Главная страница » Публикации » 2021 » №4 (96/1) » Социально-психологический феномен «гуаньси» как регуляторная функция поддержания социального капитала группы современного китайского общества

Социально-психологический феномен «гуаньси» как регуляторная функция поддержания социального капитала группы современного китайского общества

The socio-psychological phenomenon of «guanxi» as a regulatory function of maintaining the social capital of a group of modern Chinese society

Социально-психологический феномен «гуаньси» как регуляторная функция поддержания социального капитала группы современного китайского общества

Авторы

Гуриева Светлана Дзахотовна
профессор, доктор психологических наук, заведующий кафедрой социальной психологии
Россия, Санкт-Петербургский государственный университет
gurievasv@gmail.com
Джимиев Павел Русланович
Россия, Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
dzhimiev-pavel@mail.ru

Аннотация

В представленной обзорной статье рассматривается социально-психологический феномен «гуаньси», показано его содержание, роль и значение как регулятивной функции формирования, поддержания и развития социального капитала группы, на примере поведения современных китайцев. Раскрывается механизм накопления социального капитала, через основные характеристики, таки как: целесообразность, сознательность. Подробно описана структура, типология и составляющая феномена “гуаньси”, включающая понятие «лицо», «сохранение лица», «потеря лица», «восстановление лица», «кредитование лица». Также рассматривается обязательная составляющая «гуаньси» - «жэньцин». Изучается проблема формирования социального капитала группы, проявляющаяся во влиянии «гуаньси» на поведение китайцев, в основе которого исторически заложена национально-культурная система ценностей, представлений о «правильном и «неправильном» поведении. Важное значение влияние и значение феномена «гуаньси» на развитие современного китайского общества и реализацию потребностей современной организации.

Ключевые слова

поддержание социального капитала группы, национально-культурная система ценностей, механизм накопления социального капитала.

Рекомендуемая ссылка

Гуриева Светлана Дзахотовна, Джимиев Павел Русланович. Социально-психологический феномен «гуаньси» как регуляторная функция поддержания социального капитала группы современного китайского общества // Современные технологии управления. ISSN 2226-9339. — №4 (96/1). Номер статьи: 96106. Дата публикации: 30.12.2021. Режим доступа: https://sovman.ru/article/96106/

Authors

Gurieva Svetlana Dzakhotovna
Professor, Doctor of Psychology, Head of the Department of Social Psychology
Russia, Saint Petersburg State University
gurievasv@gmail.com
Dzhimiev Pavel Ruslanovich
Russia, Russian State Pedagogical University named after A.I.Herzen
dzhimiev-pavel@mail.ru

Abstract

The presented review article examines the socio-psychological phenomenon of "guanxi", shows its content, role and significance as a regulatory function of the formation, maintenance and development of the group's social capital, using the example of the behavior of modern Chinese. The mechanism of accumulation of social capital is revealed, through the main characteristics, such as: expediency, consciousness. The structure, typology and component of the “guanxi” phenomenon, including the concept of “face”, “saving face”, “loss of face”, “restoration of face”, “crediting face”, is described in detail. The obligatory component "guanxi" - "zhenqing" is also considered. The problem of the formation of the social capital of the group, which is manifested in the influence of "guanxi" on the behavior of the Chinese, which is historically based on the national-cultural system of values, ideas about "correct and incorrect" behavior, is being studied. The importance of the influence and significance of the "guanxi" phenomenon on the development of modern Chinese society and the realization of the needs of a modern organization.

Keywords

maintenance of social capital of the group, national-cultural system of values, mechanism of accumulation of social capital.

Suggested citation

Gurieva Svetlana Dzakhotovna, Dzhimiev Pavel Ruslanovich. The socio-psychological phenomenon of "guanxi" as a regulatory function of maintaining the social capital of a group of modern Chinese society // Modern Management Technology. ISSN 2226-9339. — №4 (96/1). Art. #  96106. Date issued: 30.12.2021. Available at: https://sovman.ru/article/96106/


Введение

Большинство современных авторов отмечают, что социальный капитал этнической группы основан на внутренних и внешних связях членов конкретной группы. Клановые и семейные связи, благотворительные ассоциации, часто основаны на особом уровне общности их происхождения, что дает возможность их членам защищать себя и свои интересы. Однако эти связи становятся социальным капиталом только в том случае, когда используются «по назначению». Для социального капитала свойствен три основные характеристики. Целесообразность, понимаемая как множество социальных связей, которые перерастают в социальный капитал в том случае, когда эти связи помогают достичь определенной цели. Сознательность, понимаемая как ценность владения социальным капиталом и его целесообразное использование. Формирование на основе существующих социальных структур, понимаемое как социальный капитал (Chen Ming-Jer, 2003), формирующийся в определенных социальных структурах и представляющий собой источник реализации определенной цели [3].

Ценность семейных связей внутри группы можно определить как «ценность спасательного плота» в случае непредсказуемой ситуации или кризиса [11, с. 40]. Этот набор ценностей, которые порождены чувством неуверенности, например китайцев, в своем статусе этнического меньшинства, находясь за пределами своей родины. Среди них можно отметить такие ценности как: единственные люди, которым вы можете доверять — это исключительно члены вашей семьи; суждение некомпетентного родственника является более надежным, чем компетентного человека, но «чужого»; необходим усердный труд, даже на грани изнеможения, чтобы предотвратить многие беды и проблемы в будущем, что присуще непредсказуемому современному миру; бережливость и экономность обеспечивает выживание; желателен высокий, даже иррациональный уровень сбережений, независимо от непосредственных нужд и т.д. [11, с. 25].

 

Материалы и методика исследования

Изучение межэтнических отношений как социального капитала не было ограничено исключительно китайской этнической группой. На примере мультикультурного общества Ooka, Wellman, Fong изучали, каковым является Канада [16, с. 111-135], каким образом образуются устойчивые этнические сети иммигрантами и этническими меньшинствами. Авторы постарались найти ответы на следующие вопросы: под влиянием каких факторов образуются intra-этнические и inter-этнические связи, как этнические группы, находящиеся в позиции «этнического меньшинства» достигают высокого социального статуса за пределами собственной этнической группы. В качестве вознаграждения за установление и поддержание «тесных связей», как было показано в исследовании, члены этнической группы получают взаимное доверие, солидарность и помощь в решении многих социальных вопросов. Другими словами, основное внимание исследователей сконцентрировано на сравнении того, какие льготы получают члены этнической группы за включенность и мобилизацию внутри собственной группы, в отличие, от других членов и/или этнических групп, которые стремятся образовать социальные связи за пределами собственной группы. В работе было доказано, что члены низкостатусных этнических групп устанавливают межэтнические отношения за пределами собственной группы, с целью, чтобы достигнуть более высокого уровня дохода. И, наоборот, члены высокостатусных этнических групп, стремятся к поддержанию и закреплению отношений с собственной группой [16].

 

Полученные результаты и их обсуждение

Социально-психологический феномен «гуаньси». В настоящее время, большое внимание уделяется изучению феномена «гуаньси». Прямого перевода на русский язык, и другие иностранные языки этого понятия не существует, что и породило недопонимание и неправильную его трактовку. Традиционно это слово переводится как «социальные связи», но такой вариант затрагивает только один аспект его значения. Действительно, «гуаньси» состоит из связей, но очень специфичных как по форме, так и по содержанию, которые требуют обоюдных и взаимных обязательств между обеим сторонами. Эти связи подразумевают и благожелательность, и личную привязанность, и доверие, и искренность. На особенности построения профессиональных межличностных отношений, основанных на доверии и профессионализме, обращали внимание ряд исследователей [9, с. 436-444]; [10, с. 179-187], однако акцент делался на профессиональных и личных качествах, а не на кровнородственных связях и отношениях. Таким образом, «гуаньси» основывается на доверии, взаимных обязательствах и совместном опыте близких людей. Данная концепция построения взаимоотношений уходит своими корнями в социальные обычаи Древнего Китая, где взаимность и иные формы социального обмена использовались для создания и поддерживания межличностных отношений всего общества. Неудивительно, что самые фундаментальные и тесные связи «гуаньси» наблюдаются среди ближайших родственников. Но также могут формироваться между отдельными людьми, связанными общими интересами и опытом: старыми друзьями, бывшими одноклассниками, однокурсники, близкие знакомые, соседи, сослуживцами и т.д. Поскольку китайцы предпочитают вести бизнес с людьми, которые много времени и энергии уделяют установлению отношений. Именно этот процесс выстраивания отношений с другими и определяет сущность «гуаньси». Задолженность является одним из основных принципов сетей «гуаньси», под которой понимаются тесные связи внутри одной группы и надежные отношения между членами этой группы. Задолженность (ответная благодарность, чувство взаимной ответственности) означает большую ответственность и взятые на себя обязательства. Люди, которые помогли вам достичь вашей цели, решить вашу проблему очень важны, и следует помнить, что в будущем социальные связи требует соответствующие обязательств и от вас. Возможно, по этой причине термин «Гуаньси» может иметь одновременно противоположные значения: положительные и отрицательные коннотации. Отрицательный оттенок подразумевает существование коррупции, остатки феодального общества и препятствия в достижении экономического успеха. Те, кто использует слово «Гуаньси» в позитивном смысле, больше думают и заботятся о близких отношениях, они более человечные и искренние люди. Y. Tang определяет «гуаньси» как социальные сети, как «множество субъектов (частных лиц или организаций) и множество связей между этими субъектами [17, с. 19-23]. W. Vanhonacker определяют «гуаньси» как обоюдные личные связи в китайском контексте [18, с. 48-53].

 

Структура, типология и составляющая феномена “гуаньси” Типология «гуаньси». «Гуаньси» существуют в различных формах, зависящих от близости участников. Проще говоря, китайцы рассматривают отношения как нечто существующее на одном из трех уровней, каждый из которых характеризует степень социальной близости.

  1. Первый тип, «цзяжэнь», обозначает самые близкие отношения в китайском контексте – это отношение с близкими родственниками. Поскольку кровные связи являются самыми крепкими узами с наибольшей степенью и уровнем ответственности, китайцы будут считать членами своей семьи тех, кто, не являясь их кровными родственниками, заслуживает наивысшей степени доверия. Любой человек, китаец или не китаец, воспринимается как принадлежащий большой семье, если он или она рассматривается как «цзяжэнь», и тем самым приобретает статус настоящего инсайдера.
  2. Второй тип «гуаньси», «шужэнь», возникает между людьми, которые, не являясь членами семьи, имеют значительные связи. Значимыми в Китае считаются связи между земляками, бывшими одноклассниками. Членами одного клуба или сообщества или друзьями друзей [2].
  3. В третью категорию входят незнакомцы, или «шэнжэнь». С точки зрения Chen, X. P., & Chen, C. C., о человеке, которого ты видишь впервые, ничего не известно, и поэтому нет причин доверять ему. Это, конечно, не значит, что они будут думать о незнакомце только самое плохое, но, скорее всего, отнесутся к нему с подозрением и определенной долей недоверия. Наиболее распространенный подход «выждать и присмотреться» используется китайцами, когда они имеют дело с незнакомыми им людьми, что часто вызывает чувство раздражения со стороны тех, кто подпадает под категорию «шэнжэнь». Несмотря на особый статус отношений «гуаньси» в бизнесе, для аутсайдеров вполне возможно иметь деловые отношения с китайцами, так и не установив их. Но поскольку здесь отсутствуют более личный и эмоциональный контексте, отношения между китайцами и «шэнжэнь» окажутся скорее всего краткосрочными. Как правильно, если деловые отношения не переходят в отношения с «шужэнь», они не будут длительными [4, с. 305-324].

Понятие «лицо» — как составляющее феномена «гуаньси». Другая концепция для понимания «гуаньси», это концепция «лица» или «сохранения лица», считают Chow, I. H., & Ng, I. Исходя из этого, есть также связанные с ними понятия «потерять лицо», «сохранения лица», и даже «кредитование лица». Лицо концепции не трудно понять, потому что, как и Запада, у каждого есть лицо. Когда приравнивается к западным ценностям, лицо очень похоже на понятие репутации. Лицо как динамика, которая относится как к личным и деловым отношениям в Китае. «Лицо» неотделимо от концепции «гуаньси». «Лицо» и «гуаньси» близкие по значению термины. «Иметь лицо». В азиатской культуре это означает, что кто имеет хорошую репутацию перед своими знакомыми. коллегами и т.д. Люди с «хорошим лицом», как правило, надежные, проверенные, с которыми надежно и безопасно вести и развивать бизнес. «Потерять лицо» (оказаться без лица) означает, что кто-то сделал ошибку, и совершенная ошибка произошла по вине соответствующего лица на публике, соответственно, этот человек «потерял лицо» (репутацию) в присутствие других людей. «Сохранить лицо» подразумевает ситуацию, когда чья-то репутация находится под вопросом, или уже была потеряна ранее, ведутся «реставрационные работы» по восстановлению «потерянного лица». «Сохранение лица» — действия человека, которые способны доказать, что другие люди ошиблись. «Кредитование лица» (предоставление лица) является еще одним интересным проявлением составляющего «гуаньси». В том случае, когда человек не имеет лица и нет доверия и репутации в определенных кругах, этому человеку необходимо «одолжить» лицо, совершая определенные меры по отношению к тем, кто готов «одолжить» лицо другим [5, с. 1075-1093].

«Жэньцин» как обязательная составляющая «гуаньси». «Жэньцин» является ключевой концепцией как для понимания «гуаньси», так и для их поддержания. Термин «жэньцин» используется для обозначения неоплаченных долгов или одолжений, которые накапливаются в результате отношений «гуаньси». Его можно перевести в буквальном смысле как «человеческое сопереживание» или «человеческие отношения», что в конечном счете приблизительно означает «одолжение» или «одаривание». Обязательства по «гуаньси» должны быть всегда возвращены, но определенных временных рамок по возврату «одолжений» не существует, поэтому чувство долга можно испытывать на протяжении многих лет жизни, не забывая о нем. Именно отсутствие временных рамок делает отдачу по долгам «жэньцин» обязательной, а сеть «гуаньси» — постоянной и всепроникающей. У китайцев долгая память, и они возвращают свои долги по оказанным им услугам годами или даже поколениями. Особенно это касается благодарности за доброту, оказанную во время бедствий. Обмен одолжениями не должен быть равным. Обычно китайцы не считаются с одолжениями. Если наблюдается дисбаланс и, значит, существуют неоплаченные долги, отношения и взаимодействие продолжаются. Это часть «шужэнь» «гуаньси», когда постоянно поддерживается обмен обязательствами.

«Гуаньси» как свойство личности. Конфуцианство имеет глубокие корни в китайской культуре. Уважение к возрасту, власть, социальные нормы связаны с конфуцианской концепцией, которая ссылается на рост и приличия в поддержании положение человека в социальной иерархии (Farh, J., Tsui, A. S., Xin, K., & Cheng, B.). Принцип конфуцианской концепции подсказывает, что человек должен следовать надлежащим образом и надлежащего ритуала в социальном взаимодействии [7, с. 471-488]. Кроме того, практика Ли подчеркивает социальные обязательства в связи с помощью правил, в том числе правильности поведения, правильности речи, и соответствия пример [4, с. 305-324]. Gabrenya и Hwang утверждают, что «гармония в иерархии», вероятно, что данная фраза наиболее часто используется для характеристики широкого спектра социальных поведения в конфуцианских обществах. Китайцы, как правило, очень чувствительны к их позиции в иерархии социальных структур и стараются вести себя таким образом, чтобы подчеркнуть свое социальное положение в обществе, предназначенное для отображения власти, укреплять и защищать свой социальный образ и реальность этой позиции [8, с. 309-321]. Традиционная концепция «гуаньси» подчеркивает роль отношений (например, пять основных связей, определенные в конфуцианской идеологии: император-субъект, отец-сын, муж-жена, старший- младший брат, друг-друг. А также набор фоновых факторов (например, будучи одинаковыми или имеющие одно место происхождения) действуют в межличностных отношениях. Патерналистское понятие «Гуаньси» подчеркивает наличие группы отношений, которая имеет много общего со значительным влиянием роли отношений и фоновых факторов в межличностных взаимодействиях и доверительных отношениях [5].

Интересно, что это различие между аффективным и когнитивным составляющими доверия, также признана в традиционном дискурсе о понимании доверия [4]. Отношения «гуаньси» основываются на доверии, а понятие доверие занимает значительную роль [14], [15], [1], [13]. Доверие может возникнуть либо из аффективного опыта с другим человеком или является свидетельством его компетентность и надежность [6, с. 39-52]. Действительно, китайский эквивалент »доверия» — составное слово »Синь-жен»- первая часть, »Синь,» относится к вере в человека, с акцентом на его искренности, а вторая часть, »жен,» относится к надежности человека.

Гуаньси как потребность организации. Сети Гуаньси позволяют китайским компаниям вести бизнес эффективно и сводить к минимуму потенциальную опасность потерь для всех работающих в условиях высокого экономического риска. Yeung, Irene, Tung в своих исследованиях показали, что компании развивались и, следовательно, получили конкурентные преимущества путем создания и поддержания сильной сети Гуаньси [19, с. 54-65]. Так, социальные сети способствуют смягчению политических и экономических рисков, их последствий [12, с. 363-372]. Сети Гуаньси особенно полезна в тех странах, где судебные и политические системы не являются стабильными, так как она помогает сделать бизнес преобразований [4]. Китайские компании обычно привлекают работников с помощью «гуаньси» сетей, при этом они понимают, что работник может быть не большим профессионалом, но они (работодатели) могут быть на 100% уверены в его лояльности и приверженности, верности и преданности компании.  В Китайской истории многократно доказано, что такие работники оправдают всегда надежды работодателей и такой способ найма может быть достаточно эффективным и надежным. Эта система найма существует в течение длительного периода времени и влияет как на финансовую, так и на правовую сферу ведения бизнеса, но также проявляется в личной сфере.

 

Заключение

Несколько факторов объясняют важность существования и распространения «гуаньси» в Китае. Во-первых, Китай был обществом, которое было значительным влиянием конфуцианства на протяжении многих веков, и это общество управлялось человеком, а не законом. Во-вторых, это результат отсутствия прозрачности и открытости в существующей китайской правовой системе. Yeung, Irene, Tung утверждают, что создание институциональных законов не смогут вытеснить зависимости от социальных связей, так как система отношений и связей является основной ценностью конфуцианства [19]. Это указывает на то обстоятельство, что роль и значение социально-психологического феномена «гуаньси» в современном обществе сложно переоценить. По утверждению Yeung, Irene, Tung все институциональные законы и в дальнейшем будут в своей основе придерживаться принципа «гуаньси». Данное обстоятельство наводит на мысль, что следует выстраивать свою собственную систему доверительных и взаимовыгодных отношений, основанных на уважении, доверии, бережном отношении к репутации.

Print Friendly, PDF & Email

Читайте также




Библиографический список

  1. Bond, M. H., & Hwang, K. K. The social psychology of Chinese people. In M. H. Bond (Eds), The psychology of the Chinese people: 213–266. Hong Kong: Oxford University Press. 1986.
  2. Brewer, M., & Chen, Y. Where (who) are collectives in collectivism? Toward conceptual clarification of individualism and collectivism. Psychological Review, 2007.114(1), рр. 133–151.
  3. Chen Ming-Jer, Inside Chinese Business: A Guide for Managers Worldwide Paperback. 2003.
  4. Chen, X. P., & Chen, C. C. On the intricacies of the Chinese guanxi: A process model of guanxi development. Asia Pacific Journal of Management, 2004. № 21 (3). рр. 305–324.
  5. Chow, I. H., & Ng, I. The characteristics of Chinese personal ties (guanxi): Evidence from Hong Kong. Organization Studies, 2004. №25 (7). рр. 1075–1093.
  6. Cook, J., Wall, T. New Work Attitude Measures of Trust, Organizational Commitment and Personal Need Non-Fulfilment. Journal of Occupational Psychology. 1980. № 53, рр. 39-52.
  7. Farh, J., Tsui, A. S., Xin, K., & Cheng, B. The influence of relational demography and guanxi: The Chinese case. Organization Science, 1998. 9 (4), рр. 471–488.
  8. Gabrenya, W. K., Jr., & Hwang, K.-K. Chinese social interaction: Harmony and hierarchy on the good earth. In M. H. Bond (Ed.), The handbook of Chinese psychology (pр. 309–321). Oxford University Press. 1996.
  9. Gurieva, S.D., Chiker, V.A., Yanicheva, T.G., Tararukhina, O.V. Features of Professional Interpersonal Relationships: An Example of Organizational Cultures in Russia and the United States. The European Proceedings of Social & Behavioral Sciences EpSBS. Volume XXXV, 2017. No: 51. р 436-444 doi: http://dx.doi.org/10.15405/epsbs.2018.02.51
  10. Gurieva, S.D., Zashchirinskaia, O.V., Udavikhina, U.A. CREATION OF COPING-PROFILES OF MANAGERS FOR OBTAINING METHODS OF COPING IN SOCIALLY SIGNIFICANT SITUATIONS DURING NEGOTIATIONS. Journal of Intellectual Disability — Diagnosis and Treatment. 2019. T. 7. № 3. р. 179-187. http://dx.doi.org/10.1111/j.2044-8325.1980.tb00005.x
  11. Kao, W.Y. Defining Entrepreneurship: Past, Present and? Creativity and organizational management. 1993. Volume2, Issue1. рр. 69-70. https://doi.org/10.1111/j.1467-8691.1993.tb00073.x
  12. Koo, J. Conversing across cultures: East–West communication styles in work and nonwork contexts. Journal of Personality and Social Psychology, 2003. № 85 (2), рр. 363–372.
  13. Lewicki, R.J., Bunker, B.B. Developing and Maintaining Trust in Work Relationships. In: Kramer, R.M. and Tyler, T.R., Eds., Trust in Organizations: Frontiers in Theory and Research, Sage Publications, Thousand Oaks, 1996, рр. 114-139. http://dx.doi.org/10.4135/9781452243610.n7
  14. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation. Psychological Review, 1991. № 98 (2), рр. 224–253. https://doi.org/10.1037/0033-295X.98.2.224
  15. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation // Psychological Review, 1991. 98 (2), рр. 224–253.
  16. Ooka Emi, Wellman, B. Fong Eric Does Social Capital Pay Off More Within or Between Ethnic Groups? Analyzing Job Searchers in Five Toronto Ethnic Groups. Sociology. 2003. Vol. 50, No. 1 (February 2003), pp. 111-135. DOI:10.3138/9781442676176-010
  17. Tang, Y. M. Guanxi аnd Its Benefits in The Business Context In China And In Other Confucian Societies. Proceedings of the Multicultural Marketing Conference, Concordia University, Montreal, Canada, September, 1998, рр. 19-23.
  18. Vanhonacker, W. R. Guanxi networks in China: How to be the spider, not the fl. The China Business Review, 2004. May–June, рр. 48–53.
  19. Yeung, Irene Y.M., Tung, Rosalie L. Achieving Business Success In Confucian Societies: The Importance Of Guanxi (Connections). Organizational Dynamics, Autumn, 1996, рр. 54-65.

References

  1. Bond, M. H., & Hwang, K. K. The social psychology of Chinese people. In M. H. Bond (Eds), The psychology of the Chinese people: 213–266. Hong Kong: Oxford University Press. 1986.
  2. Brewer, M., & Chen, Y. Where (who) are collectives in collectivism? Toward conceptual clarification of individualism and collectivism. Psychological Review, 2007.114(1), рр. 133–151.
  3. Chen Ming-Jer, Inside Chinese Business: A Guide for Managers Worldwide Paperback. 2003.
  4. Chen, X. P., & Chen, C. C. On the intricacies of the Chinese guanxi: A process model of guanxi development. Asia Pacific Journal of Management, 2004. № 21 (3). рр. 305–324.
  5. Chow, I. H., & Ng, I. The characteristics of Chinese personal ties (guanxi): Evidence from Hong Kong. Organization Studies, 2004. №25 (7). рр. 1075–1093.
  6. Cook, J., Wall, T. New Work Attitude Measures of Trust, Organizational Commitment and Personal Need Non-Fulfilment. Journal of Occupational Psychology. 1980. № 53, рр. 39-52.
  7. Farh, J., Tsui, A. S., Xin, K., & Cheng, B. The influence of relational demography and guanxi: The Chinese case. Organization Science, 1998. 9 (4), рр. 471–488.
  8. Gabrenya, W. K., Jr., & Hwang, K.-K. Chinese social interaction: Harmony and hierarchy on the good earth. In M. H. Bond (Ed.), The handbook of Chinese psychology (pр. 309–321). Oxford University Press. 1996.
  9. Gurieva, S.D., Chiker, V.A., Yanicheva, T.G., Tararukhina, O.V. Features of Professional Interpersonal Relationships: An Example of Organizational Cultures in Russia and the United States. The European Proceedings of Social & Behavioral Sciences EpSBS. Volume XXXV, 2017. No: 51. р 436-444 doi: http://dx.doi.org/10.15405/epsbs.2018.02.51
  10. Gurieva, S.D., Zashchirinskaia, O.V., Udavikhina, U.A. CREATION OF COPING-PROFILES OF MANAGERS FOR OBTAINING METHODS OF COPING IN SOCIALLY SIGNIFICANT SITUATIONS DURING NEGOTIATIONS. Journal of Intellectual Disability – Diagnosis and Treatment. 2019. T. 7. № 3. р. 179-187. http://dx.doi.org/10.1111/j.2044-8325.1980.tb00005.x
  11. Kao, W.Y. Defining Entrepreneurship: Past, Present and? Creativity and organizational management. 1993. Volume2, Issue1. рр. 69-70. https://doi.org/10.1111/j.1467-8691.1993.tb00073.x
  12. Koo, J. Conversing across cultures: East–West communication styles in work and nonwork contexts. Journal of Personality and Social Psychology, 2003. № 85 (2), рр. 363–372.
  13. Lewicki, R.J., Bunker, B.B. Developing and Maintaining Trust in Work Relationships. In: Kramer, R.M. and Tyler, T.R., Eds., Trust in Organizations: Frontiers in Theory and Research, Sage Publications, Thousand Oaks, 1996, рр. 114-139. http://dx.doi.org/10.4135/9781452243610.n7
  14. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation. Psychological Review, 1991. № 98 (2), рр. 224–253. https://doi.org/10.1037/0033-295X.98.2.224
  15. Markus, H. R., & Kitayama, S. Culture and the self: Implications for cognition, emotion, and motivation // Psychological Review, 1991. 98 (2), рр. 224–253.
  16. Ooka Emi, Wellman, B. Fong Eric Does Social Capital Pay Off More Within or Between Ethnic Groups? Analyzing Job Searchers in Five Toronto Ethnic Groups. Sociology. 2003. Vol. 50, No. 1 (February 2003), pp. 111-135. DOI:10.3138/9781442676176-010
  17. Tang, Y. M. Guanxi аnd Its Benefits in The Business Context In China And In Other Confucian Societies. Proceedings of the Multicultural Marketing Conference, Concordia University, Montreal, Canada, September, 1998, рр. 19-23.
  18. Vanhonacker, W. R. Guanxi networks in China: How to be the spider, not the fl. The China Business Review, 2004. May–June, рр. 48–53.
  19. Yeung, Irene Y.M., Tung, Rosalie L. Achieving Business Success In Confucian Societies: The Importance Of Guanxi (Connections). Organizational Dynamics, Autumn, 1996, рр. 54-65.