопродуктов является к настоящему времени Российская Федерация. Объем зернового экспорта страны стал существенно увеличиваться после 2000 г. (Табл.1) Другими крупными экспортерами зерна является Украина, чей зерновой экспорт по объемам сопоставим с российским, Казахстан и ряд государств Прибалтики.

 

Таблица 1. — Зерновой экспорт России и Украины в 1992-2019 гг. (тыс.т.)

1992-96 1997-01 2002-06 2007-11 2012-16 2017 2018 2019
Россия 945,7 1949,5 10954,4 17294,5 27466,2 43512,8 55166,4 40527,1
Украина 1790,9 3730,7 9448,6 14659,2 30041,5 42445,6 42106,1 57076,6

Источник: Госкомстат РФ, Госкомстат Украины, ФАО ООН

 

Таким образом, подводя итог краткому ретроспективному рассмотрению процесса эволюции взаимодействия России и мирового продовольственного рынка, можно заключить, что оно проходило на протяжении длительного исторического периода, в различных социально-экономических условиях, в рамках различных политических и экономических систем. Соотношение экспорта и импорта, товарная структура ввоза-вывоза сельскохозяйственной продукции, тенденции развития продовольственной внешней торговли в различные исторические периоды были различными.

Оценку возможностей развития экспорта агропродукции необходимо проводить, учитывая влияние различных факторов не только экономической природы, но и связанных с другими частями общества и государства. Для того,  чтобы разработать общую схему такой комплексной оценки, необходима методологическая база для ее создания. На наш взгляд, такой методологической основой может быть системный подход к обществу и, следовательно, к государству как одной из его форм.

 

Системный подход к социуму

В общем плане под социальной системой подразумевается «сложноорганизованное, упорядоченное целое, включающее отдельных индивидов и социальные общности, объединенное разнообразными связями и взаимоотношениями, специфически социальными по своей природе» [16]. Понятие «социальная система» взаимосвязано с понятием «общество». Многие исследователи прямо отождествляют эти дефиниции. Например, Г.Е.Зборовский и Г.П.Орлов считают, что «общество – синоним социальной системы в самом точном значении этого понятия» [5, с. 123]. Этот термин достаточно многозначен – по подсчетам Ю.И.Семенова существует пять его различных толкований [15, c. 17-23] – общество вообще, социально-исторический организм, система социальных организмов, человеческое общество в целом, общество вообще определенного типа. В первом понимании термина «общество» (общество вообще) – «обособившаяся часть материального мира, представляющая собой исторически развивающуюся форму жизнедеятельности людей» [13].

На наш взгляд, системному представлению об обществе более всего соответствует понимание общества как социального организма или системы социальных организмов. Представление об обществе как о социальном организме начало складываться в работах родоначальников позитивизма О.Конта и Г.Спенсера. Огюст Конт, не отождествляя общество с биологическим организмом, подчеркивал, что общество является особым, целостным объектом. Более подробную характеристику общества как социального организма дал Герберт Спенсер (1820 –1903). В своих работах этот исследователь проводил параллели между обществом и биологическими организмами. Тем не менее, Г.Спенсер не ставил знак равенства между биологическими и социальными организмами. Упор был сделан на выявлении сходства и различия между биологическим и социальным [17, c. 272]. Главное, по мнению исследователя, заключается в том, что при биологической организации части существуют ради целого, а при социальной – целое существует ради частей. Эволюционно-организмическая концепция Г.Спенсера была первой развернутой попыткой определить понятие социального организма. Идеи Спенсера использовались представителями различных направлений в социологии. Ряд положений его теории были заимствованы теоретиками социал-дарвинизма. В отличие от Спенсера, социал-дарвинисты в основном отождествляли закономерности формирования и развития социума и различных биологических общностей. К числу наиболее видных социологов, придерживавшихся таких взглядов, можно отнести Л.Гумпловича, Г.Ратценхофера, У.Самнера, А.Смолла и др. (изложение их взглядов см. например в [6, c.59-66]).

Понятие «социальный организм» использовали представители т.н. органической школы в социологии. Эти исследователи также проводили аналогии между закономерностями организации и развития биологических и социальных общностей. Степень отождествления социальных и биологических закономерностей была разной – от отождествления биологического и социального организмов (П.Ф Лилиенфельд, А.И. Сторнин) до подчеркивания различий между биологическим и социальным (Р. Вормс, А. Фулье).

Понятие социального организма на рубеже XIX – XX веков стали использовать и представители исторической науки. В частности, этот термин широко употреблял российский историк и историософ В.М.Хвостов. Этот автор не уподоблял общество биологическому организму. Дефиниция «социальный организм» использовалась и такими видными российскими историками, как И.В.Лучицкий и П.В.Милюков [11].

Несмотря на то что тогдашнее определение общества как социального организма несло на себе сильный налет биологизаторства, а рассмотрение общественных структур, предпринятое в рамках такого подхода, было достаточно поверхностным и наивным, тем не менее, возникновение понимания общества как социального организма сыграло важную роль в развитии системного подхода к анализу социума.

В XX веке взгляда на общество как организм придерживались последователи функционализма в социологии – Э.Дюркгейм, Т.Парсонс, Р.Мертон и др. Именно «теория социального действия» Т.Парсонса знаменовала собой новый этап развития системных представлений о социуме.

Становление и развитие марксизма как одного из направлений мировой социологической теории оказало существенное воздействие на развитие системных представлений об обществе. Собственно сама концепция общественно-экономических формаций являлась первой по настоящему серьёзной попыткой системного рассмотрения социума и его темпорального развития. Вклад К.Маркса и других теоретиков марксистского направления общественной мысли в развитие системных представлений о природе и обществе достаточно детально рассматривался в литературе, в частности, в работах В.Г. Афанасьева [1] и В.П.Кузьмина [8].

Не рассматривая категорию «социальный организм К.Маркс в работе «Капитал» (том 1) применяет термин «общественно-производственный организм» [10, т. 23, c. 118]. В произведении «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» В.И.Ленин употребляет термин «вид социального организма» под которым понимается «обобщение самых различных социальных порядков» [9, т.1, с. 430].

В 60-70-хх годах XX века ряд западных ученых, тяготеющих к марксизму (Л.Альтуссер, Э.Балибар, Э.Террей) для характеристики общества вообще стали употреблять термин «социально-исторический организм» [20, 23]. Кроме того, данное понятие применяли некоторые исследователи рассматривавшие проблемы мировой экономики и развивающихся стран (Самир Амин, Хамза Алави) [21, 22]. Для обозначения отдельного конкретного общества использовался термин «социальная формация».

В 1966 г. советский историк Ю.И.Семенов также предложил использовать термин «социально-исторический (социоисторический) организм» [14]. Это определение здесь звучало следующим образом: «Социоисторический организм есть отдельное конкретное общество, которое представляет собой относительно самостоятельную единицу исторического развития. Каждый социально-исторический организм локализован во времени и пространстве» [15, c. 20].

Различные социальные теории по-разному определяли крупные подсистемы общественного организма. Выделение подсистем различные исследователи проводили в зависимости от того, какая методология анализа была положена ими в основу своих теоретических построений.

Г. Спенсер в рамках рассмотрения общества как организма выделял три системы органов: производительную, распределительную, регулятивную. В качестве специфических частей общества у него выступают общественные институты. Социальные институты по Г.Спенсеру — это механизмы самоорганизации совместной деятельности людей. Существовали следующие типы институтов: домашние (семья, брак, воспитание), обрядовые (церемониальные), политические, церковные, профессиональные и промышленные.

Один из наиболее видных представителей функционализма – Т.Парсонс построил целую структурную иерархию уровней в социуме. Согласно разработанной им «теории социального действия» выделяются четыре фундаментальных уровня социальной системы, выполняющие определенные функции. К ним относятся:

  • экономическая система, которая выполняет функцию адаптации социальной организации к внешнему природному окружению;
  • политическая система, включающая в себя все формы принятия решений, стандартизации целей и мобилизации ресурсов на их достижение. Эта система выполняет функцию целеполагания социальной системы;
  • система социального контроля или «система социетальной общности» – включает в себя все институты социального контроля – нормы, законы, неформальные правила и т.д. Выполняет функцию интеграции – сохранения устойчивости, внутреннего единства, солидарности в обществе;
  • система социализации – выполняет функцию поддержания образца, включая человека в сложившиеся культурные системы. Социализирующие институты (семья, школа, армия, церковь и т.п.) сохраняют и обновляют образцы поведения, культурные принципы, мотивацию людей, а также согласовывают эти образцы с общими ценностями данного общества.

Иначе выделяет структурные уровни общества марксизм. Это направление общественной мысли также рассматривает социум как систему. Центральным понятием социологической концепции марксизма является дефиниция «общественно-экономическая формация». Это понятие носит системный характер, поскольку под этим термином понимается «общество, находящееся на определенной ступени исторического развития, общество с своеобразным отличительным характером» [10, т.6, с.442]. Общественная формация по К.Марксу, состоит из двух суперструктур – базиса и надстройки. Под базисом понималась «экономическая структура общества» [10, т. 13, с. 6-7]. Основу базиса составляет «совокупность производственных отношений» [10, т. 13, с. 6-7]. Производственные отношения – это экономические отношения между людьми в процессе общественного производства. Определенному экономическому базису соответствует надстройка (политические, правовые отношения, различные идеологические воззрения. В марксизме существует и несколько другая структуризация социума – выделялись следующие сферы общества: экономическая, социальная, политическая, идеологическая. Ведущим в этой иерархии уровней – являлся уровень экономической сферы.

По-другому выделяет структурные уровни общества структуралистский марксизм, возникший и развивавшийся в 60-70 гг. XX века. Один из его представителей – Л.Альтюссер выдвинул свою системную концепцию общественного устройства и развития. Одним из базовых понятий для Л.Алтюссера является термин «практика». Это понятие является синонимом терминам «деятельность» и «действие». Под практикой понимается «достижение определенными средствами определенного результата, выступающего одновременно и целью действия» [4, c. 226]. Моделью для вычленения структуры практики является экономическая деятельность, поскольку любая практика есть производство чего-либо. Основными элементами структуры всех видов практики являются: исходные материалы (мотивы, опыт, сырье и т.д.), средства производства (способы достижения цели), включая рабочую силу и орудия труда, конечный продукт (результат действия). Эти элементы определенным образом взаимодействуют в различного рода практиках. Взаимосвязи и организация вышеназванных элементов образуют структуры практик.

Л.Альтюссер считает, что из множества практик главными являются три: экономическая, политическая, идеологическая. Структуры этих практик составляют соответствующие уровни общества, находящиеся в определенных взаимоотношениях между собой. Совокупность экономического, политического и идеологического уровней является «структурой структур» или «социальной формацией». Уровни общества относительно автономны и между ними существуют двусторонние причинные связи. Тем не менее, в каждом обществе существуют «доминирующий уровень» – структура этого уровня будут определять характер общества больше, чем другие. Какой уровень будет более важным, определяется структурой экономической сферы. Следуя марксисткой традиции, Л.Альтюссер считает, что экономический уровень сохраняет первоочередное значение.

В современный период (80-90-е гг. XX века) ряд философов также разработали свои теории социума и его структурирования. В этой связи необходимо прежде всего упомянуть Ю.Хабермаса, Э.Гидденса и Н.Лумана. Не останавливаясь подробно на содержании их теоретических концепций, мы рассмотрим их варианты структурирования социума как системы.

Теоретические построения Ю.Хабермаса базируются на двух базовых понятиях: «коммуникация (интеракция)» и «жизненный мир». Философ выделяет 2 сферы человеческого существования – сферу труда (взаимодействие людей с природой) и сферу интеракции (коммуникации), под которой подразумевается область межчеловеческого взаимодействия.

Социум в целом понимается как структурированный жизненный мир. Однако принципы интеграции общества различны: могут быть системная и социальная интеграция. В первом случае общество интегрируется путем взаимопонимания и согласия, во втором – посредством нормативно нейтрального регулирования индивидуальных решений, которые остаются несогласованными. В первом случае социум – это исключительно жизненный мир, во втором – то, что Ю.Хабермас определяет термином «система». В процессе эволюции, усложнения общества происходит разъединение системы и жизненного мира в социуме. Появляются системно интегрированные области – экономика и государство. В противовес формируются социально  интегрированные системы – частная и публичная сфера. Основу частной сферы составляет нуклеарная семья. Ядро публичной сферы составляют те сети коммуникации, которые формируют общественное мнение (пресса, электронные средства массовой информации и т.д.).

Еще одной крупной социальной теорией является «теория самореферентных систем разработанная социологом Н.Луманом. В этой теории под любой системой понимается нечто способное отличить себя от внешней среды и воспроизводить системные границы. Общество является примером подобной системы. Такая система является самовоспроизводящейся (аутопоейтической) и самореферентной, т.е. она не только воспроизводит себя но и описывает себя «воспроизводя в этом описании самого себя» [4, c. 274].

В процессе эволюции и дифференциации социума происходит автономизация крупных подсистем. К таким подсистемам относятся политика, экономика, наука, религия, право. Также как и общество в целом они самовоспроизводятся, их элементы самореферентны, т.е. соотнесены исключительно друг с другом. Это осложняет взаимосогласование и взаимопроникновение. Тем не менее внутрисистемное общение осуществляется «символически обобщенными средствами коммуникации» («власть» в политике, «истина» в науке, «вера» в религии). В то же время общение между крупными подсистемами затруднено.

Рассматривая представленные социальные теории нетрудно отметить еще одну общую черту – в качестве ведущих структурных уровней социума в большинстве из них выступают политический, экономический и один или несколько уровней, имеющих знаково-символический характер (идеологический у К.Маркса и Л.Альтюссера, наука, религия право у Н.Лумана, сфера символических порядков у Э.Гидденса и т.д.).

 

Общая структура социума как системы

Рисунок 1. Общая структура социума как системы

 

Таким образом, обобщив рассматриваемые теории можно выделить следующие первичные уровни (подсистемы) социума: экономический; политический, социальный в различных аспектах; уровень различных идеологических и знаково-символических систем. В реальном обществе эти уровни формируются различными социальными институтами. Общая структура социума в этом случае имеет вид, показанный на рис.1. (где: 1 –  экономический уровень общества, 2- политико-социальный уровень общества, 3- знаково-символический уровень социума,).

Указанные уровни формируют первичные подсистемы общества. Иначе такие подсистемы можно определить как «глобальные социальные поля». Понятие «социальное поле» используется французским теоретиком П.Бурдье. Под полем понимается «относительно замкнутая и автономная система социальных отношений» [7, c. 391]. С другой стороны это «исторически сложившееся, относительно автономное пространство игры со своими институциями и логикой функционирования» [ 2, c. 102].

Сам исследователь определяет социальные поля «как структурированные пространства позиций (или точек), свойства которых определяются их расположением в этих пространствах и которые можно анализировать независимо от характеристик тех, кто их занимает (и кто отчасти определяется этими позициями).

Любое поле — будь то научное или какое-нибудь другое — определяется, помимо всего прочего, через определение ставок [игры] и специфических интересов, несводимых к ставкам и интересам, свойственным другим полям» [3]. Исходя из этих определений, можно охарактеризовать дефиницию «глобальные социальные поля» как относительно замкнутую и автономную систему социальных отношений со своими институциями и логикой функционирования. В этом случае в социуме можно выделить (в отличие от П.Бурдье который обозначал социальные поля в зависимости от предмета исследования, например, поле филологии 19 века, современной моды и т.п.) три глобальных социальных поля – экономическое, социально-политическое, знаково-символическое (идеологически – культурное).

Эти глобальные поля отчасти коррелируют с делением общества на экономику, политику и идеологию (или/и культуру). Выделение этих крупных подсистем общества достаточно традиционно для социальной теории, хотя в настоящее время ряд крупных исследователей (в частности И.Валлерстайн [25, p. 25]) отрицают научную значимость подобного выделения. Однако, новым в данной работе является представление упомянутых подсистем именно как глобальных социальных полей.

Исходя из выше описанного выделения 3 глобальных социальных полей – крупных подсистем социума – экономического, социально-политического, знаково-символического (идеологически-культурного), мы влияем на развитие продовольственного экспорта и на формирование механизмов развития продовольственных внешнеэкономических связей.

 

Системная оценка возможностей продовольственного экспорта

В отличие от традиционных оценок экспортного потенциала, предполагающих, прежде всего, оценку чисто экономических факторов развития внешнеэкономических связей, оценка, основанная на системном подходе, основные черты которого были описаны ранее, предполагает участие в комплексной оценке возможностей экспорта не только экономических, но и политических и культурных факторов.

В соответствии с этим, на первом этапе, в общей схеме оценки возможностей экспорта необходимо выделить 3 крупных блока оценки: экономический блок, политический блок, идеологически-культурный блок.

В экономическом блоке указывается ряд показателей, характеризующих аграрный сектор страны: степень благоприятности климатических условий, наличие земель сельскохозяйственного назначения, размер посевных площадей с.х. культур, производство сельскохозяйственных растениеводческих культур, урожайность, объем пастбищных земель, поголовье различных видов скота, продуктивность скота, надои, производство конечной мясной и молочной продукции, рентабельность производства различных видов продукции растениеводства, рентабельность производства экспортных видов сельскохозяйственной продукции, экспортоемкость вывозимых видов продукции, показатели самообеспеченность страны по важнейшим видам сельскохозяйственного сырья и продовольствия

В политическом блоке: показатели степени авторитарности – демократичности политического режима, степени устойчивости политического режима, степень гибкости политического режима, степени экономической целесообразности. рациональности и эффективности принимаемых решений.

В идеологическом блоке: показатели степени стимулирования/дестимулирования экономической и инновационной активности со стороны господствующих идеологий и ментальности основной части населения.

Характер показателей перечисленных разнообразен – здесь присутствуют и натуральные и стоимостные и индексные оценочные показатели. Результирующим показателем по каждой из трех сфер (экономической, политической, идеологически-культурной) может быть сводный индексный показатель.

На втором этапе необходимо при определении общей оценки потенциала продовольственного и сельскохозяйственного экспорта определить соотношение выделенных крупных сфер такого потенциала в зависимости от экономического и политического характера государства. Характер государства в значительной степени определяет хозяйственный механизм продовольственного экспорта, его качественные и количественные характеристики, общий социально-экономический механизм взаимодействия мирового продовольственного рынка и агарного сектора страны (ряд вопросов взаимодействия национального аграрного сектора и мирового продовольственного рынка, на примере России за длительный исторический период, рассмотрен в одной из статей автора).

По типу политических режимов было выделено два типа государства – авторитарное и демократическое, по типу экономики – рыночное и нерыночное. Соотношение экономической, политической и идеологически-культурной сфер социума и оценка веса этих сфер в выделенных 4 типах государства показано в таблице 2.

 

Таблица 2 — Соотношение сфер социума в различных типах государства

Тип государства Ведущая сфера (вес – 1,0) Вторичная сфера (вес – 0,66) Третичная сфера (вес – 0,33)
Нерыночно-авторитарный Политическая Идеологическая Экономическая
Нерыночно-(квази)демократический Политическая Экономическая Идеологическая
Рыночно-авторитарный Политическая Экономическая Идеологическая
Рыночно-демократический Экономическая Политическая Идеологическая

 

Таким образом, результирующие оценки потенциала агарного экспорта по 3 крупным сферам социума зависят от их веса в том или ином типе государства и общая итоговая оценка потенциала аграрного экспорта зависти от типа государства, осуществляющего внешнюю торговлю.

 

Заключение

Таким образом, на основе системного подхода к социуму была построена общая основа для комплексной оценки потенциальных возможностей аграрного экспорта с учетом вида государств и структуры общества, в котором он осуществляется. Предложенная общая схема оценки может быть использована как для анализа уже свершившихся процессов развития аграрного экспорта государств, так и для оценки потенциальных возможностей развития такого экспорта в государствах различного типа. При определенной модификации эта общая схема может быть использована и для оценки возможностей регионального экспорта в государствах с развитым федерализмом.


Библиографический список

  1. Афанасьев, В.Г. Системность и общество. — М.: Политиздат, 1980. – 367 с.
  2. Булынко, Д.Н. Бурдье //Новейший философский словарь / сост. А.А. Грицанов. — Мн.: Изд. В.М.Скакун, 1998. -С. 102
  3. Бурдье, П. Некоторые свойства полей [электронный ресурс] URL: http://bourdieu.narod.ru/bourdieu/proprietes_des_champs.htm (дата обращения 23.12.2020)
  4. Громов, И.А., Мацкевич, А.Ю., Семенов, В.А. Западная теоретическая социология.- СпБ.: Ольга, 1996. – 286 с.
  5. Зборовский, Г.Е., Орлов, Г.П. Введение в социологию. – Екатеринбург, Издательство Уральского университета, 1992. -168 с.
  6. История социологии./ Под ред. А.Н.Елсукова и др. — Мн.: Вышэйшая школа, 1993. – 319 с.
  7. История теоретической социологии. В 4-х т. /Отв. Ред. Ю.Н.Давидов. Т.4 — М.: Канон+ ОИ «Ребилитация», 2002.– 736 с.
  8. Кузьмин, В.П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. — М.: Политиздат, 1986. – 293 с.
  9. Ленин, В.И. Полн. собр. соч. в 55 т. — М.: Издательство политической литературы, 1958-66.
  10. Маркс, К., Энгельс Ф. Соч. Изд. 2-е. — М.: Издательство политической литературы, 1955-66.
  11. Милюков, П.Н. Очерки по истории русской культуры. В 3-х т. Т.1 — М: Прогресс, 1993. – 528 с.
  12. Неганова, В.П. Чистяков Ю.Ф. Развитие продовольственной внешней торговли государств постсоветского пространства // Экономика региона. — 2020. — Т. 16, вып. 2. — С. 597-611
  13. Плетников, Ю.К. Общество // Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1989. С.436.
  14. Семенов, Ю.И. Категория «социальный организм» и ее значение для исторической науки // Вопросы истории. 1966. №8. – С. 87-106
  15. Семенов, Ю.И. Философия истории. М.: Старый сад, 1999. – 380 с.
  16. Система социальная // Философский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 586.
  17. Спенсер, Г. Опыты научные, политические и философские. Мн.: Современный литератор, 1999. – 1408 с.
  18. Чистяков, Ю.Ф. Долговременные циклы в развитии российской внешней торговли продовольствием // Журнал экономической теории. — 2017. — № 4. — С. 104-115
  19. Чистяков, Ю.Ф. Эволюция механизмов взаимодействия аграрного сектора России и мирового продовольственного рынка: ретроспективный анализ // Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. — 2019.- №3 (59) С. 4
  20. Althusser, L. and Balibar E. Reading Capital. – London: Verso, 1977 – 128 p.
  21. Amin, S. Accumulation on a Word Scale. Critique of the Theory of Underdevelopment. — New York and London: Monthly rev. press, Cop. , 1974 – 666 р.
  22. Amin, S. Unequal Development. An Essay on the Social Formations of Peripheral Capitalism. — New York and London: Monthly rev. press, Cop., 1976. 440 р.
  23. Terray, E. Marxism and «Primitive» Societies. Two Studies. — New York and London: Mod. reader , 1972. – 186 р.
  24. Wallerstein, I. Unthinking Social Science: The Limits of Nineteenth-Century Paradigms. — Philadelphia, PA: Temple University Press, 2001 – 286 p.